написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 1-2 (22-23), Июль 2007

Православие — общенациональная религия России

Бочков С.О., главный редактор журнала "Право и безопасность"

В Послании Президента Российской Федерации В.В.Путина Федеральному собранию 26 апреля 2007 года говорится: «…мы понимаем, что находимся, конечно, только в начале трудного пути к подлинному возрождению страны. И чем более сплоченным будет наше общество, тем быстрее и уверенней мы сможем пройти этот путь.

Хотел бы отметить, что духовное единство народа и объединяющие нас моральные ценности — это такой же важный фактор развития, как политическая и экономическая стабильность. Убежден, общество лишь тогда способно ставить и решать масштабные национальные задачи, когда у него есть общая система нравственных ориентиров, когда в стране хранят уважение к родному языку, к самобытной культуре и к самобытным культурным ценностям, к памяти своих предков, к каждой странице нашей отечественной истории.

Именно это национальное богатство является базой для укрепления единства и суверенитета страны, служит основой нашей повседневной жизни, фундаментом для экономических и политических отношений. …

В то же время культурная и духовная самобытность еще никому не мешали строить открытую миру страну. Россия сама внесла огромный вклад в становление общеевропейской и мировой культуры. Наша страна исторически формировалась как союз многих народов и культур. И основу духовности самого российского народа испокон веков составляла идея общего мира — общего для людей различных национальностей и конфессий»1.

Выступая на заседании Совета при Президенте России по культуре и искусству 30.05.07, Президент подчеркнул: "… в Послании этого года был сделан особый акцент на сбережение культурной самобытности России и укрепление собственных культурно-нравственных ценностей. Такие ценности и ориентиры составляют основу государственной самостоятельности и являются базой для консолидации нашего общества. … Мы … прежде всего должны создать все условия, чтобы становление молодого поколения проходило в благоприятной атмосфере отечественной культуры, чтобы у молодежи воспитывался высокий художественный вкус и стандарты поведения, чтобы она своевременно набиралась духовной зрелости и обладала культурным иммунитетом. … Социальные и гуманитарные науки должны быть в России не менее востребованы и приоритетны. В их основе - привитие творческих навыков, формирование нравственных идеалов, серьезное побуждение к работе души и совести".

На церемонии подписания Акта о каноническом общении Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви 17.05.07 Президент подчеркнул: «Мы осознали, что национальный подъем, развитие России невозможны без опоры на исторический и духовный опыт».

В заявлении, принятом Государственной Думой 18.05.07, говорится: «Депутаты Государственной Думы солидарны с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным, который отметил, что возрождение церковного единства — это важнейшее условие для восстановления утраченного единства всего «русского мира», одной из духовных основ которого всегда была православная вера.

Современное развитие нашего государства невозможно без опоры на опыт, связанный с традициями и духовным авторитетом конфессий, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия народов России. Российская Федерация, являясь светским государством, признает особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, поэтому восстановление единства Церкви объединяет российское общество, служит укреплению нашей страны. Депутаты Государственной Думы заявляют о важности подписания Акта о каноническом общении. Это событие является закономерным этапом утверждения тех ценностей, которыми тысячелетиями живет наша страна, имеет поистине всенародный, исторический масштаб и огромное нравственное значение»2.

Рассмотрим, как для решения поставленной Президентом задачи обеспечения духовного единства народа и поддержки объединяющих нас моральных ценностей могут быть использованы такие институты гражданского общества3, как общенациональная религия РФ и национальная религия республики - субъекта РФ.

Общенациональная идеология

Согласно ч. 2 ст. 13 Конституции РФ, "никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной". Данное положение Конституции, конечно, не означает, что страна не должна иметь никакой общенациональной идеологии. Ведь тогда обязательной на территории России стала бы либеральная идеология, которая заключается в отказе от единого идейного ориентира развития общества.

"…в применении к обществу принцип свободы ничего не говорит о том, как именно индивид должен пользоваться предоставленной ему свободой: это не всеобъемлющая этика. Более того, одна из главнейших целей либерала состоит в том, чтобы оставить этическую проблему индивиду: пусть он сам поломает над ней голову"4

Источником общенациональной идеологии должно быть не только государство, но и непосредственно многонациональный российский народ, институты гражданского общества. Без идейных ориентиров не живет ни одна страна в мире. Отказ от определения общенациональной идеологии ослабляет страну, ведет к нарушению прав граждан, создает предпосылки для заполнения идеологического вакуума активной политикой других государств, международных организаций и корпораций, в результате чего навязывается инородное мировоззрение, "потребительское общество", создает почву для проникновения экстремистских идей.

"…Для современных номиналистских нравов бессмысленно допущение существования социального идеала в некоторой платоновской модели бытия. Утилитаристская философия Иеремии Бентама и его последователей пыталась вместо этого обосновать общественное благо благом индивидуумов. Гедонистическая психология, которая ассоциируется с утилитаристской философией, была использована для того, чтобы обосновать, что благо каждого индивидуума идентично его желаниям. Следовательно, общественное благо в некотором смысле должно быть составлено из желаний индивидуумов. Подобная точка зрения служит оправданием как политической демократии, так и экономики laissez-faire (экономика свободного рынка в чистом виде); или, по крайней мере, экономической системы, где потребители свободно выбирают товары, а работники - род занятий"5.

Необходимо, при условии обеспечения и защиты идейного многообразия, придти к согласию о такой общенациональной идеологии, которая наиболее полно отражает национальные традиции, защищает национальные интересы.

В этом ключе можно, например, рассматривать концепцию суверенной демократии. Автор концепции В.Ю.Сурков пишет: "Краткими определениями суверенной демократии способны служить почти буквальные переводы этого термина на старомодный ("самодержавие народа") и современный ("правление свободных людей") русский"6. Само появление слова "самодержавие", пусть и в таком контексте, свидетельствует о том, что либеральная идеология в ее западном понимании является пройденным этапом российских реформ.

Все влиятельные политические и общественные деятели активно высказываются по вопросу формирования общенациональной идеологии. Конечно, необходима дальнейшая широкая общественная дискуссия по данному вопросу. Но в любом случае очевидно, что поставленная задача защиты духовного единства страны не может быть эффективно решена без включения религиозного фактора.

В связи с многовековой традицией и нынешней конфессиональной структурой российского общества, естественной базой общенациональной идеологии России являются нравственные принципы, которые следуют из Православия.

Отвечая на вопрос "Какую религию вы исповедуете?", назвали себя православными 62%, мусульманами - около 8%, атеистами - 15%, "в Бога верю, но не отношу себя к какому-либо исповеданию" - 14%. Еще 1,2% в соцопросе проходят по графе "другое": к ним социологи причисляют другие христианские конфессии, иудаизм, буддизм и пр.

Обращает на себя внимание динамика роста православных: в 1991 г. таковыми называли себя примерно треть населения, тогда как в 2006 г. - уже две трети. Число же мусульман не меняется, атеистов стало в 2 раза меньше. Подобная динамика за столь короткий исторический период является беспрецедентной. Кроме того, важно, что "освоение религиозного пространства идет в формах традиционной религиозности".

Из 62% православных - 8,5% активных (несколько раз в месяц посещают церковь, регулярно причащаются), 20,8% - умеренных (в храме - 1 раз в месяц и реже), 21,3% - пассивных (заходят в храм по большим праздникам). Социологи отмечают, что 46% из указанных 62% при подробном опросе оказываются "нейтральными, неверующими", т.е. относящими себя к православию по этнокультурному признаку. Социологам удалось также посчитать, что с конца 80-х гг. число регулярно совершающих исповедь и причастие выросло в 4 раза.

Опровергая мнение о "старушках", социологи создали портрет современного российского верующего: среднему активному православному сейчас 48,6 лет и на 75% это женщины, тогда как среди активных мусульман больше мужчин (60,5%), а средний возраст примерно такой же - 45,6 лет, что близко к средним значениям по стране.

Данные социологических исследований Российского института общественного проектирования (осень 2006 г.)

В "Основных положениях региональной политики в Российской Федерации"7 среди целей региональной политики в области национально-этнических отношений в духовной сфере указаны:

  • сохранение исторического наследия русской культуры, создание в обществе атмосферы уважения к ее достижениям;
  • учет религиозных и конфессиональных особенностей различных народов, соблюдение равного статуса вероисповеданий, признание важной роли традиционной религии в воспитании чувства уважения и доверия между народами, веротерпимости; поддержку миротворческой деятельности духовенства всех вероисповеданий, его усилий, направленных на укрепление межнационального согласия и сохранение целостности Российского государства.

Конечно, речь не идет об установлении Православия в качестве государственной религии в России8. Однако необходимо использовать потенциал Православия, а также нормативно оформить тот особый статус, который исторически имеет Православие в России, дать правовое оформление влиянию, которое православная традиция оказывает на выбор Россией своего пути.

Также необходимо задействовать потенциал национальной религии республик - субъектов РФ и закрепить ее роль в развитии этих республик и как часть общенациональной духовной традиции.

Общенациональная идеология (или общенациональная идея) в России должна быть, и в ее основании должно быть мировосприятие православное как общенациональной религии, как и мировосприятие национальных религий республик - субъектов РФ как часть общенационального духовного достояния.

Безопасность Российской Федерации в духовной сфере

Говоря о выработке общенациональной идеологии, нельзя обойти вопросы безопасности Российской Федерации в духовной сфере.

В соответствии со ст. 1 закона РФ "О безопасности"9 к основным объектам безопасности, в частности, относятся: личность - ее права и свободы; общество - его материальные и духовные ценности.

Президентом РФ утверждена "Концепция национальной безопасности Российской Федерации"10.

Согласно Концепции, национальные интересы России - это совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства.

Национальные интересы обеспечиваются институтами государственной власти, осуществляющими свои функции в том числе во взаимодействии с действующими на основе Конституции РФ и законодательства РФ общественными организациями. Национальные интересы в духовной сфере, согласно Концепции, состоят в сохранении и укреплении нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма, культурного и научного потенциала страны. В "Концепции национальной безопасности Российской Федерации" отмечается, что девальвация духовных ценностей способствует усилению напряженности во взаимоотношениях регионов и центра, представляя собой угрозу федеративному устройству и социально-экономическому укладу Российской Федерации.

Признается, что снижение духовно-нравственного потенциала общества является одним из основных факторов, способствующих росту преступности, особенно ее организованных форм, а также коррупции.

Согласно Концепции, обеспечение национальной безопасности Российской Федерации, среди прочего, включает в себя:

  • защиту культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни;
  • формирование государственной политики в области духовного и нравственного воспитания населения;
  • введение запрета на использование эфирного времени в электронных средствах массовой информации для проката программ, пропагандирующих насилие, эксплуатирующих низменные проявления;
  • противодействие негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров.

Президентом РФ также утверждена "Доктрина информационной безопасности Российской Федерации"11.

В Доктрине выделяются как отдельный вид угроз информационной безопасности Российской Федерации следующие угрозы:

  • конституционным правам и свободам человека и гражданина в области духовной жизни,
  • индивидуальному, групповому и общественному сознанию,
  • духовному возрождению России.

К угрозам информационной безопасности Доктриной, в частности, отнесены:

  • девальвация духовных ценностей, пропаганда образцов массовой культуры, основанных на культе насилия, на духовных и нравственных ценностях, противоречащих ценностям, принятым в российском обществе;
  • снижение духовного, нравственного и творческого потенциала населения России.

Среди источников угроз информационной безопасности Российской Федерации в Доктрине называются:

  • деятельность иностранных политических, экономических, военных, разведывательных и информационных структур, направленная против интересов Российской Федерации в информационной сфере;
  • стремление ряда стран к доминированию и ущемлению интересов России в мировом информационном пространстве, вытеснению ее с внешнего и внутреннего информационных рынков;
  • неразвитость институтов гражданского общества и недостаточный государственный контроль за развитием информационного рынка России.

Доктрина определяет, что обеспечение информационной безопасности Российской Федерации в сфере духовной жизни имеет целью, в частности, защиту конституционных прав и свобод человека и гражданина, связанных:

  • с развитием, формированием и поведением личности;
  • со свободой массового информирования, использования культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни;
  • с реализацией конституционных ограничений прав и свобод человека и гражданина в интересах сохранения и укрепления нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма.

К числу основных объектов обеспечения информационной безопасности Российской Федерации в сфере духовной жизни относятся нравственные ценности и культурное наследие народов и народностей Российской Федерации.

Наибольшую опасность в сфере духовной жизни, согласно Доктрине, представляют, в частности, следующие угрозы информационной безопасности РФ:

  • возможность нарушения общественной стабильности, нанесение вреда здоровью и жизни граждан вследствие деятельности религиозных объединений, проповедующих религиозный фундаментализм, а также тоталитарных религиозных сект;
  • неспособность современного гражданского общества России обеспечить формирование у подрастающего поколения и поддержание в обществе общественно необходимых нравственных ценностей, патриотизма и гражданской ответственности за судьбу страны.

Последняя из перечисленных проблем поднимается и в "Федеральной программе развития образования"12. В программе определяется: "Судьба подрастающего поколения в значительной мере зависит от восстановления и устойчивого функционирования системы воспитания, определяющей нравственные ориентиры, дающей прочную духовную опору на подлинные, а не мнимые жизненные ценности, формирующей гражданственность и патриотизм".

Среди основных направлений обеспечения информационной безопасности РФ в сфере духовной жизни в Доктрине выделены:

  • развитие в России основ гражданского общества;
  • выработка цивилизованных форм и способов общественного контроля за формированием в обществе духовных ценностей, отвечающих национальным интересам страны, воспитанием патриотизма и гражданской ответственности за ее судьбу;
  • совершенствование законодательства РФ, регулирующего отношения в области конституционных ограничений прав и свобод человека и гражданина;
  • формирование правовых и организационных механизмов обеспечения конституционных прав и свобод граждан, повышения их правовой культуры в интересах противодействия сознательному или непреднамеренному нарушению этих конституционных прав и свобод в сфере духовной жизни;
  • введение запрета на использование эфирного времени в электронных средствах массовой информации для проката программ, пропагандирующих насилие и жестокость, антиобщественное поведение;
  • противодействие негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров.

В Доктрине заложены механизмы участия гражданского общества в обеспечении информационной безопасности РФ: "Органы исполнительной власти субъектов… совместно с органами местного самоуправления осуществляют мероприятия по привлечению граждан, организаций и общественных объединений к оказанию содействия в решении проблем обеспечения информационной безопасности Российской Федерации".

Таким образом, мы видим, что защита традиционных духовно-нравственных институтов уже заложена в действующей нормативно-правовой базе.

Очевидно, что среди структур гражданского общества именно Русская Православная Церковь в силах взять на себя решение задач духовного воспитания в масштабе всей страны. Это явится вкладом Церкви как института гражданского общества в обеспечение безопасности Российской Федерации в духовной сфере.

В поздравлении Президента России В.В.Путина Святейшему Патриарху Алексию II от 10.06.07 по случаю годовщины интронизации отмечается: "РПЦ, как один из наиболее значимых институтов гражданского общества, выступает надежным партнером государства в решении социальных задач, оказывает помощь и поддержку нуждающимся и наименее защищенным. И, конечно, реализует свой мощный созидательный, духовный потенциал - утверждает ценности семьи, участвует в воспитании подрастающего поколения, приумножает исконные культурные традиции".

Аналогичным образом, национальные религии республик - субъектов РФ могут ответственно выполнять задачи духовного воспитания на территории соответствующих республик, способствуя при этом более полному раскрытию национальных культур.

Статус общенациональной религии Российской Федерации

Отличие общенациональной религии от государственной заключается в том, что государственная религия - это религия, встроенная в структуру государственной власти, а общенациональная религия - элемент гражданского общества.

Общенациональная религия не должна быть обязательной для исповедования, но должны приниматься меры по ее защите и поддержке как части общенационального духовного достояния, в силу ее особого значения для обеспечения суверенитета и единства страны, сохранения национальной идентичности, традиций и культуры.

Общенациональная религия должна вводиться с учетом требований ч. 2 ст. 19, ст. 28, ч. 2 ст. 29 Конституции РФ.

Заметим, что ст. 68 Конституции РФ, определяющая русский язык государственным языком Российской Федерации:

  • не вступает в противоречие со ст. 19 Конституции РФ, которая гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от языка и в которой запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам языковой принадлежности;
  • не противоречит ст. 26 Конституции, в которой сказано, что "каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества";
  • гарантирует всем народам Российской Федерации право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития.

Если государственный служащий обязан знать русский язык, даже если этот язык не является для него родным, то почему нельзя предъявить требование, чтобы государственный служащий был знаком с основными положениями общенациональной религии, даже если сам он является последователем другой религии или не исповедует никакой? Это увеличит защищенность прав граждан, послужит укреплению единого духовного пространства страны.

Православие, как и русский язык, является основополагающей частью российской культуры. Согласно ч. 3 ст. 44 Конституции РФ, каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия. Согласно "Основам законодательства Российской Федерации о культуре"13 культурное наследие народов Российской Федерации включает духовные ценности, созданные в прошлом.

Статус русского языка как государственного закреплен федеральным законом от 01.06.06 "О государственном языке Российской Федерации", накопленный опыт может быть использован и при определении статуса Православия как общенациональной религии Российской Федерации.

Национальные религии республик - субъектов Российской Федерации

Национальные религии республик - субъектов РФ не должны быть обязательными к исповедованию на территории соответствующих республик, как и общенациональная религия РФ. Национальные религии должны иметь государственную защиту на территории соответствующих республик. Служащие государственной и муниципальной службы, работающие на территории республик - субъектов РФ, должны знать и уважать основы национальных религий этих республик.

Согласно ч. 2 ст. 68 Конституции "республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации". По схожей правовой схеме возможно установление национальной религии республики - субъекта РФ.

Введение национальной религии республики - субъекта РФ позволит законодательно закрепить, что большей государственной поддержкой (в том числе осуществляемой за счет налогоплательщиков) должны пользоваться религии, исповедуемые большей частью населения, а уравнивать в этом плане все религии (что означало бы реальное неравенство, поскольку относительно одного верующего менее популярной религии выделялась бы большая поддержка).

Православие как общенациональная религия

Примеры признания Православия общенациональной религией содержатся в действующем законодательстве.

Статья 112 Трудового кодекса РФ14 включает в число нерабочих праздничных дней в Российской Федерации "7 января - Рождество Христово".

В преамбуле Федерального закона "О свободе совести и религиозных объединениях"15 признается "особая роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры".

Особая общественная значимость событий в жизни Православной Церкви признается в документах Президента РФ и Постановлениях Правительства РФ. В качестве примера можно привести Указ Президента РФ от 06.12.98 "О подготовке к встрече третьего тысячелетия и празднованию 2000-летия Христианства" и Распоряжение Правительства РФ от 11.04.05 "О праздновании Русской Православной Церковью в сентябре 2005 года 300-летия Православия на Камчатке".

Положения учения Православной Церкви позволяют ей выступить единым связующим звеном скрепления духовного пространства России.

Обратимся к "Основам социальной концепции Русской Православной Церкви" (далее - "Основы…")16.

Согласно "Основам…", исполняя миссию спасения рода человеческого, Церковь делает это не только через прямую проповедь, но и через благие дела, направленные на улучшение духовно-нравственного и материального состояния окружающего мира. Для сего она вступает во взаимодействие с государством, даже если оно не носит христианского характера, а также с различными общественными ассоциациями и отдельными людьми, даже если они не идентифицируют себя с христианской верой. Не ставя прямой задачи обращения всех в Православие в качестве условия сотрудничества, Церковь уповает, что совместное благотворение приведет ее соработников и окружающих людей к познанию Истины, поможет им сохранить или восстановить верность богоданным нравственным нормам, подвигнет их к миру, согласию и благоденствию, в условиях которых Церковь может наилучшим образом исполнять свое спасительное делание.

В "Основах…" сказано, что патриотизм православного христианина должен быть действенным. Он проявляется в защите отечества от неприятеля, труде на благо отчизны, заботе об устроении народной жизни, в том числе путем участия в делах государственного управления. Христианин призван сохранять и развивать национальную культуру, народное самосознание.

В "Основах…" также отмечается, что когда нация, гражданская или этническая, является полностью или по преимуществу моноконфессиональным православным сообществом, она в некотором смысле может восприниматься как единая община веры - православный народ.

Институт прав человека

Согласно ч. 1 ст. 7 Конституции РФ "Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека".

Согласно ст. 17 Конституции РФ "в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией".

Как трактовать написанное в Конституции? При раскрытии использованных понятий следует отметить:

  • "достойная жизнь и свободное развитие человека" по-разному понимаются в контексте различных цивилизаций;
  • в действующем законодательстве РФ при обеспечении прав и свобод человека внимание сосредоточено на материальной стороне жизни, вопросы же защиты прав и свобод граждан в духовно-нравственной сфере, вопросы обеспечения духовного единства народа в законодательстве отражены не так полно.

Необходимо полнее раскрыть в законодательстве права и свободы человека в духовной сфере. Как запрещены в законодательстве пропаганда наркотиков или разжигание национальной розни, так должно быть запрещено то, что может нанести ущерб духовной сфере человеческой жизни.

В целом, необходимо более четко обозначить мировоззренческую платформу, на которой строится наша правовая система.

На X Всемирном Русском Народном Соборе17, состоявшемся 4-6 апреля 2006 года, была принята "Декларация о правах и достоинстве человека"18.

Декларация исходит из того, человек как образ Божий имеет особую ценность, которая не может быть отнята. Она должна уважаться каждым из нас, обществом и государством. Совершая добро, личность приобретает достоинство. Таким образом, различаются ценность и достоинство личности. Ценность - это то, что дано, достоинство - это то, что приобретается.

Декларация утверждает, что вечный нравственный закон имеет в душе человека твердую основу, не зависящую от культуры, национальности, жизненных обстоятельств. Эта основа заложена Творцом в человеческую природу и проявляется в совести. Однако голос совести может быть заглушен грехом. Именно поэтому различению добра и зла призвана содействовать религиозная традиция, имеющая своим Первоисточником Бога.

В Декларации содержится призыв различать две свободы: внутреннюю свободу от зла и свободу нравственного выбора. Свобода от зла является самоценной. Свобода же выбора приобретает ценность, а личность - достоинство, когда человек выбирает добро. Наоборот, свобода выбора ведет к саморазрушению и наносит урон достоинству человека, когда тот избирает зло.

Декларация отмечает, что права человека имеют основанием ценность личности и должны быть направлены на реализацию ее достоинства. Именно поэтому содержание прав человека не может не быть связано с нравственностью. Отрыв этих прав от нравственности означает их профанацию, ибо безнравственного достоинства не бывает.

Декларация заявляет, что существуют ценности, которые стоят не ниже прав человека. Это такие ценности, как вера, нравственность, святыни, Отечество. Когда эти ценности и реализация прав человека вступают в противоречие, общество, государство и закон должны гармонично сочетать то и другое. Нельзя допускать ситуаций, при которых осуществление прав человека подавляло бы веру и нравственную традицию, приводило бы к оскорблению религиозных и национальных чувств, почитаемых святынь, угрожало бы существованию Отечества. Опасным видится и "изобретение" таких "прав", которые узаконивают поведение, осуждаемое традиционной моралью и всеми историческими религиями.

Говоря о Декларации, следует отметить, что поскольку современное российское общество включает большее число верующих, чем неверующих людей, то религиозное понимание прав и свобод должно иметь превалирующее значение19.

Принцип свободы совести

Статья 28 Конституции РФ гласит: "каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними". Аналогичные нормы содержит ст. 9 "Свобода мысли, совести и религии" Европейской Конвенции "О защите прав человека и основных свобод": "1. Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов. 2. Свобода исповедовать свою религию или убеждения подлежит лишь тем ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц"20.

Введение в оборот принципа свободы совести имеет свою историю.

Согласно "Основам …", принцип свободы совести, появившийся как юридическое понятие в XVIII-XIX вв., превращается в один из основополагающих принципов межчеловеческих отношений только после Первой мировой войны. Ныне он утвержден Всеобщей декларацией прав человека21, входит в конституции большинства государств.

Появление принципа свободы совести - свидетельство того, что в современном мире религия из "общего дела" превращается в "частное дело" человека. Сам по себе этот процесс свидетельствует о распаде системы духовных ценностей, потере устремленности к спасению в большей части общества, утверждающего принцип свободы совести. Если первоначально государство возникло как инструмент утверждения в обществе божественного закона, то свобода совести окончательно превращает государство в исключительно земной институт, не связывающий себя религиозными обязательствами. Но этот принцип оказывается одним из средств существования Церкви в безрелигиозном мире, позволяющим ей иметь легальный статус в секулярном государстве и независимость от инаковерующих или неверующих слоев общества.

Таким образом, говоря о принципе свободы совести, необходимо рассматривать его в исторической перспективе и находить компромисс по его применению с учетом интересов и верующих, и неверующих.

Принцип светского государства

Часть 1 ст. 14 Конституции РФ гласит: "Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной".

По традиции советских времен, когда государство было "воинствующе-атеистическим", данная норма часто понималась таким образом, что государство, контролирующее все сферы жизни, не принимает никакой религиозной идеологии и, соответственно, не допускает никакой религиозной идеологии в качестве главенствующей в обществе.

Однако трактовка понятия "светское государство" может быть иной.

Духовные ориентиры - главное, что дает смысл жизни как отдельного человека, так и страны. На правильной духовной основе можно поднимать экономику, развивать страну даже при самых тяжелых условиях. И наоборот, при самых больших ресурсах можно все потерять, если не будет стержня развития или же развитие сведется к бездумному увеличению количества потребляемых благ, что может обратиться во зло для человека22.

Многие проблемы в реализации реформ 80-х и 90-х гг. связаны именно с духовной дезориентацией и лидеров страны, и госаппарата, и населения. Не были четко осознаны цели и содержание реформ во всей полноте. Это привело к поляризации общества, утрате доверия к власти, деградации самой власти, диспропорциям в экономическом развитии, нарастанию социальных и экологических проблем.

Последствия длительного недостаточного внимания к духовной стороне жизни, в том числе в сфере образования, культуры, науки, обороны и безопасности, экономики и социальной сферы, информационного пространства, мы продолжаем ощущать и сегодня.

В связи с этим государство должно разделить с институтами гражданского общества многие полномочия, в том числе связанные с регулированием духовной стороны развития общества.

Каково отношение к этому вопросу Православной Церкви?

В "Основах…" заявляется, что нельзя понимать принцип светскости государства как означающий радикальное вытеснение религии из всех сфер жизни народа, отстранение религиозных объединений от участия в решении общественно значимых задач, лишение их права давать оценку действиям властей.

Этот принцип предполагает лишь известное разделение сфер компетенции Церкви и власти, невмешательство их во внутренние дела друг друга23.

В "Основах…" констатируется, что в современном мире государство обычно является светским и не связывает себя какими-либо религиозными обязательствами. Его сотрудничество с Церковью ограничено рядом областей и основано на взаимном невмешательстве в дела друг друга. Однако, как правило, государство сознает, что земное благоденствие немыслимо без соблюдения определенных нравственных норм - тех самых, которые необходимы и для вечного спасения человека. Поэтому задачи и деятельность Церкви и государства могут совпадать не только в достижении чисто земной пользы, но и в осуществлении спасительной миссии Церкви. Согласно "Основам…", ничто не препятствует участию православных мирян в деятельности органов законодательной, исполнительной и судебной власти, политических организаций. Мало того, такое участие, если оно совершается в согласии с вероучением Церкви, ее нравственными нормами и ее официальной позицией по общественным вопросам, является одной из форм миссии Церкви в обществе. Миряне могут и призваны, исполняя свой гражданский долг, участвовать в процессах, связанных с выборами властей всех уровней, и содействовать любым нравственно оправданным начинаниям государства.

Согласно "Основам…", религиозно-мировоззренческий нейтралитет государства не противоречит христианскому представлению о призвании Церкви в обществе. Однако Церковь должна указывать государству на недопустимость распространения убеждений или действий, ведущих к установлению всецелого контроля за жизнью личности, ее убеждениями и отношениями с другими людьми, а также к разрушению личной, семейной или общественной нравственности, оскорблению религиозных чувств, нанесению ущерба культурно-духовной самобытности народа или возникновению угрозы священному дару жизни.

В осуществлении своих социальных, благотворительных, образовательных и других общественно значимых программ Церковь может рассчитывать на помощь и содействие государства.

Она также вправе ожидать, что государство при построении своих отношений с религиозными объединениями будет учитывать количество их последователей, их место в формировании исторического, культурного и духовного облика народа, их гражданскую позицию.

В "Основах…" устанавливается: "правовой суверенитет на территории государства принадлежит его властям. Следовательно, они и определяют юридический статус Поместной Церкви или ее части, предоставляя им возможность нестесненного исполнения церковной миссии или ограничивая такую возможность. Церковь сохраняет лояльность государству, но выше требования лояльности стоит Божественная заповедь: совершать дело спасения людей в любых условиях и при любых обстоятельствах".

Согласно "Основам …", форма и методы правления во многом обусловливаются духовным и нравственным состоянием общества. Зная это, Церковь принимает соответствующий выбор людей или, по крайней мере, не противится ему. Согласно "Основам…", изменение властной формы на более религиозно укорененную без одухотворения самого общества неизбежно выродится в ложь и лицемерие, обессилит эту форму и обесценит ее в глазах людей. Однако нельзя вовсе исключить возможность такого духовного возрождения общества, когда религиозно более высокая форма государственного устроения станет естественной. Вместе с тем Церковь должна уделять главное внимание не системе внешней организации государства, а состоянию сердец своих членов. Посему Церковь не считает для себя возможным становиться инициатором изменения формы правления. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 1994 г. подчеркнул правильность позиции о "непредпочтительности для Церкви какого-либо государственного строя, какой-либо из существующих политических доктрин".

Святейший Патриарх Алексий II в январе 2004 г. отмечал: "ныне существующая модель взаимоотношений духовной и светской властей видится мне близкой к оптимальной, …это открытый, конструктивный взаимополезный диалог, деятельное соработничество в целом ряде социально значимых областей жизни современной России, при разграничении и уважении прерогатив и сфер компетенции друг друга"24. Патриарх высказал убеждение, что во многом благодаря тому, что Русская Православная Церковь обладает необходимой для ее полноценного существования и служения свободой, за предшествующее десятилетие удалось возродить многие церковные институты, значительно поднять уровень духовного образования, реально повлиять на многие процессы, проходящие в современном российском обществе.

Принцип отделения Церкви от государства

Часть 2 ст. 14 Конституции РФ гласит: "Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом". Что означает отделение Церкви от государства?

В Соединенных Штатах Америки, которые изначально представляли собой многоконфессиональное государство, утвердился принцип радикального отделения Церкви от государства, предполагающий нейтральный по отношению ко всем конфессиям характер властной системы. Впрочем, абсолютный нейтралитет едва ли вообще достижим. Всякому государству приходится считаться с реальным религиозным составом своего населения. Ни одна христианская деноминация в отдельности не составляет большинства в Соединенных Штатах, однако решительное большинство жителей США составляют именно христиане. Эта реальность отражена, в частности, в церемонии присяги президента на Библии, наличии официального выходного дня в воскресенье и т.д.

У принципа отделения Церкви от государства есть, однако, и иная генеалогия. На европейском континенте он явился результатом антиклерикальной или прямо антицерковной борьбы, хорошо известной, в частности, из истории французских революций. В таких случаях Церковь отделяется от государства не ввиду поликонфессиональности населения страны, а потому, что государство связывает себя с той или иной антихристианской либо вообще антирелигиозной идеологией, - здесь уже не идет речи о нейтралитете государства в отношении религии и даже о его чисто светском характере.

Для Церкви это обыкновенно влечет за собой стеснения, ограничения в правах, дискриминацию или прямые гонения. История ХХ в. явила в разных странах мира много примеров подобного отношения государства к религии и Церкви.

Существует также форма церковно-государственных взаимоотношений, которая носит промежуточный характер между радикальным отделением Церкви от государства, когда Церковь имеет статус частной корпорации, и государственной церковностью. Речь идет о статусе Церкви как корпорации публичного права. В этом случае Церковь может иметь ряд привилегий и обязанностей, делегированных ей государством, не являясь государственной Церковью в собственном смысле слова.

Возвращаясь от рассмотрения "Основ…" к нашей правовой системе, необходимо отметить, что Конституция РФ была принята на определенном этапе развития нашего общества, в исторических условиях перехода от коммунистической идеологии к идеологии либеральной25. В основе заложенного в Конституцию принципа отделения Церкви от государства лежали западные либеральные ценностные установки, так же как и нормы, перешедшие "по наследству" от советского строя.

Сегодня российское общество возвращается к своим истокам, в нем восстанавливается духовная жизнь. Соответственно, необходимо искать свое, наиболее подходящее для России соотношение между государством и Церковью.

Разграничение сфер деятельности государства и Церкви

Согласно "Основам…", Церковь не должна брать на себя функции, принадлежащие государству: противостояние греху путем насилия, использование мирских властных полномочий, принятие на себя функций государственной власти, предполагающих принуждение или ограничение. В то же время Церковь может обращаться к государственной власти с просьбой или призывом употребить власть в тех или иных случаях, однако право решения этого вопроса остается за государством.

Согласно "Основам…", в православной традиции сформировалось определенное представление об идеальной форме взаимоотношений между Церковью и государством. Поскольку церковно-государственные взаимоотношения - явление двустороннее, то вышеуказанная идеальная форма исторически могла быть выработана лишь в государстве, признающем Православную Церковь величайшей народной святыней, - иными словами, в государстве православном.

Попытки выработать такую форму были предприняты в Византии, где принципы церковно-государственных отношений нашли свое выражение в канонах и государственных законах империи, отразились в святоотеческих писаниях. В своей совокупности эти принципы получили название симфонии Церкви и государства. Суть ее составляют обоюдное сотрудничество, взаимная поддержка и взаимная ответственность без вторжения одной стороны в сферу исключительной компетенции другой. Епископ подчиняется государственной власти как подданный, а не потому, что епископская власть его исходит от представителя государственной власти. Точно так же и представитель государственной власти повинуется епископу как член Церкви, ищущий в ней спасения, а не потому, что власть его происходит от власти епископа. Государство при симфонических отношениях с Церковью ищет у нее духовной поддержки, ищет молитвы за себя и благословения на деятельность, направленную на достижение целей, служащих благополучию граждан, а Церковь получает от государства помощь в создании условий, благоприятных для проповеди и для духовного окормления своих чад, являющихся одновременно гражданами государства.

В 6-й новелле святого Юстиниана сформулирован принцип, лежащий в основе симфонии Церкви и государства: "Величайшие блага, дарованные людям высшею благостью Божией, суть священство и царство, из которых первое (священство, церковная власть) заботится о божественных делах, а второе (царство, государственная власть) руководит и заботится о человеческих делах, а оба, исходя из одного и того же источника, составляют украшение человеческой жизни. Поэтому ничто не лежит так на сердце царей, как честь священнослужителей, которые со своей стороны служат им, молясь непрестанно за них Богу. И если священство будет во всем благоустроено и угодно Богу, а государственная власть будет по правде управлять вверенным ей государством, то будет полное согласие между ними во всем, что служит на пользу и благо человеческого рода. Потому мы прилагаем величайшее старание к охранению истинных догматов Божиих и чести священства, надеясь получить чрез это великие блага от Бога и крепко держать те, которые имеем". Руководствуясь этой нормой, император Юстиниан в своих новеллах признавал за канонами силу государственных законов.

Классическая византийская формула взаимоотношений между государственной и церковной властью заключена в "Эпанагоге" (вторая половина IX века): "Мирская власть и священство относятся между собою, как тело и душа, необходимы для государственного устройства точно так же, как тело и душа в живом человеке. В связи и согласии их состоит благоденствие государства".

В "Основах…" описывается, каким образом попытку утвердить идеал симфонии в новых условиях предпринял Поместный Собор 1917-1918 годов. В декларации, предварявшей Определение об отношении Церкви и государства, требование об отделении Церкви от государства сравнивается с пожеланием, чтобы "солнце не светило, а огонь не согревал. Церковь по внутреннему закону своего бытия не может отказаться от призвания просветлять, преображать всю жизнь человечества, пронизывать ее своими лучами". В Определении Собора о правовом положении Православной Российской Церкви государство, в частности, призывается принять следующие положения: "Православная Российская Церковь, составляя часть единой Вселенской Христовой Церкви, занимает в Российском Государстве первенствующее среди других исповеданий публично-правовое положение, подобающее ей как величайшей святыне огромного большинства населения и как великой исторической силе, созидавшей Государство Российское... Постановления и узаконения, издаваемые для себя Православною Церковию в установленном ею порядке, со времени обнародования их церковною властью, равно и акты церковного управления и суда, признаются Государством имеющими юридическую силу и значение, поскольку ими не нарушаются государственные законы... Государственные законы, касающиеся Православной Церкви, издаются не иначе, как по соглашению с церковною властью".

Можно сказать, что в области определения правовых норм, обеспечения экономического развития, правопорядка, безопасности государства, управления органами власти, конечно, безусловный приоритет должен быть за государством.

Но также и у Православной Церкви как института гражданского общества есть области, в который она имеет свой безусловный приоритет. Это области, касающиеся главных мировоззренческих вопросов, определения высоких принципов, дающих смысл существования страны, государства, каждого гражданина, определения нравственных норм и духовных ориентиров, определение преемственности национальных традиций не в масштабе десятилетий, а в контексте всей многовековой истории России.

Предполагалось, что многие из этих задач должна решить Общественная Палата РФ, но нельзя за короткий период создать что-либо сравнимое с тем духовным и нравственным фундаментом, который Церковь наработала за 2000 лет.

Есть также важные вопросы, относящиеся к ведению как Церкви, так и государства. К ним относятся, в частности, вопросы безопасности личности и общества (особенно в духовной сфере), патриотическое воспитание, воспитательная работа в местах лишения свободы, воспитание и образование детей, семья, социальное служение.

Защита прав и свобод в духовной сфере

Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства". Часть 2 ст. 10 Европейской Конвенции "О защите прав человека и основных свобод" содержит сходные положения: "Осуществление этих свобод может быть сопряжено с ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности".

Для защиты прав и свобод граждан в духовной сфере необходимо дальнейшее развитие законодательства. В частности:

1) В ч. 4 ст. 4 закона "О свободе совести и религиозных объединениях" указано: "Должноого самоуправления, а также военнослужащие не вправе использовать свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии". На практике данное положение трудновыполнимо, потому что требовать от человека, занимающего государственную должность, чтобы он скрывал свое отношение к религии невозможно, также как и трудно разделить, когда человек использует свое положение "для формирования отношения к религии", а когда нет.

Кроме того, для выполнения возложенных на них задач, в частности при подготовке личного состава к решению задач, связанных с риском для жизни или с необходимостью подвергать опасности жизни других людей, руководители неизбежно должны ссылаться на мировоззренческие и религиозные нормы, полная деидеологизация в таких сферах деятельности государства невозможна26, 27.

Соответственно, нужна корректировка данной нормы.

2) В связи с необходимостью обеспечения задач образовательной и воспитательной работы, в ходе которой может происходить соприкосновение различных религиозных и нерелигиозных мировоззрений, необходимо конкретизировать следующие понятия:

  • "пропаганда религиозного превосходства" в ч. 2 ст. 29 Конституции РФ;
  • "воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства" в ч. 6 ст. 3 закона "О свободе совести и религиозных объединениях";
  • "оскорбление религиозных чувств граждан" в ст. 5.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях;
  • "действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам отношения к религии" в ст. 282 Уголовного кодекса РФ.

3) Отталкиваясь от положений российского и международного права, необходимо законодательно ограничить распространение информации, угрожающей правам и свободам человека в духовной сфере. В ч. 6 ст. 3 Федерального закона "О свободе совести и религиозных объединениях" указано: "Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются". Представляется, что данная норма должна быть расширена до территории широкого распространения соответствующей религии, а не ограничена лишь близостью объектов религиозного почитания. Также такие ограничения должны распространяться на электронные и печатные СМИ.

4) Часть 1 ст. 38 Конституции РФ гласит, что материнство и детство, семья находятся под защитой государства. Согласно ч. 1 ст. 63 Семейного кодекса РФ родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей, обязаны заботиться об здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии.

Часть 3 ст. 55 Конституции РФ дает правовую основу для введения необходимых норм как по преподаванию в школе основ православной культуры (также других религий - в республиках - субъектах РФ, так и для введения ограничений на свободу деятельности и информации, которые угрожают духовному и нравственному развитию ребенка.

Такая обязанность возложена на органы государственной власти федеральным законодательством.

Согласно ч. 1 ст. 14 Федерального закона "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской федерации"28 органы государственной власти РФ принимают меры по защите ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию, в том числе от национальной, классовой, социальной нетерпимости, от рекламы алкогольной продукции и табачных изделий, от пропаганды социального, расового, национального и религиозного неравенства, а также от распространения печатной продукции, аудио- и видеопродукции, пропагандирующей насилие и жестокость, порнографию, наркоманию, токсикоманию, антиобщественное поведение29.

Необходимы практические шаги в данном направлении.

5) Необходимы также и иные шаги по развитию законодательства для охраны прав и свобод граждан в духовной сфере30.

Указанные вопросы необходимо регулировать на уровне федерального законодательства, поскольку согласно п. "в" ст. 71 Конституции РФ регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина находится в ведении Российской Федерации.

Церковь, как институт гражданского общества, может внести важный вклад в совершенствование законодательства. Согласно "Основам…", взаимоотношения с законодательной властью представляют собой диалог Церкви и законодателей по вопросам совершенствования общегосударственного и местного права, имеющего отношение к жизни Церкви, церковно-государственному соработничеству и сферам общественной обеспокоенности Церкви. Этот диалог касается также постановлений и решений законодательной власти, не имеющих прямого отношения к законотворчеству.

Относительно современной международно-правовой системы в "Основах…" дается оценка, что она основывается на приоритете интересов земной жизни человека и человеческих сообществ перед религиозными ценностями (особенно в случаях, когда первые и вторые вступают в конфликт). Такой же приоритет закреплен в национальном законодательстве многих стран. Нередко он заложен в принципах регламентации различных форм деятельности органов власти, построения государственной образовательной системы и т.д. Многие влиятельные общественные механизмы используют этот принцип в открытом противостоянии вере и Церкви, нацеленном на их вытеснение из общественной жизни. Эти явления создают общую картину секуляризации жизни государства и общества.

Уважая мировоззренческий выбор нерелигиозных людей и их право влиять на общественные процессы, Церковь в то же время не может положительно воспринимать такое устроение миропорядка, при котором в центр всего ставится помраченная грехом человеческая личность. Именно поэтому, неизменно сохраняя открытой возможность сотрудничества с людьми нерелигиозных убеждений, Церковь стремится к утверждению христианских ценностей в процессе принятия важнейших общественных решений как на национальном, так и на международном уровне. Она добивается признания легитимности религиозного мировоззрения как основания для общественно значимых деяний (в том числе государственных) и как существенного фактора, которые должны влиять на формирование (изменение) международного права и на деятельность международных организаций.

Законодательное установление общенациональной религии РФ и национальной религии республик - субъектов РФ

Согласно ч. 1 ст. 1 Конституции РФ, "Российская Федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления". Все вопросы государственного устройства решаются демократическим путем, через волеизъявление граждан, "высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы". Если на референдуме или через решение представительного органа (Федеральное Собрание РФ), избранного на свободных выборах, будет принято решение об установлении общенациональной религии РФ и национальной религии республики - субъекта РФ, это будет соответствовать демократическим нормам. Согласно ст. 135 Конституции РФ статьи 1-64 Конституции РФ могут быть пересмотрены только путем созыва Конституционного Собрания в соответствии с федеральным конституционным законом. Но такой порядок потребовался бы только при введении государственной религии и не требуется для введения общенациональной религии РФ и национальной религии республики - субъекта РФ.

В связи с особой важностью данного вопроса и желательностью достижения максимального общественного консенсуса по нему, необходимостью максимальной отработки правовых норм, - возможно проведение общероссийского и республиканских референдумов по данному вопросу

Статья 32 Конституции также утверждает право граждан РФ участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей.

Возможно принятие федерального закона "Об общенациональной религии РФ и национальной религии республики - субъекта РФ" и внесение поправок в существующий Федеральный закон "О свободе совести и религиозных объединениях".

Придание Православию статуса общенациональной религии возможно путем приятия отдельного федерального закона, например, "О религиозных организациях Русской Православной Церкви". В нем могут быть также разрешены правовые вопросы, связанные с воссоединением Русской Православной Церкви за границей с Русской Православной Церковью Московского Патриархата.

В российском законодательстве есть примеры принятия специальных законов, регулирующих деятельность отдельных общественных организаций. Например, закон РФ "О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации"31, федеральный закон "Об объединениях работодателей"32, федеральный закон "О российской трехсторонней комиссии по урегулированию социально-трудовых отношений"33, федеральный закон "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан"34, федеральный закон "О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений"35.

Наличие перечисленных отдельных законов не противоречит ч. 4 ст. 13 Конституции РФ, согласно которой "общественные объединения равны перед законом". Наряду со специальными законами, регулирующими деятельность отдельных видов общественных организаций (объединений), действует и общее законодательство, включая ст. 50 и 117 Гражданского кодекса РФ, федеральный закон "Об общественных объединениях"36, федеральный закон "О некоммерческих организациях"37.

Такое же соотношение "специальный закон - общий закон" может быть и между новыми законами ("Об общенациональной религии РФ и национальной религии республики - субъекта РФ" и "О религиозных организациях Русской Православной Церкви") и существующим федеральным законом "О свободе совести и религиозных объединениях".

Может частично быть использован опыт регулирования федеральным законодательством деятельности органов местного самоуправления, не входящих в структуру государственной власти.

Национальная религия республики - субъекта РФ может быть введена соответствующим законом субъекта РФ на основе федерального закона "Об общенациональной религии РФ и национальной религии республики - субъекта РФ".

* * *

Сегодня Россия более не является тем атеистическим государством, каким был Советский Союз на протяжении долгих десятилетий XX в. Роль Православия для Российской Федерации, как и национальной религии для республик - субъектов РФ, непреходяща.

Позиция и роль Православной Церкви в жизни российского общества может быть описана словами Святейшего Патриарха Алексия II:

"Бог, будучи источником любви, призывает каждое из Своих разумных творений к уподоблению Себе. Поэтому христианство настаивает на том, что подлинная духовная жизнь немыслима без деятельной любви к Богу и ближним"38.

Однако любовь только тогда достигает своего результата, когда получает выражение в конкретных делах, заботе о благополучии окружающих. Именно поэтому Православная Церковь, будучи наряду с другими религиозными организациями, отделена от государства, не может отделить себя от нужд общества, в среде которого проходит свое земное служение. В "Основах…" Церковь призывает своих верных чад и к участию в общественной жизни, которое должно основываться на принципах христианской нравственности. Участие христианина в жизни окружающего мира должно основываться на понимании того, что мир, социум, государство являются объектом любви Божией, ибо предназначены к преображению и очищению на началах богозаповеданной любви. Христианин должен видеть мир и общество в свете его конечного предназначения, в эсхатологическом свете Царства Божия. Особенно актуально социальное служение Церкви в нынешнюю эпоху торжества прагматизма, когда забота о благе ближних, социума, родины с легкостью уступает место попечению о собственных эгоистических интересах.

В связи с этим следует сказать, что Русская Православная Церковь во все времена своего бытия являлась тем духовным фундаментом, на основании которого росло и крепло могучее здание Российского государства. Для всякого православного христианина очевидно, что только высокодуховный человек может иметь подлинную любовь к людям и своему отечеству, способен быть настоящим патриотом".

Признание Православия общенациональной религией России и утверждение национальной религии республик-субъектов РФ - верный путь развития суверенного демократического российского общества.

Бочков Сергей Олегович. Кандидат физико-математических наук. Председатель Межрегионального общественного движения «За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей», член общественного совета при Министерстве регионального развития РФ. Главный редактор журналов «Право и безопасность», «Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование».

Примечания.

1. Российская газета. 2007. 27 апр.

2. Парламентская газета. 2007. 22 мая.

3. Согласно стандартному определению, "институты - это "правила игры" в обществе, или, выражаясь более формально, созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми" (Норт Д. Институты, институциональные изменения функционирования экономики. М., 1997. С. 17).

4. Фридмен М. Взаимосвязь между экономической и политической свободами / Фридмен М., Хайек Ф. О свободе. (Серия "Философия свободы"), вып. II. М.: Социум, Три квадрата, 2003. С. 14. Права на данное издание принадлежат Институту Катона (США), цели которого зафиксированы на с. 181 этой же книги: "Институт Катона стремится направить обсуждение государственной политики в русло традиционных американских принципов ограниченного правительства, свободы личности, свободных рынков и мира. Для достижения этой цели Институт пытается пробудить у простых граждан интерес к проблемам экономической политики и надлежащей роли государства". Милтон Фридмен - американский экономист, лауреат Нобелевской премии, ведущий представитель Чикагской школы, его имя ассоциируется в первую очередь с "монетаристской доктриной"

5. Эрроу К.Дж. Коллективный выбор и индивидуальные ценности: Пер. с англ. М.: Издательский дом ГУ ВШЭ, 2004. С. 44. Лауреат Нобелевской премии Кеннет Эрроу считается одним из выдающихся экономистов современности.

6. Сурков В. Национализация будущего (параграфы pro суверенную демократию) // Суверенная демократия. От идеи - к доктрине. М.: Европа, 2007. С. 27-44.

7. Утверждены Президентом РФ 03.06.96. Российская газета. 1996. 11 июня.

8. В апреле 2001 г. респондентам фонда "Общественное мнение" был задан вопрос: "Должно ли стать Православие государственной религией России?". 29% опрошенных решительно или с оговорками ответили, что да, должно стать, 53% ответили отрицательно (http://bd.fom.ru/report/map/articles/chesnokova/oz02061905).

9. От 05.03.92 № 2446-1 (в редакции от 02.03.07).

10. От 17.12.97 (с изменениями от 10.01.00) // Российская газета. 1997. 26 дек.

11. От 09.09.00 // Российская газета. 2000. 28 сент.

12. Утверждена федеральным законом от 10.04.00 № 51-ФЗ.

13. Утверждены Верховным Советом РФ 09.10.92 № 3612-1 (в ред. от 29.12.06).

14. От 30.12.01 № 197-ФЗ (в ред. от 30.12.06).

15. От 26.09.97 № 125-ФЗ (в ред. от 06.07.06).

16. "Основы…" приняты Освященным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, проходившим 13-16 августа 2000 г., в них излагаются базовые положения учения Церкви по вопросам церковно-государственных отношений и по ряду современных общественно значимых проблем. Документ также отражает официальную позицию Московского Патриархата в сфере взаимоотношений с государством и светским обществом.

17. Всемирный Русский Народный Собор (ВРНС) - международная общественная организация, существует с 1993 г. (http://www.vrns.ru/). Главой ВРНС является Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. С 2005 г. ВРНС предоставлен специальный консультативный статус при ООН.

18. http://www.vrns.ru/itog-dok/10_vrns_dekl_prava_dostoinstva.htm.

19. См. также: Послание Освященного Архиерейского Собора (Москва, 3-8 октября 2004 г.) // Право и безопасность. 2004. № 3 (http://dpr.ru/pravo/pravo_9_3.htm).

20. От 04.11.50 (ратифицирована федеральным законом от 30.03.98 № 54-ФЗ)

21. Всеобщая декларация прав человека (принята 10.12.48 Генеральной Ассамблеей ООН), ст. 18: "Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных порядков"

22. Мау В.А. Стратегические вызовы современной России сквозь призму христианского учения // Право и безопасность. 2004. №2 (http://dpr.ru/pravo/pravo_8_1.htm).

23. Протоиерей Всеволод Чаплин. Православие и общественный идеал сегодня // Право и безопасность. 2004. № 2 (http://dpr.ru/pravo/pravo_8_2.htm).

24. http://www.radonezh.ru/new/?ID=1372.

25. Дунаев М.М. Тупики либерального сознания // Право и безопасность. 2004. № 2 (http://dpr.ru/pravo/pravo_8_4.htm).

26. Осипов А.И. Меч и мир: православный взгляд // Право и безопасность. 2004. № 4 (http://dpr.ru/pravo/pravo_10_3.htm).

27. Дунаев М.М. Лабиринты патриотической мысли // Право и безопасность. 2006. № 3-4. С. 145-154.

28. От 24.07.98 № 124-ФЗ (в ред. от 21.12.04).

29. Аналогичные положения содержатся в "Конвенции о правах ребенка", одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.89.

30. См., например: Беспалько В.Г. Духовная безопасность как объект уголовно-правовой охраны // Право и безопасность. 2006. № 3-4. С. 155-166.

31. От 07.07.93 № 5340-1 (в ред. от 08.12.03).

32. От 27.11.02 № 156-ФЗ (в ред. от 05.12.05).

33. От 01.05.99 № 92-ФЗ.

34. От 15.04.98 № 66-ФЗ (в ред. от 30.06.06).

35. От 28.06.95 № 98-ФЗ (в ред. от 22.08.04).

36. От 19.05.95 № 82-ФЗ (в ред. от 02.02.06).

37. От 12.01.96 № 7-ФЗ (в ред. от 17.05.07).

38. Из обращения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на Епархиальном собрании 2006 г. (Москва, 05.12.06).

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100   

Православие — общенациональная религия России | Журнал "Право и безопасность" | http://www.dpr.ru написать письмо первая страница первая страница switch to english

Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 1-2 (22-23), Июль 2007

Православие — общенациональная религия России

Бочков С.О., главный редактор журнала "Право и безопасность"

В Послании Президента Российской Федерации В.В.Путина Федеральному собранию 26 апреля 2007 года говорится: «…мы понимаем, что находимся, конечно, только в начале трудного пути к подлинному возрождению страны. И чем более сплоченным будет наше общество, тем быстрее и уверенней мы сможем пройти этот путь.

Хотел бы отметить, что духовное единство народа и объединяющие нас моральные ценности — это такой же важный фактор развития, как политическая и экономическая стабильность. Убежден, общество лишь тогда способно ставить и решать масштабные национальные задачи, когда у него есть общая система нравственных ориентиров, когда в стране хранят уважение к родному языку, к самобытной культуре и к самобытным культурным ценностям, к памяти своих предков, к каждой странице нашей отечественной истории.

Именно это национальное богатство является базой для укрепления единства и суверенитета страны, служит основой нашей повседневной жизни, фундаментом для экономических и политических отношений. …

В то же время культурная и духовная самобытность еще никому не мешали строить открытую миру страну. Россия сама внесла огромный вклад в становление общеевропейской и мировой культуры. Наша страна исторически формировалась как союз многих народов и культур. И основу духовности самого российского народа испокон веков составляла идея общего мира — общего для людей различных национальностей и конфессий»1.

Выступая на заседании Совета при Президенте России по культуре и искусству 30.05.07, Президент подчеркнул: "… в Послании этого года был сделан особый акцент на сбережение культурной самобытности России и укрепление собственных культурно-нравственных ценностей. Такие ценности и ориентиры составляют основу государственной самостоятельности и являются базой для консолидации нашего общества. … Мы … прежде всего должны создать все условия, чтобы становление молодого поколения проходило в благоприятной атмосфере отечественной культуры, чтобы у молодежи воспитывался высокий художественный вкус и стандарты поведения, чтобы она своевременно набиралась духовной зрелости и обладала культурным иммунитетом. … Социальные и гуманитарные науки должны быть в России не менее востребованы и приоритетны. В их основе - привитие творческих навыков, формирование нравственных идеалов, серьезное побуждение к работе души и совести".

На церемонии подписания Акта о каноническом общении Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви 17.05.07 Президент подчеркнул: «Мы осознали, что национальный подъем, развитие России невозможны без опоры на исторический и духовный опыт».

В заявлении, принятом Государственной Думой 18.05.07, говорится: «Депутаты Государственной Думы солидарны с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным, который отметил, что возрождение церковного единства — это важнейшее условие для восстановления утраченного единства всего «русского мира», одной из духовных основ которого всегда была православная вера.

Современное развитие нашего государства невозможно без опоры на опыт, связанный с традициями и духовным авторитетом конфессий, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия народов России. Российская Федерация, являясь светским государством, признает особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, поэтому восстановление единства Церкви объединяет российское общество, служит укреплению нашей страны. Депутаты Государственной Думы заявляют о важности подписания Акта о каноническом общении. Это событие является закономерным этапом утверждения тех ценностей, которыми тысячелетиями живет наша страна, имеет поистине всенародный, исторический масштаб и огромное нравственное значение»2.

Рассмотрим, как для решения поставленной Президентом задачи обеспечения духовного единства народа и поддержки объединяющих нас моральных ценностей могут быть использованы такие институты гражданского общества3, как общенациональная религия РФ и национальная религия республики - субъекта РФ.

Общенациональная идеология

Согласно ч. 2 ст. 13 Конституции РФ, "никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной". Данное положение Конституции, конечно, не означает, что страна не должна иметь никакой общенациональной идеологии. Ведь тогда обязательной на территории России стала бы либеральная идеология, которая заключается в отказе от единого идейного ориентира развития общества.

"…в применении к обществу принцип свободы ничего не говорит о том, как именно индивид должен пользоваться предоставленной ему свободой: это не всеобъемлющая этика. Более того, одна из главнейших целей либерала состоит в том, чтобы оставить этическую проблему индивиду: пусть он сам поломает над ней голову"4

Источником общенациональной идеологии должно быть не только государство, но и непосредственно многонациональный российский народ, институты гражданского общества. Без идейных ориентиров не живет ни одна страна в мире. Отказ от определения общенациональной идеологии ослабляет страну, ведет к нарушению прав граждан, создает предпосылки для заполнения идеологического вакуума активной политикой других государств, международных организаций и корпораций, в результате чего навязывается инородное мировоззрение, "потребительское общество", создает почву для проникновения экстремистских идей.

"…Для современных номиналистских нравов бессмысленно допущение существования социального идеала в некоторой платоновской модели бытия. Утилитаристская философия Иеремии Бентама и его последователей пыталась вместо этого обосновать общественное благо благом индивидуумов. Гедонистическая психология, которая ассоциируется с утилитаристской философией, была использована для того, чтобы обосновать, что благо каждого индивидуума идентично его желаниям. Следовательно, общественное благо в некотором смысле должно быть составлено из желаний индивидуумов. Подобная точка зрения служит оправданием как политической демократии, так и экономики laissez-faire (экономика свободного рынка в чистом виде); или, по крайней мере, экономической системы, где потребители свободно выбирают товары, а работники - род занятий"5.

Необходимо, при условии обеспечения и защиты идейного многообразия, придти к согласию о такой общенациональной идеологии, которая наиболее полно отражает национальные традиции, защищает национальные интересы.

В этом ключе можно, например, рассматривать концепцию суверенной демократии. Автор концепции В.Ю.Сурков пишет: "Краткими определениями суверенной демократии способны служить почти буквальные переводы этого термина на старомодный ("самодержавие народа") и современный ("правление свободных людей") русский"6. Само появление слова "самодержавие", пусть и в таком контексте, свидетельствует о том, что либеральная идеология в ее западном понимании является пройденным этапом российских реформ.

Все влиятельные политические и общественные деятели активно высказываются по вопросу формирования общенациональной идеологии. Конечно, необходима дальнейшая широкая общественная дискуссия по данному вопросу. Но в любом случае очевидно, что поставленная задача защиты духовного единства страны не может быть эффективно решена без включения религиозного фактора.

В связи с многовековой традицией и нынешней конфессиональной структурой российского общества, естественной базой общенациональной идеологии России являются нравственные принципы, которые следуют из Православия.

Отвечая на вопрос "Какую религию вы исповедуете?", назвали себя православными 62%, мусульманами - около 8%, атеистами - 15%, "в Бога верю, но не отношу себя к какому-либо исповеданию" - 14%. Еще 1,2% в соцопросе проходят по графе "другое": к ним социологи причисляют другие христианские конфессии, иудаизм, буддизм и пр.

Обращает на себя внимание динамика роста православных: в 1991 г. таковыми называли себя примерно треть населения, тогда как в 2006 г. - уже две трети. Число же мусульман не меняется, атеистов стало в 2 раза меньше. Подобная динамика за столь короткий исторический период является беспрецедентной. Кроме того, важно, что "освоение религиозного пространства идет в формах традиционной религиозности".

Из 62% православных - 8,5% активных (несколько раз в месяц посещают церковь, регулярно причащаются), 20,8% - умеренных (в храме - 1 раз в месяц и реже), 21,3% - пассивных (заходят в храм по большим праздникам). Социологи отмечают, что 46% из указанных 62% при подробном опросе оказываются "нейтральными, неверующими", т.е. относящими себя к православию по этнокультурному признаку. Социологам удалось также посчитать, что с конца 80-х гг. число регулярно совершающих исповедь и причастие выросло в 4 раза.

Опровергая мнение о "старушках", социологи создали портрет современного российского верующего: среднему активному православному сейчас 48,6 лет и на 75% это женщины, тогда как среди активных мусульман больше мужчин (60,5%), а средний возраст примерно такой же - 45,6 лет, что близко к средним значениям по стране.

Данные социологических исследований Российского института общественного проектирования (осень 2006 г.)

В "Основных положениях региональной политики в Российской Федерации"7 среди целей региональной политики в области национально-этнических отношений в духовной сфере указаны:

  • сохранение исторического наследия русской культуры, создание в обществе атмосферы уважения к ее достижениям;
  • учет религиозных и конфессиональных особенностей различных народов, соблюдение равного статуса вероисповеданий, признание важной роли традиционной религии в воспитании чувства уважения и доверия между народами, веротерпимости; поддержку миротворческой деятельности духовенства всех вероисповеданий, его усилий, направленных на укрепление межнационального согласия и сохранение целостности Российского государства.

Конечно, речь не идет об установлении Православия в качестве государственной религии в России8. Однако необходимо использовать потенциал Православия, а также нормативно оформить тот особый статус, который исторически имеет Православие в России, дать правовое оформление влиянию, которое православная традиция оказывает на выбор Россией своего пути.

Также необходимо задействовать потенциал национальной религии республик - субъектов РФ и закрепить ее роль в развитии этих республик и как часть общенациональной духовной традиции.

Общенациональная идеология (или общенациональная идея) в России должна быть, и в ее основании должно быть мировосприятие православное как общенациональной религии, как и мировосприятие национальных религий республик - субъектов РФ как часть общенационального духовного достояния.

Безопасность Российской Федерации в духовной сфере

Говоря о выработке общенациональной идеологии, нельзя обойти вопросы безопасности Российской Федерации в духовной сфере.

В соответствии со ст. 1 закона РФ "О безопасности"9 к основным объектам безопасности, в частности, относятся: личность - ее права и свободы; общество - его материальные и духовные ценности.

Президентом РФ утверждена "Концепция национальной безопасности Российской Федерации"10.

Согласно Концепции, национальные интересы России - это совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства.

Национальные интересы обеспечиваются институтами государственной власти, осуществляющими свои функции в том числе во взаимодействии с действующими на основе Конституции РФ и законодательства РФ общественными организациями. Национальные интересы в духовной сфере, согласно Концепции, состоят в сохранении и укреплении нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма, культурного и научного потенциала страны. В "Концепции национальной безопасности Российской Федерации" отмечается, что девальвация духовных ценностей способствует усилению напряженности во взаимоотношениях регионов и центра, представляя собой угрозу федеративному устройству и социально-экономическому укладу Российской Федерации.

Признается, что снижение духовно-нравственного потенциала общества является одним из основных факторов, способствующих росту преступности, особенно ее организованных форм, а также коррупции.

Согласно Концепции, обеспечение национальной безопасности Российской Федерации, среди прочего, включает в себя:

  • защиту культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни;
  • формирование государственной политики в области духовного и нравственного воспитания населения;
  • введение запрета на использование эфирного времени в электронных средствах массовой информации для проката программ, пропагандирующих насилие, эксплуатирующих низменные проявления;
  • противодействие негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров.

Президентом РФ также утверждена "Доктрина информационной безопасности Российской Федерации"11.

В Доктрине выделяются как отдельный вид угроз информационной безопасности Российской Федерации следующие угрозы:

  • конституционным правам и свободам человека и гражданина в области духовной жизни,
  • индивидуальному, групповому и общественному сознанию,
  • духовному возрождению России.

К угрозам информационной безопасности Доктриной, в частности, отнесены:

  • девальвация духовных ценностей, пропаганда образцов массовой культуры, основанных на культе насилия, на духовных и нравственных ценностях, противоречащих ценностям, принятым в российском обществе;
  • снижение духовного, нравственного и творческого потенциала населения России.

Среди источников угроз информационной безопасности Российской Федерации в Доктрине называются:

  • деятельность иностранных политических, экономических, военных, разведывательных и информационных структур, направленная против интересов Российской Федерации в информационной сфере;
  • стремление ряда стран к доминированию и ущемлению интересов России в мировом информационном пространстве, вытеснению ее с внешнего и внутреннего информационных рынков;
  • неразвитость институтов гражданского общества и недостаточный государственный контроль за развитием информационного рынка России.

Доктрина определяет, что обеспечение информационной безопасности Российской Федерации в сфере духовной жизни имеет целью, в частности, защиту конституционных прав и свобод человека и гражданина, связанных:

  • с развитием, формированием и поведением личности;
  • со свободой массового информирования, использования культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни;
  • с реализацией конституционных ограничений прав и свобод человека и гражданина в интересах сохранения и укрепления нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма.

К числу основных объектов обеспечения информационной безопасности Российской Федерации в сфере духовной жизни относятся нравственные ценности и культурное наследие народов и народностей Российской Федерации.

Наибольшую опасность в сфере духовной жизни, согласно Доктрине, представляют, в частности, следующие угрозы информационной безопасности РФ:

  • возможность нарушения общественной стабильности, нанесение вреда здоровью и жизни граждан вследствие деятельности религиозных объединений, проповедующих религиозный фундаментализм, а также тоталитарных религиозных сект;
  • неспособность современного гражданского общества России обеспечить формирование у подрастающего поколения и поддержание в обществе общественно необходимых нравственных ценностей, патриотизма и гражданской ответственности за судьбу страны.

Последняя из перечисленных проблем поднимается и в "Федеральной программе развития образования"12. В программе определяется: "Судьба подрастающего поколения в значительной мере зависит от восстановления и устойчивого функционирования системы воспитания, определяющей нравственные ориентиры, дающей прочную духовную опору на подлинные, а не мнимые жизненные ценности, формирующей гражданственность и патриотизм".

Среди основных направлений обеспечения информационной безопасности РФ в сфере духовной жизни в Доктрине выделены:

  • развитие в России основ гражданского общества;
  • выработка цивилизованных форм и способов общественного контроля за формированием в обществе духовных ценностей, отвечающих национальным интересам страны, воспитанием патриотизма и гражданской ответственности за ее судьбу;
  • совершенствование законодательства РФ, регулирующего отношения в области конституционных ограничений прав и свобод человека и гражданина;
  • формирование правовых и организационных механизмов обеспечения конституционных прав и свобод граждан, повышения их правовой культуры в интересах противодействия сознательному или непреднамеренному нарушению этих конституционных прав и свобод в сфере духовной жизни;
  • введение запрета на использование эфирного времени в электронных средствах массовой информации для проката программ, пропагандирующих насилие и жестокость, антиобщественное поведение;
  • противодействие негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров.

В Доктрине заложены механизмы участия гражданского общества в обеспечении информационной безопасности РФ: "Органы исполнительной власти субъектов… совместно с органами местного самоуправления осуществляют мероприятия по привлечению граждан, организаций и общественных объединений к оказанию содействия в решении проблем обеспечения информационной безопасности Российской Федерации".

Таким образом, мы видим, что защита традиционных духовно-нравственных институтов уже заложена в действующей нормативно-правовой базе.

Очевидно, что среди структур гражданского общества именно Русская Православная Церковь в силах взять на себя решение задач духовного воспитания в масштабе всей страны. Это явится вкладом Церкви как института гражданского общества в обеспечение безопасности Российской Федерации в духовной сфере.

В поздравлении Президента России В.В.Путина Святейшему Патриарху Алексию II от 10.06.07 по случаю годовщины интронизации отмечается: "РПЦ, как один из наиболее значимых институтов гражданского общества, выступает надежным партнером государства в решении социальных задач, оказывает помощь и поддержку нуждающимся и наименее защищенным. И, конечно, реализует свой мощный созидательный, духовный потенциал - утверждает ценности семьи, участвует в воспитании подрастающего поколения, приумножает исконные культурные традиции".

Аналогичным образом, национальные религии республик - субъектов РФ могут ответственно выполнять задачи духовного воспитания на территории соответствующих республик, способствуя при этом более полному раскрытию национальных культур.

Статус общенациональной религии Российской Федерации

Отличие общенациональной религии от государственной заключается в том, что государственная религия - это религия, встроенная в структуру государственной власти, а общенациональная религия - элемент гражданского общества.

Общенациональная религия не должна быть обязательной для исповедования, но должны приниматься меры по ее защите и поддержке как части общенационального духовного достояния, в силу ее особого значения для обеспечения суверенитета и единства страны, сохранения национальной идентичности, традиций и культуры.

Общенациональная религия должна вводиться с учетом требований ч. 2 ст. 19, ст. 28, ч. 2 ст. 29 Конституции РФ.

Заметим, что ст. 68 Конституции РФ, определяющая русский язык государственным языком Российской Федерации:

  • не вступает в противоречие со ст. 19 Конституции РФ, которая гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от языка и в которой запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам языковой принадлежности;
  • не противоречит ст. 26 Конституции, в которой сказано, что "каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества";
  • гарантирует всем народам Российской Федерации право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития.

Если государственный служащий обязан знать русский язык, даже если этот язык не является для него родным, то почему нельзя предъявить требование, чтобы государственный служащий был знаком с основными положениями общенациональной религии, даже если сам он является последователем другой религии или не исповедует никакой? Это увеличит защищенность прав граждан, послужит укреплению единого духовного пространства страны.

Православие, как и русский язык, является основополагающей частью российской культуры. Согласно ч. 3 ст. 44 Конституции РФ, каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия. Согласно "Основам законодательства Российской Федерации о культуре"13 культурное наследие народов Российской Федерации включает духовные ценности, созданные в прошлом.

Статус русского языка как государственного закреплен федеральным законом от 01.06.06 "О государственном языке Российской Федерации", накопленный опыт может быть использован и при определении статуса Православия как общенациональной религии Российской Федерации.

Национальные религии республик - субъектов Российской Федерации

Национальные религии республик - субъектов РФ не должны быть обязательными к исповедованию на территории соответствующих республик, как и общенациональная религия РФ. Национальные религии должны иметь государственную защиту на территории соответствующих республик. Служащие государственной и муниципальной службы, работающие на территории республик - субъектов РФ, должны знать и уважать основы национальных религий этих республик.

Согласно ч. 2 ст. 68 Конституции "республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации". По схожей правовой схеме возможно установление национальной религии республики - субъекта РФ.

Введение национальной религии республики - субъекта РФ позволит законодательно закрепить, что большей государственной поддержкой (в том числе осуществляемой за счет налогоплательщиков) должны пользоваться религии, исповедуемые большей частью населения, а уравнивать в этом плане все религии (что означало бы реальное неравенство, поскольку относительно одного верующего менее популярной религии выделялась бы большая поддержка).

Православие как общенациональная религия

Примеры признания Православия общенациональной религией содержатся в действующем законодательстве.

Статья 112 Трудового кодекса РФ14 включает в число нерабочих праздничных дней в Российской Федерации "7 января - Рождество Христово".

В преамбуле Федерального закона "О свободе совести и религиозных объединениях"15 признается "особая роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры".

Особая общественная значимость событий в жизни Православной Церкви признается в документах Президента РФ и Постановлениях Правительства РФ. В качестве примера можно привести Указ Президента РФ от 06.12.98 "О подготовке к встрече третьего тысячелетия и празднованию 2000-летия Христианства" и Распоряжение Правительства РФ от 11.04.05 "О праздновании Русской Православной Церковью в сентябре 2005 года 300-летия Православия на Камчатке".

Положения учения Православной Церкви позволяют ей выступить единым связующим звеном скрепления духовного пространства России.

Обратимся к "Основам социальной концепции Русской Православной Церкви" (далее - "Основы…")16.

Согласно "Основам…", исполняя миссию спасения рода человеческого, Церковь делает это не только через прямую проповедь, но и через благие дела, направленные на улучшение духовно-нравственного и материального состояния окружающего мира. Для сего она вступает во взаимодействие с государством, даже если оно не носит христианского характера, а также с различными общественными ассоциациями и отдельными людьми, даже если они не идентифицируют себя с христианской верой. Не ставя прямой задачи обращения всех в Православие в качестве условия сотрудничества, Церковь уповает, что совместное благотворение приведет ее соработников и окружающих людей к познанию Истины, поможет им сохранить или восстановить верность богоданным нравственным нормам, подвигнет их к миру, согласию и благоденствию, в условиях которых Церковь может наилучшим образом исполнять свое спасительное делание.

В "Основах…" сказано, что патриотизм православного христианина должен быть действенным. Он проявляется в защите отечества от неприятеля, труде на благо отчизны, заботе об устроении народной жизни, в том числе путем участия в делах государственного управления. Христианин призван сохранять и развивать национальную культуру, народное самосознание.

В "Основах…" также отмечается, что когда нация, гражданская или этническая, является полностью или по преимуществу моноконфессиональным православным сообществом, она в некотором смысле может восприниматься как единая община веры - православный народ.

Институт прав человека

Согласно ч. 1 ст. 7 Конституции РФ "Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека".

Согласно ст. 17 Конституции РФ "в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией".

Как трактовать написанное в Конституции? При раскрытии использованных понятий следует отметить:

  • "достойная жизнь и свободное развитие человека" по-разному понимаются в контексте различных цивилизаций;
  • в действующем законодательстве РФ при обеспечении прав и свобод человека внимание сосредоточено на материальной стороне жизни, вопросы же защиты прав и свобод граждан в духовно-нравственной сфере, вопросы обеспечения духовного единства народа в законодательстве отражены не так полно.

Необходимо полнее раскрыть в законодательстве права и свободы человека в духовной сфере. Как запрещены в законодательстве пропаганда наркотиков или разжигание национальной розни, так должно быть запрещено то, что может нанести ущерб духовной сфере человеческой жизни.

В целом, необходимо более четко обозначить мировоззренческую платформу, на которой строится наша правовая система.

На X Всемирном Русском Народном Соборе17, состоявшемся 4-6 апреля 2006 года, была принята "Декларация о правах и достоинстве человека"18.

Декларация исходит из того, человек как образ Божий имеет особую ценность, которая не может быть отнята. Она должна уважаться каждым из нас, обществом и государством. Совершая добро, личность приобретает достоинство. Таким образом, различаются ценность и достоинство личности. Ценность - это то, что дано, достоинство - это то, что приобретается.

Декларация утверждает, что вечный нравственный закон имеет в душе человека твердую основу, не зависящую от культуры, национальности, жизненных обстоятельств. Эта основа заложена Творцом в человеческую природу и проявляется в совести. Однако голос совести может быть заглушен грехом. Именно поэтому различению добра и зла призвана содействовать религиозная традиция, имеющая своим Первоисточником Бога.

В Декларации содержится призыв различать две свободы: внутреннюю свободу от зла и свободу нравственного выбора. Свобода от зла является самоценной. Свобода же выбора приобретает ценность, а личность - достоинство, когда человек выбирает добро. Наоборот, свобода выбора ведет к саморазрушению и наносит урон достоинству человека, когда тот избирает зло.

Декларация отмечает, что права человека имеют основанием ценность личности и должны быть направлены на реализацию ее достоинства. Именно поэтому содержание прав человека не может не быть связано с нравственностью. Отрыв этих прав от нравственности означает их профанацию, ибо безнравственного достоинства не бывает.

Декларация заявляет, что существуют ценности, которые стоят не ниже прав человека. Это такие ценности, как вера, нравственность, святыни, Отечество. Когда эти ценности и реализация прав человека вступают в противоречие, общество, государство и закон должны гармонично сочетать то и другое. Нельзя допускать ситуаций, при которых осуществление прав человека подавляло бы веру и нравственную традицию, приводило бы к оскорблению религиозных и национальных чувств, почитаемых святынь, угрожало бы существованию Отечества. Опасным видится и "изобретение" таких "прав", которые узаконивают поведение, осуждаемое традиционной моралью и всеми историческими религиями.

Говоря о Декларации, следует отметить, что поскольку современное российское общество включает большее число верующих, чем неверующих людей, то религиозное понимание прав и свобод должно иметь превалирующее значение19.

Принцип свободы совести

Статья 28 Конституции РФ гласит: "каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними". Аналогичные нормы содержит ст. 9 "Свобода мысли, совести и религии" Европейской Конвенции "О защите прав человека и основных свобод": "1. Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов. 2. Свобода исповедовать свою религию или убеждения подлежит лишь тем ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц"20.

Введение в оборот принципа свободы совести имеет свою историю.

Согласно "Основам …", принцип свободы совести, появившийся как юридическое понятие в XVIII-XIX вв., превращается в один из основополагающих принципов межчеловеческих отношений только после Первой мировой войны. Ныне он утвержден Всеобщей декларацией прав человека21, входит в конституции большинства государств.

Появление принципа свободы совести - свидетельство того, что в современном мире религия из "общего дела" превращается в "частное дело" человека. Сам по себе этот процесс свидетельствует о распаде системы духовных ценностей, потере устремленности к спасению в большей части общества, утверждающего принцип свободы совести. Если первоначально государство возникло как инструмент утверждения в обществе божественного закона, то свобода совести окончательно превращает государство в исключительно земной институт, не связывающий себя религиозными обязательствами. Но этот принцип оказывается одним из средств существования Церкви в безрелигиозном мире, позволяющим ей иметь легальный статус в секулярном государстве и независимость от инаковерующих или неверующих слоев общества.

Таким образом, говоря о принципе свободы совести, необходимо рассматривать его в исторической перспективе и находить компромисс по его применению с учетом интересов и верующих, и неверующих.

Принцип светского государства

Часть 1 ст. 14 Конституции РФ гласит: "Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной".

По традиции советских времен, когда государство было "воинствующе-атеистическим", данная норма часто понималась таким образом, что государство, контролирующее все сферы жизни, не принимает никакой религиозной идеологии и, соответственно, не допускает никакой религиозной идеологии в качестве главенствующей в обществе.

Однако трактовка понятия "светское государство" может быть иной.

Духовные ориентиры - главное, что дает смысл жизни как отдельного человека, так и страны. На правильной духовной основе можно поднимать экономику, развивать страну даже при самых тяжелых условиях. И наоборот, при самых больших ресурсах можно все потерять, если не будет стержня развития или же развитие сведется к бездумному увеличению количества потребляемых благ, что может обратиться во зло для человека22.

Многие проблемы в реализации реформ 80-х и 90-х гг. связаны именно с духовной дезориентацией и лидеров страны, и госаппарата, и населения. Не были четко осознаны цели и содержание реформ во всей полноте. Это привело к поляризации общества, утрате доверия к власти, деградации самой власти, диспропорциям в экономическом развитии, нарастанию социальных и экологических проблем.

Последствия длительного недостаточного внимания к духовной стороне жизни, в том числе в сфере образования, культуры, науки, обороны и безопасности, экономики и социальной сферы, информационного пространства, мы продолжаем ощущать и сегодня.

В связи с этим государство должно разделить с институтами гражданского общества многие полномочия, в том числе связанные с регулированием духовной стороны развития общества.

Каково отношение к этому вопросу Православной Церкви?

В "Основах…" заявляется, что нельзя понимать принцип светскости государства как означающий радикальное вытеснение религии из всех сфер жизни народа, отстранение религиозных объединений от участия в решении общественно значимых задач, лишение их права давать оценку действиям властей.

Этот принцип предполагает лишь известное разделение сфер компетенции Церкви и власти, невмешательство их во внутренние дела друг друга23.

В "Основах…" констатируется, что в современном мире государство обычно является светским и не связывает себя какими-либо религиозными обязательствами. Его сотрудничество с Церковью ограничено рядом областей и основано на взаимном невмешательстве в дела друг друга. Однако, как правило, государство сознает, что земное благоденствие немыслимо без соблюдения определенных нравственных норм - тех самых, которые необходимы и для вечного спасения человека. Поэтому задачи и деятельность Церкви и государства могут совпадать не только в достижении чисто земной пользы, но и в осуществлении спасительной миссии Церкви. Согласно "Основам…", ничто не препятствует участию православных мирян в деятельности органов законодательной, исполнительной и судебной власти, политических организаций. Мало того, такое участие, если оно совершается в согласии с вероучением Церкви, ее нравственными нормами и ее официальной позицией по общественным вопросам, является одной из форм миссии Церкви в обществе. Миряне могут и призваны, исполняя свой гражданский долг, участвовать в процессах, связанных с выборами властей всех уровней, и содействовать любым нравственно оправданным начинаниям государства.

Согласно "Основам…", религиозно-мировоззренческий нейтралитет государства не противоречит христианскому представлению о призвании Церкви в обществе. Однако Церковь должна указывать государству на недопустимость распространения убеждений или действий, ведущих к установлению всецелого контроля за жизнью личности, ее убеждениями и отношениями с другими людьми, а также к разрушению личной, семейной или общественной нравственности, оскорблению религиозных чувств, нанесению ущерба культурно-духовной самобытности народа или возникновению угрозы священному дару жизни.

В осуществлении своих социальных, благотворительных, образовательных и других общественно значимых программ Церковь может рассчитывать на помощь и содействие государства.

Она также вправе ожидать, что государство при построении своих отношений с религиозными объединениями будет учитывать количество их последователей, их место в формировании исторического, культурного и духовного облика народа, их гражданскую позицию.

В "Основах…" устанавливается: "правовой суверенитет на территории государства принадлежит его властям. Следовательно, они и определяют юридический статус Поместной Церкви или ее части, предоставляя им возможность нестесненного исполнения церковной миссии или ограничивая такую возможность. Церковь сохраняет лояльность государству, но выше требования лояльности стоит Божественная заповедь: совершать дело спасения людей в любых условиях и при любых обстоятельствах".

Согласно "Основам …", форма и методы правления во многом обусловливаются духовным и нравственным состоянием общества. Зная это, Церковь принимает соответствующий выбор людей или, по крайней мере, не противится ему. Согласно "Основам…", изменение властной формы на более религиозно укорененную без одухотворения самого общества неизбежно выродится в ложь и лицемерие, обессилит эту форму и обесценит ее в глазах людей. Однако нельзя вовсе исключить возможность такого духовного возрождения общества, когда религиозно более высокая форма государственного устроения станет естественной. Вместе с тем Церковь должна уделять главное внимание не системе внешней организации государства, а состоянию сердец своих членов. Посему Церковь не считает для себя возможным становиться инициатором изменения формы правления. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 1994 г. подчеркнул правильность позиции о "непредпочтительности для Церкви какого-либо государственного строя, какой-либо из существующих политических доктрин".

Святейший Патриарх Алексий II в январе 2004 г. отмечал: "ныне существующая модель взаимоотношений духовной и светской властей видится мне близкой к оптимальной, …это открытый, конструктивный взаимополезный диалог, деятельное соработничество в целом ряде социально значимых областей жизни современной России, при разграничении и уважении прерогатив и сфер компетенции друг друга"24. Патриарх высказал убеждение, что во многом благодаря тому, что Русская Православная Церковь обладает необходимой для ее полноценного существования и служения свободой, за предшествующее десятилетие удалось возродить многие церковные институты, значительно поднять уровень духовного образования, реально повлиять на многие процессы, проходящие в современном российском обществе.

Принцип отделения Церкви от государства

Часть 2 ст. 14 Конституции РФ гласит: "Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом". Что означает отделение Церкви от государства?

В Соединенных Штатах Америки, которые изначально представляли собой многоконфессиональное государство, утвердился принцип радикального отделения Церкви от государства, предполагающий нейтральный по отношению ко всем конфессиям характер властной системы. Впрочем, абсолютный нейтралитет едва ли вообще достижим. Всякому государству приходится считаться с реальным религиозным составом своего населения. Ни одна христианская деноминация в отдельности не составляет большинства в Соединенных Штатах, однако решительное большинство жителей США составляют именно христиане. Эта реальность отражена, в частности, в церемонии присяги президента на Библии, наличии официального выходного дня в воскресенье и т.д.

У принципа отделения Церкви от государства есть, однако, и иная генеалогия. На европейском континенте он явился результатом антиклерикальной или прямо антицерковной борьбы, хорошо известной, в частности, из истории французских революций. В таких случаях Церковь отделяется от государства не ввиду поликонфессиональности населения страны, а потому, что государство связывает себя с той или иной антихристианской либо вообще антирелигиозной идеологией, - здесь уже не идет речи о нейтралитете государства в отношении религии и даже о его чисто светском характере.

Для Церкви это обыкновенно влечет за собой стеснения, ограничения в правах, дискриминацию или прямые гонения. История ХХ в. явила в разных странах мира много примеров подобного отношения государства к религии и Церкви.

Существует также форма церковно-государственных взаимоотношений, которая носит промежуточный характер между радикальным отделением Церкви от государства, когда Церковь имеет статус частной корпорации, и государственной церковностью. Речь идет о статусе Церкви как корпорации публичного права. В этом случае Церковь может иметь ряд привилегий и обязанностей, делегированных ей государством, не являясь государственной Церковью в собственном смысле слова.

Возвращаясь от рассмотрения "Основ…" к нашей правовой системе, необходимо отметить, что Конституция РФ была принята на определенном этапе развития нашего общества, в исторических условиях перехода от коммунистической идеологии к идеологии либеральной25. В основе заложенного в Конституцию принципа отделения Церкви от государства лежали западные либеральные ценностные установки, так же как и нормы, перешедшие "по наследству" от советского строя.

Сегодня российское общество возвращается к своим истокам, в нем восстанавливается духовная жизнь. Соответственно, необходимо искать свое, наиболее подходящее для России соотношение между государством и Церковью.

Разграничение сфер деятельности государства и Церкви

Согласно "Основам…", Церковь не должна брать на себя функции, принадлежащие государству: противостояние греху путем насилия, использование мирских властных полномочий, принятие на себя функций государственной власти, предполагающих принуждение или ограничение. В то же время Церковь может обращаться к государственной власти с просьбой или призывом употребить власть в тех или иных случаях, однако право решения этого вопроса остается за государством.

Согласно "Основам…", в православной традиции сформировалось определенное представление об идеальной форме взаимоотношений между Церковью и государством. Поскольку церковно-государственные взаимоотношения - явление двустороннее, то вышеуказанная идеальная форма исторически могла быть выработана лишь в государстве, признающем Православную Церковь величайшей народной святыней, - иными словами, в государстве православном.

Попытки выработать такую форму были предприняты в Византии, где принципы церковно-государственных отношений нашли свое выражение в канонах и государственных законах империи, отразились в святоотеческих писаниях. В своей совокупности эти принципы получили название симфонии Церкви и государства. Суть ее составляют обоюдное сотрудничество, взаимная поддержка и взаимная ответственность без вторжения одной стороны в сферу исключительной компетенции другой. Епископ подчиняется государственной власти как подданный, а не потому, что епископская власть его исходит от представителя государственной власти. Точно так же и представитель государственной власти повинуется епископу как член Церкви, ищущий в ней спасения, а не потому, что власть его происходит от власти епископа. Государство при симфонических отношениях с Церковью ищет у нее духовной поддержки, ищет молитвы за себя и благословения на деятельность, направленную на достижение целей, служащих благополучию граждан, а Церковь получает от государства помощь в создании условий, благоприятных для проповеди и для духовного окормления своих чад, являющихся одновременно гражданами государства.

В 6-й новелле святого Юстиниана сформулирован принцип, лежащий в основе симфонии Церкви и государства: "Величайшие блага, дарованные людям высшею благостью Божией, суть священство и царство, из которых первое (священство, церковная власть) заботится о божественных делах, а второе (царство, государственная власть) руководит и заботится о человеческих делах, а оба, исходя из одного и того же источника, составляют украшение человеческой жизни. Поэтому ничто не лежит так на сердце царей, как честь священнослужителей, которые со своей стороны служат им, молясь непрестанно за них Богу. И если священство будет во всем благоустроено и угодно Богу, а государственная власть будет по правде управлять вверенным ей государством, то будет полное согласие между ними во всем, что служит на пользу и благо человеческого рода. Потому мы прилагаем величайшее старание к охранению истинных догматов Божиих и чести священства, надеясь получить чрез это великие блага от Бога и крепко держать те, которые имеем". Руководствуясь этой нормой, император Юстиниан в своих новеллах признавал за канонами силу государственных законов.

Классическая византийская формула взаимоотношений между государственной и церковной властью заключена в "Эпанагоге" (вторая половина IX века): "Мирская власть и священство относятся между собою, как тело и душа, необходимы для государственного устройства точно так же, как тело и душа в живом человеке. В связи и согласии их состоит благоденствие государства".

В "Основах…" описывается, каким образом попытку утвердить идеал симфонии в новых условиях предпринял Поместный Собор 1917-1918 годов. В декларации, предварявшей Определение об отношении Церкви и государства, требование об отделении Церкви от государства сравнивается с пожеланием, чтобы "солнце не светило, а огонь не согревал. Церковь по внутреннему закону своего бытия не может отказаться от призвания просветлять, преображать всю жизнь человечества, пронизывать ее своими лучами". В Определении Собора о правовом положении Православной Российской Церкви государство, в частности, призывается принять следующие положения: "Православная Российская Церковь, составляя часть единой Вселенской Христовой Церкви, занимает в Российском Государстве первенствующее среди других исповеданий публично-правовое положение, подобающее ей как величайшей святыне огромного большинства населения и как великой исторической силе, созидавшей Государство Российское... Постановления и узаконения, издаваемые для себя Православною Церковию в установленном ею порядке, со времени обнародования их церковною властью, равно и акты церковного управления и суда, признаются Государством имеющими юридическую силу и значение, поскольку ими не нарушаются государственные законы... Государственные законы, касающиеся Православной Церкви, издаются не иначе, как по соглашению с церковною властью".

Можно сказать, что в области определения правовых норм, обеспечения экономического развития, правопорядка, безопасности государства, управления органами власти, конечно, безусловный приоритет должен быть за государством.

Но также и у Православной Церкви как института гражданского общества есть области, в который она имеет свой безусловный приоритет. Это области, касающиеся главных мировоззренческих вопросов, определения высоких принципов, дающих смысл существования страны, государства, каждого гражданина, определения нравственных норм и духовных ориентиров, определение преемственности национальных традиций не в масштабе десятилетий, а в контексте всей многовековой истории России.

Предполагалось, что многие из этих задач должна решить Общественная Палата РФ, но нельзя за короткий период создать что-либо сравнимое с тем духовным и нравственным фундаментом, который Церковь наработала за 2000 лет.

Есть также важные вопросы, относящиеся к ведению как Церкви, так и государства. К ним относятся, в частности, вопросы безопасности личности и общества (особенно в духовной сфере), патриотическое воспитание, воспитательная работа в местах лишения свободы, воспитание и образование детей, семья, социальное служение.

Защита прав и свобод в духовной сфере

Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства". Часть 2 ст. 10 Европейской Конвенции "О защите прав человека и основных свобод" содержит сходные положения: "Осуществление этих свобод может быть сопряжено с ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности".

Для защиты прав и свобод граждан в духовной сфере необходимо дальнейшее развитие законодательства. В частности:

1) В ч. 4 ст. 4 закона "О свободе совести и религиозных объединениях" указано: "Должноого самоуправления, а также военнослужащие не вправе использовать свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии". На практике данное положение трудновыполнимо, потому что требовать от человека, занимающего государственную должность, чтобы он скрывал свое отношение к религии невозможно, также как и трудно разделить, когда человек использует свое положение "для формирования отношения к религии", а когда нет.

Кроме того, для выполнения возложенных на них задач, в частности при подготовке личного состава к решению задач, связанных с риском для жизни или с необходимостью подвергать опасности жизни других людей, руководители неизбежно должны ссылаться на мировоззренческие и религиозные нормы, полная деидеологизация в таких сферах деятельности государства невозможна26, 27.

Соответственно, нужна корректировка данной нормы.

2) В связи с необходимостью обеспечения задач образовательной и воспитательной работы, в ходе которой может происходить соприкосновение различных религиозных и нерелигиозных мировоззрений, необходимо конкретизировать следующие понятия:

  • "пропаганда религиозного превосходства" в ч. 2 ст. 29 Конституции РФ;
  • "воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства" в ч. 6 ст. 3 закона "О свободе совести и религиозных объединениях";
  • "оскорбление религиозных чувств граждан" в ст. 5.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях;
  • "действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам отношения к религии" в ст. 282 Уголовного кодекса РФ.

3) Отталкиваясь от положений российского и международного права, необходимо законодательно ограничить распространение информации, угрожающей правам и свободам человека в духовной сфере. В ч. 6 ст. 3 Федерального закона "О свободе совести и религиозных объединениях" указано: "Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются". Представляется, что данная норма должна быть расширена до территории широкого распространения соответствующей религии, а не ограничена лишь близостью объектов религиозного почитания. Также такие ограничения должны распространяться на электронные и печатные СМИ.

4) Часть 1 ст. 38 Конституции РФ гласит, что материнство и детство, семья находятся под защитой государства. Согласно ч. 1 ст. 63 Семейного кодекса РФ родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей, обязаны заботиться об здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии.

Часть 3 ст. 55 Конституции РФ дает правовую основу для введения необходимых норм как по преподаванию в школе основ православной культуры (также других религий - в республиках - субъектах РФ, так и для введения ограничений на свободу деятельности и информации, которые угрожают духовному и нравственному развитию ребенка.

Такая обязанность возложена на органы государственной власти федеральным законодательством.

Согласно ч. 1 ст. 14 Федерального закона "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской федерации"28 органы государственной власти РФ принимают меры по защите ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию, в том числе от национальной, классовой, социальной нетерпимости, от рекламы алкогольной продукции и табачных изделий, от пропаганды социального, расового, национального и религиозного неравенства, а также от распространения печатной продукции, аудио- и видеопродукции, пропагандирующей насилие и жестокость, порнографию, наркоманию, токсикоманию, антиобщественное поведение29.

Необходимы практические шаги в данном направлении.

5) Необходимы также и иные шаги по развитию законодательства для охраны прав и свобод граждан в духовной сфере30.

Указанные вопросы необходимо регулировать на уровне федерального законодательства, поскольку согласно п. "в" ст. 71 Конституции РФ регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина находится в ведении Российской Федерации.

Церковь, как институт гражданского общества, может внести важный вклад в совершенствование законодательства. Согласно "Основам…", взаимоотношения с законодательной властью представляют собой диалог Церкви и законодателей по вопросам совершенствования общегосударственного и местного права, имеющего отношение к жизни Церкви, церковно-государственному соработничеству и сферам общественной обеспокоенности Церкви. Этот диалог касается также постановлений и решений законодательной власти, не имеющих прямого отношения к законотворчеству.

Относительно современной международно-правовой системы в "Основах…" дается оценка, что она основывается на приоритете интересов земной жизни человека и человеческих сообществ перед религиозными ценностями (особенно в случаях, когда первые и вторые вступают в конфликт). Такой же приоритет закреплен в национальном законодательстве многих стран. Нередко он заложен в принципах регламентации различных форм деятельности органов власти, построения государственной образовательной системы и т.д. Многие влиятельные общественные механизмы используют этот принцип в открытом противостоянии вере и Церкви, нацеленном на их вытеснение из общественной жизни. Эти явления создают общую картину секуляризации жизни государства и общества.

Уважая мировоззренческий выбор нерелигиозных людей и их право влиять на общественные процессы, Церковь в то же время не может положительно воспринимать такое устроение миропорядка, при котором в центр всего ставится помраченная грехом человеческая личность. Именно поэтому, неизменно сохраняя открытой возможность сотрудничества с людьми нерелигиозных убеждений, Церковь стремится к утверждению христианских ценностей в процессе принятия важнейших общественных решений как на национальном, так и на международном уровне. Она добивается признания легитимности религиозного мировоззрения как основания для общественно значимых деяний (в том числе государственных) и как существенного фактора, которые должны влиять на формирование (изменение) международного права и на деятельность международных организаций.

Законодательное установление общенациональной религии РФ и национальной религии республик - субъектов РФ

Согласно ч. 1 ст. 1 Конституции РФ, "Российская Федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления". Все вопросы государственного устройства решаются демократическим путем, через волеизъявление граждан, "высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы". Если на референдуме или через решение представительного органа (Федеральное Собрание РФ), избранного на свободных выборах, будет принято решение об установлении общенациональной религии РФ и национальной религии республики - субъекта РФ, это будет соответствовать демократическим нормам. Согласно ст. 135 Конституции РФ статьи 1-64 Конституции РФ могут быть пересмотрены только путем созыва Конституционного Собрания в соответствии с федеральным конституционным законом. Но такой порядок потребовался бы только при введении государственной религии и не требуется для введения общенациональной религии РФ и национальной религии республики - субъекта РФ.

В связи с особой важностью данного вопроса и желательностью достижения максимального общественного консенсуса по нему, необходимостью максимальной отработки правовых норм, - возможно проведение общероссийского и республиканских референдумов по данному вопросу

Статья 32 Конституции также утверждает право граждан РФ участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей.

Возможно принятие федерального закона "Об общенациональной религии РФ и национальной религии республики - субъекта РФ" и внесение поправок в существующий Федеральный закон "О свободе совести и религиозных объединениях".

Придание Православию статуса общенациональной религии возможно путем приятия отдельного федерального закона, например, "О религиозных организациях Русской Православной Церкви". В нем могут быть также разрешены правовые вопросы, связанные с воссоединением Русской Православной Церкви за границей с Русской Православной Церковью Московского Патриархата.

В российском законодательстве есть примеры принятия специальных законов, регулирующих деятельность отдельных общественных организаций. Например, закон РФ "О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации"31, федеральный закон "Об объединениях работодателей"32, федеральный закон "О российской трехсторонней комиссии по урегулированию социально-трудовых отношений"33, федеральный закон "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан"34, федеральный закон "О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений"35.

Наличие перечисленных отдельных законов не противоречит ч. 4 ст. 13 Конституции РФ, согласно которой "общественные объединения равны перед законом". Наряду со специальными законами, регулирующими деятельность отдельных видов общественных организаций (объединений), действует и общее законодательство, включая ст. 50 и 117 Гражданского кодекса РФ, федеральный закон "Об общественных объединениях"36, федеральный закон "О некоммерческих организациях"37.

Такое же соотношение "специальный закон - общий закон" может быть и между новыми законами ("Об общенациональной религии РФ и национальной религии республики - субъекта РФ" и "О религиозных организациях Русской Православной Церкви") и существующим федеральным законом "О свободе совести и религиозных объединениях".

Может частично быть использован опыт регулирования федеральным законодательством деятельности органов местного самоуправления, не входящих в структуру государственной власти.

Национальная религия республики - субъекта РФ может быть введена соответствующим законом субъекта РФ на основе федерального закона "Об общенациональной религии РФ и национальной религии республики - субъекта РФ".

* * *

Сегодня Россия более не является тем атеистическим государством, каким был Советский Союз на протяжении долгих десятилетий XX в. Роль Православия для Российской Федерации, как и национальной религии для республик - субъектов РФ, непреходяща.

Позиция и роль Православной Церкви в жизни российского общества может быть описана словами Святейшего Патриарха Алексия II:

"Бог, будучи источником любви, призывает каждое из Своих разумных творений к уподоблению Себе. Поэтому христианство настаивает на том, что подлинная духовная жизнь немыслима без деятельной любви к Богу и ближним"38.

Однако любовь только тогда достигает своего результата, когда получает выражение в конкретных делах, заботе о благополучии окружающих. Именно поэтому Православная Церковь, будучи наряду с другими религиозными организациями, отделена от государства, не может отделить себя от нужд общества, в среде которого проходит свое земное служение. В "Основах…" Церковь призывает своих верных чад и к участию в общественной жизни, которое должно основываться на принципах христианской нравственности. Участие христианина в жизни окружающего мира должно основываться на понимании того, что мир, социум, государство являются объектом любви Божией, ибо предназначены к преображению и очищению на началах богозаповеданной любви. Христианин должен видеть мир и общество в свете его конечного предназначения, в эсхатологическом свете Царства Божия. Особенно актуально социальное служение Церкви в нынешнюю эпоху торжества прагматизма, когда забота о благе ближних, социума, родины с легкостью уступает место попечению о собственных эгоистических интересах.

В связи с этим следует сказать, что Русская Православная Церковь во все времена своего бытия являлась тем духовным фундаментом, на основании которого росло и крепло могучее здание Российского государства. Для всякого православного христианина очевидно, что только высокодуховный человек может иметь подлинную любовь к людям и своему отечеству, способен быть настоящим патриотом".

Признание Православия общенациональной религией России и утверждение национальной религии республик-субъектов РФ - верный путь развития суверенного демократического российского общества.

Бочков Сергей Олегович. Кандидат физико-математических наук. Председатель Межрегионального общественного движения «За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей», член общественного совета при Министерстве регионального развития РФ. Главный редактор журналов «Право и безопасность», «Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование».

Примечания.

1. Российская газета. 2007. 27 апр.

2. Парламентская газета. 2007. 22 мая.

3. Согласно стандартному определению, "институты - это "правила игры" в обществе, или, выражаясь более формально, созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми" (Норт Д. Институты, институциональные изменения функционирования экономики. М., 1997. С. 17).

4. Фридмен М. Взаимосвязь между экономической и политической свободами / Фридмен М., Хайек Ф. О свободе. (Серия "Философия свободы"), вып. II. М.: Социум, Три квадрата, 2003. С. 14. Права на данное издание принадлежат Институту Катона (США), цели которого зафиксированы на с. 181 этой же книги: "Институт Катона стремится направить обсуждение государственной политики в русло традиционных американских принципов ограниченного правительства, свободы личности, свободных рынков и мира. Для достижения этой цели Институт пытается пробудить у простых граждан интерес к проблемам экономической политики и надлежащей роли государства". Милтон Фридмен - американский экономист, лауреат Нобелевской премии, ведущий представитель Чикагской школы, его имя ассоциируется в первую очередь с "монетаристской доктриной"

5. Эрроу К.Дж. Коллективный выбор и индивидуальные ценности: Пер. с англ. М.: Издательский дом ГУ ВШЭ, 2004. С. 44. Лауреат Нобелевской премии Кеннет Эрроу считается одним из выдающихся экономистов современности.

6. Сурков В. Национализация будущего (параграфы pro суверенную демократию) // Суверенная демократия. От идеи - к доктрине. М.: Европа, 2007. С. 27-44.

7. Утверждены Президентом РФ 03.06.96. Российская газета. 1996. 11 июня.

8. В апреле 2001 г. респондентам фонда "Общественное мнение" был задан вопрос: "Должно ли стать Православие государственной религией России?". 29% опрошенных решительно или с оговорками ответили, что да, должно стать, 53% ответили отрицательно (http://bd.fom.ru/report/map/articles/chesnokova/oz02061905).

9. От 05.03.92 № 2446-1 (в редакции от 02.03.07).

10. От 17.12.97 (с изменениями от 10.01.00) // Российская газета. 1997. 26 дек.

11. От 09.09.00 // Российская газета. 2000. 28 сент.

12. Утверждена федеральным законом от 10.04.00 № 51-ФЗ.

13. Утверждены Верховным Советом РФ 09.10.92 № 3612-1 (в ред. от 29.12.06).

14. От 30.12.01 № 197-ФЗ (в ред. от 30.12.06).

15. От 26.09.97 № 125-ФЗ (в ред. от 06.07.06).

16. "Основы…" приняты Освященным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, проходившим 13-16 августа 2000 г., в них излагаются базовые положения учения Церкви по вопросам церковно-государственных отношений и по ряду современных общественно значимых проблем. Документ также отражает официальную позицию Московского Патриархата в сфере взаимоотношений с государством и светским обществом.

17. Всемирный Русский Народный Собор (ВРНС) - международная общественная организация, существует с 1993 г. (http://www.vrns.ru/). Главой ВРНС является Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. С 2005 г. ВРНС предоставлен специальный консультативный статус при ООН.

18. http://www.vrns.ru/itog-dok/10_vrns_dekl_prava_dostoinstva.htm.

19. См. также: Послание Освященного Архиерейского Собора (Москва, 3-8 октября 2004 г.) // Право и безопасность. 2004. № 3 (http://dpr.ru/pravo/pravo_9_3.htm).

20. От 04.11.50 (ратифицирована федеральным законом от 30.03.98 № 54-ФЗ)

21. Всеобщая декларация прав человека (принята 10.12.48 Генеральной Ассамблеей ООН), ст. 18: "Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных порядков"

22. Мау В.А. Стратегические вызовы современной России сквозь призму христианского учения // Право и безопасность. 2004. №2 (http://dpr.ru/pravo/pravo_8_1.htm).

23. Протоиерей Всеволод Чаплин. Православие и общественный идеал сегодня // Право и безопасность. 2004. № 2 (http://dpr.ru/pravo/pravo_8_2.htm).

24. http://www.radonezh.ru/new/?ID=1372.

25. Дунаев М.М. Тупики либерального сознания // Право и безопасность. 2004. № 2 (http://dpr.ru/pravo/pravo_8_4.htm).

26. Осипов А.И. Меч и мир: православный взгляд // Право и безопасность. 2004. № 4 (http://dpr.ru/pravo/pravo_10_3.htm).

27. Дунаев М.М. Лабиринты патриотической мысли // Право и безопасность. 2006. № 3-4. С. 145-154.

28. От 24.07.98 № 124-ФЗ (в ред. от 21.12.04).

29. Аналогичные положения содержатся в "Конвенции о правах ребенка", одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.89.

30. См., например: Беспалько В.Г. Духовная безопасность как объект уголовно-правовой охраны // Право и безопасность. 2006. № 3-4. С. 155-166.

31. От 07.07.93 № 5340-1 (в ред. от 08.12.03).

32. От 27.11.02 № 156-ФЗ (в ред. от 05.12.05).

33. От 01.05.99 № 92-ФЗ.

34. От 15.04.98 № 66-ФЗ (в ред. от 30.06.06).

35. От 28.06.95 № 98-ФЗ (в ред. от 22.08.04).

36. От 19.05.95 № 82-ФЗ (в ред. от 02.02.06).

37. От 12.01.96 № 7-ФЗ (в ред. от 17.05.07).

38. Из обращения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на Епархиальном собрании 2006 г. (Москва, 05.12.06).

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100