написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 3-4 (8-9) Декабрь 2003г

Безопасность Российского государства в системе геоцивилизации

Ходаковский Е.А., эксперт Фонда национальной и международной безопасности

Лик мира меняется теперь беспрерывно, и нынче надо воевать уже умом, а не оружием.

Ф.М. Достоевский

Разработке эффективного механизма правового обеспечения решения современных проблем безопасности Российского государства должно предшествовать проведение научных исследований в рамках концептуального подхода, позволяющего адекватно отражать культурно-исторические особенности и долгосрочные, преемственные тенденции развития Российского государства с учетом специфики современных глобальных и региональных процессов.

Современный период развития человечества характеризуется проявлением его целостности в различных областях. Сложные процессы глобализации связали в единый узел явления, различные по характеру, направленности и масштабу последствий. Взаимосвязанность социокультурных, политических, экономических, информационных и экологических проблем требует их целостного исследования и комплексного разрешения. Необходимо исследовать во взаимосвязи то, что сплетается в единую целостную систему - геоцивилизацию.

В современный период геоцивилизация охватывает социальные общности всей планеты, различного уровня развития: от архаичных, родоплеменных структур до современных информационных обществ, соединяя их в сложной структуре.

Целесообразно различать три основных уровня геоцивилизации:

1) мировой, интегрирующий человечество и окружение, среду, в которой происходит его развитие, как основные элементы мировой цивилизации;

2) региональный, объединяющий группу взаимодействующих народов и государств в региональную цивилизацию;

3) локальный, представленный социальной общностью одного или нескольких государственных образований в локальной цивилизации.

В геоцивилизационном аспекте мир предстает в виде сложной мозаики природносоциокультурных потоков, центров и очагов, разнообразных по характеру, особенностям функционирования, целям и задачам развития, взаимодействие которых определяет жизнь мировой, региональных и локальных цивилизаций. В структуре геоцивилизации различают также общности типа "Восток", "Запад", "Север" и "Юг", "Старый Свет" и "Новый Свет", полюса и сегменты, создающие ее многообразие, мозаичность.

Разноплановые взаимодействия элементов геоцивилизации: взаимосвязанных геополитических, геоэкономических и геоинформационных подсистем - создают ее единство и противоречивость. Анализ развития геоцивилизации позволяет оценить ее современное состояние как результат развития разнообразных кризисных процессов.

Целесообразно предположить, что у различных элементов геоцивилизации в определенный исторический период существует оптимальная траектория развития, отклонение от которой в силу внутренних или внешних причин приводит к кризису. Кризис выявляет отклонения, приводит социальную общность к необходимости осознания смены направления развития.

В геоцивилизационном аспекте кризис представляет собой специфический этап развития природносоциокультурных систем различного уровня, при котором становится невозможным продолжение эволюции в избранном направлении и способность системы поддерживать свою жизнедеятельность зависит от определения нового пути развития. Уклонение от определения нового пути развития в кризисной ситуации приводит к регрессу и, в конечном результате, к распаду социального организма.

Выбор нового направления эволюции составляет основу разрешения кризисных проблем и определяет безопасность природносоциокультурных систем различного уровня в современный период.

Кризис обостряет зависимость безопасности социальной общности от доминирующей в определенный исторический период системы ценностей, от избранных целей и критериев развития, а также от способности социума корректировать их в зависимости от изменения исторических условий.

В системе геоцивилизации каждая ее составляющая, каждый элемент ее структуры играет определенную роль, имеет свое равноценное значение.

В пространственном измерении границы локальной отечественной цивилизации приблизительно соответствовали границам Российской Империи и Советского Союза, отображая пределы и результаты устойчивого и длительного влияния ценностей русской культуры на социальные общности этих государств. Поэтому попытки ограничения территории отечественной цивилизации пределами современной России значительно сужают ее современную социальную и государственно-территориальную составляющие. Россия наших дней является детищем, пространственно-временной формой отечественной цивилизации, преемником ее богатейшего наследства. Судьба сегодняшней России определяется ее способностью сохранять и развивать полученное наследство.

Для обозначения отечественной природносоциокультурной системы автор использует название "Цивилизация Русь". Целесообразность использования данного названия основывается на том, что исторически оно свойственно только отечественной цивилизации и не отождествляется с ее подсистемами, элементами.

Цивилизация Русь обладает синтетическим характером и сочетает в себе свойства, присущие цивилизациям как космогенного, так и техногенного типа, что в полной мере отражается на особенностях развития отечественной государственности.

Государства Цивилизации Русь выступали в роли основы социальной структуры всей цивилизации, являлись главным субъектом проведения преобразований. Мощь Руси-России всегда основывалась на сильном государстве.

Русь обладает собственной стратегией взаимодействия с цивилизационным окружением. Если восточные цивилизации склонны к замкнутости, пассивности в отношении внешнего мира, а западные в своей внешней активности пытаются внутренние проблемы решить в ущерб окружению, то отечественная цивилизация, основываясь, подобно восточным, на внутренних источниках развития, способна, как и западные, оказывать активное влияние на окружение, но, в отличие от последних, выступает в созидательной роли.

Исследование особенностей зарождения и развития отечественной цивилизации позволяет конкретизировать ее предназначение в эволюции геоцивилизации: поддержание сбалансированной структуры геоцивилизации, обеспечение необходимого для динамичного развития многообразия ее элементов.

Геоцивилизационные факторы безопасности России

Особенности генезиса и развития отечественной цивилизации во взаимодействии с иными цивилизационными общностями локального, регионального и глобального уровней формируют геоцивилизационные факторы безопасности Российского государства.

Первым прошел стадию становления такой геоцивилизационный фактор безопасности Российского государства, как Славянство. Данный фактор обладает интегративным характером, выражая именно геоцивилизационный уровень развития разнообразных взаимосвязанных качеств, присущих славянам. Определенные этнические особенности исторически сложившихся общностей, испытывая влияние географической среды, иных социальных систем, развиваясь, вступают в диалектическое единство с иными сторонами духовной и материальной культуры и образуют геоцивилизационную специфику славянских народов.

Этнически близкие славянам народы Индии и Ирана создали древнейшие цивилизации и государства мира, потенциал которых является одним из самых мощных в современности. Сравнительное запаздывание славян в созидании собственных государств и цивилизаций связано с географическими и геополитическими условиями их жизнедеятельности.

В Западной Европе, начиная с XII века, ассимиляция славян романскими и германскими племенами изолировала этот регион от славянского влияния. В Центральной и Южной Европе наиболее успешными, но исторически краткосрочными были попытки создания мощных государств в Сербии и Болгарии. Русь, создавая славянское государство в Восточной Европе, испытывала плодотворное влияние культуры этих держав, оказывая им в течение веков политическую и военную помощь.

Отсутствие природных рубежей, ограждающих славян от вторжений народов Востока и Запада, возможность обогащения в процессе взаимодействия с цивилизациями различных типов и, в то же время, необходимость противостояния им сформировали синтетический характер культурно-исторического процесса восточнославянских народов, Евразийство их цивилизационной системы.

Важно отметить, что Евразийство в качестве геоцивилизационного фактора безопасности присуще отечественной государственности с момента ее формирования. От государственности Евразийство в качестве доминирующей черты было передано отечественной цивилизации. С.М.Соловьев указывал на то, что Россия, как "ворота из Азии в Европу", породила специфический тип цивилизации.

"...Российская государственность изначально, со своих истоков и до настоящего времени, от Киевской Руси, через Московское царство, Петербургскую империю, Страну Советов и до Российской Федерации, всегда имела евразийский характер."1

Географическая целостность Евразии немало способствовала тому, что на протяжении веков на огромных просторах Восточной Европы и Азии складывалось определенное единство культуры, особенно ярко проявившееся в эпоху бронзы (так называемый скифско-сибирский "звериный" стиль культуры кочевников Евразии)2. Россия всегда выступала объединителем земель и в этом заключалась, по мнению евразийцев, определенная геополитическая задача, которую решала Россия по отношению ко всему территориальному пространству материковой Евразии.

"Россия - мир особый в географическом и культурном смысле, у нее своя историческая миссия - быть Европо-Азией, Восток-Западом, отнюдь не буфером между ними, а скорее глубоко синтезирующим, примиряющим началом... назначена историей именно для того, чтобы так или иначе Европу с Азией помирить, связать и слить."3

Эту задачу в состоянии было выполнить только мощное государство, образующее самостоятельный центр силы. Исторически выживание, безопасность и успешное развитие отечественной цивилизации основывалось на потенциале государства.

Державность как геоцивилизационный фактор безопасности оказала решающее влияние на формирование государств Цивилизации Русь, определил решающее значение государства в развитии всей цивилизационной системы.

"Одной из наиболее существенных характеристик системы устроения России на протяжении многих веков была огромная роль государства, основанного на принципе державности..."4

"...Россия на протяжении веков представляла собой устойчивое социополитическое образование, способное сдерживать противоречия, обеспечивать устойчивую организацию огромных территорий с разнородным населением и противостоять агрессии извне. Эта устойчивость поддерживалась государственно-политической системой, принимавшей державный характер"5.

Объединителем Евразии не могло стать государство, возникшее и оставшееся неподвижно в каком-нибудь речном бассейне. Всякое речное государство постоянно находилось под угрозой и контролем прорезавшей материк степи. Вот почему так типичны для истории Евразии постоянные набеги кочевников. Тот, кто владел степью, мог легко стать и политическим, и культурным объединителем Евразии. Узловым моментом истории евразийской культуры становится, по мнению Г.Вернадского, конфронтация двух факторов - "леса" и "степи"6. Метаязык символов "степи" и "леса" отражал в данном случае смешанный этнический и географический характер евразийского пространства.

До конца Х в. ("империя Святослава") постоянно предпринимались попытки объединения "леса" и "степи". Определенная степень единства была достигнута в XIII в. в результате победы "степи" над "лесом". С середины XV в. и до середины XVII в. длится эпоха господства "леса" над "степью": укрепление Северо-восточной Руси, создание Московского государства и распад Золотой Орды. Наконец, завершающим этапом этого противостояния становится объединение "леса" со "степью" в границах Российской империи.

"Идея общего союза европейских и азиатских народов впервые реализовалась в пределах российского государства и это пока уникальный пример объединения в рамках единого государства народов абсолютно не похожих друг на друга культур."7

В культурной сфере евразийский, державный статус отечественной цивилизации обуславливается Византизмом.

Византизм как геоцивилизационный фактор безопасности Российского государства обуславливается исторической преемственностью в развитии отечественной цивилизации с основными цивилизационными достижениями Византии.

Византия в период созидания славянских государств являлась самой высокоразвитой цивилизацией мира. Вобрав в себя наследие Древней Греции и Рима, Ближнего Востока и Египта, Византия создала цивилизацию мировой значимости. Поэтому "...рассматривать византизм как греческую средневековую культуру неправомерно. Византизм - это вселенский феномен, в формирование которого внесли свою лепту... и славяне"8.

Значение Византизма для России, по мнению К. Леонтьева, состояло в том, что "византизм организовал нас, система византийской культуры создала величие наше... Изменяя... византизму, мы погубим Россию. ...Тот, кто потрясает авторитет византизма, подкапывает сам, быть может, и не понимая того, под основы русского государства"9.

Византия впервые в истории осуществила попытку строительства христианского государства, разрабатывая и воплощая в жизнь концепцию "симфонии церковной и государственной властей".

Термин "симфония" берет свое начало от Шестой новеллы императора Юстиниана (VI в.)10.

Необходимыми предпосылками "симфонии", согласно доктрине императора Юстиниана, являются:

  • правильная по характеру власти форма правления - по Аристотелю: монархия, аристократия, полития (республика); извращение этих форм: тирания, олигархия, демократия (охлократия);
  • порядочность и компетентность государственной власти; честность, беспорочность и верность Богу священства; признание независимости и равнозначности государственной и церковной власти. "Симфония властей" предполагает, с одной стороны, их различие, а с другой - их взаимодействие. Различие состоит прежде всего в том, что царство и священство, государственная и церковная власти действуют каждая в своей сфере. Кроме того, Церковь имеет свое собственное законодательство, свое управление и свой суд наряду с такими же учреждениями в государстве.

"Симфония" основывается на взаимодействии во всех ветвях власти: законодательной, исполнительной и судебной. Каждая из указанных ветвей имеет свою область ведения, но ни государственная власть не преобладает над церковной и не поглощает ее, ни наоборот.

Исторически Славянство, Евразийство, Державность и Византизм как многоаспектные и взаимосвязанные явления социокультурной действительности подготавливали формирование цивилизационной идентичности Руси, но завершение этого процесса современные исследователи единодушно связывают с христианизацией нашего Отечества, с принятием Православия11.

Хотя точнее этот процесс необходимо назвать добыванием: Православие было властно потребовано Владимиром у византийских императоров Василия и Константина. В качестве свидетельства признания Византией, как минимум, равноправных отношений с Русью, он поставил дополнительное условие: скрепление политического союза династическим браком. "Вот взял уже ваш город славный; слышал же, что имеете сестру девицу; если не отдадите ее за меня, то сделаю столице вашей то же, что и этому городу"12. Реальность угрозы Владимира, подкрепленная военной мощью Руси, заставили византийских императоров после падения Корсуня пойти на уступки.

Православие, как и другие геоцивилизационные факторы безопасности Российского государства, отличается своеобразием своего исторического развития.

"Православие, то есть форма исповедания Христа, есть начало нравственности и совести нашей, а стало быть, общественной силы, науки, всего" (Ф.М.Достоевский)

Уникальность Руси заключается в том, что принятие христианства последовало вскоре после формирования государства и сопровождалось формированием идентичности, лика отечественной цивилизации. Христианство у восточных славян привилось на плодородной почве, образовав Русское православие. В.С.Соловьев отмечал, что понятие о совести, представления о месте Бога в жизни людей, сформировавшиеся у восточнославянских племен, в большей степени соответствовали представлениям древних христиан, чем византийских греков. Яркий пример этому - послание первого русского митрополита Иллариона "Слово о Законе и Благодати" (IX в.). Как считает акад. Н.Н.Моисеев, русские предпочли греческую церковь католической, поскольку она была ближе к этим изначальным представлениям, чем католицизм с его жесткой церковной иерархией и регламентациями13.

В других цивилизациях христианство составляет один из культурных слоев, надстройкой на языческом основании, влияние которого неизбежно сказывается с различной интенсивностью на протяжении всего периода развития иных цивилизаций. На Руси сформировались религиозные воззрения, которые по своему содержанию являлись дохристианскими, что и обусловило скорое и бесконфликтное, самостоятельное (влияние в основном ограничивалось идейным, "книжным" уровнем при практическом отсутствии иноземных миссионеров) развитие православия на Руси.

Необходимо отметить также, что процесс христианизации Руси прошел в исторически сжатые сроки - около 100 лет. Проходивший приблизительно в этот же период аналогичный процесс в Швеции и Норвегии ("территориальные карлики" по сравнению с Русью) занял, соответственно, 250 и 150 лет.

"Христианство, Православие в контексте русской культуры превращается в основное средство национальной идентификации. Именно христианству обязано наименование исторически основного и численно определяющего класса - крестьянства. Это оказалось характерным только для России"14.

Отмеченные доминанты культурно-исторического развития не исчерпывают собой все множество элементов цивилизационного развития отечественного государства. В числе иных важных составляющих, тесно взаимосвязанных с доминирующими, необходимо назвать следующие. Славянские народы никогда не стремились к ассимиляции соседних племен. Указывая на этнический состав Древней Руси, летописец перечисляет народы, которые не только сохранили свое культурное своеобразие в наши дни, но и формируют или пытаются формировать собственную государственность: "...чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, ямь, литва, зимигола, корсь, нарова, ливы - эти говорят на своих языках, они - от колена Иафета и живут в северных странах"15. В отличие от романо-германских, государства Руси создавали на своей территории условия для сохранения и развития культурно-исторических особенностей народов, принадлежащих к иным этническим семьям. Наиболее многочисленными из них были угро-финские и тюркские племена. Объединенные общностью исторической судьбы, более сотни народностей веками созидали единое государство, единую синтетическую цивилизационную систему, неотъемлемой чертой которой стал полиэтнизм. Союз народов Евразии составляет основу развития и безопасности Российского государства.

В религиозной сфере синтетический характер отечественного государства проявляется в его поликонфессионализме. Наша страна явила уникальный пример векового сотрудничества двух важнейших мировых религий: христианства и ислама. Объединение христианских и мусульманских народов в одном государстве, в одной империи представляет собой ценнейший пример организации цивилизационных систем, актуальность которого в наши дни резко возросла.

"...Отличительная черта отечественной цивилизации - ее полиэтнический, поликультурный характер."16

Своеобразие отечественной цивилизации "...в том и заключается, что она сумела объединить разные культурные и национально-конфессиональные образования, не разрушая их социокультурной своеобычности"17.

Учет полиэтнизма и поликонфессионализма отечественной цивилизации в исследовании доминант социокультурного развития Российского государства позволяют выявить еще один геоцивилизационный фактор безопасности Российского государства - Соборность.

"...В основе русского народа, его цивилизации лежит соборность."18

Соборность - это не монолитное единство, внутри которого невозможно выделить какие-либо составляющие его элементы, но единство во множестве ("единство Божией благодати, живущей во множестве разумных творений").

Соборное единство - это и не скопище песчинок, пребывание которых в единой массе не устраняет (и даже не преуменьшает) их полной отъединенности друг от друга (отдельности); соборное единство Церкви "не есть множество лиц в их личной отдельности", но преодоление отъединенности.

Преодоление отдельности, слияние с общим не является абсолютным, за которым наступает полная неотличимость вошедшего в Собор от других его членов; подчинение элементов соборному целому не является жестким и всепоглощающим: всегда сохраняется его некоторая автономность.

В соборном единстве сохраняется приоритет соборного целого над отдельными его членами.

Соборование с другими - есть акт свободного единения и подчинения соборному целому. Это свойство является наиважнейшим, ибо лишь в сочетании со свободой единство становится соборным. Соборное единство суть "единство свободное и органическое, живое начало которого есть Божественная благодать взаимной любви".

По мнению А.С.Хомякова, Православная церковь никогда не притязала на насильственное управление волею и помыслами прихожан, а также на приобретение себе светски-правительственной власти. Тем самым Православие отличается как от римско-католической церкви, которая свободному единству предпочла начало внешнего авторитета, так и от протестантизма, пожертвовавшего единством ради начал свободы19. "... Утверждаю смело, - говорил Хомяков о соборности, - что одно это слово содержит в себе целое исповедание веры"20.

Соборное понимание мира является инвариантной чертой русского художественно-философского мышления, истоки которой уходят в языческую архаику и которая находит органичное продолжение в православной культуре.

Как социальный феномен соборность содержит три основных аспекта21:

  • соборность - единство сущностных сил общества (с этим аспектом связана формула "Православие, Самодержавие, Народность", выражающая состояние единства различных проявлений сущности народа: веры, воли и самостоятельного творчества);
  • соборность - единение различных социальных образований;
  • соборность - органическая связь времен и единство поколений.

Как отмечает А.С.Фролов, в лоне отечественной цивилизации сформировался также соборный тип отношения к пространству-времени. Это связано с тем, что сознание русского народа формировалось в условиях непрерывного военного давления. Необходимость постоянной мобилизации сил для отражения агрессии в значительной мере обусловила специфику восприятия жизненного пространства, особенности пространственно-временных представлений. "Эту особенность можно определить как "категорический императив сохранения пространства-времени". Поскольку выполнить эту сверхзадачу мож-но было, только заполняя плотью своего этноса окружающие Русь лесные и степные пустоты и полости, превращая их в вязкий буфер, который амортизировал набеги враждебных племен, постольку задача сохранения стала императивом собирания пространства"22. Это определило также и соответствующее отношение ко времени, - отношение тоже можно обозначить как соборное: бытие народа в экстре-мальных геополитических условиях требовало предельной мобилизации опыта предков, актуализации прошлого.

"Синдром мобилизации всех сил - прошлого и будущего - определил такое отношение ко времени, когда оно утрачивало свою трехчленную структуру и как бы сосредоточивалось, собиралось в одной точке, не принадлежащей к какому-то конкретному элементу этой структуры. ...Внешняя агрессия, нарушавшая пространственно-временную целостность народа, воспринималась как разрыв пространства-времени. Наиболее эффективным средством его предотвращения и служило собирание пространства, его сохранение и собирание времени - сосредоточение его в одной точке."23

Соединение в русской культуре пространства со временем порождает движение. Движение есть способ соединения пространства и времени в органическое целое. В отечественной цивилизации движение воспринималось как равнозначное процессу самоидентификации, поиска и обретения своего "я". Следовательно, пространство физическое как атрибут природы, космоса становится в отечественной цивилизации символом пространства метафизического, в котором отражается духовный лик человека. Поэтому опасность не найти себя, потеряться духовно равнозначна опасности бесследно раствориться в физическом пространстве.

Славянство, Евразийство, Державность и Византизм, Православие и Соборность составляют целостную систему геоцивилизационных факторов безопасности Российского государства. Снижение влияния хотя бы одного из перечисленных факторов или абсолютизация значения некоторых из них способны разрушить отечественное государство и цивилизацию в целом.

Геоцивилизационные угрозы безопасности России

Противоречия во взаимодействии Российского государства с цивилизационными общностями различных уровней формируют угрозы безопасности Российского государства в системе геоцивилизации.

На глобальном уровне развитие основной геоцивилизационной угрозы безопасности Российского государства связано с тем, что доминирующее направление развития геоцивилизации, обусловленное влиянием техногенных цивилизаций, исчерпало свой потенциал, приведя человечество на грань экологической катастрофы.

"Общество потребления" - продукт современного развития техногенных цивилизаций - по существу представляет собой раковую опухоль планетарного масштаба. Наиболее глубокое поражение проявляется в США, в которых 3% населения Земли потребляют 40% мировых энергетических ресурсов и ответственны за треть планетарных загрязнений. Очевидно, что "...с "американской мечтой" всем придется расставаться..."24, несмотря на продолжающиеся попытки ее реанимации, в том числе и за счет уникальных природных богатств России.

"Роль, которую в долгосрочном плане будет играть Россия в Евразии, в значительной степени зависит от исторического выбора, который должна сделать Россия, возможно еще в ходе нынешнего десятилетия, относительно собственного самоопределения. Даже притом, что Европа и Китай расширяют зоны своего регионального влияния, Россия несет ответственность за крупнейшую в мире долю недвижимости. Эта доля охватывает 10 часовых поясов, и ее размеры в 2 раза превышают площадь США или Китая, перекрывая в этом отношении даже расширенную Европу. Следовательно, потеря территорий не является главной проблемой для России."25

Одной из наиболее значимых черт современного развития геоцивилизации в современный период является политическое и военное единство государств, представляющих цивилизации техногенного типа и формирующих западную цивилизационную региональную общность.

На доминировании государств Запада, более полувека успешно согласовывающих свои усилия на международной арене, основывается современное политико-экономическое и информационно-культурное единство мира, составляющее сущность глобализации.

Консолидация западных государств по ряду признаков расценивается как проявление их цивилизационной солидарности26. Подразумевается, что государства и народы Запада достигли такой степени развития, на которой их цели и модели предполагаемого развития настолько близки, что они способны, при планомерном использовании имеющихся в их распоряжении ресурсов и средств, в течение десятилетий создать единую политическую и социально-экономическую систему, основанием которой долж-ны послужить также цивилизационные факторы в их культурном и идеологическом измерении. По на-шему мнению, такой вывод преждевременен. Это становится очевидным при исследовании механизма формирования западной интеграции.

Активная фаза интеграционного процесса западной цивилизационной общности приходится на текущее столетие, ознаменовавшееся двумя мировыми войнами. Мировые войны возникли из-за противоречий между государствами техногенных цивилизаций и по своей культурологической и идеологической сущности являются "гражданскими войнами" Запада.

Две мировые войны резко изменили структуру западной цивилизационной сферы и, как следствие, геоцивилизации, что, в первую очередь, связано с изменением статуса США на международной арене. С этой точки зрения мировые войны предстают в виде основного средства введения США в число государств мировой значимости (в XIX в. США выступали государством второго эшелона). Именно мировые войны повлияли в решающей степени на западное цивилизационное сообщество таким образом, что стала возможной его современная интеграция.

Именно мировые войны привели к тому, что США сумели возглавить и осуществить процесс единения западных государств.

Одним из основных средств данного процесса выступал финансово-экономический фактор: после первой мировой войны США стали владельцем одной трети мировых золотых запасов, после второй - уже двух третей, в 50-е гг. на долю США приходилось более половины совокупного валового национального продукта мира. Мировые войны привели к подавляющему доминированию США на Западе и разорению других государств этой сферы, превратившихся в "младших партнеров", неспособных оказывать сопротивление диктату, умело поддержанному идеологической пропагандой.

В политической сфере интеграция Запада основывалась на формировании образа общего внешнего врага. Период "холодной войны", преобладания биполярной структуры мира был школой жесткой дисциплины для западных государств, которую они прошли успешно. Впервые все западные государства в течение десятилетий культивировали убежденность в том, что для них всех главный враг находится вне их цивилизационной сферы. В предыдущие исторические эпохи цивилизационной активности Запада, начиная со средних веков до 1947 г. (выступления Черчилля в Фултоне), именно западноевропейские государства выступали в роли основных противоборствующих мировых сил. Во второй половине XX в. эти разоренные войнами государства согласились принять патронаж США, используя образ общего врага для попыток сохранения видимого достоинства.

Единство Запада второй половины XX в. - закономерное проявление специфики взаимодействий цивилизаций техногенного типа с внешним окружением. В течение столетий западные государства пытались и друг друга использовать в качестве строительного материала и сырья для собственного развития. В итоге вековые междоусобные распри привели западные государства к необходимости соглашения в отношении направления присущей им агрессии во вне. Так был дан толчок колонизации. Затем, когда владения империй покрыли собой всю доступную поверхность Земли, возникла необходимость направить деструктивный потенциал западных государств на один "чужеродный" объект.

Механизм достижения единства Запада основывался также на особенностях западно-российских цивилизационных отношений, активизировавшихся с XIII в. В течение столетий западные экспансионисты получали отпор на одном и том же направлении - восточном. Отечественная цивилизация преемственно передавала формирующимся в ее лоне государствам способность противостоять экспансионистским устремлениям соседних держав.

С момента становления отечественной государственности Русь вступила в сложную систему взаимодействия с цивилизационными общностями Востока и Запада. В IX в. разворачивалась экспансия исламского Востока. Мусульманство утвердилось в Африке, Испании и на юге Италии, через Каспийское море достигло Хазарии и по Волге распространилось на север.

Русь стала ключевым звеном во взаимоотношениях Запада и Востока, христианства и мусульманства.

Добровольный выбор Киевской Руси в пользу Византии, христианского Востока, был наиболее действенным решением задачи по восстановлению цивилизационного равновесия. Вступив в противоборство с Хазарией, Русь не только остановила восточную экспансию, но и положила начало объединению христианских и мусульманских народов Евразии.

До XIII в. основные усилия Руси были направлены на Восток. Культурный и торговый обмен, колонизация и военное противоборство Руси происходили во взаимодействии с Востоком. Наиболее интенсивные взаимоотношения развивались с Византией. В этот период цивилизационные контакты Руси с Западом ограничивались династическими браками и привлечением варяжских дружин при разрешении междоусобных споров.

Начиная с XIII в. основным источником угроз безопасности отечественного государства на региональном уровне являлись противоречия во взаимоотношениях с государствами Запада.

Воспользовавшись ослаблением Руси, католический Запад с благословения Папы римского в XIII в. организует крестовые походы против "схизматиков". Одна из главных целей орденов крестоносцев того времени - богатейший торгово-купеческий Новгород. Операции крестоносцев направляются на Северо-западную Русь. Ледовое побоище не предостерегло шведского короля от попытки захватить Новгород в середине XIV в., а повторное благословение Папы не предотвратило аналогичного исхода военной кампании.

В XIII в. западные и юго-западные русские княжества, отвергнув вассальную зависимость от Орды, присоединились к Литве. В Великом княжестве Литовском русских было более 90%, русский (древнебелорусский) язык был принят в этом государстве в качестве официального. Западная Русь вступила в тесные взаимоотношения с Польшей. В XIV и XV вв. "теснота" польских объятий становится смертельно опасной. После отвержения Русью Флорентийской унии католический Запад развязывает военное противоборство с Православием в западных и юго-западных русских землях. Польша становится авангардом в борьбе с русскими и литовскими "варварами".

В 1386 г. Литва заключила первую унию с Польшей. Князь Ягайло женился на польской королевне и возглавил объединенное государство. Православные были резко ограничены в публичных правах, начался процесс насильственной католизации русских и литовцев. После Брестской унии 1596 г. православные были отстранены от государственных должностей, закрывались православные монастыри и церкви, принудительная ассимиляция приняла массовые масштабы.

С середины XVI в. важное место в политике прозелитизма Рима отводится религиозной пропаганде и образованию. Главным орудием распространения католицизма на восток становится орден иезуитов.

В отличие от католицизма, протестантство не имело своего единого центра, чтобы организовать планомерное и координированное наступление на православие. И, тем не менее, деятельность протестантов на этом поприще была столь же последовательной и, пожалуй, даже более эффективной. В арсенале у протестантов были те же методы и та же жестокость. В качестве авангарда "цивилизаторской" миссии Запада католическую Польшу дополняла протестантская Швеция. Нигде лютеранская нетерпимость не проявлялась с такой методической последовательностью и жестокостью, как на севере России. Об этом свидетельствует разорение Валаамского и Коневского монастырей, монахи которых были изгнаны или убиты, а церкви обращены в кирхи. На территории, контролируемой шведами, обращение в православие воспрещалось под угрозой смертной казни, - отмечал историк и богослов И.Экономцев.

Проходили столетия, менялись мотивы и цели устремлений, но основное содержание и средства воздействий Запада на Русь с XIII в. до наших дней остаются теми же: расчленение государственного единства, захват территорий и ресурсов, ассимиляция народов.

Запад, традиционно проигрывая все военные кампании против Руси-России, изменив тактику, добился ощутимых успехов в идеологической войне. Образ "империи зла" оказывал мощное дисциплинирующее воздействие на общественность западных государств, создавая дополнительные возможности для манипуляции массовым сознанием и подавляя характерные для Запада гедонистические устремления.

"Победа" в "холодной войне" оставила в прошлом действенность основных факторов западной интеграции и знаменует собой начало эпохи обострения противоречий, способных превратить в руины здание западного мира именно из-за отсутствия подлинной цивилизационной солидарности, способной противостоять прагматизму и эгоизму государственного уровня.

Основные противоречия Запада связаны с отстаиванием экономической и политической независимости европейских государств от американского диктата. Серьезный дисбаланс вносит усиление влияния объединившейся Германии, оказывающей доминирующее влияние в Центральной и Восточной Европе.

В сложившейся ситуации США пытается сохранить доминирующее положение на Западе и в мире, направляя основные усилия на обострение внутриевропейских (в первую очередь франко-германских противоречий), на создание нового образа общего врага, на ослабление и подавление сопротивления влиянию США в любом уголке земного шара.

Особенностью последних десятилетий является то, что доминирующее влияние США поддерживается преимущественно военными средствами, т.к. культурологический и экономический потенциал этого ведущего государства техногенной цивилизации в данный исторический период находится на критической стадии и не способен обеспечивать достигнутое в прошлом политическое превосходство. В качестве основных средств по поддержанию границ сложившейся структуры западной цивилизационной общности и ее глобального влияния все чаще выступает вмешательство во внутренние дела суверенных государств, смена неугодных режимов марионеточными, санкции, бойкоты, военная агрессия. "Разлагая старые цивилизации, Запад фактически себя сейчас "зашлаковывает" их "отходами" и фактически задыхается среди масс "внешнего пролетариата", на него наползающего. ...в противостоянии "внешнему пролетариату" и его напору, притом напору во все более опасных формах, Запад почти несомненно пойдет по пути... некоего синтеза дискурса фашистского и либерального со всеми специфическими последствиями..."27.

Государства иных цивилизационных сфер, пытающиеся проводить самостоятельную политику, объявляются террористическими, "государствами-отщепенцами", против них разворачиваются крупномасштабные идеологические и военные действия.

Доминирование материальных интересов над духовными - одна из существенных черт цивилизаций техногенного типа28. Это проявляется в прагматизме и утилитаризме политики западных государств: то, что выгодно, способно приносить прибыль, объявляется национальным интересом29. Примечательно, что в английском языке слово "interest" обозначает также выгоду, проценты на капитал, а термин "интересы национальной безопасности" был введен в политический лексикон Теодором Рузвельтом в 1904 г. в послании Конгрессу США, в котором он обосновывал необходимость захвата США Панамского канала. С учетом цивилизационной специфики государств Запада механизм формирования национальных интересов этих держав становится более понятным и предсказуемым.

Парадоксальным образом прозападный курс предыдущего политического руководства России оказал "медвежью услугу" Западу, лишив его возможности провести внутреннюю реструктуризацию и заставив взвалить на себя чрезмерный военный и политический груз урегулирования последствий распада сферы советского влияния. Прозападная политика российского руководства оставила Запад без мощнейшего интегрирующего фактора - образа общего врага. Элита западного цивилизационного сообщества находится в мировоззренческом тупике, пытаясь реанимировать отжившие стереотипные модели цивилизационных контактов.

В результате российской политической игры "в поддавки" западная цивилизационная сфера, утрачивая мобильность и динамизм, превращается в симбиоз Ноевого ковчега (на который стремится попасть "всякой твари по паре", и каждая новая пара может оказаться последней) и авианосца, для которого смысл существования сводится к поиску и поражению новых целей. Потенциал внешней агрессии Запада приближается к опасному уровню, за которым последует внутренняя дезорганизация и разрушение сложившейся цивилизационной структуры.

Расширение цивилизационной сферы влияния Запада достигло критической черты, угрожающей кардинальному нарушению равновесия геоцивилизации и многообразию ее элементов. В то же время данная тенденция ослабевает, Запад столкнулся с нехваткой цивилизационных средств обеспечения сохранения собственной сферы влияния. Возрастает противодействие государств, представляющих незападные цивилизации, в первую очередь исламские и конфуцианские. Лидером цивилизационного противодействия Западу становится Китай, направляющий основные усилия на повышение собственного статуса: от доминирования в региональном цивилизационном сообществе до уровня глобального превосходства.

Незападный мир испытывает значительное деструктивное влияние Запада, настойчиво перебирающего возможные варианты новых общих врагов, которые заведомо обречены на неудачу. Никакое государство в цивилизационном плане, кроме России и Китая, не сопоставимо с Западом. Россия уже "побеждена", а современный Китай - слишком серьезный соперник. Открытая конфронтация Запада с Китаем сможет привести государства техногенного типа к социально-экономическому краху, а им есть что терять.

В качестве подготовки к новому витку глобальной конфронтации необходимо рассматривать западные кампании по борьбе с международным терроризмом и военную экспансию США в Центральной Азии. Анализ динамики Балканского кризиса и Афганской кампании дает основания предполагать, что современное руководство США способно инициировать разжигание крупномасштабного военного столкновения регионального значения, в перспективе способного достичь глобального уровня. Развязывая Балканский конфликт, как и ряд предыдущих, США одновременно пытаются подорвать экономическую независимость и дисциплинировать "младших партнеров", найти нового общего врага - любое государство (союз государств), способное противостоять западной коалиции (Россия, Китай, исламский мир), стимулировать собственную социально-экономическую активность. Целесообразно предположить, что попытки достижения поставленных целей подобными средствами будут продолжены до тех пор, пока штатовские политики не добьются поставленных целей или будут неспособными их выполнить в новых условиях. В этом же контексте необходимо рассматривать сентябрьские события 2001 г.

В настоящее время было предложено несколько вариантов обоснования возможных направлений военно-политической стратегии США в меняющейся обстановке30. Оценка их влияния на ход развития мирового сообщества в обозримом будущем, по нашему мнению, однозначна: попытки США сохранить доминирующее положение в мире с использованием потенциала системы военно-политических, финансово-экономических, информационно-психологических и специальных средств формируют одну из основных глобальных угроз безопасности в системе геоцивилизации.

В современный период характер цивилизационных контактов западных государств с Россией определяется, с одной стороны, притязаниями представителей этой цивилизационной общности на универсалистский статус собственных ценностей и моделей развития, проявляющийся в стремлениях "вестернизировать" иные, незападные, а значит "отсталые" народы. В современный период это стремление наиболее ярко воплотилось в концепции "конца истории" американского политолога Ф.Фукуямы, согласно которой после краха коммунизма не остается альтернативы западным идеалам, что обуславливает наступление единой общечеловеческой "либерально-демократической" цивилизации.

С другой стороны, в отношениях Запада и России прослеживаются особенности, резко отличающиеся от характерных черт взаимоотношений с другими цивилизациями. Само существование России, жизненность той цивилизационной альтернативы, которую она реализует, воспринимается на Западе как прямая угроза собственному существованию. Прочность этого "братского" чувства испытана столетиями, и в одночасье оно не исчезнет. Такова цивилизационная реальность, которую необходимо учитывать в современной политике Российского государства.

"Если, подобно тому, как русские прекращают быть марксистами, они отвернут западную демократию и начнут вести себя как русские, а не как западные люди, отношения между Россией и Западом могут опять стать отчужденными и конфликтными" (С.Хантингтон)31

Обеспечение безопасности Российского государства в системе геоцивилизации

В современных условиях важную роль играет определение приоритетных направлений обеспечения безопасности Российского государства в системе геоцивилизации, разработка комплекса мер, направленных на стабилизацию внутреннего положения и оптимизацию внешних взаимодействий.

Первоочередные преобразования целесообразно проводить в тех сферах социально-экономической жизни, которые традиционно играют ключевую роль в развитии отечественной цивилизации. При этом любые конструктивные преобразования, выбор целей, основных направлений и разработка механизма достижения поставленных задач в России должны соответствовать системе геоцивилизационных факторов безопасности Российского государства. Рассмотренные нами геоцивилизационные факторы безопасности Российского государства в их системной целостности и противоречивом диалектическом единстве в существенной степени сохраняют свое значение в современных условиях развития отечественной и мировой цивилизации. Их влияние доминирует на протяжении всего исторического периода развития отечественной государственности, но их взаимосвязи и относительная роль претерпевают значительные изменения. Соответствие целей и средств развития Российского государства геоцивилизационным факторам безопасности отражается в идеологии.

Разработка идеологической основы разрешения современных проблем безопасности России в системе геоцивилизации связана с определением цели, механизма и основного средства единения народов евразийской цивилизации Русь. По нашему мнению, преемственным выразителем представлений об идеалах народов России-Евразии, о цели их единения может послужить понятие Правды. Исторически свойственное всему периоду развития отечественной цивилизации понятие Правды вбирает в себя смысл истины и справедливости, правого социального порядка и праведности в личной жизни. Слова св. Александра Невского "Не в силе Бог, а в правде" Н.А.Бердяев считал характерными для отечественной цивилизации. Показательно, что первые отечественные сборники правовых норм "Русская правда" и "Правда Ярославичей", первая газета большевиков и центральный орган советской печати газета "Правда" своими названиями подтверждают преемственное значение данного понятия в многовековой истории Российского государства.

В настоящий период одним из ключевых элементов современной идеологии Российского государства становится, по нашему мнению, Соборность, поскольку именно собирание народов и земель Евразии в цивилизационной сфере России приобретает первоочередное значение. Принцип Соборности определяет механизм интеграции Российского государства и, наряду с Державностью, составляет основу идеологии Российского государства, способной консолидировать народы Евразии в третьем тысячелетии.

Показательно, что все без исключения политические партии и движения сегодняшней России отражают в своих программах актуальность укрепления и возрастания роли государственных начал в основных сферах жизни народов России. Властные структуры постепенно осознают неприемлемость и бесплодность примитивного заимствования иных цивилизационных моделей, признавая необходимость разработки собственных программ развития, выполнение которых должно основываться на сильной государственной власти как традиционном основном средстве конструктивных преобразований в отечественной социально-экономической системе. Данный принцип, принцип Державности, отражающий жизненную необходимость сильной централизованной власти для России, должен стать одним из компонентов идеологии современного Российского государства.

В официальной идеологии необходимо также закрепить основные черты формирующейся цивилизационной системы взаимодействий Российского государства с иными субъектами международной политики, суть которых, по мнению автора, состоит в том, что человечество в третьем тысячелетии имеет шанс на выживание только в качестве мирового содружества цивилизаций. Ни одна цивилизация не имеет права претендовать на привилегированное положение. Результаты развития всех цивилизаций ценны для будущего человечества.

Идеология Правды, Соборности, Державности, обозначающая цель, механизм и основное средство единения народов евразийской цивилизации Русь, является необходимым звеном преодоления современных кризисных тенденций в России и определения основных направлений в дальнейшем развитии. Определенная таким образом идеологическая основа представляет собой связующее звено в процессе разрешения современных проблем безопасности Российского государства в системе геоцивилизации.

Примечания.

1. Мунтян М.А. Несколько суждений о российской евразийстве // Социальная теория и современность. Вып. 18. Евразийский проект модернизации России: "за" и "против". М., 1995. С. 159-160.

2. Очиров Т.Н. Евразийская концепция культурной самобытности России // Там же. С. 49.

3. Менделеев Д.И. К познанию России // Вестник высш. школы. 1992. №4-9. С. 96.

4. Ерасов Б.С. О геополитическом и цивилизационном устроении Евразии // Цивилизации и культуры / Под ред. Б.С.Ерасова и др. М., 1996. Вып. 3. С. 89.

5. Там же. С. 14.

6. Вернадский Г. Начертание русской истории. Париж, 1927. Т. 1. С. 38.

7. Чесноков Г.Д. Евразийство и проблемы современной России // Социальная теория и современность. Вып. 18. Евразийский проект модернизации России: "за" и "против". М., 1995. С. 152.

8. Экономцев И.Н. Православие, Византия, Россия. М., 1992. С. 9.

9. Леонтьев К.Н. Избранное. М., 1993. С. 53.

10. Церковь и государство (история правовых отношений). М., 1997. С. 17-18.

11. Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений. Л., 1980. Т. 21. С. 266.

12. Повесть временных лет. Пер. Д.С.Лихачева. СПб., 1997. С. 81.

13. Моисеев Н.Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы. Эколого-политологический анализ // Вопр. философии. 1995. №1. С. 16.

14. Фролов А.С. Философско-религиозные основы русской культуры. Дис. ... докт. философ. наук. М., 1995. С. 340-341.

15. Повесть временных лет. Пер. Д.С.Лихачева. СПб., 1997. С. 10.

16. Бадмаев В.Н. Национальная идентификация как философская проблема (по материалам наследия российского зарубежья). Дис. ... канд. философ. наук. М., 1996. С. 10.

17. Гаман О.В. Перспективы нового Евразийского союза: "за" и "против" // Социальная теория и современность. Вып. 18. Евразийский проект модернизации России: "за" и "против". М., 1995. С. 175.

18. Моисеев Н.Н. С мыслями о будущем России. М., 1997. С. 207.

19. Данилов С.И. Идея соборности в социальной философии славянофилов и евразийская идеология // Социальная теория и современность. Вып. 18. Евразийский проект модернизации России: "за" и "против". М., 1995. С. 130-131.

20. Хомяков А.С. Сочинения в 2-х тт. М., 1994. Т. 2. С. 242-243.

21. Фролов А.С. Философско-религиозные основы русской культуры. Дис. ... докт. философ. наук. М., 1995. С. 289-290.

22. Там же. С. 90.

23. Там же. С. 91.

24. Моисеев Н.Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы. Эколого-политологический анализ // Вопр. философии. 1995. №1. С. 27.

25. Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М., 1998. С. 239.

26. См., например: Самуйлов С.М. Неизбежно ли столкновение цивилизаций? // США: экономика, политика, идеология. 1995. №1. С. 39-54; №2. С. 42-57.

27. "Цивилизационная модель" международных отношений и ее импликации // Полис (Политические исследования). 1995. №1. С. 162.

28. Бурстин Д. Американцы: демократический опыт: Пер. с англ. М., 1993. С. 116-117.

29. Концепция "национальной безопасности" в современной американской политологии. Научно-аналитический обзор. М., 1994. С. 67.

30. Фукуяма Ф. Конец истории // США: экономика, политика, идеология. 1990. №5. С. 39-54; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Полис (Политические исследования). 1994. №1. С. 33-48; Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М., 1998.

31. Цит. по: Самуйлов С.М. Неизбежно ли столкновение цивилизаций? // США: экономика, политика, идеология. 1995. №2. С. 53.

Ходаковский Евгений Андреевич. Эксперт Фонда национальной и международной безопасности. Автор более 30 работ по проблемам глобализации, регионализации и цивилизационных взаимо-действий. Эксперт-востоковед, кандидат философских наук.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100   

Безопасность Российского государства в системе геоцивилизации | Журнал "Право и безопасность" | http://www.dpr.ru написать письмо первая страница первая страница switch to english

Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 3-4 (8-9) Декабрь 2003г

Безопасность Российского государства в системе геоцивилизации

Ходаковский Е.А., эксперт Фонда национальной и международной безопасности

Лик мира меняется теперь беспрерывно, и нынче надо воевать уже умом, а не оружием.

Ф.М. Достоевский

Разработке эффективного механизма правового обеспечения решения современных проблем безопасности Российского государства должно предшествовать проведение научных исследований в рамках концептуального подхода, позволяющего адекватно отражать культурно-исторические особенности и долгосрочные, преемственные тенденции развития Российского государства с учетом специфики современных глобальных и региональных процессов.

Современный период развития человечества характеризуется проявлением его целостности в различных областях. Сложные процессы глобализации связали в единый узел явления, различные по характеру, направленности и масштабу последствий. Взаимосвязанность социокультурных, политических, экономических, информационных и экологических проблем требует их целостного исследования и комплексного разрешения. Необходимо исследовать во взаимосвязи то, что сплетается в единую целостную систему - геоцивилизацию.

В современный период геоцивилизация охватывает социальные общности всей планеты, различного уровня развития: от архаичных, родоплеменных структур до современных информационных обществ, соединяя их в сложной структуре.

Целесообразно различать три основных уровня геоцивилизации:

1) мировой, интегрирующий человечество и окружение, среду, в которой происходит его развитие, как основные элементы мировой цивилизации;

2) региональный, объединяющий группу взаимодействующих народов и государств в региональную цивилизацию;

3) локальный, представленный социальной общностью одного или нескольких государственных образований в локальной цивилизации.

В геоцивилизационном аспекте мир предстает в виде сложной мозаики природносоциокультурных потоков, центров и очагов, разнообразных по характеру, особенностям функционирования, целям и задачам развития, взаимодействие которых определяет жизнь мировой, региональных и локальных цивилизаций. В структуре геоцивилизации различают также общности типа "Восток", "Запад", "Север" и "Юг", "Старый Свет" и "Новый Свет", полюса и сегменты, создающие ее многообразие, мозаичность.

Разноплановые взаимодействия элементов геоцивилизации: взаимосвязанных геополитических, геоэкономических и геоинформационных подсистем - создают ее единство и противоречивость. Анализ развития геоцивилизации позволяет оценить ее современное состояние как результат развития разнообразных кризисных процессов.

Целесообразно предположить, что у различных элементов геоцивилизации в определенный исторический период существует оптимальная траектория развития, отклонение от которой в силу внутренних или внешних причин приводит к кризису. Кризис выявляет отклонения, приводит социальную общность к необходимости осознания смены направления развития.

В геоцивилизационном аспекте кризис представляет собой специфический этап развития природносоциокультурных систем различного уровня, при котором становится невозможным продолжение эволюции в избранном направлении и способность системы поддерживать свою жизнедеятельность зависит от определения нового пути развития. Уклонение от определения нового пути развития в кризисной ситуации приводит к регрессу и, в конечном результате, к распаду социального организма.

Выбор нового направления эволюции составляет основу разрешения кризисных проблем и определяет безопасность природносоциокультурных систем различного уровня в современный период.

Кризис обостряет зависимость безопасности социальной общности от доминирующей в определенный исторический период системы ценностей, от избранных целей и критериев развития, а также от способности социума корректировать их в зависимости от изменения исторических условий.

В системе геоцивилизации каждая ее составляющая, каждый элемент ее структуры играет определенную роль, имеет свое равноценное значение.

В пространственном измерении границы локальной отечественной цивилизации приблизительно соответствовали границам Российской Империи и Советского Союза, отображая пределы и результаты устойчивого и длительного влияния ценностей русской культуры на социальные общности этих государств. Поэтому попытки ограничения территории отечественной цивилизации пределами современной России значительно сужают ее современную социальную и государственно-территориальную составляющие. Россия наших дней является детищем, пространственно-временной формой отечественной цивилизации, преемником ее богатейшего наследства. Судьба сегодняшней России определяется ее способностью сохранять и развивать полученное наследство.

Для обозначения отечественной природносоциокультурной системы автор использует название "Цивилизация Русь". Целесообразность использования данного названия основывается на том, что исторически оно свойственно только отечественной цивилизации и не отождествляется с ее подсистемами, элементами.

Цивилизация Русь обладает синтетическим характером и сочетает в себе свойства, присущие цивилизациям как космогенного, так и техногенного типа, что в полной мере отражается на особенностях развития отечественной государственности.

Государства Цивилизации Русь выступали в роли основы социальной структуры всей цивилизации, являлись главным субъектом проведения преобразований. Мощь Руси-России всегда основывалась на сильном государстве.

Русь обладает собственной стратегией взаимодействия с цивилизационным окружением. Если восточные цивилизации склонны к замкнутости, пассивности в отношении внешнего мира, а западные в своей внешней активности пытаются внутренние проблемы решить в ущерб окружению, то отечественная цивилизация, основываясь, подобно восточным, на внутренних источниках развития, способна, как и западные, оказывать активное влияние на окружение, но, в отличие от последних, выступает в созидательной роли.

Исследование особенностей зарождения и развития отечественной цивилизации позволяет конкретизировать ее предназначение в эволюции геоцивилизации: поддержание сбалансированной структуры геоцивилизации, обеспечение необходимого для динамичного развития многообразия ее элементов.

Геоцивилизационные факторы безопасности России

Особенности генезиса и развития отечественной цивилизации во взаимодействии с иными цивилизационными общностями локального, регионального и глобального уровней формируют геоцивилизационные факторы безопасности Российского государства.

Первым прошел стадию становления такой геоцивилизационный фактор безопасности Российского государства, как Славянство. Данный фактор обладает интегративным характером, выражая именно геоцивилизационный уровень развития разнообразных взаимосвязанных качеств, присущих славянам. Определенные этнические особенности исторически сложившихся общностей, испытывая влияние географической среды, иных социальных систем, развиваясь, вступают в диалектическое единство с иными сторонами духовной и материальной культуры и образуют геоцивилизационную специфику славянских народов.

Этнически близкие славянам народы Индии и Ирана создали древнейшие цивилизации и государства мира, потенциал которых является одним из самых мощных в современности. Сравнительное запаздывание славян в созидании собственных государств и цивилизаций связано с географическими и геополитическими условиями их жизнедеятельности.

В Западной Европе, начиная с XII века, ассимиляция славян романскими и германскими племенами изолировала этот регион от славянского влияния. В Центральной и Южной Европе наиболее успешными, но исторически краткосрочными были попытки создания мощных государств в Сербии и Болгарии. Русь, создавая славянское государство в Восточной Европе, испытывала плодотворное влияние культуры этих держав, оказывая им в течение веков политическую и военную помощь.

Отсутствие природных рубежей, ограждающих славян от вторжений народов Востока и Запада, возможность обогащения в процессе взаимодействия с цивилизациями различных типов и, в то же время, необходимость противостояния им сформировали синтетический характер культурно-исторического процесса восточнославянских народов, Евразийство их цивилизационной системы.

Важно отметить, что Евразийство в качестве геоцивилизационного фактора безопасности присуще отечественной государственности с момента ее формирования. От государственности Евразийство в качестве доминирующей черты было передано отечественной цивилизации. С.М.Соловьев указывал на то, что Россия, как "ворота из Азии в Европу", породила специфический тип цивилизации.

"...Российская государственность изначально, со своих истоков и до настоящего времени, от Киевской Руси, через Московское царство, Петербургскую империю, Страну Советов и до Российской Федерации, всегда имела евразийский характер."1

Географическая целостность Евразии немало способствовала тому, что на протяжении веков на огромных просторах Восточной Европы и Азии складывалось определенное единство культуры, особенно ярко проявившееся в эпоху бронзы (так называемый скифско-сибирский "звериный" стиль культуры кочевников Евразии)2. Россия всегда выступала объединителем земель и в этом заключалась, по мнению евразийцев, определенная геополитическая задача, которую решала Россия по отношению ко всему территориальному пространству материковой Евразии.

"Россия - мир особый в географическом и культурном смысле, у нее своя историческая миссия - быть Европо-Азией, Восток-Западом, отнюдь не буфером между ними, а скорее глубоко синтезирующим, примиряющим началом... назначена историей именно для того, чтобы так или иначе Европу с Азией помирить, связать и слить."3

Эту задачу в состоянии было выполнить только мощное государство, образующее самостоятельный центр силы. Исторически выживание, безопасность и успешное развитие отечественной цивилизации основывалось на потенциале государства.

Державность как геоцивилизационный фактор безопасности оказала решающее влияние на формирование государств Цивилизации Русь, определил решающее значение государства в развитии всей цивилизационной системы.

"Одной из наиболее существенных характеристик системы устроения России на протяжении многих веков была огромная роль государства, основанного на принципе державности..."4

"...Россия на протяжении веков представляла собой устойчивое социополитическое образование, способное сдерживать противоречия, обеспечивать устойчивую организацию огромных территорий с разнородным населением и противостоять агрессии извне. Эта устойчивость поддерживалась государственно-политической системой, принимавшей державный характер"5.

Объединителем Евразии не могло стать государство, возникшее и оставшееся неподвижно в каком-нибудь речном бассейне. Всякое речное государство постоянно находилось под угрозой и контролем прорезавшей материк степи. Вот почему так типичны для истории Евразии постоянные набеги кочевников. Тот, кто владел степью, мог легко стать и политическим, и культурным объединителем Евразии. Узловым моментом истории евразийской культуры становится, по мнению Г.Вернадского, конфронтация двух факторов - "леса" и "степи"6. Метаязык символов "степи" и "леса" отражал в данном случае смешанный этнический и географический характер евразийского пространства.

До конца Х в. ("империя Святослава") постоянно предпринимались попытки объединения "леса" и "степи". Определенная степень единства была достигнута в XIII в. в результате победы "степи" над "лесом". С середины XV в. и до середины XVII в. длится эпоха господства "леса" над "степью": укрепление Северо-восточной Руси, создание Московского государства и распад Золотой Орды. Наконец, завершающим этапом этого противостояния становится объединение "леса" со "степью" в границах Российской империи.

"Идея общего союза европейских и азиатских народов впервые реализовалась в пределах российского государства и это пока уникальный пример объединения в рамках единого государства народов абсолютно не похожих друг на друга культур."7

В культурной сфере евразийский, державный статус отечественной цивилизации обуславливается Византизмом.

Византизм как геоцивилизационный фактор безопасности Российского государства обуславливается исторической преемственностью в развитии отечественной цивилизации с основными цивилизационными достижениями Византии.

Византия в период созидания славянских государств являлась самой высокоразвитой цивилизацией мира. Вобрав в себя наследие Древней Греции и Рима, Ближнего Востока и Египта, Византия создала цивилизацию мировой значимости. Поэтому "...рассматривать византизм как греческую средневековую культуру неправомерно. Византизм - это вселенский феномен, в формирование которого внесли свою лепту... и славяне"8.

Значение Византизма для России, по мнению К. Леонтьева, состояло в том, что "византизм организовал нас, система византийской культуры создала величие наше... Изменяя... византизму, мы погубим Россию. ...Тот, кто потрясает авторитет византизма, подкапывает сам, быть может, и не понимая того, под основы русского государства"9.

Византия впервые в истории осуществила попытку строительства христианского государства, разрабатывая и воплощая в жизнь концепцию "симфонии церковной и государственной властей".

Термин "симфония" берет свое начало от Шестой новеллы императора Юстиниана (VI в.)10.

Необходимыми предпосылками "симфонии", согласно доктрине императора Юстиниана, являются:

  • правильная по характеру власти форма правления - по Аристотелю: монархия, аристократия, полития (республика); извращение этих форм: тирания, олигархия, демократия (охлократия);
  • порядочность и компетентность государственной власти; честность, беспорочность и верность Богу священства; признание независимости и равнозначности государственной и церковной власти. "Симфония властей" предполагает, с одной стороны, их различие, а с другой - их взаимодействие. Различие состоит прежде всего в том, что царство и священство, государственная и церковная власти действуют каждая в своей сфере. Кроме того, Церковь имеет свое собственное законодательство, свое управление и свой суд наряду с такими же учреждениями в государстве.

"Симфония" основывается на взаимодействии во всех ветвях власти: законодательной, исполнительной и судебной. Каждая из указанных ветвей имеет свою область ведения, но ни государственная власть не преобладает над церковной и не поглощает ее, ни наоборот.

Исторически Славянство, Евразийство, Державность и Византизм как многоаспектные и взаимосвязанные явления социокультурной действительности подготавливали формирование цивилизационной идентичности Руси, но завершение этого процесса современные исследователи единодушно связывают с христианизацией нашего Отечества, с принятием Православия11.

Хотя точнее этот процесс необходимо назвать добыванием: Православие было властно потребовано Владимиром у византийских императоров Василия и Константина. В качестве свидетельства признания Византией, как минимум, равноправных отношений с Русью, он поставил дополнительное условие: скрепление политического союза династическим браком. "Вот взял уже ваш город славный; слышал же, что имеете сестру девицу; если не отдадите ее за меня, то сделаю столице вашей то же, что и этому городу"12. Реальность угрозы Владимира, подкрепленная военной мощью Руси, заставили византийских императоров после падения Корсуня пойти на уступки.

Православие, как и другие геоцивилизационные факторы безопасности Российского государства, отличается своеобразием своего исторического развития.

"Православие, то есть форма исповедания Христа, есть начало нравственности и совести нашей, а стало быть, общественной силы, науки, всего" (Ф.М.Достоевский)

Уникальность Руси заключается в том, что принятие христианства последовало вскоре после формирования государства и сопровождалось формированием идентичности, лика отечественной цивилизации. Христианство у восточных славян привилось на плодородной почве, образовав Русское православие. В.С.Соловьев отмечал, что понятие о совести, представления о месте Бога в жизни людей, сформировавшиеся у восточнославянских племен, в большей степени соответствовали представлениям древних христиан, чем византийских греков. Яркий пример этому - послание первого русского митрополита Иллариона "Слово о Законе и Благодати" (IX в.). Как считает акад. Н.Н.Моисеев, русские предпочли греческую церковь католической, поскольку она была ближе к этим изначальным представлениям, чем католицизм с его жесткой церковной иерархией и регламентациями13.

В других цивилизациях христианство составляет один из культурных слоев, надстройкой на языческом основании, влияние которого неизбежно сказывается с различной интенсивностью на протяжении всего периода развития иных цивилизаций. На Руси сформировались религиозные воззрения, которые по своему содержанию являлись дохристианскими, что и обусловило скорое и бесконфликтное, самостоятельное (влияние в основном ограничивалось идейным, "книжным" уровнем при практическом отсутствии иноземных миссионеров) развитие православия на Руси.

Необходимо отметить также, что процесс христианизации Руси прошел в исторически сжатые сроки - около 100 лет. Проходивший приблизительно в этот же период аналогичный процесс в Швеции и Норвегии ("территориальные карлики" по сравнению с Русью) занял, соответственно, 250 и 150 лет.

"Христианство, Православие в контексте русской культуры превращается в основное средство национальной идентификации. Именно христианству обязано наименование исторически основного и численно определяющего класса - крестьянства. Это оказалось характерным только для России"14.

Отмеченные доминанты культурно-исторического развития не исчерпывают собой все множество элементов цивилизационного развития отечественного государства. В числе иных важных составляющих, тесно взаимосвязанных с доминирующими, необходимо назвать следующие. Славянские народы никогда не стремились к ассимиляции соседних племен. Указывая на этнический состав Древней Руси, летописец перечисляет народы, которые не только сохранили свое культурное своеобразие в наши дни, но и формируют или пытаются формировать собственную государственность: "...чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, ямь, литва, зимигола, корсь, нарова, ливы - эти говорят на своих языках, они - от колена Иафета и живут в северных странах"15. В отличие от романо-германских, государства Руси создавали на своей территории условия для сохранения и развития культурно-исторических особенностей народов, принадлежащих к иным этническим семьям. Наиболее многочисленными из них были угро-финские и тюркские племена. Объединенные общностью исторической судьбы, более сотни народностей веками созидали единое государство, единую синтетическую цивилизационную систему, неотъемлемой чертой которой стал полиэтнизм. Союз народов Евразии составляет основу развития и безопасности Российского государства.

В религиозной сфере синтетический характер отечественного государства проявляется в его поликонфессионализме. Наша страна явила уникальный пример векового сотрудничества двух важнейших мировых религий: христианства и ислама. Объединение христианских и мусульманских народов в одном государстве, в одной империи представляет собой ценнейший пример организации цивилизационных систем, актуальность которого в наши дни резко возросла.

"...Отличительная черта отечественной цивилизации - ее полиэтнический, поликультурный характер."16

Своеобразие отечественной цивилизации "...в том и заключается, что она сумела объединить разные культурные и национально-конфессиональные образования, не разрушая их социокультурной своеобычности"17.

Учет полиэтнизма и поликонфессионализма отечественной цивилизации в исследовании доминант социокультурного развития Российского государства позволяют выявить еще один геоцивилизационный фактор безопасности Российского государства - Соборность.

"...В основе русского народа, его цивилизации лежит соборность."18

Соборность - это не монолитное единство, внутри которого невозможно выделить какие-либо составляющие его элементы, но единство во множестве ("единство Божией благодати, живущей во множестве разумных творений").

Соборное единство - это и не скопище песчинок, пребывание которых в единой массе не устраняет (и даже не преуменьшает) их полной отъединенности друг от друга (отдельности); соборное единство Церкви "не есть множество лиц в их личной отдельности", но преодоление отъединенности.

Преодоление отдельности, слияние с общим не является абсолютным, за которым наступает полная неотличимость вошедшего в Собор от других его членов; подчинение элементов соборному целому не является жестким и всепоглощающим: всегда сохраняется его некоторая автономность.

В соборном единстве сохраняется приоритет соборного целого над отдельными его членами.

Соборование с другими - есть акт свободного единения и подчинения соборному целому. Это свойство является наиважнейшим, ибо лишь в сочетании со свободой единство становится соборным. Соборное единство суть "единство свободное и органическое, живое начало которого есть Божественная благодать взаимной любви".

По мнению А.С.Хомякова, Православная церковь никогда не притязала на насильственное управление волею и помыслами прихожан, а также на приобретение себе светски-правительственной власти. Тем самым Православие отличается как от римско-католической церкви, которая свободному единству предпочла начало внешнего авторитета, так и от протестантизма, пожертвовавшего единством ради начал свободы19. "... Утверждаю смело, - говорил Хомяков о соборности, - что одно это слово содержит в себе целое исповедание веры"20.

Соборное понимание мира является инвариантной чертой русского художественно-философского мышления, истоки которой уходят в языческую архаику и которая находит органичное продолжение в православной культуре.

Как социальный феномен соборность содержит три основных аспекта21:

  • соборность - единство сущностных сил общества (с этим аспектом связана формула "Православие, Самодержавие, Народность", выражающая состояние единства различных проявлений сущности народа: веры, воли и самостоятельного творчества);
  • соборность - единение различных социальных образований;
  • соборность - органическая связь времен и единство поколений.

Как отмечает А.С.Фролов, в лоне отечественной цивилизации сформировался также соборный тип отношения к пространству-времени. Это связано с тем, что сознание русского народа формировалось в условиях непрерывного военного давления. Необходимость постоянной мобилизации сил для отражения агрессии в значительной мере обусловила специфику восприятия жизненного пространства, особенности пространственно-временных представлений. "Эту особенность можно определить как "категорический императив сохранения пространства-времени". Поскольку выполнить эту сверхзадачу мож-но было, только заполняя плотью своего этноса окружающие Русь лесные и степные пустоты и полости, превращая их в вязкий буфер, который амортизировал набеги враждебных племен, постольку задача сохранения стала императивом собирания пространства"22. Это определило также и соответствующее отношение ко времени, - отношение тоже можно обозначить как соборное: бытие народа в экстре-мальных геополитических условиях требовало предельной мобилизации опыта предков, актуализации прошлого.

"Синдром мобилизации всех сил - прошлого и будущего - определил такое отношение ко времени, когда оно утрачивало свою трехчленную структуру и как бы сосредоточивалось, собиралось в одной точке, не принадлежащей к какому-то конкретному элементу этой структуры. ...Внешняя агрессия, нарушавшая пространственно-временную целостность народа, воспринималась как разрыв пространства-времени. Наиболее эффективным средством его предотвращения и служило собирание пространства, его сохранение и собирание времени - сосредоточение его в одной точке."23

Соединение в русской культуре пространства со временем порождает движение. Движение есть способ соединения пространства и времени в органическое целое. В отечественной цивилизации движение воспринималось как равнозначное процессу самоидентификации, поиска и обретения своего "я". Следовательно, пространство физическое как атрибут природы, космоса становится в отечественной цивилизации символом пространства метафизического, в котором отражается духовный лик человека. Поэтому опасность не найти себя, потеряться духовно равнозначна опасности бесследно раствориться в физическом пространстве.

Славянство, Евразийство, Державность и Византизм, Православие и Соборность составляют целостную систему геоцивилизационных факторов безопасности Российского государства. Снижение влияния хотя бы одного из перечисленных факторов или абсолютизация значения некоторых из них способны разрушить отечественное государство и цивилизацию в целом.

Геоцивилизационные угрозы безопасности России

Противоречия во взаимодействии Российского государства с цивилизационными общностями различных уровней формируют угрозы безопасности Российского государства в системе геоцивилизации.

На глобальном уровне развитие основной геоцивилизационной угрозы безопасности Российского государства связано с тем, что доминирующее направление развития геоцивилизации, обусловленное влиянием техногенных цивилизаций, исчерпало свой потенциал, приведя человечество на грань экологической катастрофы.

"Общество потребления" - продукт современного развития техногенных цивилизаций - по существу представляет собой раковую опухоль планетарного масштаба. Наиболее глубокое поражение проявляется в США, в которых 3% населения Земли потребляют 40% мировых энергетических ресурсов и ответственны за треть планетарных загрязнений. Очевидно, что "...с "американской мечтой" всем придется расставаться..."24, несмотря на продолжающиеся попытки ее реанимации, в том числе и за счет уникальных природных богатств России.

"Роль, которую в долгосрочном плане будет играть Россия в Евразии, в значительной степени зависит от исторического выбора, который должна сделать Россия, возможно еще в ходе нынешнего десятилетия, относительно собственного самоопределения. Даже притом, что Европа и Китай расширяют зоны своего регионального влияния, Россия несет ответственность за крупнейшую в мире долю недвижимости. Эта доля охватывает 10 часовых поясов, и ее размеры в 2 раза превышают площадь США или Китая, перекрывая в этом отношении даже расширенную Европу. Следовательно, потеря территорий не является главной проблемой для России."25

Одной из наиболее значимых черт современного развития геоцивилизации в современный период является политическое и военное единство государств, представляющих цивилизации техногенного типа и формирующих западную цивилизационную региональную общность.

На доминировании государств Запада, более полувека успешно согласовывающих свои усилия на международной арене, основывается современное политико-экономическое и информационно-культурное единство мира, составляющее сущность глобализации.

Консолидация западных государств по ряду признаков расценивается как проявление их цивилизационной солидарности26. Подразумевается, что государства и народы Запада достигли такой степени развития, на которой их цели и модели предполагаемого развития настолько близки, что они способны, при планомерном использовании имеющихся в их распоряжении ресурсов и средств, в течение десятилетий создать единую политическую и социально-экономическую систему, основанием которой долж-ны послужить также цивилизационные факторы в их культурном и идеологическом измерении. По на-шему мнению, такой вывод преждевременен. Это становится очевидным при исследовании механизма формирования западной интеграции.

Активная фаза интеграционного процесса западной цивилизационной общности приходится на текущее столетие, ознаменовавшееся двумя мировыми войнами. Мировые войны возникли из-за противоречий между государствами техногенных цивилизаций и по своей культурологической и идеологической сущности являются "гражданскими войнами" Запада.

Две мировые войны резко изменили структуру западной цивилизационной сферы и, как следствие, геоцивилизации, что, в первую очередь, связано с изменением статуса США на международной арене. С этой точки зрения мировые войны предстают в виде основного средства введения США в число государств мировой значимости (в XIX в. США выступали государством второго эшелона). Именно мировые войны повлияли в решающей степени на западное цивилизационное сообщество таким образом, что стала возможной его современная интеграция.

Именно мировые войны привели к тому, что США сумели возглавить и осуществить процесс единения западных государств.

Одним из основных средств данного процесса выступал финансово-экономический фактор: после первой мировой войны США стали владельцем одной трети мировых золотых запасов, после второй - уже двух третей, в 50-е гг. на долю США приходилось более половины совокупного валового национального продукта мира. Мировые войны привели к подавляющему доминированию США на Западе и разорению других государств этой сферы, превратившихся в "младших партнеров", неспособных оказывать сопротивление диктату, умело поддержанному идеологической пропагандой.

В политической сфере интеграция Запада основывалась на формировании образа общего внешнего врага. Период "холодной войны", преобладания биполярной структуры мира был школой жесткой дисциплины для западных государств, которую они прошли успешно. Впервые все западные государства в течение десятилетий культивировали убежденность в том, что для них всех главный враг находится вне их цивилизационной сферы. В предыдущие исторические эпохи цивилизационной активности Запада, начиная со средних веков до 1947 г. (выступления Черчилля в Фултоне), именно западноевропейские государства выступали в роли основных противоборствующих мировых сил. Во второй половине XX в. эти разоренные войнами государства согласились принять патронаж США, используя образ общего врага для попыток сохранения видимого достоинства.

Единство Запада второй половины XX в. - закономерное проявление специфики взаимодействий цивилизаций техногенного типа с внешним окружением. В течение столетий западные государства пытались и друг друга использовать в качестве строительного материала и сырья для собственного развития. В итоге вековые междоусобные распри привели западные государства к необходимости соглашения в отношении направления присущей им агрессии во вне. Так был дан толчок колонизации. Затем, когда владения империй покрыли собой всю доступную поверхность Земли, возникла необходимость направить деструктивный потенциал западных государств на один "чужеродный" объект.

Механизм достижения единства Запада основывался также на особенностях западно-российских цивилизационных отношений, активизировавшихся с XIII в. В течение столетий западные экспансионисты получали отпор на одном и том же направлении - восточном. Отечественная цивилизация преемственно передавала формирующимся в ее лоне государствам способность противостоять экспансионистским устремлениям соседних держав.

С момента становления отечественной государственности Русь вступила в сложную систему взаимодействия с цивилизационными общностями Востока и Запада. В IX в. разворачивалась экспансия исламского Востока. Мусульманство утвердилось в Африке, Испании и на юге Италии, через Каспийское море достигло Хазарии и по Волге распространилось на север.

Русь стала ключевым звеном во взаимоотношениях Запада и Востока, христианства и мусульманства.

Добровольный выбор Киевской Руси в пользу Византии, христианского Востока, был наиболее действенным решением задачи по восстановлению цивилизационного равновесия. Вступив в противоборство с Хазарией, Русь не только остановила восточную экспансию, но и положила начало объединению христианских и мусульманских народов Евразии.

До XIII в. основные усилия Руси были направлены на Восток. Культурный и торговый обмен, колонизация и военное противоборство Руси происходили во взаимодействии с Востоком. Наиболее интенсивные взаимоотношения развивались с Византией. В этот период цивилизационные контакты Руси с Западом ограничивались династическими браками и привлечением варяжских дружин при разрешении междоусобных споров.

Начиная с XIII в. основным источником угроз безопасности отечественного государства на региональном уровне являлись противоречия во взаимоотношениях с государствами Запада.

Воспользовавшись ослаблением Руси, католический Запад с благословения Папы римского в XIII в. организует крестовые походы против "схизматиков". Одна из главных целей орденов крестоносцев того времени - богатейший торгово-купеческий Новгород. Операции крестоносцев направляются на Северо-западную Русь. Ледовое побоище не предостерегло шведского короля от попытки захватить Новгород в середине XIV в., а повторное благословение Папы не предотвратило аналогичного исхода военной кампании.

В XIII в. западные и юго-западные русские княжества, отвергнув вассальную зависимость от Орды, присоединились к Литве. В Великом княжестве Литовском русских было более 90%, русский (древнебелорусский) язык был принят в этом государстве в качестве официального. Западная Русь вступила в тесные взаимоотношения с Польшей. В XIV и XV вв. "теснота" польских объятий становится смертельно опасной. После отвержения Русью Флорентийской унии католический Запад развязывает военное противоборство с Православием в западных и юго-западных русских землях. Польша становится авангардом в борьбе с русскими и литовскими "варварами".

В 1386 г. Литва заключила первую унию с Польшей. Князь Ягайло женился на польской королевне и возглавил объединенное государство. Православные были резко ограничены в публичных правах, начался процесс насильственной католизации русских и литовцев. После Брестской унии 1596 г. православные были отстранены от государственных должностей, закрывались православные монастыри и церкви, принудительная ассимиляция приняла массовые масштабы.

С середины XVI в. важное место в политике прозелитизма Рима отводится религиозной пропаганде и образованию. Главным орудием распространения католицизма на восток становится орден иезуитов.

В отличие от католицизма, протестантство не имело своего единого центра, чтобы организовать планомерное и координированное наступление на православие. И, тем не менее, деятельность протестантов на этом поприще была столь же последовательной и, пожалуй, даже более эффективной. В арсенале у протестантов были те же методы и та же жестокость. В качестве авангарда "цивилизаторской" миссии Запада католическую Польшу дополняла протестантская Швеция. Нигде лютеранская нетерпимость не проявлялась с такой методической последовательностью и жестокостью, как на севере России. Об этом свидетельствует разорение Валаамского и Коневского монастырей, монахи которых были изгнаны или убиты, а церкви обращены в кирхи. На территории, контролируемой шведами, обращение в православие воспрещалось под угрозой смертной казни, - отмечал историк и богослов И.Экономцев.

Проходили столетия, менялись мотивы и цели устремлений, но основное содержание и средства воздействий Запада на Русь с XIII в. до наших дней остаются теми же: расчленение государственного единства, захват территорий и ресурсов, ассимиляция народов.

Запад, традиционно проигрывая все военные кампании против Руси-России, изменив тактику, добился ощутимых успехов в идеологической войне. Образ "империи зла" оказывал мощное дисциплинирующее воздействие на общественность западных государств, создавая дополнительные возможности для манипуляции массовым сознанием и подавляя характерные для Запада гедонистические устремления.

"Победа" в "холодной войне" оставила в прошлом действенность основных факторов западной интеграции и знаменует собой начало эпохи обострения противоречий, способных превратить в руины здание западного мира именно из-за отсутствия подлинной цивилизационной солидарности, способной противостоять прагматизму и эгоизму государственного уровня.

Основные противоречия Запада связаны с отстаиванием экономической и политической независимости европейских государств от американского диктата. Серьезный дисбаланс вносит усиление влияния объединившейся Германии, оказывающей доминирующее влияние в Центральной и Восточной Европе.

В сложившейся ситуации США пытается сохранить доминирующее положение на Западе и в мире, направляя основные усилия на обострение внутриевропейских (в первую очередь франко-германских противоречий), на создание нового образа общего врага, на ослабление и подавление сопротивления влиянию США в любом уголке земного шара.

Особенностью последних десятилетий является то, что доминирующее влияние США поддерживается преимущественно военными средствами, т.к. культурологический и экономический потенциал этого ведущего государства техногенной цивилизации в данный исторический период находится на критической стадии и не способен обеспечивать достигнутое в прошлом политическое превосходство. В качестве основных средств по поддержанию границ сложившейся структуры западной цивилизационной общности и ее глобального влияния все чаще выступает вмешательство во внутренние дела суверенных государств, смена неугодных режимов марионеточными, санкции, бойкоты, военная агрессия. "Разлагая старые цивилизации, Запад фактически себя сейчас "зашлаковывает" их "отходами" и фактически задыхается среди масс "внешнего пролетариата", на него наползающего. ...в противостоянии "внешнему пролетариату" и его напору, притом напору во все более опасных формах, Запад почти несомненно пойдет по пути... некоего синтеза дискурса фашистского и либерального со всеми специфическими последствиями..."27.

Государства иных цивилизационных сфер, пытающиеся проводить самостоятельную политику, объявляются террористическими, "государствами-отщепенцами", против них разворачиваются крупномасштабные идеологические и военные действия.

Доминирование материальных интересов над духовными - одна из существенных черт цивилизаций техногенного типа28. Это проявляется в прагматизме и утилитаризме политики западных государств: то, что выгодно, способно приносить прибыль, объявляется национальным интересом29. Примечательно, что в английском языке слово "interest" обозначает также выгоду, проценты на капитал, а термин "интересы национальной безопасности" был введен в политический лексикон Теодором Рузвельтом в 1904 г. в послании Конгрессу США, в котором он обосновывал необходимость захвата США Панамского канала. С учетом цивилизационной специфики государств Запада механизм формирования национальных интересов этих держав становится более понятным и предсказуемым.

Парадоксальным образом прозападный курс предыдущего политического руководства России оказал "медвежью услугу" Западу, лишив его возможности провести внутреннюю реструктуризацию и заставив взвалить на себя чрезмерный военный и политический груз урегулирования последствий распада сферы советского влияния. Прозападная политика российского руководства оставила Запад без мощнейшего интегрирующего фактора - образа общего врага. Элита западного цивилизационного сообщества находится в мировоззренческом тупике, пытаясь реанимировать отжившие стереотипные модели цивилизационных контактов.

В результате российской политической игры "в поддавки" западная цивилизационная сфера, утрачивая мобильность и динамизм, превращается в симбиоз Ноевого ковчега (на который стремится попасть "всякой твари по паре", и каждая новая пара может оказаться последней) и авианосца, для которого смысл существования сводится к поиску и поражению новых целей. Потенциал внешней агрессии Запада приближается к опасному уровню, за которым последует внутренняя дезорганизация и разрушение сложившейся цивилизационной структуры.

Расширение цивилизационной сферы влияния Запада достигло критической черты, угрожающей кардинальному нарушению равновесия геоцивилизации и многообразию ее элементов. В то же время данная тенденция ослабевает, Запад столкнулся с нехваткой цивилизационных средств обеспечения сохранения собственной сферы влияния. Возрастает противодействие государств, представляющих незападные цивилизации, в первую очередь исламские и конфуцианские. Лидером цивилизационного противодействия Западу становится Китай, направляющий основные усилия на повышение собственного статуса: от доминирования в региональном цивилизационном сообществе до уровня глобального превосходства.

Незападный мир испытывает значительное деструктивное влияние Запада, настойчиво перебирающего возможные варианты новых общих врагов, которые заведомо обречены на неудачу. Никакое государство в цивилизационном плане, кроме России и Китая, не сопоставимо с Западом. Россия уже "побеждена", а современный Китай - слишком серьезный соперник. Открытая конфронтация Запада с Китаем сможет привести государства техногенного типа к социально-экономическому краху, а им есть что терять.

В качестве подготовки к новому витку глобальной конфронтации необходимо рассматривать западные кампании по борьбе с международным терроризмом и военную экспансию США в Центральной Азии. Анализ динамики Балканского кризиса и Афганской кампании дает основания предполагать, что современное руководство США способно инициировать разжигание крупномасштабного военного столкновения регионального значения, в перспективе способного достичь глобального уровня. Развязывая Балканский конфликт, как и ряд предыдущих, США одновременно пытаются подорвать экономическую независимость и дисциплинировать "младших партнеров", найти нового общего врага - любое государство (союз государств), способное противостоять западной коалиции (Россия, Китай, исламский мир), стимулировать собственную социально-экономическую активность. Целесообразно предположить, что попытки достижения поставленных целей подобными средствами будут продолжены до тех пор, пока штатовские политики не добьются поставленных целей или будут неспособными их выполнить в новых условиях. В этом же контексте необходимо рассматривать сентябрьские события 2001 г.

В настоящее время было предложено несколько вариантов обоснования возможных направлений военно-политической стратегии США в меняющейся обстановке30. Оценка их влияния на ход развития мирового сообщества в обозримом будущем, по нашему мнению, однозначна: попытки США сохранить доминирующее положение в мире с использованием потенциала системы военно-политических, финансово-экономических, информационно-психологических и специальных средств формируют одну из основных глобальных угроз безопасности в системе геоцивилизации.

В современный период характер цивилизационных контактов западных государств с Россией определяется, с одной стороны, притязаниями представителей этой цивилизационной общности на универсалистский статус собственных ценностей и моделей развития, проявляющийся в стремлениях "вестернизировать" иные, незападные, а значит "отсталые" народы. В современный период это стремление наиболее ярко воплотилось в концепции "конца истории" американского политолога Ф.Фукуямы, согласно которой после краха коммунизма не остается альтернативы западным идеалам, что обуславливает наступление единой общечеловеческой "либерально-демократической" цивилизации.

С другой стороны, в отношениях Запада и России прослеживаются особенности, резко отличающиеся от характерных черт взаимоотношений с другими цивилизациями. Само существование России, жизненность той цивилизационной альтернативы, которую она реализует, воспринимается на Западе как прямая угроза собственному существованию. Прочность этого "братского" чувства испытана столетиями, и в одночасье оно не исчезнет. Такова цивилизационная реальность, которую необходимо учитывать в современной политике Российского государства.

"Если, подобно тому, как русские прекращают быть марксистами, они отвернут западную демократию и начнут вести себя как русские, а не как западные люди, отношения между Россией и Западом могут опять стать отчужденными и конфликтными" (С.Хантингтон)31

Обеспечение безопасности Российского государства в системе геоцивилизации

В современных условиях важную роль играет определение приоритетных направлений обеспечения безопасности Российского государства в системе геоцивилизации, разработка комплекса мер, направленных на стабилизацию внутреннего положения и оптимизацию внешних взаимодействий.

Первоочередные преобразования целесообразно проводить в тех сферах социально-экономической жизни, которые традиционно играют ключевую роль в развитии отечественной цивилизации. При этом любые конструктивные преобразования, выбор целей, основных направлений и разработка механизма достижения поставленных задач в России должны соответствовать системе геоцивилизационных факторов безопасности Российского государства. Рассмотренные нами геоцивилизационные факторы безопасности Российского государства в их системной целостности и противоречивом диалектическом единстве в существенной степени сохраняют свое значение в современных условиях развития отечественной и мировой цивилизации. Их влияние доминирует на протяжении всего исторического периода развития отечественной государственности, но их взаимосвязи и относительная роль претерпевают значительные изменения. Соответствие целей и средств развития Российского государства геоцивилизационным факторам безопасности отражается в идеологии.

Разработка идеологической основы разрешения современных проблем безопасности России в системе геоцивилизации связана с определением цели, механизма и основного средства единения народов евразийской цивилизации Русь. По нашему мнению, преемственным выразителем представлений об идеалах народов России-Евразии, о цели их единения может послужить понятие Правды. Исторически свойственное всему периоду развития отечественной цивилизации понятие Правды вбирает в себя смысл истины и справедливости, правого социального порядка и праведности в личной жизни. Слова св. Александра Невского "Не в силе Бог, а в правде" Н.А.Бердяев считал характерными для отечественной цивилизации. Показательно, что первые отечественные сборники правовых норм "Русская правда" и "Правда Ярославичей", первая газета большевиков и центральный орган советской печати газета "Правда" своими названиями подтверждают преемственное значение данного понятия в многовековой истории Российского государства.

В настоящий период одним из ключевых элементов современной идеологии Российского государства становится, по нашему мнению, Соборность, поскольку именно собирание народов и земель Евразии в цивилизационной сфере России приобретает первоочередное значение. Принцип Соборности определяет механизм интеграции Российского государства и, наряду с Державностью, составляет основу идеологии Российского государства, способной консолидировать народы Евразии в третьем тысячелетии.

Показательно, что все без исключения политические партии и движения сегодняшней России отражают в своих программах актуальность укрепления и возрастания роли государственных начал в основных сферах жизни народов России. Властные структуры постепенно осознают неприемлемость и бесплодность примитивного заимствования иных цивилизационных моделей, признавая необходимость разработки собственных программ развития, выполнение которых должно основываться на сильной государственной власти как традиционном основном средстве конструктивных преобразований в отечественной социально-экономической системе. Данный принцип, принцип Державности, отражающий жизненную необходимость сильной централизованной власти для России, должен стать одним из компонентов идеологии современного Российского государства.

В официальной идеологии необходимо также закрепить основные черты формирующейся цивилизационной системы взаимодействий Российского государства с иными субъектами международной политики, суть которых, по мнению автора, состоит в том, что человечество в третьем тысячелетии имеет шанс на выживание только в качестве мирового содружества цивилизаций. Ни одна цивилизация не имеет права претендовать на привилегированное положение. Результаты развития всех цивилизаций ценны для будущего человечества.

Идеология Правды, Соборности, Державности, обозначающая цель, механизм и основное средство единения народов евразийской цивилизации Русь, является необходимым звеном преодоления современных кризисных тенденций в России и определения основных направлений в дальнейшем развитии. Определенная таким образом идеологическая основа представляет собой связующее звено в процессе разрешения современных проблем безопасности Российского государства в системе геоцивилизации.

Примечания.

1. Мунтян М.А. Несколько суждений о российской евразийстве // Социальная теория и современность. Вып. 18. Евразийский проект модернизации России: "за" и "против". М., 1995. С. 159-160.

2. Очиров Т.Н. Евразийская концепция культурной самобытности России // Там же. С. 49.

3. Менделеев Д.И. К познанию России // Вестник высш. школы. 1992. №4-9. С. 96.

4. Ерасов Б.С. О геополитическом и цивилизационном устроении Евразии // Цивилизации и культуры / Под ред. Б.С.Ерасова и др. М., 1996. Вып. 3. С. 89.

5. Там же. С. 14.

6. Вернадский Г. Начертание русской истории. Париж, 1927. Т. 1. С. 38.

7. Чесноков Г.Д. Евразийство и проблемы современной России // Социальная теория и современность. Вып. 18. Евразийский проект модернизации России: "за" и "против". М., 1995. С. 152.

8. Экономцев И.Н. Православие, Византия, Россия. М., 1992. С. 9.

9. Леонтьев К.Н. Избранное. М., 1993. С. 53.

10. Церковь и государство (история правовых отношений). М., 1997. С. 17-18.

11. Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений. Л., 1980. Т. 21. С. 266.

12. Повесть временных лет. Пер. Д.С.Лихачева. СПб., 1997. С. 81.

13. Моисеев Н.Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы. Эколого-политологический анализ // Вопр. философии. 1995. №1. С. 16.

14. Фролов А.С. Философско-религиозные основы русской культуры. Дис. ... докт. философ. наук. М., 1995. С. 340-341.

15. Повесть временных лет. Пер. Д.С.Лихачева. СПб., 1997. С. 10.

16. Бадмаев В.Н. Национальная идентификация как философская проблема (по материалам наследия российского зарубежья). Дис. ... канд. философ. наук. М., 1996. С. 10.

17. Гаман О.В. Перспективы нового Евразийского союза: "за" и "против" // Социальная теория и современность. Вып. 18. Евразийский проект модернизации России: "за" и "против". М., 1995. С. 175.

18. Моисеев Н.Н. С мыслями о будущем России. М., 1997. С. 207.

19. Данилов С.И. Идея соборности в социальной философии славянофилов и евразийская идеология // Социальная теория и современность. Вып. 18. Евразийский проект модернизации России: "за" и "против". М., 1995. С. 130-131.

20. Хомяков А.С. Сочинения в 2-х тт. М., 1994. Т. 2. С. 242-243.

21. Фролов А.С. Философско-религиозные основы русской культуры. Дис. ... докт. философ. наук. М., 1995. С. 289-290.

22. Там же. С. 90.

23. Там же. С. 91.

24. Моисеев Н.Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы. Эколого-политологический анализ // Вопр. философии. 1995. №1. С. 27.

25. Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М., 1998. С. 239.

26. См., например: Самуйлов С.М. Неизбежно ли столкновение цивилизаций? // США: экономика, политика, идеология. 1995. №1. С. 39-54; №2. С. 42-57.

27. "Цивилизационная модель" международных отношений и ее импликации // Полис (Политические исследования). 1995. №1. С. 162.

28. Бурстин Д. Американцы: демократический опыт: Пер. с англ. М., 1993. С. 116-117.

29. Концепция "национальной безопасности" в современной американской политологии. Научно-аналитический обзор. М., 1994. С. 67.

30. Фукуяма Ф. Конец истории // США: экономика, политика, идеология. 1990. №5. С. 39-54; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Полис (Политические исследования). 1994. №1. С. 33-48; Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М., 1998.

31. Цит. по: Самуйлов С.М. Неизбежно ли столкновение цивилизаций? // США: экономика, политика, идеология. 1995. №2. С. 53.

Ходаковский Евгений Андреевич. Эксперт Фонда национальной и международной безопасности. Автор более 30 работ по проблемам глобализации, регионализации и цивилизационных взаимо-действий. Эксперт-востоковед, кандидат философских наук.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100