написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 2 (43), Июль 2010.

Нравственные принципы хозяйствования и общественные индикаторы государственно-частного партнерства

Бочков С.О., главный редактор журнала "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование", Краснопольский Б.Х., руководитель Представительства Института экономических исследований ДВО РАН в г. Москве

***

В статье доказывается острейшая необходимость обратиться на данном этапе развития экономики к естественно-природным основам хозяйственной деятельности, исторически заложенным в человеке и поддерживаемым православными постулатами и традициями. Именно в чувстве справедливости и духовном мире каждого гражданина авторы видят огромный потенциал для экономического рывка нашей страны в будущее.

Ключевые слова: экономическое развитие, прогнозирование, православие, институты гражданского общества, государственно-частное партнерство.

***

Культивируя приоритет рыночных отношений не только во всех сферах хозяйствования, но и, к сожалению, в социальной и духовной жизни, сегодняшняя Россия движется по пути развития жестких, а подчас - жестоких капиталистических отношений в обществе. Что собой представляют эти отношения в России и насколько они соответствуют тому самому “мейнстриму” в мировой экономике - это особый вопрос, который требует специального рассмотрения. Видимо, другого пути ни ученые-экономисты, ни практики хозяйственной деятельности в нашей стране не видят в настоящее время, хотя наиболее мыслящие из них прекрасно понимают, что именно этот путь привел и обязательно приведет снова, возможно в ближайшее время, к очередному финансово-экономическому кризису с еще более разрушительными последствиями, чем сегодняшний. Но, в общем-то, сейчас все закрывают глаза на эти угрозы и, действуя на “авось” по принципу страуса, “прячащего голову в песок”, старательно “вбрасывают” федеральные средства (т.е. средства налогоплательщиков) в безмерно распухший и по природе своей спекулятивный финансовый сектор, уже давно оторвавшийся от реальных потребностей не только народного хозяйства, но и обыкновенного человека с его насущными жизненными проблемами.

Все прекрасно понимают, что капитализм, исповедующий принципы жесткой “рыночной диктатуры”, всегда и везде зиждется на “эксплуатации человека человеком”. Различия в эффективности экономики и уровне и качестве жизни в капиталистических странах возникают только в зависимости от степени этой эксплуатации. В так называемых “цивилизованных” странах трудящиеся добились существенного снижения степени эксплуатации, и там наиболее богатые слои населения вынуждены хоть как-то делиться с менее богатыми. В “нецивилизованных” странах пассивность и неорганизованность основной массы труженников открывает дорогу гораздо большей степени эксплуатации, что вызывает огромный разрыв в общественных индикаторах оценки благосостояния маленькой групки супербогатых (“элиты” общества) и подавляющей части обездоленного населения.

Пора говорить об этом и в нашей стране честно, вслух и громко, и не только «на кухне». Ведь в конце концов, оскорбительно и позорно для человека - “венца природы”, что весь хваленый капиталистический “мейнстрим” в мире строится на его примитивных, причем низменных, животных инстинктах: или на желании “наживы” - для предпринимателей, или на боязни потерять работу (а подчас - и жизнь) - для наемных работников. Может быть, пора уже переходить к экономическим (читай - общественным) стимулам, адресованным не к “желудку” и животному страху человека, а к его разуму и душе?

Авторы данной статьи уже неоднократно обращались в своих публикациях к обсуждаемой теме [1-6]. Ведь именно сейчас, пока еще не поздно, народу России необходимо определить свою национальную модель того экономического развития, которое будет строиться в ближайшем будущем, и найти в себе смелость и силу воли отказаться от навязываемых извне с весьма активным участием внутренних компрадоров (“пятой колонны”) жестких, но обреченных историей форм поддержания миропорядка на базе ортодоксального капитализма. Они в нашей “сермяжной” интерпретации, осуществленной в начале 90-х гг., к сожалению, только укрепляют благосостояние “золотого миллиарда” и на практике действуют против реальных национальных интересов страны и ее населения, создавая очаги внутренней напряженности, обостряя вызовы национальной безопасности. Ведь это не нормально, что интересы зарубежной “элиты” мирового сообщества, весьма подходящие для некой весьма влиятельной группы правящей “элиты” России, ставятся выше интересов подавляющей части ее трудящихся.

Вектор экономического развития

Скорее всего, наша страна получит гораздо более эффективные формы своего хозяйственного и общественного развития, если откажется от жестких ортодоксальных методов укрепления “рыночного диктата” и будет строить политику на мобильной, смешанной, разумной экономике, вне зависимости от тех или других “измов”. В этой политике должны быть отражены, конечно, и геополитические, и национальные реалии, но, что самое важное, она должна быть возвращена к первичным, природным истокам и обращена на нужды простого человека - как предпринимателя, так и наемного труженика.

В этом отношении весьма показательным является недавно подготовленный Институтом современного развития (ИНСОР) аналитический доклад под названием: “Россия XXI века: образ желаемого завтра” [7].Интересны и анализ, и синтез научного материала этого доклада, в котором, например, Раздел IV называется “Из тревожного настоящего - в желаемое будущее: первочередные шаги”.

***

Президент РФ Д.А.Медведев создал ИНСОР в 2008 г. Это консультативный орган по вопросам экономической политики, который считается ключевым инструментом в реализации обещаний Президента модернизировать экономическую и политическую систему России. Руководитель института Игорь Юргенс заявил репортерам российских СМИ о "большой надежде" на то, что Д.А.Медведев как раз тот человек, который сумеет осуществить эти изменения.

***

Авторы данной статьи не ставят перед собой задачу по рецензированию этого аналитического материала, но логика указанного доклада имеет самое прямое отношение к теме. Поэтому есть смысл привести некоторые цитаты, например: “Особое значение приобретает гуманитарная составляющая: ценности и принципы, мораль и мотивации, установки и системы запретов…(Здесь и далее - курсив авторов). И главное: в отличие от этапов индустриализации, урбанизации и т.п., полноценные модернизации постиндустриальной эпохи в условиях несвободы в принципе не реализуются. В современном мире главным ресурсом развития становятся творческие способности человека, его энергия и инициатива. Перекос в сторону этатизма, культа власти и коммунальныхценностей в новом мире заведомо непродуктивен. Мегамашина государства, состоящая из «винтиков», теперь и впредь, в конечном счете, безнадежно проигрывает сообществу свободных индивидов” [7, с. 8].

Важны утверждения и в следующей цитате доклада: “Новые ценности и принципы меняют соотношение статусов власти и общества, государства и человека.Самым современным и стратегически значимым требованием к власти становится ее способность к рациональному самоограничению. Во власти формируется новый кодекс служения - не самой себе или абстрактной «державе», а живым людям, ее населяющим. Теперь страна - это мы, народ. Точно по Конституции… Стратегическим ресурсом становится человеческое достоинство. Оно всегда былоэтическим императивом, но теперь эта мораль становится залогом будущего, она непосредственно конвертируется в прагматические ценности и инвестируется в развитие, становится ликвидной в прямом экономическом смысле слова. И наоборот: диктат, насилие и унижение уже неликвидны, они тормозят развитие, лишают перспективы.Такая переоценка ценностей требует изменения всей системы институтов, практик иотношений” [7, с. 9]. Весьма интересными являются и следующие фразы: “Изменение системы ценностей от государства и власти к индивиду и обществу в корне меняет само содержание инноваций, их направленность и мотивацию… Опаснейшая иллюзия, будто нынешнюю Россию - в том виде, в каком она сформировалась - можно сделать инновационной, общающейся на равных с лидерами мирового инновационного развития и конкурирующей за возможности управления будущим. Для подлинно инновационного развития (а по большому счету, и для обеспечения самого инновационного старта) уже нужна другая страна - с другой системой ценностей и отношений, с другой политикой и социальной средой, с другой системой управления, с другим настроем в бизнесе” [7, с. 19-20].

Как видно, авторы доклада совершенно правомерно подчеркивают резко меняющуюся ситуацию в модернизации экономического развития в постиндустриальную эпоху и ее базирование на развитии человека, его нравственных духовных установках, его домохозяйстве, на той первичной ячейке общества, с которой экономический анализ начинается и к которому должен вернуться синтез научного материала и разрабатываемого на его основе прогноза развития народного хозяйства России.

Что касается данного прогноза, то здесь авторы доклада, к сожалению, становятся на позиции некоторых утопистов и, несмотря на их безусловно благородные устремления, демонстририруют создание в стране уже в недалеком будущем некоторого “Города Солнца”. Они пишут в параграфе, названном “Российское экономическое чудо”: “Уровень социального расслоения в России остается достаточно высоким, но заметно сократившимся по сравнению с началом века - если брать децильный коэффициент, то он равен примерно 1:10, что в целом соответствует европейским (североевропейским) меркам.Наиболее многочисленным социальным слоем российского общества является средний класс, в который попадает не менее 50% населения (домохозяйств)…Уже в 2010-е гг. глобальная экономика стала фундаментальной основой национальных хозяйственных комплексов и финансовых систем. Адекватно ответив на этот вызов, опираясь на преимущества глобализации и страхуя себя от ее рисков, Россия заняла устойчивые позиции среди мировых экономических лидеров” [7, с. 26, 32].

Правда, несколько позднее говоря о сроках подобных кардинальных изменений, авторы подчеркивают: “После всего написанного выше возникают вопросы: когда же эти панорамные изображения будущего должны превратиться в реальную действительность России? И кто этим будет заниматься? Что касается первого вопроса, то мы не торопимся вступить на внешне привлекательный путь установки конкретных дат (2020, 2030, 2100 и т.д.). Как нам представляется, история развивается не из-за того, что перед ней ставят ориентиры в виде определенных круглыхдат. Есть внутренняя логика и последовательность событий, которую намного важнее уловить для достижения конечного и реального успеха” [7, с. 48]. В общем, несмотря на некоторую “туманность” в данном ответе, можно констатировать, что эти изменения в России раньше или позднее, но все-таки могут произойти.

В целом из характеризованного выше материала вытекает, что весьма важным является использование естественно-природной для любого народа, а для русского - в особенности, тяги к справедливости, к тем нравственно-этическим принципам хозяйствования, которые в течение многих веков находили свое отражение в православных традициях. Причем термин справедливость исторически понимается в России не только как чисто моральная категория. Он всегда носит, пусть и не очень конкретный, но все-таки весьма глубокий экономический смысл. Люди всегда, даже несмотря на отсутствие каких-либо суперматематических расчетов, чувствовали и могли весьма с высокой точностью определить реальные трудовые и сопутствующие им затраты, лежащие в основе тех или других компенсаций общества или бизнес-корпорации за этот труд и в базе определения цены на тот или иной вид продукции или услуги. Бешенные, несправедливые по своей сути перекосы в этом плане, свойственные для сегодняшней мировой экономики, а для России в особенности вызывают у людей естественное чувство сопротивления, отторжения этого “рыночного диктата”, высокие протестные настроения, которые, не находя своего определяемого законами выхода, реализуются подчас в самых нелепых формах нарушения общественного порядка.

Да, действительно, конкретным “спусковым крючком”, реальной причиной нынешнего финансово-экономического кризиса стал финансовый сектор с его махинациями на кредитном рынке. Но гораздо более глубокая причина этого кризиса кроется в душах и головах людей, в ихразочаровании в справедливости действующего мирового порядка, этого жестокого “рыночного мейнстрима”, который открыто используется в интересах узкой кучки “нуворишей”, в растущем недоверии людей к правящим “элитам” как национального, так и мирового уровня.

Православная экономическая парадигма

Академику РАН Д.С.Львову (в 1996-2002 гг. - академику-секретарю Отделения экономики РАН) принадлежат слова: «В экономике очень важно найти некоторую константу, которая должна стать основой управления. Есть ли такая константа у нас, в России? Вы посмотрите на тысячелетнюю историю России. Сколько было войн, революций, потрясений! Менялись города, менялась промышленность, менялись ландшафты, менялся человек. На протяжении всей истории осталась только одна константа - это Церковь и проповедуемые ею истины. Так чего же мы мучаемся? Вот же критерий экономического, социального развития, когда каждый шаг - правильный и неправильный - мы имеем возможность оценивать с точки зрения Православной Церкви. Почему же мы должны жить на основе идеологии, противной нашей сути и которая не соответствует нашему представлению об идеалах, о целевых ориентирах? И когда я говорю об этом, мне представляется, что не может безнравственная власть построить в России нравственную экономику» [8].

В 2000 г. на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви были приняты Основы социальной концепции [9], два раздела которых: «Труд и его плоды» и «Собственность» целиком посвящены экономическим вопросам.

В Своде нравственных принципов и правил в хозяйствовании (принят 05.02.2004 на VIII Всемирном русском народном соборе, одобрен 09.09.2004 Межрелигиозным советом России) [10] указывается: «Не забывая о хлебе насущном, нужно помнить о духовном смысле жизни. Не забывая о личном благе, нужно заботиться о благе ближнего, благе общества и Отчизны», ставится задача «создавать такой экономический уклад, который поможет гармонично реализовывать как духовные устремления, так и материальные интересы личности и общества».

***

Всемирный Русский Народный Собор (ВРНС) - международная общественная организация, существующая с 1993 г., которой с 2005 г. предоставлен специальный консультативный статус при ООН. Главой ВРНС является Святейший Патриарх Московский и всея Руси.

***

Далее в Своде подчеркивается: «Собственность дает максимальную отдачу именно тогда, когда она употребляется эффективно, а плоды ее распределяются справедливо и ответственно, «вкладываются» в социальную стабильность. Если человек создает материальные блага исключительно для себя, своей семьи, своей социальной группы, при этом пренебрегая интересами других, - он преступает нравственный закон и многое теряет в экономическом смысле… Использование собственности в хозяйствовании не должно носить узко-эгоистический характер, противоречить общему интересу. Благосостояние добросовестных предпринимателей и тружеников должно соответствовать их трудовому вкладу, быть следствием создания, рачительного использования и преумножения ими общественно-полезных благ. … И предприниматель, и государство должны исходить из принципа справедливости при принятии экономических решений».

В июле 2006 г. в Москве состоялся Всемирный саммит религиозных лидеров, собравший представителей ведущих религиозных течений планеты. В своем заключительном послании саммит декларировал, что “международный экономический уклад, равно как и прочие сферы глобальной архитектуры, необходимо основывать на справедливости. Вся экономическая и деловая активность должна быть социально ответственной и зиждиться на нормах морали. Именно это делает ее по-настоящему эффективной, т.е. приносящей благо людям”.

В послании Предстоятелей Поместных Православных Церквей от 12.10.2008 говорится о причинах сегодняшнего кризиса: «Пропасть между богатыми и бедными драматически разрастается вследствие экономического кризиса, который является результатом извращенной экономической деятельности, лишенной человеческого измерения и не служащей подлинным потребностям человечества, а также погони финансистов за наживой, часто приобретающей маниакальный характер. Жизнеспособна лишь такая экономика, которая сочетает эффективность со справедливостью и общественной солидарностью» [11].

Также в Послании говорится, что технический и экономический прогресс не должны вести к уничтожению среды обитания и истощению природных ресурсов. Неограниченное стремление к удовлетворению материальных потребностей ведет к оскудению и души человека, и окружающей природы. Нельзя забывать, что природные богатства земли суть не только человеческое достояние, но, прежде всего, творение Божие: «Господня земля и что наполняет ее, вселенная и все живущие в ней» (Пс. 23:1). Мы должны помнить о том, что не только нынешние, но и будущие поколения имеют право на пользование теми природными благами, которые даны нам Творцом.

Известный русский экономист С.Н.Булгаков в статье «Народное хозяйство и религиозная личность» еще в 1909 г. проводил мысль, что нам нужно освободиться от многих идейных фантомов, и в том числе и от «экономического человека». Нужно понять, что и хозяйственная деятельность может быть общественным служением и исполнением нравственного долга, и только при таком к ней отношении и при воспитании общества в таком ее понимании создается наиболее благоприятная духовная атмосфера как для развития производства, так и для реформ в области распределения, для социально-экономического прогресса.

В своей работе «Православие: очерки учения Православной церкви» С.Н.Булгаков развивает положение о том, что религия, господствующее мировоззрение кладет свою определенную печать и на хозяйственного деятеля, или экономического человека. По его мнению, наряду с другими духовными типами существует и христианский тип экономического человека - как в самом общем смысле, так и более конкретно, применительно к самым разным христианским вероисповеданиям: тип православный, католический, протестантский с разными его разветвлениями [12].

Характеризуя христианское отношение к труду, он обосновывал следующее положение: «Остается незыблемым, что христианство освободило и реабилитировало всякий труд, особенно хозяйственный, и оно вложило в него новую душу. В нем родился новый хозяйственный человек, с новой мотивацией труда. Эта мотивация носит в себе черты соединения мироотреченности и мироприятия в этике хозяйственного аскетизма, причем именно это соединение противоположностей в напряженности своей и дает наибольшую энергию аскетического, религиозного и мотивированного труда. Этот свободный аскетический труд есть та духовно-хозяйственная сила, которою утвержден фундамент всей европейской культуры».

Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл подчеркивает: «По-настоящему деловой человек всегда помнит, что прибыль - это лишь средство для продолжения и развития своего дела на пользу ближним. Главным же смыслом своих трудов мы должны видеть служение Богу, ближнему и Отечеству через созидания необходимых для достойной жизни духовных и материальных благ. В этом главное отличие православной социально-экономической этики и понимания нами концепции «Общего блага» от небезызвестной «этики капитализма» [13]. Предстоятель приводит слова русского философа Николая Бердяева: «Вопрос о хлебе для меня есть вопрос материальный, но вопрос о хлебе для моих ближних, для всех людей есть духовный, религиозный вопрос».

Научный взгляд

Определенный задел в новом осмыслении роли этики в экономике и управлении сделан в исследованиях современных отечественных и зарубежных ученых.

Академик РАН О.Т.Богомолов пишет: «Экономисты и политики страдают склонностью пренебрегать нравственными и духовными аспектами роста и совершенствования производства. Между тем, история свидетельствует о их немалой значимости для человечества. Основные духовные ценности и нравственные нормы - результат развития цивилизаций. Они отражают объективные требования и законы развития человека и социума. Совместно живущие люди нуждаются в моральных нормах и духовных ценностях, в представлениях о добре и зле, в поддержании устоявшихся традиций и правил поведения, чтобы жизнь их протекала относительно мирно и безконфликтно…

Несомненно, идеалы, в которые верят люди, их совесть, представления о чести и достоинстве влияют на поведение в обществе и быту, на отношение к труду, степень самоотдачи и жизненной активности. Для оценки роли духовных и нравственных начал в экономическом и социальном развитии речь должна идти не столько об отдельных личностях, сколько о больших социальных группах» [14].

Швейцарский исследователь Петер Ульрих определяет идеологию современного экономического «мэйнстрима» - экономизм - как веру экономической рациональности только в саму себя и ни во что другое. Он выделяет три основополагающие формы проявления экономизма [15]:

1) самообособление экономической рациональности от этико-практической точки зрения. Такое самообособление означает вычленение якобы автономной экономической проблематики из проблематики разумного поведения человека вообще с тем, чтобы анализировать экономическую проблематику - в качестве познания автономной экономической теории - «нейтрально», абстрагируясь от «ценностного» социально-экономического контекста, с сугубо экономической точки зрения. Это наносит ущерб рефлексии о нормативных условиях функционирования экономического рассудка и приводит к убеждению о «несоотносимости» между «автономной» экономической теорией и этикой (концепция двух миров). При нынешних обстоятельствах идея «чисто» экономической рациональности ведет к противоречию между ограниченностью имеющихся ресурсов и совокупностью всех насущных задач, на которые их можно употребить. Этическая нейтрализация чисто экономической постановки проблем не удается потому, что она, во-первых, исходит из несостоятельного представления, будто потребляемые ресурсы (природные, человеческий труд, капитал) не имеют собственной ценности (ценностный аспект ограничивается нуждами торговли), и, во-вторых, предполагает существование объективно определяемого, независимого от интересов, единого целеполагающего критерия хозяйствования (фикция общего блага);

2) абсолютизация типа мышления, выдвигающего на первый план приоритеты цены/пользы. Такая абсолютизация означает отрицание всякой разумности экономического аспекта поведения, в том числе и непосредственно хозяйствования, по соображениям высшего порядка, смысл которых - за пределами экономики. Место такой разумности занимает нормативная идея максимизации получаемой пользы при ограничении затраченных средств (идея эффективности); она представляет собой, таким образом, не нуждающуюся ни в каких этических обоснованиях основополагающую норму. Абсолютизация аспекта эффективности, превращение ее в самоцель создает то самое экономическое мировоззрение, которое придает себе видимость «чистой», специально присущей экономике рациональности. Все не относящееся к предмету и нерациональное в нем - это именно то, что выходит за рамки «экономического принципа рациональности» и претендует на обобщения, относящиеся к рациональности как таковой. В этом находит выражение та ущербность методической дисциплины, которая выявляется только при соприкосновении с реальностью, где для действия экономически-рациональных аргументов необходимы совершенно определенные условия («экономический рационализм»);

3) нормативное преувеличение логики рынка, ее возведение в абсолютный принцип координации общества. Такое преувеличение означает ограничение логики сосуществования людей (этической идеи рациональности) экономической логикой взаимовыгодного обмена благами. Поскольку вытекающее отсюда представление о «правильной» организационной политике уже не осознает категориальной ограниченности своего понимания рациональности и необходимости этической интеграции нормативной логики рынка, оно само превращается в «принцип» исключительно экономического обустройства социального мира. Вместо того чтобы адаптировать рынок к социальным отношениям, сами эти отношения радикальным образом подгоняются под требования рынка*. Игнорирование инструментального характера хозяйства превращает хозяйствующего человека в «человека экономического» (Homo economicus), сводит отношения между людьми к отношениям обмена и ведет к перерастанию идеи эффективности рыночной экономики в идеологию тотального рыночного общества.

* Автор ссылается на Карла Маркса и Карла Поланьи, в работах которых разрабатывалось экономическое искажение отношение экономики и общества.

П.Ульрих отмечает, что экономистические мыслительные императивы полностью искажают взгляд на этические проблемы развития рыночной экономики.

Академик РАН С.Ю.Глазьев пишет: «Современная экономическая наука явно пренебрегает значением нравственных ценностей в формировании экономического поведения. В доминирующей сегодня парадигме рыночного равновесия заложена предпосылка о рациональном поведении экономических агентов, направляемых единственным мотивом максимизации прибыли. При этом игнорируется значение всех других мотивов экономического поведения и его нравственных ограничений.

Выхолащивание духовного начала в научной интерпретации экономического поведения объясняется как сложностью его формализации, так и определенной идеологической традицией. С одной стороны, сведение мотивов экономического поведения к максимизации прибыли существенно упрощает его математическое моделирование и позволяет строго доказывать определенные гипотезы о свойствах экономической системы. С другой стороны, эти свойства затем используются для оправдания вполне определенной экономической политики, получающей, таким образом, «научное» обоснование.

Характерными примерами выхолащивания духовного начала в научном моделировании экономического поведения с целью обоснования определенной экономической политики могут служить теории рыночного равновесия и оптимального функционирования экономики. Эти идеологически противоположные научные школы имеют общее основание - сведение экономического поведения к максимизации дохода. Только первая из них исходит из максимизации дохода экономических агентов, а вторая - максимизации национального дохода всего общества. Каждая из этих теорий используется как научное доказательство целесообразности противоположных по смыслу экономических идеологий, основанных, соответственно, на рыночном и директивном принципах управления экономической системой…

При этом в качестве абсолютного критерия истинности принимается максимизация материального благополучия, измеряемая в денежном выражении. По своей идеологической сути это есть ни что иное, как культ золотого тельца, облеченный в респектабельную научную форму строгих математических моделей…

Если исходить из тенденции возрождения православной самоидентификации все большей части населения России, для моделирования соответствующего ей экономического поведения следует обратиться к анализу влияния православного мировоззрения на мотивы и ограничения этого поведения. В качестве его основы можно использовать «Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании»» [16].

Доктор экономических наук В.Я.Иохин отмечает, что рыночные цены как равнодействующие спроса и предложения несут в себе исключительно экономическую составляющую и игнорируют информацию о нанесенном ущербе природе, об истощении ресурсов, о социально-экономической значимости образования, здравоохранения, культуры, духовной сферы как непременных атрибутах жизнедеятельности любого человека и общества в целом, обеспечения нормальных условий для процесса общественного воспроизводства. Центральной проблемой экономической теории становится переосмысление значимости материально-технических и товарно-денежных факторов в хозяйственной жизни общества и переориентация экономического мышления на человека, который занимает в ней центральное место. Следовательно, речь должна идти о социологизации экономической теории во всех аспектах жизнедеятельности и жизнеобеспечения человека в будущем, о «низвержении с пьедестала» «экономического человека» и восстановлении естественного человека, который, как считал Ф.Хайек, не вписывается в «расширенный порядок» [17].

Предпринимательская активность может быть продуктивной, непродуктивной или деструктивной [18]. Благосостояние общества также, если не в большей степени, зависит от направления предпринимательской деятельности, как от числа предпринимателей. На что, главным образом, направлено предпринимательство - на инновации и их распространение или на действия, приносящие мало пользы, а то и вред обществу, - зависит от того, какие стимулы и вознаграждения формируются благодаря действующему законодательству и другим общественным институтам, в том числе этическим установкам. К счастью, общество, политические структуры, школы бизнеса располагают средствами в виде законодательства, судебной системы, образования, чтобы облегчить и стимулировать полезную предпринимательскую деятельность и снизить привлекательность непродуктивного предпринимательства.

Развитие институтов

Анализируя результаты трансформации и проблемы переходной экономики, большинство исследователей подчеркивают роль институциональной инфраструктуры, провалов в ее развитии как барьеров для реформирования экономики. В этом плане такие элементы культуры, как деловая этика, правовая культура, могут служить в качестве примеров важнейших элементов институциональной инфраструктуры, дефицит которых требует скорейшего устранения [19].

Такое развитие, конечно, невозможно без политического реформирования и опоры на институты гражданского общества. Одним из основных таких институтов в России является Русская Православная Церковь.

Исследователь Майк Новак пишет: конкуренция на рынке координирует усилия людей, зачастую движимых личными, даже эгоистическими интересами, но сама по себе она чувства солидарности не порождает. Вопреки точке зрения о том, что «такой вещи, как общество, просто не существует», - эту фразу приписывают госпоже Тэтчер - на самом деле общество, конечно, есть. Просто это не синоним государства. Это сфера «действий сообща», которые осуществляются добровольно и в то же время определяются чувством долга по отношению к другим людям и социальной системе, на которую опирается свобода [20]. Сторонники жесткого экономического рационализма, как правило, считают, что координационного воздействия рыночной конкуренции вполне достаточно, однако, как отмечал Адам Смит, для хорошего функционирования общества необходимо большее. Демократия основывается на том, что люди берут на себя личную ответственность за поддержание институтов, нравственности и обычаев, служащих фундаментом свободы.

Здесь уместно привести данное В.А.Швейцером определение: «социальное государство - совокупность социальных институтов, регулируемых и совершенствуемых государством, достигшим высокого уровня развития, опирающимся на сеть институтов гражданского общества, являющегося общественным контролером постоянного процесса модернизации социальной сферы» [21].

Этические аспекты и перспективы ГЧП

Одним из важных шагов в придании экономике этического измерения может стать развитие целенаправленных форм государственно-частного партнерства (ГЧП),основное отличие которого - гарантировать нацеленность различных экономических решений и инвестиционных проектов на конечные общественно и социально значимые цели, естественно, при соответствующей разумной поддержке основной массы предпринимателей и рядовых наемных труженников со стороны государства.

Ведь культивируя индивидуальный, а фактически эгоистический интерес в каждом работнике, мы сами провоцируем практически неразрешимые конфликты и противоречия личности с коллективными интересами, интересами предприятия, всего общества, которые, если смотреть правде в глаза, могут разрешаться только силовым путем. Фактически люди сами создают условия этой постоянной “гражданской войны” между узким слоем богатых и огромной массой бедных (и в геополитическом масштабе тоже), в чем практики - крупные обладатели денег и власти, а также подпитываемые ими “ученые - экономисты” видят естественные причины и стимулы развития экономики, некий “первородный генератор” общественного развития.

Но на самом деле, по православным постулатам, все эти искусственно создаваемые и поддерживаемые общественные конфликты являются “происками дьявола”. Как показывает практика, борьбу с ними нужно вести не только религиозной проповедью, но подчас и революционными методами, в первую очередь - хозяйственными. Здесь в качестве первого конкретного шага в настоящее время, как считают авторы, необходимо использовать в системе ГЧП жесткие общественно-социальные индикаторы и регуляторы, устанавливаемые обществом как для предпринимателей, так и для наемных работников.

Сама жизнь подсказывает, что сейчас остро необходимо, чтобы вопросы духовного роста личности, духовной безопасности общества не замалчивались, не отходили на второй план*. Ведь когда экономические механизмы разрабатываются на базе в основном “материально-животных” стимулов, мы сталкиваемся и с истощением запасов различного вида природных ресурсов, и с нарастанием экологических проблем, и с усугубляющейся отсталостью целых регионов планеты, и др. Также необходимо отметить невозможность установления рыночными механизмами справедливости в оценке стоимости труда и ее резкими различиями между трудом, связанным с производством реальных ценностей (в том числе знаний), товаров и услуг, и «трудом», нацеленным на формирование с помощью финансовых инструментов глобальных «пирамид» и «пузырей» (чем занимаются уже и правительства) и направленным на спекулятивное обогащение. А кто сейчас, даже из самых “продвинутых” ученых-экономистов может привести хоть какие-то научные обоснования реальных трудовых затрат и их связи с выплатой тех умопомрачительных и практически бесконтрольных “зарплат” и бонусов, а также дивидендов, которые устанавливают для себя владельцы, менеджеры высшего уровня и акционеры в различных крупных корпорациях?

*Согласно «Концепции национальной безопасности РФ» система национальных интересов России определяется совокупностью основных интересов личности, общества и государства; интересы личности состоят… в физическом, духовном и интеллектуальном развитии; интересы общества включают в себя… духовное возрождение России.

С позиций православной хозяйственной этики частное предпринимательство нисколько не противостоит общественным интересам и государственному предпринимательству, они могут эффективно дополнять друг друга. Здесь мы видим естественную идейную основу широкого спектра форм ГЧП. Предприниматель, непосредственно управляющий фирмой, которой он владеет, ориентирован на выполнение некой общественной миссии. Настоящий предприниматель, учитывающий природно-естественную тягу народа к справедливости и уважающий достоинство нанимаемых работников, не будет гнаться за наживой “любой ценой” и получением сверхприбылей для собственного обогащения. Предприниматели часто начинают свой бизнес на основе своих приобретенных ранее навыков и способностей, которые, как они считают, могут быть востребованы рынком. Они - люди, движимые миссией созидания, достижения чего-то полезного - как для местного сообщества, так и для общества в целом. Иными словами, у них есть персональное чувство самоидентичности и гордости за общественно значимую работу, которую они выполняют, выстраивая свою фирму и ее деятельность [22]. Настоящий предприниматель, наверняка, сумеет заинтересовать и привлечь к своей работе нужный профессиональный наемный персонал, обеспечивая для него достойные не только для данного общества, но и для мирового сообщества условия существования и расширенного воспроизводства индивидуального домохозяйства, конкретного человека и членов его семьи.

При этом, конечно, государство должно создать условия, чтобы и предприниматель, заботящийся об общественных интересах, и наемный работник не попали бы в заведомо худшее положение по сравнению с теми “предпринимателями” и их “менеджерами”, кто пытается нажиться любой ценой. Сегодня общество в лице государства обладает огромным арсеналом различных методов и способов, чтобы разобраться в подобной ситуации и ввести необходимые регуляторы для создания более-менее честных условий рыночной конкуренции и, если это нужно, изъятия существенной части полулегально полученных корпоративных сверхдоходов. Именно ГЧП является одним из таких механизмов реализации общественно-социальной ответственности как самого государства, так и предпринимателей и наемных работников.

Практические аспекты развития ГЧП

ГЧП как институт, соответствующий высокой степени организации общественного производства, требует для своего развития:

  • совершенствования развития инфраструктуры, взаимосвязанного развития ее внутренних и внешних элементов, создающих условия не только для существенного роста внутренней эффективности производственного комплекса страны, но и для обеспечения ее конкурентоспособности на мировых рынках;
  • отражения в формах ГЧП эффективных традиционных (как дореволюционных, так и эпохи СССР) и современных хозяйственных укладов, что остро необходимо для обеспечения максимальной мобилизации ресурсов, общественного согласия относительно роли предпринимательства и наемных работников в процветании общества, их сосредоточения на решении проблем инновационной модернизации на каждом рабочем месте;
  • особого отношения к человеческому фактору - как на уровне экономической идеологии (в том числе отражающей «экономический патриотизм» и “рыночные отношения”), так и внимания к конкретному предпринимателю, конкретному труженнику, не только к их хозяйственным проблемам, но и возможности решения социальных проблем непосредственно для них, а значит - и для общества в целом;
  • радикальное снижение уровня коррупции самыми беспощадными методами с использованием действенных отечественных механизмов и сложившегося зарубежного опыта (включая гражданско-правовую ответственность), естественно, оставаясь в рамках развивающегося в данной области законодательства.

Как видно, идеология ГЧП требует, чтобы государство смотрело на предпринимателя, а также на наемного работника не только как на исполнителей конкретного проекта, но и как на партнеров в построении социального государства и инновационной экономики.

Стандарты менеджмента

В качестве весьма действенных методов реализации функций ГЧП и использования индикаторов общественно-полезного и справедливого предпринимательства могут выступать различного рода международные и отечественные стандарты, которые дают возможность предприятиям применять самую передовую систему менеджмента на уровне современных мировых тенденций для достижения намеченных целей, обеспечивая при этом постоянную и достаточно высокую собственную рентабельность. Основными из этих общественных стандартов являются такие, как ISO 9000 (менеджмент качества), ISO 14000 (экологический менеджмент), OHSAS 18001 (менеджмент охраны здоровья и производственной безопасности), SA 8000 (менеджмент социальной ответственности) и др. Они дополняют друг друга и подготавливают основу для интеграции управленческого механизма данного предприятия с всеобщей системой отечественного и международного хозяйственного управления, что, в свою очередь, ведет к сокращению рисков и значительному повышению прибыльности этого предприятия.

Конечно, и формы деятельности ГЧП, и различные общественные стандарты не являются панацеей от всех экономических проблем. Но они позволяют сделать весьма существенные шаги в приближении к истинным ценностям хозяйственного развития, к соблюдению тех естественно-природных православных традиций и постулатов, которые базируются на чувстве справедливости и, вообще говоря, на глубоких научных корнях, которые нам еще предстоит познать и которые, скорее всего, находятся где-то на стыке общественных и естественных наук.

Если стандарты качества (ISO 9000) и экологические стандарты (ISO 14000) в отечественной экономической литературе более-менее находят свое отражение и, пусть в небольших объемах, но все-таки внедряются на отечественных предприятиях, то о стандартах социальной отвественности (SA 8000) речь в специальной литературе почти не идет, и их внедрение в практику не осуществляется, за очень редким исключением.

Безусловно, Россия имеет и собственные социальные стандарты и нормативы, которые по своей сути вытекают из Конституции и соответствуют ряду других законодательств, регулирующих экономическое развитие. Но, к сожалению, их содержание оставляет желать лучшего, и по весьма серьезным общественным параметрам они существенно отстают от международных требований и традиций. В данном материале авторы хотели бы более подробно остановиться именно на этой группе стандартов общественной ответственности, т.к. видят в их ускоренном и первоочередном внедрении в нашу хозяйственную практику соблюдение тех требований социальной справедливости и христианских ценностей, о которых здесь идет речь.

Доминик А.Тарантино (Dominic A.Tarantino), один из председателей Совета директоров крупнейшей мировой аудиторской фирмы «PricewaterhouseCoopers», говорил по поводу стандарта SA 8000: “Это первый универсальный стандарт для этической классификации… Он определяет четкие рамки для этического ранжирования компаний любого размера и типа, везде в мире. SA 8000 удачно сочетает в себе требования профсоюзов и возможности различных компаний по трудовой нагрузке на человека, по использованию труда, в том числе детского, женского, инвалидов и др., а также по его справедливой оплате… Высокоморальное лидерство в бизнесе более не определяется только ценами, продуктами и услугами, они далеко не являются единственными индикаторами коммерческого успеха. Теперь для бизнеса, занимающего ведущие позиции в глобальном пространстве, требуется гораздо большее. Такой бизнес должен стремиться к лидирующим позициям в укреплении трудового законодательства в своей деятельности, даже в условиях высоких рыночных рисков. Он должен лидировать в борьбе со взяточничеством и коррупцией. Этот бизнес должен также лидировать во внесении правопорядка в рыночное пространство. Такой бизнес должен постоянно доказывать обществу, что его коммерческая деятельность и та технология, которую он применяет, не разорвут мир на куски, не создадут неразрешимые конфликты в обществе между различными его слоями” [23].

Недавно вышло третье издание общественного стандарта SA8000:2008 [24]. Как известно, этот стандарт разработан и постоянно совершенствуется международной организацией социальной ответственности - Social Accountability International (SAI), которая предоставляет в этом плане три документа: описание самого стандарта, инструкцию по его применению и пакет аппликаций для получения соответствующего сертификата. В нашей стране внедрением этого стандарта занимается, например, Консалтинговый центр "СтройКонсалтинг Санкт-Петербург", , который создан для интеграции специалистов в области менеджмента качества, организационного и финансового консультирования для эффективной поддержки компаний, стремящихся завоевать лидирующие позиции на отечественном рынке и достойно конкурировать с мировыми производителями продукции и услуг [25].

Таким образом, SA 8000 является стандартом для оценки морально-этических и социальных аспектов систем управления различными предприятиями и организациями вне зависимости от форм их собственности. В основу этого универсального стандарта положены несколько конвенций Международной организации труда, Конвенция Организации Объединенных Наций по правам ребенка и Всемирная декларация прав человека. Цель этого стандарта - кардинальное улучшение условий труда и жизненного уровня работников. Он может применяться как в развивающихся, так и в индустриально развитых странах. Социальная отчетность различного рода фирм, корпораций и организаций на законных основаниях запрашивается госорганами в Дании, Швеции, Норвегии, Голландии, Франции, Великобритании, Канаде, США и других высокоразвитых странах. В России социальная отчетность почему-то пока представляется на добровольной основе. Сертификация предприятия на соответствие требованиям стандарта SA 8000 будет служить гарантией того, что продукция произведена, а услуги оказаны в соответствии с общепринятым и социально приемлемым набором ценностей, базирующихся на справедливой основе.

Предприятия, внедрившие у себя стандарт SA 8000, имеют конкурентное преимущество, которое, прежде всего, заключается в высокой мотивации их сотрудников. Полученные сертификаты - это также убедительное подтверждение того, что предприятие стабильно производит продукцию и услуги, параметры (свойства) которой соответствуют требованиям действующих отечественных или зарубежных стандартов. Опрос сертифицированных предприятий, недавно проведенный подразделениями Министерства торговли и промышленности Великобритании, показал, что: 48% компаний увеличили прибыль; 89% компаний увеличили производственную эффективность; 76% компаний укрепили свои позиции на рынке; 26% компаний увеличили экспорт своей продукции.

Как отмечено в описании стандарта SA 8000, преимущества, которые получают предприятия и организации, внедрившие его и прошедшие сертификацию на соответствие его требованиям, приведены в табл. 1.

Таблица 1. Преимущества при внедрении сертификации на соответствие требованиям стандарта SA 8000 (менеджмент социальной ответственности)

Для работников:

  • Сокращение числа аварий на рабочих местах;
  • возросшие возможности по организации профсоюзов и коллективному ведению переговоров;
  • возможность улучшения условий труда;
  • осведомленность об основных трудовых правах;
  • возможность общаться непосредственно с работодателем по вопросам трудовых прав;
  • доказательство того, что трудовые права - это благо не только для общества, но и для бизнеса;
  • улучшение бизнес-деятельности приводит к экономическому росту и созданию новых рабочих мест

Для работодателей:

  • Надежный и эффективный способ проявить социальную ответственность;
  • улучшение репутации компании и повышение популярности ее торговой марки;
  • дополнительные возможности привлекать и удерживать работников;
  • повышение качества и рост производительности;
  • экономия от сокращения потерянных рабочих дней и снижения числа страховых счетов;
  • улучшение отношений с работниками, профсоюзами, компаниями, потребителями, неправительственными организациями и правительством

Для потребителей и инвесторов:

  • Четкая и надежная информация для тех, кто при закупках руководствуется этическими критериями;
  • полезная информация для социально ответственных инвесторов;
  • подтверждение, что продукты произведены с соблюдением всех гуманитарных норм;
  • идентификация компаний, делающих значительные успехи в деле соблюдения всех гуманитарных норм;
  • расширение ассортимента товаров и географии производства

* * *

В данной статье еще раз подчеркивается острейшая необходимость вновь обратиться на данном этапе развития экономики к естественно-природным основам хозяйственной деятельности, исторически заложенным в человеке и поддерживаемым православными (но аналогичные нормы имеют и другие традиционные религии России) постулатами и традициями. Именно в чувстве справедливости и духовном мире каждого гражданина авторы видят огромный потенциал для экономического рывка нашей страны в будущее. На реальное высвобождение этого потенциала и обеспечение механизмов его функционирования должны быть сегодня направлены все методологические и методические разработки в экономической науке и действия хозяйственной практики по его использованию в повседневной жизни.

В данном случае разумно организованное в обществе ГЧП, опирающееся на согласование интересов всех трех основных рыночных субъектов - государства, бизнеса и домохозяйства - выступает как определенный гарант всеобщей справедливости и компромисса в ведении национального хозяйства. При этом общество в лице государства должно при необходимости проявить и политическую волю, не зацикливаясь на неких мягких увещеваниях и не уподобляясь Повару в известной крыловской басне, когда “Васька слушает да ест”.

В этом отношении довольно жесткое внедрение наилучших отечественных и международных стандартов в общественной жизни, в том числе социальных, выступает как именно такое проявление политической воли, когда на некоей “добровольно-принудительной” основе шаг за шагом твердо реализуются научно обоснованные и справедливые по своей сути механизмы поступательного хозяйственного развития.

Примечания

1. Бочков С.О. Православное отношение к предпринимательству // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. 2009. № 1. С. 54-57.

2. Бочков С.О. Православие - общенациональная религия России // Право и безопасность. 2007. № 1-2. С.____.

3. Бочков С.О., Николаев А.И. Государственно-частное партнерство в РФ: экономическое содержание и правовое обеспечение // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. 2007. № 1-2. С.____.

4. Краснопольский Б.Х. Оценки инвестиционных вложений в экономическое развитие и рост благосостояния: зарубежные концепции // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. 2009. № 1. С. 28-34.

5. Краснопольский Б.Х. Государственное управление природопользованием: опыт США. Хабаровск, 2008. 224 с.

6. Краснопольский Б.Х. Окружающая среда и проблемы выживания человечества: результаты международного опроса // Использование и охрана природных ресурсов в России. Информационно-аналитический бюллетень. 2007. № 4. С. 123-134.

7. Россия XXI века: образ желаемого завтра. М., 2010. 66 с.

8. Львов Д.С. Новая модель экономики России (доклад на восьмых Рождественских чтениях, Москва, 2000 г.) // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. 2009. № 4. С. 13-16.

9. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. http://www.mospat.ru/chapters/conception/

10. Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. 2004. № 4. С. 8-12.

11. http://www.patriarchia.ru/db/text/473056.html

12. Булгаков С.Н. Православие: очерки учения Православной церкви. М., 1991. С. 345.

13. Экономика - это изначально благословленный творцом род деятельности // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. 2008. № 3. С. 61-62.

14. Богомолов О.Т. Нравственный фактор социально-экономического прогресса // Экономика и общественная среда: неосознанное взаимовлияние. Научные записки и очерки. М., 2008. С. 430-436.

15. Ульрих П. Критика экономизма. М., 2008. С. 18-22.

16. Глазьев С.Ю. Нравственные начала в экономическом поведении и развитии - важнейший ресурс возрождения России // Экономика и общественная среда: неосознанное взаимовлияние. Научные записки и очерки. М., 2008. С. 406-429.

17. Иохин В.Я. Экономическая теория: учебник. М., 2005. С. 31-36.

18. Baumol W.J. Entrepreneurial enterprises, large established firms and other components of the free-market growth machine // Small business economics. Dordrecht etc., 2004. Vol. 23, N 1. P. 9-24.

19. Минервин И.Г. Предпринимательская культура и деловая этика // Этические и социальные проблемы России. М., 2008. С. 10.

20. Novak M. The сatholic ethic and the spirit of capitalism. Washington, 1993.

21. Швейцер В.Я. Сущностная дефиниция «социального государства» // Социальное государство: концепция и сущность. Доклады Института Европы РАН. 2004. № 138. С. 56-60.

22. Ларуш Л. О нравственной миссии экономики // Русский предприниматель. 2004. № 9.

23. http://en.wikipedia.org/wiki/PricewaterhouseCoopers.

24. http://www.sa-intl.org/index.cfm?fuseaction=Page.viewPage&pageID=710..

25. http://www.s-konsalt.ru/catalog/SA-8000-Social-Accountability-8000--social_naya-otvetstvennost_.20.html

БОЧКОВ Сергей Олегович. Главный редактор журнала "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

КРАСНОПОЛЬСКИЙ Борис Хананович. Руководитель Представительства Института экономических исследований ДВО РАН в г. Москве

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100