написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 1 (10) Март 2004г

Пути решения проблемы защиты свидетелей

Кондратьев Е.Е., старший референт Управления ФСБ России по Командованию специального назначения

Сегодня многие ученые и специалисты уделяют довольно большое внимание вопросам защиты различных участников уголовного судопроизводства, в первую очередь - свидетелей и потерпевших. Данной проблематике посвящено значительное число научных трудов и публикаций в периодической печати и специализированных изданиях.

Проблема эта возникла не сегодня и интерес к ней проявляется не случайно. Эффективность производства по уголовным делам в значительной мере зависит от создания системы гарантий обеспечения безопасности потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, а также должностных лиц, в производстве которых находится уголовное дело. Такая система должна действовать при наличии посягательств или угроз их жизни, здоровью или имуществу, направленных на воспрепятствование выполнению ими обязанностей, служебного и гражданского долга в сфере судопроизводства. В Российской Федерации, где организованная преступность приобретает признаки угрозы национальной безопасности, вопросы защиты участников уголовного процесса от преступных посягательств приобретают особую важность. Установление истины по уголовному делу становится проблематичным из-за того, что свидетели и потерпевшие, опасаясь насилия над ними и их близкими и угроз в открытой или завуалированной форме, уклоняются от участия в расследовании и рассмотрении дел. В последние годы отмечается рост числа противоправных посягательств на их жизнь, здоровье и имущество. Угрозы, запугивания и противоправные действия применяются и к членам их семей. Криминальное воздействие имеет место и в отношении судей и работников правоохранительных органов, осуществляющих расследование уголовных дел1.

Официальная статистика указывает на рост общего количества преступлений, совершаемых в РФ. Число только зарегистрированных преступлений за последние 10 лет увеличилось почти в 2 раза. За данный период отмечен почти десятикратный рост количества преступлений с квалифицирующим признаком "совершено организованной группой". Количество наиболее сложных для расследования правонарушений в кредитно-финансовой сфере увеличилось на 39,2%, во внешнеэкономической деятельности - на 88,5%, в сфере приватизации - на 56,5%2.

Тенденция к росту числа норм, призванных обеспечить права и свободы человека, отмечается как в международном праве, так и в национальном законодательстве иностранных государств, где защита свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства является одним из главных приоритетов правоохранительной системы. Такое особое внимание к проблеме объясняется различными факторами. Один из них - существенный рост криминальной активности на почве терроризма и организованной преступности. В результате под угрозой оказывается нормальное функционирование как системы уголовной юстиции, так и государства в целом. При этом используется целый арсенал средств: угрозы насилия, подкуп судебных работников, систематическое запугивание и физическое устранение свидетелей.

Попытки создания системы защиты участников уголовного судопроизводства и ее закрепления на законодательном уровне неоднократно предпринимались и в Российской Федерации. Начиная с середины 90-х гг. в Государственной Думе РФ готовились два проекта федеральных законов по данному вопросу: "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" и "О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих правосудию". Первый из них предусматривает комплекс мер организационного, социального, правового характера, направленных на защиту жизни, здоровья и имущества лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, дознание, следователей, прокуроров, судей. Закон содержит много предписаний и идей, которые действительно продиктованы жизнью. Но насколько эффективны предусмотренные в нем меры и от чего зависит их работоспособность в реальных условиях? Комплексного исследования по данному предмету в настоящее время нет. Поэтому практика применения этого закона нуждается в тщательной проработке с целью ее дальнейшего учета и внесения необходимых корректив.

Судьба же второго проекта оказалась не столь удачной. Он содержал множество недоработок и в связи с этим не принят до сих пор. Причинами его непринятия называли несоответствие ряду основополагающих правовых актов: Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 г., Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ратифицирована РФ), которые провозгласили право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей или требовать, чтобы эти свидетели были допрошены, а также право на вызов и допрос свидетелей защиты на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против обвиняемого.

Не соответствовал данный проект нормам Конституции РФ, а также предписаниям Уголовно-процессуального кодекса, в частности, касающимся гласности, непосредственности при исследовании доказательств, равноправия и состязательности сторон; права обвиняемого на защиту3.

Но представляется, что действительную причину его непринятия следует искать в другом - в отсутствии единой концепции, единого и целостного подхода к решению проблемы защиты участников уголовного судопроизводства.

Анализ проектов закона, которые в разное время разрабатывались и вносились на рассмотрение Государственной Думы РФ, показал, что технология работы над ними была следующей: в качестве ядра, основы закона брался базовый набор мер, направленных на защиту (например, меры безопасности и меры социальной защиты), которые затем с переменным успехом подгонялись под действующую нормативную базу. Далее вокруг этого "скелета" создавалась "надстройка": определялся круг лиц, подлежащих защите, порядок применения мер защиты, права и обязанности органов, осуществляющих защиту, а также защищаемых лиц. Такой подход представляется не совсем правильным, поскольку он имеет ряд концептуальных недостатков.

Первый из них - изолированность таких проектов от действующей правовой системы и нормативной базы. Как отмечают многие специалисты в области права, проблему защиты участников уголовного судопроизводства невозможно решить лишь только на уровне принятия отдельного закона. Опыт зарубежных государств свидетельствует, что правовой институт защиты участников уголовного процесса является межотраслевым, он затрагивает отношения, регулируемые различными отраслями права: уголовным, уголовно-процессуальным, уголовно-исполнительным, административным, гражданским, бюджетным и т.д. Поэтому в основе подхода к проблеме, помимо принятия узкоспециализированного закона, должна лежать комплексность внесения изменений в действующее законодательство и комплексность воздействия на общественные отношения. Комплексность предполагает, с одной стороны, согласование положений разрабатываемых проектов закона с соответствующими институтами указанных отраслей права, с другой - изменение отраслевого законодательства.

Анализ разрабатывавшихся проектов свидетельствует о том, что их авторы не вполне представляли себе объем системы защиты, которую фактически предполагалось ввести данным законопроектом. Под объемом в данном случае понимается, с одной стороны, степень интеграции инноваций, вводимых данным законом, с отраслевым правом и объем правоотношений, которые были бы затронуты данным законом в случае его принятия, а с другой - частота применения мер, их количество и стоимость.

Еще одним недочетом в работе авторов законопроектов можно считать то, что задачу защиты участников уголовного судопроизводства предполагалось решать исключительно силами нескольких "силовых" ведомств. Вместе с тем, как показывает мировая практика, в рамках данного направления деятельности необходимо привлечение сил и средств довольно широкого круга как государственных органов, так и негосударственных организаций.

Например, в США система защиты участников уголовного судопроизводства не является исключительной прерогативой лишь одного государственного органа. В США она является многоуровневой, т.е. в ней участвуют как федеральные органы власти, так и органы власти штатов и отдельных муниципальных образований. При этом наблюдается не столько "разграничение", сколько "объединение" полномочий в данной области. Так, непосредственно маршальская служба выполняет преимущественно "техническую" сторону деятельности, т.е. непосредственно осуществляет мероприятия, направленные на обеспечение безопасности конкретного лица. Жилые помещения для переселения свидетеля (иного участника процесса), его семьи выделяют преимущественно власти штатов. Органы власти графств и отдельных городов решают вопросы трудоустройства таких лиц, оказания им психологической и иной помощи.

Ресурсное обеспечение представляет собой выделение средств в бюджете Конгрессом США, наделение службы транспортными средствами, средствами связи, специальной техникой, вооружением и т.д.

Информационное обеспечение деятельности по защите заключается в доведении информации о системе защиты до населения как внутри Соединенных Штатов, так и за пределами страны. Так, сегодня трудно найти человека, который не знал бы о наличии в США такой системы, позволяющей участникам уголовного процесса давать показания в ходе предварительного расследования и в суде, не опасаясь угроз или преступных посягательств со стороны преступников.

Во всех готовившихся в разное время проектах закона отсутствовало четкое представление относительно "технологии" осуществления защитных мер: кто принимает решение о применении мер защиты, требует ли данное решение санкционирования, скажем, прокуратурой или судом, субъект, исполняющий данное решение и порядок его исполнения, ответственность должностных лиц и государства в целом за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по защите.

Поэтому очевидно, что для создания системы защиты участников уголовного судопроизводства необходим ряд условий. Это, во-первых, разработка единой концепции защиты4. Такая концепция, необязательно даже в виде отдельного документа, а скорее, в виде доктринальной системы взглядов, должна определять наиболее общие направления формирования института защиты участников уголовного судопроизводства. Объектом данной концепции выступит деятельность государственных органов по разработке реализации мер государственной защиты участников судопроизводства, ее тенденции и закономерности, особенности расследования преступлений в специфических условиях, вызванных противоправными воздействиями на наиболее уязвимых участников уголовного судопроизводства. Содержание концепции составят положения о теоретических и практических путях решения проблемы защиты указанных лиц. Единство концепции не отвергает плюрализма научных взглядов на данную сферу правоотношений, она необходима для увязывания теоретических посылок и предложений с практической деятельностью конкретных государственных органов, а также для интеграции института защиты в российскую систему права. Назначение концепции - выработка единого и целостного подхода к решению данной проблемы, что помогло бы избежать ряда коллизий и способствовало бы скорейшему созданию системы защиты.

Второе необходимое условие - согласование предлагаемых нововведений с нормами как международного, так и национального права. Международные нормативно-правовые акты, хотя и не являются, как правило, обязательными для государств, тем не менее содержат принципы и стандарты государственной защиты участников уголовного судопроизводства. К таким принципам и стандартам можно отнести следующие:

  • обеспечение любому лицу, права и свободы которого нарушены из-за оказания на него противоправного воздействия со стороны преступных элементов в связи с его участием в уголовном судопроизводстве, эффективных средств правовой защиты5;
  • наличие судебных органов, способных обеспечить быстрое и справедливое разбирательство дела, а также предоставлять всем максимальную безопасность и охрану прав и свобод6;
  • обязанность государства принимать меры для обеспечения защиты истца и свидетелей от любых форм обращения и запугивания в связи с их участием в уголовном судопроизводстве7;
  • создание надлежащих механизмов, гарантирующих права и свободы участников уголовного судопроизводства, а также выделение для этого достаточных ресурсов8;
  • взаимное сотрудничество государств и оказание друг другу помощи в реализации мер защиты участников судопроизводства9 и ряд других10.

Следует также учитывать, что, согласно Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы11. Национальные законодательные акты не должны противоречить международным договорам РФ, а также общепризнанным принципам и нормам международного права. Поэтому ориентация на международные стандарты охраны прав и свобод человека позволит значительно ускорить создание эффективной системы защиты прав участников уголовного судопроизводства в ходе расследования уголовных дел и судебных разбирательств.

Правовое регулирование защиты участников уголовного судопроизводства является основой, на которой базируется и данная деятельность. При этом в странах как континентальной, так и англосаксонской систем права превалирующей формой правового регулирования данной сферы общественных отношений является ее закрепление на уровне закона, нормативного акта высшей юридической силы, принимаемого высшим законодательным органом государства12.

Совокупность общеобязательных правил поведения и норм рекомендательного характера, закрепленных как в международно-правовых актах, так и в национальном законодательстве, создают правовую основу для решения проблемы защиты государством участников уголовного судопроизводства. Эти правила выражают общепринятую позицию мирового сообщества, интересы населения отдельного государства и его политического руководства. Применение принудительной силы государства к лицам, оказывающим преступное воздействие на участников уголовного судопроизводства с целью склонить их к изменению своих показаний, либо к полному отказу, возможно только на основе и в пределах норм права, независимо от того, существуют последние в виде кодифицированного законодательного акта или в виде правового обычая или прецедента.

Если обратиться к зарубежному опыту правового регулирования защиты участников уголовного судопроизводства, то он показывает, что данная проблема не везде и не всегда решалась легко и быстро. Зачастую этому предшествовала значительная подготовительная деятельность многих государственных органов. Например, в ФРГ длительное время не было законодательной регламентации вопросов защиты участников уголовного процесса. Отдельные меры, которые принимались подразделениями полиции и другими правоохранительными органами, строились преимущественно на ведомственных подзаконных актах МВД и Министерства юстиции, которые зачастую вступали в противоречие с действующим законодательством. При этом показательна следующая статистика: в 1992 г. специальные меры безопасности были применены к 372 свидетелям, а вместе с членами их семей общее число охраняемых лиц составило 657 человек13. В период 1995-96 гг. в производстве федеральных правоохранительных органов и правоохранительных органов земель находилось 480 дел, в рамках которых принимались меры по защите участников уголовного судопроизводства (преимущественно свидетелей)14. Меры по обеспечению защиты свидетелей применялись в соответствии с совместной директивой рабочей группы II "Внутренняя безопасность", входящей в состав совещания министров внутренних дел земель. Проведение мероприятий по защите свидетелей в аспекте правового регулирования основывалось на институте крайней необходимости, а также иных положениях национального уголовного права. В 1989 г. Министерство внутренних дел и Министерство юстиции ФРГ образовали совместную комиссию для решения проблемы борьбы с организованной преступностью. Была подготовлена Концепция охраны свидетелей, на основании которой в 1990 г. были приняты Общие указания федеральных и земельных министров юстиции и внутренних дел по охране находящихся под угрозой свидетелей. Данные документы закрепляли цели, задачи и функции органов, обеспечивающих защиту лиц, содействующих уголовному судопроизводству. Тот факт, что на ведомственном и межведомственном уровнях принималось все больше правовых актов, затрагивавших права и свободы граждан и интересы третьих лиц, а также необходимость упорядочить правоотношения, возникающие в данной сфере, привели к тому, что в 1998 г. в ФРГ был разработан и принят закон "О регулировании вопросов обеспечения защиты свидетелей, которым угрожает опасность". Обосновывая необходимость принятия данного нормативного акта, немецкие криминологи указывали на растущий профессионализм и сплоченность организованной преступности в стране15 (представляется, что все это с полным правом можно отнести и к характеристикам преступности в России, где масштабы ее распространения представляют реальную угрозу безопасности государства). Помимо этого, были внесены значительные изменения в законодательство других отраслей: Кодекс социального права, законы "О регистрации по месту жительства", "О паспортной системе", "О дорожном движении", "Об удостоверениях личности", "Об изменении фамилий и имен", "О гражданстве", "О подоходном налоге" и ряд других16. Как видим, вопросы защиты участников уголовного судопроизводства в Германии решались на основе комплексного подхода. Таким образом, более чем пятилетний опыт применения закона о защите участников уголовного судопроизводства можно было бы учесть в законотворческой и правоприменительной деятельности в РФ.

Необходимо четко понимать, что само по себе принятие такого закона в РФ еще не есть окончательное решение проблемы защиты участников уголовного судопроизводства. Оно будет лишь началом для значительной работы по совершенствованию действующей законодательной базы, а также по практической реализации деятельности по защите.

Кроме того, построение эффективной системы защиты свидетелей и потерпевших немыслимо без соответствующего организационного, ресурсного, информационного и иных видов обеспечения данной деятельности. Как справедливо отмечает О.А.Зайцев, "организация государственной защиты участников уголовного судопроизводства включает в себя концептуальные вопросы управленческого характера, ресурсного и информационного обеспечения … государственной защиты"17, без решения которых невозможно ее создание на практике. "Эти вопросы касаются формирования и обеспечения деятельности специальных подразделений, призванных реализовывать меры безопасности; организации взаимодействия этих подразделений с органами дознания, следствия, прокуратуры и суда; функционирования социально-правовой системы защиты участников уголовного судопроизводства; создания специальных фондов для оказания помощи жертвам противоправных воздействий и других проблем управленческого уровня. Их успешное решение во многом предопределяет успех государственной защиты субъектов уголовно-процессуальных отношений в целом"17. Без реализации указанных положений, без создания надлежащей основы для осуществления деятельности по защите участников уголовного судопроизводства говорить об эффективном функционировании системы их защиты бессмысленно.

Примечания

1. Письмо Министерства юстиции РФ в Государственную Думу от 18.02.94 № 06-70/92-94.

2. См.: Соловьев Н. Реформа следственного аппарата: от перераспределения подследственности до модернизации УК // Российская юстиция. 2000. № 12. С. 2.

3. См.: Палеев М. Почему Президент России отклонил закон о защите потерпевших и свидетелей // Российская юстиция. 1998. № 1. С. 8; Петрухин И.Л. Защита лиц, содействующих правосудию // Государство и право. № 1. 1999. С. 70-74.

4. Необходимость такой концепции обоснована О.А.Зайцевым. См.: Зайцев О.А. Теоретические и правовые основы государственной защиты участников уголовного судопроизводства в Российской Федерации. М., 1999.

5. Данное положение вытекает из анализа п. 3 ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого резолюцией 2200А (ХХI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16.12.66.

6. Каракасская декларация принята 05.09.80 на VI Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями.

7. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания принята резолюцией 3452 (ХХХ) Генеральной Ассамблеи ООН от 09.12.75.

8. Меры по борьбе с международным терроризмом (п. 22, 23, 25). Принят на VIII Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, Куба, 27 августа - 7 сентября 1990 г.).

9. Там же, п. 22, 24, 26.

10. См., например: Бирюков П.Н. Роль международно-правовых норм в обеспечении "права на правовую защиту" // Правоведение. 1992. № 2. С. 24; Колосов Ю.М. Международные стандарты в области прав человека и проблемы советского законодательства // Советский журнал международного права. 1991. № 2. С. 67-68.

11. Часть 4 ст. 15 Конституции РФ.

12. Подробнее см.: Брусницын Л.В. Правовое обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию. М., 1999.

13. См.: Формы борьбы с организованной преступностью. М., 1989. Вып. 18. С. 7.

14. Казакова В.А. Новый закон об обеспечении социальной и правовой защиты свидетелей в ФРГ // Государство и право. 2000. № 9. С. 75.

15. Там же. С. 74.

16. Там же. С. 80.

17. Зайцев О.А. Указ. соч. С. 99.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100   

Пути решения проблемы защиты свидетелей | Журнал "Право и безопасность" | http://www.dpr.ru написать письмо первая страница первая страница switch to english

Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 1 (10) Март 2004г

Пути решения проблемы защиты свидетелей

Кондратьев Е.Е., старший референт Управления ФСБ России по Командованию специального назначения

Сегодня многие ученые и специалисты уделяют довольно большое внимание вопросам защиты различных участников уголовного судопроизводства, в первую очередь - свидетелей и потерпевших. Данной проблематике посвящено значительное число научных трудов и публикаций в периодической печати и специализированных изданиях.

Проблема эта возникла не сегодня и интерес к ней проявляется не случайно. Эффективность производства по уголовным делам в значительной мере зависит от создания системы гарантий обеспечения безопасности потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, а также должностных лиц, в производстве которых находится уголовное дело. Такая система должна действовать при наличии посягательств или угроз их жизни, здоровью или имуществу, направленных на воспрепятствование выполнению ими обязанностей, служебного и гражданского долга в сфере судопроизводства. В Российской Федерации, где организованная преступность приобретает признаки угрозы национальной безопасности, вопросы защиты участников уголовного процесса от преступных посягательств приобретают особую важность. Установление истины по уголовному делу становится проблематичным из-за того, что свидетели и потерпевшие, опасаясь насилия над ними и их близкими и угроз в открытой или завуалированной форме, уклоняются от участия в расследовании и рассмотрении дел. В последние годы отмечается рост числа противоправных посягательств на их жизнь, здоровье и имущество. Угрозы, запугивания и противоправные действия применяются и к членам их семей. Криминальное воздействие имеет место и в отношении судей и работников правоохранительных органов, осуществляющих расследование уголовных дел1.

Официальная статистика указывает на рост общего количества преступлений, совершаемых в РФ. Число только зарегистрированных преступлений за последние 10 лет увеличилось почти в 2 раза. За данный период отмечен почти десятикратный рост количества преступлений с квалифицирующим признаком "совершено организованной группой". Количество наиболее сложных для расследования правонарушений в кредитно-финансовой сфере увеличилось на 39,2%, во внешнеэкономической деятельности - на 88,5%, в сфере приватизации - на 56,5%2.

Тенденция к росту числа норм, призванных обеспечить права и свободы человека, отмечается как в международном праве, так и в национальном законодательстве иностранных государств, где защита свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства является одним из главных приоритетов правоохранительной системы. Такое особое внимание к проблеме объясняется различными факторами. Один из них - существенный рост криминальной активности на почве терроризма и организованной преступности. В результате под угрозой оказывается нормальное функционирование как системы уголовной юстиции, так и государства в целом. При этом используется целый арсенал средств: угрозы насилия, подкуп судебных работников, систематическое запугивание и физическое устранение свидетелей.

Попытки создания системы защиты участников уголовного судопроизводства и ее закрепления на законодательном уровне неоднократно предпринимались и в Российской Федерации. Начиная с середины 90-х гг. в Государственной Думе РФ готовились два проекта федеральных законов по данному вопросу: "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" и "О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих правосудию". Первый из них предусматривает комплекс мер организационного, социального, правового характера, направленных на защиту жизни, здоровья и имущества лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, дознание, следователей, прокуроров, судей. Закон содержит много предписаний и идей, которые действительно продиктованы жизнью. Но насколько эффективны предусмотренные в нем меры и от чего зависит их работоспособность в реальных условиях? Комплексного исследования по данному предмету в настоящее время нет. Поэтому практика применения этого закона нуждается в тщательной проработке с целью ее дальнейшего учета и внесения необходимых корректив.

Судьба же второго проекта оказалась не столь удачной. Он содержал множество недоработок и в связи с этим не принят до сих пор. Причинами его непринятия называли несоответствие ряду основополагающих правовых актов: Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 г., Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ратифицирована РФ), которые провозгласили право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей или требовать, чтобы эти свидетели были допрошены, а также право на вызов и допрос свидетелей защиты на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против обвиняемого.

Не соответствовал данный проект нормам Конституции РФ, а также предписаниям Уголовно-процессуального кодекса, в частности, касающимся гласности, непосредственности при исследовании доказательств, равноправия и состязательности сторон; права обвиняемого на защиту3.

Но представляется, что действительную причину его непринятия следует искать в другом - в отсутствии единой концепции, единого и целостного подхода к решению проблемы защиты участников уголовного судопроизводства.

Анализ проектов закона, которые в разное время разрабатывались и вносились на рассмотрение Государственной Думы РФ, показал, что технология работы над ними была следующей: в качестве ядра, основы закона брался базовый набор мер, направленных на защиту (например, меры безопасности и меры социальной защиты), которые затем с переменным успехом подгонялись под действующую нормативную базу. Далее вокруг этого "скелета" создавалась "надстройка": определялся круг лиц, подлежащих защите, порядок применения мер защиты, права и обязанности органов, осуществляющих защиту, а также защищаемых лиц. Такой подход представляется не совсем правильным, поскольку он имеет ряд концептуальных недостатков.

Первый из них - изолированность таких проектов от действующей правовой системы и нормативной базы. Как отмечают многие специалисты в области права, проблему защиты участников уголовного судопроизводства невозможно решить лишь только на уровне принятия отдельного закона. Опыт зарубежных государств свидетельствует, что правовой институт защиты участников уголовного процесса является межотраслевым, он затрагивает отношения, регулируемые различными отраслями права: уголовным, уголовно-процессуальным, уголовно-исполнительным, административным, гражданским, бюджетным и т.д. Поэтому в основе подхода к проблеме, помимо принятия узкоспециализированного закона, должна лежать комплексность внесения изменений в действующее законодательство и комплексность воздействия на общественные отношения. Комплексность предполагает, с одной стороны, согласование положений разрабатываемых проектов закона с соответствующими институтами указанных отраслей права, с другой - изменение отраслевого законодательства.

Анализ разрабатывавшихся проектов свидетельствует о том, что их авторы не вполне представляли себе объем системы защиты, которую фактически предполагалось ввести данным законопроектом. Под объемом в данном случае понимается, с одной стороны, степень интеграции инноваций, вводимых данным законом, с отраслевым правом и объем правоотношений, которые были бы затронуты данным законом в случае его принятия, а с другой - частота применения мер, их количество и стоимость.

Еще одним недочетом в работе авторов законопроектов можно считать то, что задачу защиты участников уголовного судопроизводства предполагалось решать исключительно силами нескольких "силовых" ведомств. Вместе с тем, как показывает мировая практика, в рамках данного направления деятельности необходимо привлечение сил и средств довольно широкого круга как государственных органов, так и негосударственных организаций.

Например, в США система защиты участников уголовного судопроизводства не является исключительной прерогативой лишь одного государственного органа. В США она является многоуровневой, т.е. в ней участвуют как федеральные органы власти, так и органы власти штатов и отдельных муниципальных образований. При этом наблюдается не столько "разграничение", сколько "объединение" полномочий в данной области. Так, непосредственно маршальская служба выполняет преимущественно "техническую" сторону деятельности, т.е. непосредственно осуществляет мероприятия, направленные на обеспечение безопасности конкретного лица. Жилые помещения для переселения свидетеля (иного участника процесса), его семьи выделяют преимущественно власти штатов. Органы власти графств и отдельных городов решают вопросы трудоустройства таких лиц, оказания им психологической и иной помощи.

Ресурсное обеспечение представляет собой выделение средств в бюджете Конгрессом США, наделение службы транспортными средствами, средствами связи, специальной техникой, вооружением и т.д.

Информационное обеспечение деятельности по защите заключается в доведении информации о системе защиты до населения как внутри Соединенных Штатов, так и за пределами страны. Так, сегодня трудно найти человека, который не знал бы о наличии в США такой системы, позволяющей участникам уголовного процесса давать показания в ходе предварительного расследования и в суде, не опасаясь угроз или преступных посягательств со стороны преступников.

Во всех готовившихся в разное время проектах закона отсутствовало четкое представление относительно "технологии" осуществления защитных мер: кто принимает решение о применении мер защиты, требует ли данное решение санкционирования, скажем, прокуратурой или судом, субъект, исполняющий данное решение и порядок его исполнения, ответственность должностных лиц и государства в целом за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по защите.

Поэтому очевидно, что для создания системы защиты участников уголовного судопроизводства необходим ряд условий. Это, во-первых, разработка единой концепции защиты4. Такая концепция, необязательно даже в виде отдельного документа, а скорее, в виде доктринальной системы взглядов, должна определять наиболее общие направления формирования института защиты участников уголовного судопроизводства. Объектом данной концепции выступит деятельность государственных органов по разработке реализации мер государственной защиты участников судопроизводства, ее тенденции и закономерности, особенности расследования преступлений в специфических условиях, вызванных противоправными воздействиями на наиболее уязвимых участников уголовного судопроизводства. Содержание концепции составят положения о теоретических и практических путях решения проблемы защиты указанных лиц. Единство концепции не отвергает плюрализма научных взглядов на данную сферу правоотношений, она необходима для увязывания теоретических посылок и предложений с практической деятельностью конкретных государственных органов, а также для интеграции института защиты в российскую систему права. Назначение концепции - выработка единого и целостного подхода к решению данной проблемы, что помогло бы избежать ряда коллизий и способствовало бы скорейшему созданию системы защиты.

Второе необходимое условие - согласование предлагаемых нововведений с нормами как международного, так и национального права. Международные нормативно-правовые акты, хотя и не являются, как правило, обязательными для государств, тем не менее содержат принципы и стандарты государственной защиты участников уголовного судопроизводства. К таким принципам и стандартам можно отнести следующие:

  • обеспечение любому лицу, права и свободы которого нарушены из-за оказания на него противоправного воздействия со стороны преступных элементов в связи с его участием в уголовном судопроизводстве, эффективных средств правовой защиты5;
  • наличие судебных органов, способных обеспечить быстрое и справедливое разбирательство дела, а также предоставлять всем максимальную безопасность и охрану прав и свобод6;
  • обязанность государства принимать меры для обеспечения защиты истца и свидетелей от любых форм обращения и запугивания в связи с их участием в уголовном судопроизводстве7;
  • создание надлежащих механизмов, гарантирующих права и свободы участников уголовного судопроизводства, а также выделение для этого достаточных ресурсов8;
  • взаимное сотрудничество государств и оказание друг другу помощи в реализации мер защиты участников судопроизводства9 и ряд других10.

Следует также учитывать, что, согласно Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы11. Национальные законодательные акты не должны противоречить международным договорам РФ, а также общепризнанным принципам и нормам международного права. Поэтому ориентация на международные стандарты охраны прав и свобод человека позволит значительно ускорить создание эффективной системы защиты прав участников уголовного судопроизводства в ходе расследования уголовных дел и судебных разбирательств.

Правовое регулирование защиты участников уголовного судопроизводства является основой, на которой базируется и данная деятельность. При этом в странах как континентальной, так и англосаксонской систем права превалирующей формой правового регулирования данной сферы общественных отношений является ее закрепление на уровне закона, нормативного акта высшей юридической силы, принимаемого высшим законодательным органом государства12.

Совокупность общеобязательных правил поведения и норм рекомендательного характера, закрепленных как в международно-правовых актах, так и в национальном законодательстве, создают правовую основу для решения проблемы защиты государством участников уголовного судопроизводства. Эти правила выражают общепринятую позицию мирового сообщества, интересы населения отдельного государства и его политического руководства. Применение принудительной силы государства к лицам, оказывающим преступное воздействие на участников уголовного судопроизводства с целью склонить их к изменению своих показаний, либо к полному отказу, возможно только на основе и в пределах норм права, независимо от того, существуют последние в виде кодифицированного законодательного акта или в виде правового обычая или прецедента.

Если обратиться к зарубежному опыту правового регулирования защиты участников уголовного судопроизводства, то он показывает, что данная проблема не везде и не всегда решалась легко и быстро. Зачастую этому предшествовала значительная подготовительная деятельность многих государственных органов. Например, в ФРГ длительное время не было законодательной регламентации вопросов защиты участников уголовного процесса. Отдельные меры, которые принимались подразделениями полиции и другими правоохранительными органами, строились преимущественно на ведомственных подзаконных актах МВД и Министерства юстиции, которые зачастую вступали в противоречие с действующим законодательством. При этом показательна следующая статистика: в 1992 г. специальные меры безопасности были применены к 372 свидетелям, а вместе с членами их семей общее число охраняемых лиц составило 657 человек13. В период 1995-96 гг. в производстве федеральных правоохранительных органов и правоохранительных органов земель находилось 480 дел, в рамках которых принимались меры по защите участников уголовного судопроизводства (преимущественно свидетелей)14. Меры по обеспечению защиты свидетелей применялись в соответствии с совместной директивой рабочей группы II "Внутренняя безопасность", входящей в состав совещания министров внутренних дел земель. Проведение мероприятий по защите свидетелей в аспекте правового регулирования основывалось на институте крайней необходимости, а также иных положениях национального уголовного права. В 1989 г. Министерство внутренних дел и Министерство юстиции ФРГ образовали совместную комиссию для решения проблемы борьбы с организованной преступностью. Была подготовлена Концепция охраны свидетелей, на основании которой в 1990 г. были приняты Общие указания федеральных и земельных министров юстиции и внутренних дел по охране находящихся под угрозой свидетелей. Данные документы закрепляли цели, задачи и функции органов, обеспечивающих защиту лиц, содействующих уголовному судопроизводству. Тот факт, что на ведомственном и межведомственном уровнях принималось все больше правовых актов, затрагивавших права и свободы граждан и интересы третьих лиц, а также необходимость упорядочить правоотношения, возникающие в данной сфере, привели к тому, что в 1998 г. в ФРГ был разработан и принят закон "О регулировании вопросов обеспечения защиты свидетелей, которым угрожает опасность". Обосновывая необходимость принятия данного нормативного акта, немецкие криминологи указывали на растущий профессионализм и сплоченность организованной преступности в стране15 (представляется, что все это с полным правом можно отнести и к характеристикам преступности в России, где масштабы ее распространения представляют реальную угрозу безопасности государства). Помимо этого, были внесены значительные изменения в законодательство других отраслей: Кодекс социального права, законы "О регистрации по месту жительства", "О паспортной системе", "О дорожном движении", "Об удостоверениях личности", "Об изменении фамилий и имен", "О гражданстве", "О подоходном налоге" и ряд других16. Как видим, вопросы защиты участников уголовного судопроизводства в Германии решались на основе комплексного подхода. Таким образом, более чем пятилетний опыт применения закона о защите участников уголовного судопроизводства можно было бы учесть в законотворческой и правоприменительной деятельности в РФ.

Необходимо четко понимать, что само по себе принятие такого закона в РФ еще не есть окончательное решение проблемы защиты участников уголовного судопроизводства. Оно будет лишь началом для значительной работы по совершенствованию действующей законодательной базы, а также по практической реализации деятельности по защите.

Кроме того, построение эффективной системы защиты свидетелей и потерпевших немыслимо без соответствующего организационного, ресурсного, информационного и иных видов обеспечения данной деятельности. Как справедливо отмечает О.А.Зайцев, "организация государственной защиты участников уголовного судопроизводства включает в себя концептуальные вопросы управленческого характера, ресурсного и информационного обеспечения … государственной защиты"17, без решения которых невозможно ее создание на практике. "Эти вопросы касаются формирования и обеспечения деятельности специальных подразделений, призванных реализовывать меры безопасности; организации взаимодействия этих подразделений с органами дознания, следствия, прокуратуры и суда; функционирования социально-правовой системы защиты участников уголовного судопроизводства; создания специальных фондов для оказания помощи жертвам противоправных воздействий и других проблем управленческого уровня. Их успешное решение во многом предопределяет успех государственной защиты субъектов уголовно-процессуальных отношений в целом"17. Без реализации указанных положений, без создания надлежащей основы для осуществления деятельности по защите участников уголовного судопроизводства говорить об эффективном функционировании системы их защиты бессмысленно.

Примечания

1. Письмо Министерства юстиции РФ в Государственную Думу от 18.02.94 № 06-70/92-94.

2. См.: Соловьев Н. Реформа следственного аппарата: от перераспределения подследственности до модернизации УК // Российская юстиция. 2000. № 12. С. 2.

3. См.: Палеев М. Почему Президент России отклонил закон о защите потерпевших и свидетелей // Российская юстиция. 1998. № 1. С. 8; Петрухин И.Л. Защита лиц, содействующих правосудию // Государство и право. № 1. 1999. С. 70-74.

4. Необходимость такой концепции обоснована О.А.Зайцевым. См.: Зайцев О.А. Теоретические и правовые основы государственной защиты участников уголовного судопроизводства в Российской Федерации. М., 1999.

5. Данное положение вытекает из анализа п. 3 ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого резолюцией 2200А (ХХI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16.12.66.

6. Каракасская декларация принята 05.09.80 на VI Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями.

7. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания принята резолюцией 3452 (ХХХ) Генеральной Ассамблеи ООН от 09.12.75.

8. Меры по борьбе с международным терроризмом (п. 22, 23, 25). Принят на VIII Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, Куба, 27 августа - 7 сентября 1990 г.).

9. Там же, п. 22, 24, 26.

10. См., например: Бирюков П.Н. Роль международно-правовых норм в обеспечении "права на правовую защиту" // Правоведение. 1992. № 2. С. 24; Колосов Ю.М. Международные стандарты в области прав человека и проблемы советского законодательства // Советский журнал международного права. 1991. № 2. С. 67-68.

11. Часть 4 ст. 15 Конституции РФ.

12. Подробнее см.: Брусницын Л.В. Правовое обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию. М., 1999.

13. См.: Формы борьбы с организованной преступностью. М., 1989. Вып. 18. С. 7.

14. Казакова В.А. Новый закон об обеспечении социальной и правовой защиты свидетелей в ФРГ // Государство и право. 2000. № 9. С. 75.

15. Там же. С. 74.

16. Там же. С. 80.

17. Зайцев О.А. Указ. соч. С. 99.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100