написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 3 (12) Октябрь 2004г

Россия-НАТО: стратегические партнеры перед лицом новых угроз (выступление в Международном институте стратегических исследований, Лондон, 13.07.04)

Иванов С.Б., министр обороны РФ

Уже стало притчей во языцех широко растиражированное утверждение о том, что отношения нашей страны с Североатлантическим альянсом всегда были не самой легкой темой внешнеполитического и военно-политического диалога между Россией и государствами - членами НАТО. Еще 10 лет назад партнерство с НАТО казалось невыполнимой миссией. Это неудивительно: мы начали диалог после не располагающих к разговору "заморозков" "холодной войны", под бременем тяжелого груза взаимного недоверия и подозрительности. Мы начали говорить друг с другом после 40 лет сурового молчания, когда обеспечение безопасности было игрой с нулевой суммой, когда упрочение безопасности одной стороны рассматривалось как соразмерная потеря другой стороны. Мы все учились новой математике, математике цивилизационного выживания, новой "химии отношений", отношений равноправных и доверительных. Мы все учились говорить друг с другом, слушать и слышать друг друга в новых условиях, когда мировой внешнеполитический ландшафт претерпел коренные изменения.

Времена изменились. Мы стали другими. Мир стал другим. Эпоха "холодной войны" ушла в прошлое, а вместе с ней стираются, пусть и мучительно долго, стереотипы конфронтационного мышления. Это уже история. Реальность - это современный мир, в котором решения принимаются на основе компромисса и консенсуса.

Мы все стали лучше осознавать, что живем в сложном и взаимозависимом мире, в котором нам угрожают общие вызовы нового поколения. Пришло понимание того, что глобальные риски носят апокалиптический характер и требуют адекватных ответов, прежде всего, посредством объединения усилий всего мирового сообщества. "Коалиция желающих" должна трансформироваться в "коалицию победы", как это произошло в годы Второй мировой войны.

Окончание эпохи Холодной войны открыло ящик Пандоры: наряду со здравым стремлением к гибкому сотрудничеству мы видим центробежный разброд, нарастание напряженности и усиление нестабильности - после распада, или развала, Югославии, дестабилизации обстановки на Кавказе, в Южной и Центральной Азии, на Ближнем Востоке. Мы с готовностью и в духе доброй воли оказываем содействие нашим западным партнерам в операциях в Афганистане, предоставляем разведданные, право пролета над нашей территорией и право наземного транзита. Мы отдаем себе отчет в том, что в современных глобализационных условиях зона нестабильности не может быть ограничена пределами ее возникновения. Мы отдаем себе отчет в том, что Афганистан при талибах экспортировал нестабильность в сопредельные государства, наркотики в Европу, терроризм и беженцев по всему миру. Мы столкнулись с новым видом терроризма, который не мотивирован политическими целями, а движим фанатическим экстремизмом и животным стремлением к убийству. Наконец, я неоднократно об этом говорил, мы осознаем угрозу, исходящую от "несостоявшихся" государств, которые имеются и в Африке, и в Азии, и даже в Европе. Такие государства являются источниками незаконной миграции, транзитными зонами для наркотрафика и незаконного оборота оружия, торговли людьми, прибежищами для террористов.

Опасность угрожает всем нам, она стучится в дверь каждого. Когда в Лондоне обнаруживают террориста с рицином - это ли не убедительный довод в пользу создания коалиции победы. Необходимо учитывать и то, что сегодня оружие массового уничтожения находится в руках не только демократических правительств, но также и, мягко говоря, не совсем благополучных режимов. Поэтому мы должны не только противостоять новым глобальным вызовам новыми технологиями и методами, но, как и прежде, действовать сообща.

Я не хотел бы вас утомлять длинным перечнем источников "гарантированных поставок" нестабильности. Любое отдельное звено такой террористической логистики свидетельствует о нашей общей уязвимости перед угрозой, которая исходит в любое время, в любом месте, без упреждения и любыми средствами - от пробирки до ракеты.

Мы должны управлять переменами, а не перемены - управлять нами. Мы должны определять задачи и цели, быть их координаторами и реализаторами.

Всем очевидно, когда план проваливается. Менее заметен успех. У успеха не бывает одного крестного отца. Наш общий успех - успех коалиции победы.

Мир изменился. Однако новые времена не обязательно должны сопровождаться демонтажем всего военно-политического наследия прошлого. Я уже говорил и хочу повторить, что Россия рассматривает ядерное оружие и ядерное сдерживание как основу глобальной стабильности. Ядерное сдерживание - это бремя, которое великие державы должны нести и впредь. Ядерное сдерживание порождает ответственность политиков за принимаемые решения. Те политики, которые прошли школу ядерного сдерживания, как правило, более реалистичны. Поверьте мне, если в сегодняшнем мире не существовало бы такого феномена, как ядерное сдерживание, количество силовых конфликтных ситуаций было бы значительно больше.

Конечно, мы постепенно движемся в сторону ядерного сдерживания нового типа: сдерживание для обеспечения стратегической стабильности.

Руководство России считает поддержание высокой боеспособности и боеготовности стратегических ядерных сил своим основным приоритетом. Министерство обороны России не делает секрета из своего военного планирования. Цели и задачи применения вооруженных сил, в частности, ядерной составляющей, четко изложены в нашей "белой книге" - "Актуальные задачи развития Вооруженных Сил Российской Федерации". Мы открыто и демократично декларируем цели и задачи военной организации России. Главной целью российской политики в области стратегического сдерживания является гарантированная защита суверенитета, территориальной целостности и других жизненно важных национальных интересов России и ее союзников.

Мы внимательно следим за тем, что делается в области стратегических ядерных сил в США. В частности, нам небезынтересно состояние американских программ по созданию сверхмалых ядерных боезарядов: каждый новый тип вооружения вносит новые элементы в общую картину глобальной стабильности, которые мы обязаны учитывать в своем военном планировании.

Заверяю вас, Россия готова принять участие в обеспечении глобальной стратегической стабильности при любых сценариях развития военно-политической ситуации в мире, где на первый план выдвигаются стратегические угрозы.

По сути, именно творческое и комплексное осмысление опыта прошлого и есть ключ к строительству более справедливой системы международных отношений. В этом смысле, мы должны ответственно и творчески переосмыслить взаимодействие России и НАТО как взаимодействие факторов стратегической цивилизационной безопасности.

Каким мы видим в нашей стране Североатлантический альянс в настоящее время?

Прежде всего, это - крупнейший геополитический фактор, влияющий на безопасность у западных российских границ. Вместе с тем, это один из основных институтов евроатлантического сообщества государств, обеспечивающий трансатлантическую связь союзников. Россия стремится выстраивать нормальные рабочие отношения с каждым государством этого сообщества. Поэтому вполне логично наше стремление к конструированию рабочих связей с ключевыми организациями этого сообщества, в том числе с новой НАТО.

При этом мы в России чувствуем подобное стремление и со стороны Североатлантического альянса.

Подписав более 2 лет назад в Риме декларацию "Отношения Россия-НАТО: новое качество", мы вывели отношения Россия-НАТО на более высокий уровень, предполагающий большую ответственность в деле обеспечения безопасности и стабильного развития нашего общего цивилизационного пространства.

Сегодня с уверенностью можно констатировать, что нам действительно удалось наполнить объявленные в Римской декларации положения реальным содержанием. Реальное содержание - это конкретные совместные проекты. Теоретические обсуждения проблемных вопросов все больше перетекают в русло практических мероприятий. Важно, чтобы такие практические мероприятия имели не только тактическое значение, как мероприятие ради мероприятия, но были бы встроены в общие рамки стратегических отношений в рамках коалиции победы.

Военно-морское сотрудничество является пока самой динамичной из всех сфер взаимодействия. Приведу лишь частные примеры. Под эгидой Совета Россия-НАТО действует несколько рабочих групп по морской тематике. В рабочую программу Совета 2004 г. включены более 100 мероприятий, 20 из которых - по морской тематике.

Россия регулярно участвует в заседаниях Конференции национальных директоров по вооружениям и Агентства НАТО по стандартизации.

Мы позитивно расцениваем взаимное стремление России и НАТО сотрудничать в области исследования совместимости систем поиска и спасания экипажей подводных лодок в рамках Промышленной консультативной группы.

ВМФ России планирует принять участие в учении НАТО "Сорбет Роял-2005" по поиску и спасанию экипажей аварийных подводных лодок.

В военно-морской области нам удалось достичь беспрецедентной транспарентности военной деятельности, что является существенным фактором обеспечения общеевропейской стабильности.

На протяжении последних нескольких лет достаточно эффективно развивается взаимодействие Россия-НАТО в такой важной сфере, как миротворчество.

Так, исключительно важным представляется документ "Политические аспекты базовой концепции совместных миротворческих операций Россия-НАТО", фиксирующий принципы совместной миротворческой деятельности на равноправной основе.

Работа по активизации совместной миротворческой деятельности в настоящее время заключается в подготовке так называемого "процедурного учения", в ходе которого эксперты России и НАТО уточнят необходимые военные аспекты совместных операций, без чего говорить об их проведении на практике просто не имело бы смысла.

За довольно короткий промежуток времени удалось создать новый конструктивный компонент взаимодействия между Министерством обороны России и военными структурами НАТО.

Несмотря на то, что выполненные мероприятия носили в основном ознакомительный характер, они принесли существенную пользу, прежде всего в таких приоритетных областях, как взаимодействие органов оперативного управления, совместимость средств связи и информации, обмен опытом подготовки военных кадров, совместимость видовых компонентов национальных вооруженных сил (ВВС, ВМФ).

Под эгидой рабочей группы Совета Россия-НАТО по миротворчеству выработаны практические рекомендации по развитию взаимодействия в рамках Совета Россия-НАТО в вопросах кризисного регулирования. Изучаются также перспективы возможного взаимодействия с НАТО по тыловому обеспечению миротворческих операций.

Сотрудничество между Россией и НАТО в области использования военно-транспортной авиации направлено на разработку совместной программы учений, которая включала бы в себя отработку задач использования военно-транспортной авиации в ходе миротворческих операций.

В целом удалось наладить предметный диалог между Министерством обороны РФ и НАТО, получить значительный объем информации о состоянии дел в сфере оперативной совместимости, определить приоритетные направления дальнейшего сотрудничества.

Другими словами, мы стали лучше понимать друг друга, мы знаем, как и в каком направлении мы движемся.

Безусловно, не все спорные вопросы наших отношений сегодня урегулированы.

Вы знаете о нашем спокойно-негативном отношении к расширению Североатлантического альянса, в том числе по проблеме НАТО-Балтия-ДОВСЕ. Но особую тревогу в плане нашей безопасности вызывают действия НАТО по размещению сил и средств на территории её новых членов. Это может стать препятствием в поступательном развитии взаимодействия Россия-НАТО, если не урегулировать эти чувствительные вопросы на взаимовыгодной и равноправной основе и сделать это в самое ближайшее время. Нужны конкретные дела - четкие и понятные шаги навстречу интересам друг друга. Нужен новый уровень военно-политической транспарентности в деятельности Альянса, нужны конкретные усилия по ликвидации возникшей "серой зоны" в области контроля над вооружениями в Европе.

На последнем хочу остановиться более подробно.

Наша обеспокоенность относительно состояния контроля над вооружениями в Европе связана с тем, что "серая зона" в этой сфере возникла в Европе впервые за последние 15 лет. Мы бы не хотели, чтобы Европа вернулась к принципам силового баланса, однако военно-политическая ситуация не допускает вакуума, особенно если этот вакуум дополняется безответственными высказываниями националистического свойства. Прямо скажу, наличие в Европе государств, не соблюдающих общепринятые нормы демократии и прав человека, воспринимается Россией как угроза. Это вполне логично - Россия является демократической страной, которая в состоянии защищать свои демократическое завоевания. Государства, отступающие от норм демократии и свобод человека, как правило, становятся источниками опасности для своих соседей, поскольку, что немаловажно, имеют склонность провоцировать военно-политическую напряженность. И именно поэтому мне, министру обороны, приходится говорить о состоянии демократии и прав человека в Латвии, Эстонии и некоторых других странах - участницах Альянса.

В любом случае, мяч сейчас на стороне наших европейских партнеров, которые своими усилиями по обучению некоторых новых государств-членов принципам элементарной демократии и военно-политической открытости должны доказать России свою приверженность принципам стабильности и кооперативности в европейской безопасности. Мы не удовлетворены тем, что на сегодня все ограничивается только обещаниями и заверениями. Известный принцип "доверяй, но проверяй" пока не утрачивает своей актуальности во многом вследствие подобных двусмысленностей.

Российская сторона надеется, что позитивный опыт из военно-морской сферы и миротворческой деятельности удастся распространить и на другие области нашего взаимодействия. Если хотите, в отношениях Россия-НАТО необходима новая, более глубокая и практически ориентированная повестка дня.

Например, в сфере борьбы с международным терроризмом.

Отрадно то, что антитеррористическая сфера стала неотъемлемой частью сотрудничества между Россией и Североатлантическим альянсом. Мы приходим, что немаловажно, к общему пониманию того, что любые попытки вести переговоры с террористами противоречат самому понятию демократии.

Хотя и здесь имеет место откровенная непоследовательность: с одной стороны, европейские страны на саммите ЕС принимают декларацию о сотрудничестве в области борьбы с терроризмом. С другой, оказывают на Россию давление с целью заставить ее начать переговоры с террористами в Чечне.

Хочу, чтобы все это услышали. Россия никогда не вела и не будет вести переговоры с террористами и бандитами. Попытки навязать нам "примирение" с террористами обречены на провал. Более того, они показывают нам неискренность некоторых наших партнеров.

Нас также тревожит, что в ряде случаев правящие политические элиты допускают существование на своей территории структур, поддерживающих экстремистов, уклоняются от решительного осуждения терроризма. В ряде европейских стран находят себе прибежище скрывающиеся от правосудия и объявленные в розыск международные террористы, и об этом вам хорошо известно. Террористы будут использовать любые предлоги для того, чтобы разрушить глобальную антитеррористическую коалицию, которая является основой сегодняшнего мироустройства.

К сожалению, в ряде стран НАТО, да и в целом в Европе некоторые политики все еще существуют в рамках стереотипов "холодной войны", когда каждая неудача России воспринимается как собственный успех и когда враг России почти автоматически становится другом. Будьте осторожнее - подобные друзья имеют склонность кусать руку дающего. Об этом говорит новейшая история и в Афганистане, и на Балканах.

Надеюсь, что нет особой необходимости убеждать в чрезвычайной опасности террористической угрозы, явившейся следствием процессов глобализации и ставшей реальностью современного мира.

Наша общая задача - выработать действенную систему мер по предупреждению и пресечению любых актов терроризма, а также обеспечению неотвратимого наказания лиц, совершивших акты терроризма или причастных к ним.

Согласитесь, это одна из тех принципиально новых задач, которые в большей степени требуют единства НАТО, чем следование по инерции "политике сдерживания" уже давно несуществующей российской угрозы. Ведь цели и приоритеты альянса, по крайней мере декларируемые, уже de facto поменялись. И не логично ли было бы наполнить саму аббревиатуру - НАТО - новым смыслом: "Новая АнтиТеррористическая Организация".

Россия и ее военная организация, в том числе Вооруженные Силы, играют не последнюю роль в сфере антитерроризма. В этой связи не могу не остановиться еще на одном вопросе, который, я знаю, вызывает немалый интерес у многих из вас.

Речь идет о тех переменах, которые происходят в последнее время в Вооруженных Силах России. Армия и флот нашей страны начали жить нормальной жизнью военного организма.

Российское руководство знает источник проблем и то, как их решать. Мы решаем эти проблемы. От перманентных сокращений личного состава и разного рода структурных перетрясок мы перешли к полномасштабному военному строительству. В результате существенно повысилась боеготовность Вооруженных Сил, в частности посредством создания частей постоянной готовности. Созданы группировки, которые способны выполнять задачи на любом театре военных действий по периметру территории России.

Мы смогли вовремя выявить комплекс современных угроз, которые предопределили построение системы приоритетов военной политики и военного строительства.

Началась практическая реализация системы контрактной службы. Этот процесс сопряжен с очень большим количеством сложностей, но главное сделано - система запущена, речь теперь идет только об ее отладке.

В настоящее время численность военнослужащих по контракту, включая офицерский состав, составляет практически половину от общей численности. К 2008 г. мы рассчитываем, что численность этой категории военнослужащих возрастет почти до 70%. Контрактников среди сержантов должно быть более половины.

При этом переход к формированию Вооруженных Сил на контрактной основе мы рассматриваем не как самоцель, а как средство более качественного решения задач повышения боеготовности Вооруженных Сил.

Мы смогли существенно повысить уровень боевой подготовки, увеличить количество и расширить масштаб проводимых военных учений.

Об этом убедительно свидетельствует и завершившееся совсем недавно уникальное по своим целям и задачам учение "Мобильность-2004", в ходе которого отрабатывались вопросы стратегических перебросок войск.

Могу сказать, что таких учений мы еще не проводили. На практике были проверены уровень взаимодействия военных и гражданских диспетчерских служб, степень готовности различных служб решать вопросы мобилизационной готовности. Успешно решена и основная задача учения - повышение мобильности Вооруженных Сил.

Мы хорошо понимаем, что, помимо совершенствования боевой подготовки Вооруженных Сил, требуется их оснащение современным вооружением и военной техникой. Главным достижением последнего времени в этой сфере является оптимизация системы поставок вооружения и военной техники.

К важнейшим направлениям военного строительства следует отнести совершенствование военно-научного комплекса и системы военного образования, а также социальной составляющей развития Вооруженных Сил. Началось реальное решение наболевшей проблемы обеспечения жильем через ипотечно-накопительную систему и создание фонда служебного жилья.

Новым моментом, к которому я хотел бы привлечь ваше внимание, является начало серьезного процесса реорганизации центральных органов военного управления в целях повышения их оперативности в принятии стратегических решений и достижения нового качества управления войсками.

Эта работа проводится на основе изучения опыта локальных конфликтов последнего времени, включая войну в Ираке, и в контексте проходящей в нашей стране административной реформы.

Российские Вооруженные Силы не просто вышли из системного кризиса 90-х гг. Мы смогли извлечь серьезные уроки из неприглядного положения, в котором ранее находилась военная организация нашего государства.

На сегодняшний день в России ни у кого уже нет иллюзий относительно возможности существования в современном мире без мощных силовых структур.

С другой стороны, теперь мы лучше понимаем специфику взаимоотношений Вооруженных Сил и гражданского общества, глубже осознаем место армии в политической системе России, которая идет по пути создания сильного демократического государства.

Именно это понимание относится к тому необходимому комплексу условий, которые создают возможность для продолжения конструктивного диалога со всеми субъектами международной политики, в том числе с НАТО.

Хочу подчеркнуть, что Россия видит будущее отношений Россия-НАТО в сотрудничестве профессионалов, стратегическом сотрудничестве в рамках профессиональной "коалиции победы", участники которой способны преодолеть инерцию мышления времен "холодной войны" и сообща противостоять титаническому глобальному вызову современной цивилизации.

Думаю, что сегодня мы в состоянии создать такую эффективную систему, такую профессиональную коалицию, в рамках которой принятие несогласованных решений в силовой сфере было бы полностью исключено, в рамках которой мы сообща противостояли бы общим цивилизационным вызовам и угрозам.

От этого выиграют все - и Россия, и страны НАТО, и мир в целом.

Материалы выступления в Международном институте стратегических исследований, Лондон, 13.07.04.

Иванов Сергей Борисович. Работал на различных должностях в КГБ СССР, в Службе внешней разведки РФ, в центральном аппарате и за границей. В 1998-2001 гг. являлся заместителем директора ФСБ РФ, Секретарем Совета Безопасности РФ, с марта 2001 г. - Министр обороны РФ. Генерал-полковник в отставке.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100