написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 4 (37), Декабрь 2010

К вопросу о реформировании производства в суде второй инстанции и соответствии предложенной модели конституционным и международно-правовым нормам

Войтенко В.П., Председатель Смоленского областного суда

***

Статья посвящена вопросам реформирования производства в суде второй инстанции, в частности, соответствию предложенной законодателем модели апелляционного судопроизводства конституционным положениям и международно-правовым нормам. Обозначены недостатки принятого в первом чтении Государственной Думой ФС РФ проекта Федерального закона "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" и предложены возможные пути решения.

Ключевые слова: обжалование судебных актов, гражданское судопроизводство, апелляционное судопроизводство, проверка законности и обоснованности судебных постановлений, право на судебную защиту.

***

Принципиальными шагами реформирования производства в суде второй инстанции явились разработка и принятие Государственной Думой ФС РФ 26.11.2010 и одобрение Советом Федерации РФ 01.12.2010 проекта Федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» [1].

Данные изменения направлены на совершенствование существующей в гражданском процессе процедуры проверки судебных актов в суде второй инстанции, вызывающей много нареканий вследствие несоответствия ее классическому построению системы проверки судебных актов и несоблюдения основных принципов гражданского процессуального права при производстве в судах вышестоящих инстанций. В целях повышения эффективности рассмотрения и разрешения гражданских дел судами общей юрисдикции и в интересах унификации и гармонизации гражданского процессуального права Российской Федерации в законопроекте предлагается:

  • установить общие правила реализации права на апелляционное обжалование судебных постановлений, принятых мировыми судьями и федеральными судами общей юрисдикции по первой инстанции;
  • создать апелляционные инстанции в судах общей юрисдикции Российской Федерации всех уровней;
  • установить порядок апелляционного производства в судах второй инстанции.

Следует отметить, что в научной литературе многими учеными-процессуалистами [2-12] высказывались предложения, направленные на реформирование производства по гражданским делам и создание более надежных, чем кассационное судопроизводство, гарантий реализации права на судебную защиту в суде второй инстанции - апелляционного судопроизводства.

В частности, Е.А.Борисова в обоснование своей позиции указывала, что «в современном гражданском судопроизводстве рассмотрение гражданских дел мировым судьей как судом субъекта Российской Федерации и, например, районным судом как федеральным судом общей юрисдикции осуществляется по общим правилам, установленным ГПК РФ для рассмотрения дел в суде первой инстанции (СПИ). В связи с этим и порядок обжалования принятых указанными судами решений должен быть одинаковым, а именно апелляционным как по своему содержанию, так и по наименованию» [3, С. 43].

Закрепление в законопроекте положений о единой процедуре проверки не вступивших в законную силу судебных актов - апелляционного судопроизводства и, как следствие, отказ от действующих норм Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ, предусматривающих различия в процедуре проверки судебных постановлений, принятых СПИ, и существование двух различных производств - апелляционного и кассационного, которое принципиально отличается по своему содержанию от исторически сложившегося понимания кассационного производства по проверке вступивших в законную силу судебных постановлений, а также от кассационного производства в гражданских процессуальных законах большинства европейских стран и российском арбитражном процессуальном законодательстве, безусловно, являются революционными преобразованиями российского гражданского процессуального законодательства, направленными на повышение эффективности правосудия, укрепление гарантий защиты прав, свобод и законных интересов человека и повышение доверия населения страны к системе судов общей юрисдикции Российской Федерации.

Вместе с тем представляется, что, несмотря на принимаемые законодателем меры, направленные на совершенствование российского гражданского процесса, в том числе путем усовершенствования процессуальных правил проверки законности и обоснованности судебных постановлений СПИ, не вступивших в законную силу, положения вышеуказанного законопроекта нуждаются в дальнейшем совершенствовании.

Прежде чем обозначить имеющиеся, на наш взгляд, недостатки законопроекта, нуждающиеся в существенной доработке, представляется необходимым отметить положительные моменты, отраженные в данном варианте законопроекта.

В частности, помимо введения единого порядка проверки законности и обоснованности не вступивших в законную силу судебных постановлений, соответствующего основным признакам апелляции, законопроект предусматривает увеличение процессуальных сроков обжалования судебных актов СПИ с 10 дней, предусмотренных положениями ст. 321 и 338 ныне действующего ГПК РФ, до 1 месяца со дня принятия решения в окончательной форме (ч. 2 ст. 321 законопроекта).

Что касается недостатков законопроекта, то анализ его первоначального варианта, на наш взгляд, позволяет утверждать, что данный законопроект нуждается в совершенствовании и приведении его в соответствие с конституционными и международно-правовыми нормами. В числе основных недостатков и противоречий данного варианта законопроекта можно обозначить следующие.

В соответствии с законопроектом гл. 39 ГПК РФ «Производство в суде апелляционной инстанции» начинается с положений о праве на кассационное обжалование. Согласно ч. 2 ст. 320 указанной главы право апелляционного обжалования решения суда принадлежит сторонам и другим лицам, участвующим в деле; право принесения апелляционного представления принадлежит прокурору, участвующему в деле.

Положения вышеуказанной нормы законопроекта не предусматривают каких-либо ограничений права обжалования участниками процесса решения суда. Вместе с тем введение таких ограничений, на наш взгляд, представляется необходимым для устранения явно неосновательных обращений участников процесса в суд вышестоящей инстанции и обеспечения наиболее скорейшего вступления в силу законных и обоснованных судебных актов с целью их исполнения и защиты прав и законных интересов лиц, обратившихся в суд.

В качестве таких ограничений, исключающих возможность злоупотребления процессуальными правами со стороны участников процесса, выражающихся в попытках затянуть процесс путем явно неосновательного обжалования судебных актов, следует исключить возможность обжалования судебного акта участником процесса, в пользу которого постановлен судебный акт.

Предвидя вполне обоснованные возражения, основанные на сформулированной Конституционным Судом РФ правовой позиции о том, что право на судебную защиту, гарантированное ст. 46 Конституции РФ, находится в неразрывной связи с правом проверки судебного акта, гарантированном государством: право на судебную защиту не может быть реализовано полностью, если отсутствует возможность пересмотреть судебный акт [13, 14], попытаемся возразить.

Формирование приведенной правовой позиции Конституционного Суда РФ явилось результатом его многолетней деятельности по рассмотрению конкретных дел в процедуре конституционного судопроизводства.

Так, в Постановлении от 28.05.1999 [13] по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 266 и п. 3 ч. 1 ст. 267 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях Конституционный Суд РФ, раскрывая конституционное содержание права на судебную защиту, указал, что это право предполагает и конкретные гарантии эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости; отсутствие же возможности пересмотреть ошибочный судебный акт умаляет и ограничивает данное право.

Ранее в постановлении от 03.02.1998 [15] по делу о проверке конституционности ст. 180, 181, п. 3 ч. 1 ст. 187 и ст. 192 Арбитражного процессуального кодекса РФ Конституционный Суд РФ также высказывал правовую позицию о том, что отсутствие возможности пересмотреть ошибочный судебный акт умаляет и ограничивает право каждого на судебную защиту, и указывал, что законодатель, устанавливая порядок осуществления правосудия, обязан предусмотреть механизм (процедуру) исправления судебных ошибок.

В определении от 14.01.2000 [16] по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 185 Арбитражного процессуального кодекса РФ Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что лишение заинтересованных лиц права добиваться исправления возможных ошибок, допущенных судом при постановлении решения, препятствует полной реализации тех требований Конституции РФ, которые предусматривают обязательность обеспечения прав и свобод человека и гражданина правосудием (ст. 18)... Оно не согласуется также с правом каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Таким образом, Конституционный Суд РФ, рассматривая право на судебную защиту в неразрывной связи с правом на обжалование судебных актов в судах вышестоящих инстанций, находит отсутствие возможности исправления судебной ошибки как умаление, ограничение права на судебную защиту.

Вместе с тем предложенное Конституционным Судом РФ толкование права на судебную защиту, как обоснованно отметила Е.А.Борисова, представляется неоправданно широким, что приводит к отождествлению права на обжалование (проверку) судебных актов и права на судебную защиту. Однако понятия «право на проверку судебного акта» и «право на судебную защиту» различаются. Право на судебную защиту может быть реализовано в различных формах, например в форме обращения в суд первой инстанции с исковым заявлением, в форме обращения в суд проверочной инстанции с соответствующей жалобой [3, С. 7]. В этой связи представляется абсолютно обоснованным, на наш взгляд, введение ограничения на право обжалования судебного акта теми участниками процесса, требования которых удовлетворены судом в полном объеме. Совершенно очевидно, что, реализовав право на судебную защиту в форме обращения в СПИ и получив судебный акт, восстанавливающий нарушенные права и свободы, отпадает необходимость использования другой формы права на судебную защиту, а именно обращения в суд второй (проверочной) инстанции, ввиду достижения конституционно обозначенных целей и восстановления нарушенных прав и свобод. При этом, на наш взгляд, отсутствие возможности у участника процесса, требования которого удовлетворены судом, проверить судебный акт не умаляет и не ограничивает его право на судебную защиту, т.к. данным участником процесса оно было реализовано в форме обращения в СПИ путем рассмотрения заявления и принятия по нему судебного акта.

Следует отметить, что выводы Конституционного Суда РФ об абсолютном характере права на судебную защиту, права на обжалование судебных актов подвергается в науке обоснованной критике. При этом высказываются достаточно конструктивные предложения об ограничениях права обжалования, направленные на оптимизацию производства в судебных инстанциях, осуществляющих проверку судебных актов и повышение эффективности правосудия [3, С. 18-20; 5, 17-19].

Более того, в Рекомендациях Комитета министров государствам - членам Совета Европы от 07.02.1995 относительно введения в действие и улучшения функционирования систем и процедур обжалования по гражданским и торговым делам [20] указано о целесообразности изъятия из права обжалования в суд второй инстанции определенных судебных актов СПИ, а также о принятии мер по предотвращению любых злоупотреблений системой обжалования. В частности, в ст. 2 Рекомендаций отмечается, что «вопросы судебного спора должны определяться на уровне суда первой инстанции. Суду первой инстанции должны представляться все возможные претензии, факты, доказательства. Государствам следует рассмотреть возможность принятия законодательства или иных мер, направленных на достижение этой цели».

Что касается апелляции, то в Рекомендации указывается: «Для того чтобы суд второй инстанции рассматривал только надлежащие вопросы, государствам следует рассмотреть возможность принятия некоторых из ниже перечисленных мер:

а. исключить ряд дел, например исковых требований на небольшую сумму;

b. ввести требования о получении разрешения суда на подачу жалобы;

c. установить конкретные предельные сроки для осуществления права на обжалование;

d. отсрочить осуществление права на обжалование по ряду промежуточных вопросов до подачи главной жалобы по основному делу».

Европейский Суд по правам человека, разделяя данные положения, также считает возможным ограничение права на доступ в суды апелляционной и кассационной инстанций ввиду того, что «данное право по своей природе объективно нуждается в регулировании государством, обладающим в этом отношении известной свободой усмотрения» [21].

При обсуждении столь важной проблемы ограничения права на обжалование судебных актов представляется возможным и необходимым использовать опыт гражданского процессуального законодательства европейских стран по регулированию апелляционного производства.

Так, в современном гражданском процессуальном законодательстве Германии, Австрии, Англии и Уэльса апелляционное обжалование судебных постановлений должно быть допущено судом. При этом одним из критериев допустимости апелляционной жалобы является цена иска. Например, в соответствии с п. 1 ч. 2 параграфа 511 ГПК Германии помимо ряда других критериев допустимости апелляции указано, что апелляция допускается, только если цена предмета жалобы превышает 600 евро. Положения параграфа 501 Австрийского ГПК критерии допустимости апелляции определяют ценой иска в размере 2 тыс. евро [22, С, 65, 157].

Особого внимания в контексте исследуемой проблемы заслуживает процессуальное законодательство Франции. В соответствии с положениями ст. 543 Нового ГПК Франции право апелляционного обжалования принадлежит любой стороне, которая имеет интерес в обжаловании, если она от такого права не отказалась. При этом, что особенно важно, на наш взгляд, французское процессуальное законодательство предусматривает и ответственность за злоупотребления правом апелляции в виде штрафа в пределах 3 тыс. евро независимо от убытков, которые могут быть к нему предъявлены (ст. 559 Нового ГПК Франции) [22, C. 531].

Итак, принимая во внимание существующую в настоящее время тенденцию ограничения проверки судебных актов, не вступивших в законную силу, вышестоящими инстанциями, ее соответствия международно-правовым стандартам судебной защиты, представляется необходимым совершенствовать имеющийся вариант законопроекта путем внесения положений об ограничении права на апелляционное обжалование (участникам процесса, в пользу которых постановлен судебный акт), исключающее возможность злоупотребления последним и повышения эффективности деятельности судов апелляционной инстанции (САИ).

Закрепление в ч. 3 ст. 320 гл. 39 законопроекта положений о том, что апелляционную жалобу вправе подать также лица, не привлеченные к участию в деле, вопрос о правах и обязанностях которых разрешен судом, стало результатом деятельности Конституционного Суда РФ, сформулировавшего в Постановлении от 20.02.2006 по делу о проверке конституционности положений ст. 336 ГПК РФ правовую позицию, согласно которой отсутствие у лиц, не привлеченных к участию в деле, вопрос о правах и обязанностях которых разрешен СПИ, процессуальных возможностей обжаловать судебное решение существенно снижает уровень реализации ими конституционного права на судебную защиту, противоречит конституционным целям гражданского судопроизводства, а потому не позволяет рассматривать судебную процедуру в качестве эффективного средства правовой защиты [23].

Приведенная правовая позиция Конституционного Суда РФ основана на практике Европейского Суда по правам человека, в соответствии с которой разрешение судом вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, не позволяет считать судебное разбирательство справедливым, обеспечивающим каждому в случае спора о его гражданских правах и обязанностях закрепленное ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом.

Лицо, не привлеченное к участию в деле, в отношении которого вынесено судебное решение, нарушающее его права и свободы либо возлагающее на него дополнительные обременения, во всяком случае, должно располагать эффективными средствами восстановления своих нарушенных прав, как того требует ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Данная статья гарантирует доступность на национальном уровне средств правовой защиты для осуществления материальных прав и свобод, установленных Конвенцией, независимо от того, в какой форме они обеспечиваются в национальной правовой системе; средства правовой защиты должны быть «эффективными» в том смысле, что они должны предотвращать предполагаемое нарушение или его прекращать, равно как и предоставлять адекватную компенсацию за уже произошедшее нарушение [24].

Однако следует признать, что законодатель, закрепив за лицами, не привлеченными к участию в деле, вопрос о правах и обязанностях которых разрешен судом, право подачи апелляционной жалобы, не отрегулировал их процессуальное положение и не включил нормы, регламентирующие процедуру данного судопроизводства, обеспечивающие баланс процессуальных прав и обязанностей всех участников процессуальных правоотношений.

Прежде всего, следует отметить, что законодатель, установив общий для участников процесса СПИ и лиц, не привлеченных к участию в деле, срок подачи апелляционных жалоб - в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме (ч. 2 ст. 231 законопроекта), не учел следующие обстоятельства. Лица, не участвующие в деле, а потому не знавшие о нарушении своих прав состоявшимся судебным актом, и лица, участвующие в деле, при рассмотрении СПИ оказываются в неодинаковых временных условиях. Учитывая, что пропущенный процессуальный срок может быть восстановлен лишь в случае признания причины пропуска уважительной (ч. 1 ст. 112 ГПК РФ), это существенно уменьшает степень правового обеспечения реализации права на судебную защиту для данной категории лиц, их права на доступ к правосудию.

Далее, закрепив в ч. 1 ст. 325 законопроекта положения о том, что СПИ после получения апелляционных жалоб и представлений обязан направить только лицам, участвующим в деле, копии жалобы, представления и приложенных к ним документов, законодатель лишает лиц, не привлеченных к участию в деле, вопрос о правах и обязанностях которых разрешен судом, соответствующих процессуальных возможностей, в том числе представления в суд возражений (ч. 2 ст. 325 законопроекта предоставляет право только лицам, участвующим в деле, представить в суд первой инстанции свои возражения относительно апелляционных жалоб и возражений), чем существенно снижает уровень реализации ими конституционного права на судебную защиту и противоречит целям гражданского судопроизводства.

Однако наиболее существенной недоработкой законопроекта в данной части, на наш взгляд, является то, что, законодатель, предоставив данной категории лиц право обжалования судебных решений, т.е. возбуждения производства в суде второй инстанции, не создал механизма реальной судебной защиты в форме эффективного восстановления нарушенных судебным актом прав и свобод. Вместе с тем следует отметить, что конституционное право на судебную защиту - это не только право на обращение в суд, но и возможность получения реальной судебной защиты.

Безусловно, лиц, не привлеченных к участию в деле, вопрос о правах и обязанностях которых разрешен судом, следует рассматривать как потенциальных истцов и ответчиков, третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, и поэтому им должна быть предоставлена возможность заявить о вступлении в дело с самостоятельными требованиями относительно предмета спора, тем более что САИ повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции. Однако в соответствии с положениями ч. 2 ст. 321 законопроекта в апелляционной жалобе не могут содержаться требования, не заявленные при рассмотрении дела в суде первой инстанции, и новые требования, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции не принимаются и не рассматриваются САИ (ч. 4 ст. 327.1). Более того, вероятность представления в САИ доказательств ограничена необходимостью обоснования невозможностью их представления в СПИ (ч. 2 ст. 321).

Следует также отметить, что в проекте закона не урегулирован порядок принесения кассационных жалоб и ознакомления с материалами дела в СПИ данной категорией лиц.

Таким образом, закрепление в законопроекте только права на обращение в САИ и несовершенство предложенной законодателем процедуры пересмотра дела в САИ, характеризующейся отсутствием баланса процессуальных прав и обязанностей лиц, участвующих при рассмотрении дела САИ, не позволяет, по нашему мнению, рассматривать апелляционное судопроизводство как эффективное средство судебной защиты, реально восстанавливающей нарушенные судебным решением права и свободы лиц, не привлеченных к участию в деле в СПИ, вопрос о правах и обязанностях которых был разрешен судом.

В целях совершенствования законопроекта, на наш взгляд, следует учесть законодательное регулирование данного вопроса европейскими странами (§ 16 ГПК Австрии; ст. 47, 48 ГПК Литвы).

В соответствии с § 64 ГПК Германии лицо, заявляющее самостоятельные требования на вещь или право, по которому на рассмотрении суда находится спор между другими лицами, вправе до вступления решения в законную силу заявить требование в порядке иска, который направлен против обеих сторон, в тот суд, который принял указанный спор к производству в первой инстанции. По заявлению одной из сторон процесс может быть приостановлен до разрешения вопроса о вступлении в процесс третьего лица, заявившего самостоятельные требования.

В ГПК Латвии и Эстонии третьи лица вправе вступить в дело до принятия решения СПИ. Если третье лицо, заявляющее самостоятельные требования на предмет спора, не участвовало в СПИ, то, узнав, что принятым решением нарушены его права, оно вправе защитить свои права путем предъявления самостоятельного требования в СПИ. В данном случае по ходатайству сторон производство по делу в суде апелляционной инстанции будет приостановлено.

Во Франции рассматриваемый вопрос решается в производстве «tierce opposition» - оппозиция со стороны лиц, не участвовавших в деле. В соответствии со ст. 585 ГПК Франции, как разъяснил Кассационный суд Франции в Определении от 09.12.1980, оппозиция со стороны посторонних лиц может быть подана на любое постановление суда независимо от того, вынесено ли оно в первой или последней инстанциях, если закон не устанавливает иное. При этом если срок на апелляцию не пропущен, то оппозиционная жалоба не может быть принята, что вытекает из исключительного характера данного способа обжалования. Если дело находится в апелляционном производстве апелляционного суда, указывается в Определении Кассационного суда Франции от 31.05.1989, постороннее лицо вправе только вступить в апелляционное производство [22, C. 81].

В целях усовершенствования законопроекта и соответствия его положений конституционным принципам и международно-правовым стандартам возможно несколько вариантов эффективного восстановления нарушенных судебными актами прав и свобод лиц, не участвовавших в суде первой инстанции. Наиболее эффективным способом защиты прав рассматриваемой категории лиц, на наш взгляд, является внесение в законопроект ГПК РФ норм об отдельном производстве, в котором осуществлялось бы рассмотрение жалоб лиц, не участвовавших в суде первой инстанции. Только в отдельном производстве в полной мере могут быть реализованы гарантии эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

Другим способом защиты прав рассматриваемой категории лиц может быть внесение в законопроект положений, предусматривающих предоставление возможности вступления лиц, не участвовавших в деле, чьи права нарушены судебным актом, в процесс в САИ в качестве третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, с предоставлением им права неограниченного представления доказательств в САИ.

Подводя некоторый итог, следует отметить, что проект Федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» нуждается в дальнейшей доработке и совершенствовании. При этом, располагая достаточной свободой усмотрения при регулировании способов и процедур судебной защиты, исходя из конституционных целей и ценностей, законодателю следует улучшить законопроект и создать модель апелляционного производства, функционирование которой реально обеспечивало бы участникам судопроизводства такой уровень гарантий права на судебную защиту, который обеспечит ее полноту и своевременность, эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости. В целях создания модели, отвечающей международно-правовым стандартам и требованиям справедливого судебного разбирательства, законодателю следует учесть и рекомендации Комитета министров Совета Европы № R(95) 5 относительно введения в действие и улучшения функционирования систем и процедур обжалования по гражданским и торговым делам.

Примечания

1. Проект Федерального закона № 306965-5 «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» (в ред. от 29.01.2010).

2. Алиэскеров М.А. Суд второй инстанции в гражданском процессе: вопросы судоустройства и подсудности // Российский судья. 2008. № 10.

3. Борисова Е.А. Проверка судебных актов по гражданским делам. М., 2005.

4. Жилин Г.А. Основные проблемы пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессах // Проблемы пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессах: Сб. научных статей. М., 2008. С. 60.

5. Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М., 2006. С. 90.

6. Загайнова С.К. Инстанционная самостоятельность судебных актов в гражданском и арбитражном процессе // Проблемы пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессах: Сб. научных статей. М., 2008. С. 67.

7. Сахнова Т.В. Проект ГПК РФ: нерешенные проблемы // Теоретические и прикладные проблемы реформы гражданской юрисдикции. Екатеринбург, 1998. С. 108.

8. Терехова Л.А. Система пересмотра судебных актов в механизме судебной защите. М., 2007. С. 103.

9. Приходько А.И. Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы. СПб., 2005.

10. Попов П. Создать апелляционную инстанцию для пересмотра решений районных судов // Российская юстиция. 2002. № 9. С. 30.

11. Федина А.С. Интересы принципа законности требуют совершенствования норм ГПК РФ о пересмотре судебных постановлений // Проблемы пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессах: Сб. научных статей. М., 2008. С. 161-162.

12. Шакирьянов Р.В. Производство по пересмотру постановлений мировых судей по гражданским делам в апелляционном порядке: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2006. С. 7, 20.

13. Постановление Конституционного Суда РФ от 28.05.1999 № 9-П по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 266 и п. 3 ч. 1 ст. 267 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в связи с в связи ся возразитьможет быть ограниченоа обжалование судебных постанолвений ()тников процесса, выражающихся в попытках затянужалобами граждан Е.А.Арбузовой, О.Б.Колегова, А.Д.Кутырева, Р.Т.Насибулина и В.И.Ткачука // Собрание законодательства РФ. 1999. № 23. Ст. 2890.

14. Постановление Конституционного Суда РФ от 25.12.2001 № 17-П по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 208 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Г.В.Истомина, А.М.Соколова, И.Т.Султанова, М.М.Хафизова и А.В.Штанина // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1. Ст. 126.

15. Постановление Конституционного Суда РФ от 03.02.1998 № 5-П по делу о проверке конституционности ст.ст. 180, 181, п. 3 ч. 1 ст. 187 и ст. 192 Арбитражного процессуального кодекса РФ // Собрание законодательства РФ. 1998. № 6. Ст. 784.

16. Определение Конституционного Суда РФ от 14.01.2000 по жалобе ООО «Мемфис дивижн» на нарушение конституционных прав и свобод ч. 1 ст. 185 Арбитражного процессуального кодекса РФ № З-О // Собрание законодательства РФ. 2000. № 10. Ст. 1165.

17. Юдин А.В. Дестимулирование обжалования судебных постановлений в гражданском и арбитражном процессах лицами, участвующими в деле // Проблемы пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессах: Сб. научных статей. М., 2008. С. 175-183.

18. Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве. СПб., 2005.

19. Юдин А.В. Искусственное создание и изменение подведомственности и подсудности экономического спора суду как форма злоупотребления процессуальными правами // Хозяйство и право. 2007. № 1. С. 109.

20. Рекомендации Комитета министров Совета Европы государствам - членам Совета Европы относительно введения в действие и улучшения функционирования систем и процедур обжалования по гражданским и торговым делам от 07.02.1995 № R(95) 5 // Российская юстиция. 1997. № 10. С. 2.

21. Brualla Gomez de la Torre v Spain (1997) Reports 1997-VIII: Edificaciones March Galego S.A. v Spain (1998) Reports 1998-I // Цит. по: Еременко М.С. Право на справедливое судебное разбирательство в гражданском процессе: практика Европейского Суда по правам человека // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2004. № 3. С. 636.

22. Проверка судебных постановлений в гражданском процессе стран ЕС и СНГ / Под ред. Е.А.Борисовой. М., 2007.

23. Постановление Конституционного Суда РФ от 20.02.2006 № 1-П по делу о проверке конституционности положения ст. 336 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с жалобами граждан К.А.Инешина, Н.С.Никонова и открытого акционерного общества «Нижнекамск Нефтехим» // Собрание законодательства РФ. 2006. № 10. Ст. 1145.

24. Постановления от 26.10.2000 по делу «Кудла (Kudla) против Польши», от 30.11.2004 по делу «Кляхин (Klyakhin) против Российской Федерации» // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. № 7. С. 69-89.

ВОЙТЕНКО Владимир Павлович. Почетный работник судебной системы, награжден знаком отличия Судебного департамента при Верховном Суде РФ "За усердие" II степени. Избирался членом Высшей квалификационной коллегии судей РФ, в настоящее время является членом Совета судей РФ. Стаж судебной работы более 23 лет, с 1987 г. - судья районного суда, с 1990 г. - председатель районного суда, с 2000 г. - председатель Смоленского областного суда. Присвоен Первый квалификационный класс.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100   

К вопросу о реформировании производства в суде второй инстанции и соответствии предложенной модели конституционным и международно-правовым нормам | Журнал "Право и безопасность" | http://www.dpr.ru написать письмо первая страница первая страница switch to english

Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 4 (37), Декабрь 2010

К вопросу о реформировании производства в суде второй инстанции и соответствии предложенной модели конституционным и международно-правовым нормам

Войтенко В.П., Председатель Смоленского областного суда

***

Статья посвящена вопросам реформирования производства в суде второй инстанции, в частности, соответствию предложенной законодателем модели апелляционного судопроизводства конституционным положениям и международно-правовым нормам. Обозначены недостатки принятого в первом чтении Государственной Думой ФС РФ проекта Федерального закона "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" и предложены возможные пути решения.

Ключевые слова: обжалование судебных актов, гражданское судопроизводство, апелляционное судопроизводство, проверка законности и обоснованности судебных постановлений, право на судебную защиту.

***

Принципиальными шагами реформирования производства в суде второй инстанции явились разработка и принятие Государственной Думой ФС РФ 26.11.2010 и одобрение Советом Федерации РФ 01.12.2010 проекта Федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» [1].

Данные изменения направлены на совершенствование существующей в гражданском процессе процедуры проверки судебных актов в суде второй инстанции, вызывающей много нареканий вследствие несоответствия ее классическому построению системы проверки судебных актов и несоблюдения основных принципов гражданского процессуального права при производстве в судах вышестоящих инстанций. В целях повышения эффективности рассмотрения и разрешения гражданских дел судами общей юрисдикции и в интересах унификации и гармонизации гражданского процессуального права Российской Федерации в законопроекте предлагается:

  • установить общие правила реализации права на апелляционное обжалование судебных постановлений, принятых мировыми судьями и федеральными судами общей юрисдикции по первой инстанции;
  • создать апелляционные инстанции в судах общей юрисдикции Российской Федерации всех уровней;
  • установить порядок апелляционного производства в судах второй инстанции.

Следует отметить, что в научной литературе многими учеными-процессуалистами [2-12] высказывались предложения, направленные на реформирование производства по гражданским делам и создание более надежных, чем кассационное судопроизводство, гарантий реализации права на судебную защиту в суде второй инстанции - апелляционного судопроизводства.

В частности, Е.А.Борисова в обоснование своей позиции указывала, что «в современном гражданском судопроизводстве рассмотрение гражданских дел мировым судьей как судом субъекта Российской Федерации и, например, районным судом как федеральным судом общей юрисдикции осуществляется по общим правилам, установленным ГПК РФ для рассмотрения дел в суде первой инстанции (СПИ). В связи с этим и порядок обжалования принятых указанными судами решений должен быть одинаковым, а именно апелляционным как по своему содержанию, так и по наименованию» [3, С. 43].

Закрепление в законопроекте положений о единой процедуре проверки не вступивших в законную силу судебных актов - апелляционного судопроизводства и, как следствие, отказ от действующих норм Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ, предусматривающих различия в процедуре проверки судебных постановлений, принятых СПИ, и существование двух различных производств - апелляционного и кассационного, которое принципиально отличается по своему содержанию от исторически сложившегося понимания кассационного производства по проверке вступивших в законную силу судебных постановлений, а также от кассационного производства в гражданских процессуальных законах большинства европейских стран и российском арбитражном процессуальном законодательстве, безусловно, являются революционными преобразованиями российского гражданского процессуального законодательства, направленными на повышение эффективности правосудия, укрепление гарантий защиты прав, свобод и законных интересов человека и повышение доверия населения страны к системе судов общей юрисдикции Российской Федерации.

Вместе с тем представляется, что, несмотря на принимаемые законодателем меры, направленные на совершенствование российского гражданского процесса, в том числе путем усовершенствования процессуальных правил проверки законности и обоснованности судебных постановлений СПИ, не вступивших в законную силу, положения вышеуказанного законопроекта нуждаются в дальнейшем совершенствовании.

Прежде чем обозначить имеющиеся, на наш взгляд, недостатки законопроекта, нуждающиеся в существенной доработке, представляется необходимым отметить положительные моменты, отраженные в данном варианте законопроекта.

В частности, помимо введения единого порядка проверки законности и обоснованности не вступивших в законную силу судебных постановлений, соответствующего основным признакам апелляции, законопроект предусматривает увеличение процессуальных сроков обжалования судебных актов СПИ с 10 дней, предусмотренных положениями ст. 321 и 338 ныне действующего ГПК РФ, до 1 месяца со дня принятия решения в окончательной форме (ч. 2 ст. 321 законопроекта).

Что касается недостатков законопроекта, то анализ его первоначального варианта, на наш взгляд, позволяет утверждать, что данный законопроект нуждается в совершенствовании и приведении его в соответствие с конституционными и международно-правовыми нормами. В числе основных недостатков и противоречий данного варианта законопроекта можно обозначить следующие.

В соответствии с законопроектом гл. 39 ГПК РФ «Производство в суде апелляционной инстанции» начинается с положений о праве на кассационное обжалование. Согласно ч. 2 ст. 320 указанной главы право апелляционного обжалования решения суда принадлежит сторонам и другим лицам, участвующим в деле; право принесения апелляционного представления принадлежит прокурору, участвующему в деле.

Положения вышеуказанной нормы законопроекта не предусматривают каких-либо ограничений права обжалования участниками процесса решения суда. Вместе с тем введение таких ограничений, на наш взгляд, представляется необходимым для устранения явно неосновательных обращений участников процесса в суд вышестоящей инстанции и обеспечения наиболее скорейшего вступления в силу законных и обоснованных судебных актов с целью их исполнения и защиты прав и законных интересов лиц, обратившихся в суд.

В качестве таких ограничений, исключающих возможность злоупотребления процессуальными правами со стороны участников процесса, выражающихся в попытках затянуть процесс путем явно неосновательного обжалования судебных актов, следует исключить возможность обжалования судебного акта участником процесса, в пользу которого постановлен судебный акт.

Предвидя вполне обоснованные возражения, основанные на сформулированной Конституционным Судом РФ правовой позиции о том, что право на судебную защиту, гарантированное ст. 46 Конституции РФ, находится в неразрывной связи с правом проверки судебного акта, гарантированном государством: право на судебную защиту не может быть реализовано полностью, если отсутствует возможность пересмотреть судебный акт [13, 14], попытаемся возразить.

Формирование приведенной правовой позиции Конституционного Суда РФ явилось результатом его многолетней деятельности по рассмотрению конкретных дел в процедуре конституционного судопроизводства.

Так, в Постановлении от 28.05.1999 [13] по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 266 и п. 3 ч. 1 ст. 267 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях Конституционный Суд РФ, раскрывая конституционное содержание права на судебную защиту, указал, что это право предполагает и конкретные гарантии эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости; отсутствие же возможности пересмотреть ошибочный судебный акт умаляет и ограничивает данное право.

Ранее в постановлении от 03.02.1998 [15] по делу о проверке конституционности ст. 180, 181, п. 3 ч. 1 ст. 187 и ст. 192 Арбитражного процессуального кодекса РФ Конституционный Суд РФ также высказывал правовую позицию о том, что отсутствие возможности пересмотреть ошибочный судебный акт умаляет и ограничивает право каждого на судебную защиту, и указывал, что законодатель, устанавливая порядок осуществления правосудия, обязан предусмотреть механизм (процедуру) исправления судебных ошибок.

В определении от 14.01.2000 [16] по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 185 Арбитражного процессуального кодекса РФ Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что лишение заинтересованных лиц права добиваться исправления возможных ошибок, допущенных судом при постановлении решения, препятствует полной реализации тех требований Конституции РФ, которые предусматривают обязательность обеспечения прав и свобод человека и гражданина правосудием (ст. 18)... Оно не согласуется также с правом каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Таким образом, Конституционный Суд РФ, рассматривая право на судебную защиту в неразрывной связи с правом на обжалование судебных актов в судах вышестоящих инстанций, находит отсутствие возможности исправления судебной ошибки как умаление, ограничение права на судебную защиту.

Вместе с тем предложенное Конституционным Судом РФ толкование права на судебную защиту, как обоснованно отметила Е.А.Борисова, представляется неоправданно широким, что приводит к отождествлению права на обжалование (проверку) судебных актов и права на судебную защиту. Однако понятия «право на проверку судебного акта» и «право на судебную защиту» различаются. Право на судебную защиту может быть реализовано в различных формах, например в форме обращения в суд первой инстанции с исковым заявлением, в форме обращения в суд проверочной инстанции с соответствующей жалобой [3, С. 7]. В этой связи представляется абсолютно обоснованным, на наш взгляд, введение ограничения на право обжалования судебного акта теми участниками процесса, требования которых удовлетворены судом в полном объеме. Совершенно очевидно, что, реализовав право на судебную защиту в форме обращения в СПИ и получив судебный акт, восстанавливающий нарушенные права и свободы, отпадает необходимость использования другой формы права на судебную защиту, а именно обращения в суд второй (проверочной) инстанции, ввиду достижения конституционно обозначенных целей и восстановления нарушенных прав и свобод. При этом, на наш взгляд, отсутствие возможности у участника процесса, требования которого удовлетворены судом, проверить судебный акт не умаляет и не ограничивает его право на судебную защиту, т.к. данным участником процесса оно было реализовано в форме обращения в СПИ путем рассмотрения заявления и принятия по нему судебного акта.

Следует отметить, что выводы Конституционного Суда РФ об абсолютном характере права на судебную защиту, права на обжалование судебных актов подвергается в науке обоснованной критике. При этом высказываются достаточно конструктивные предложения об ограничениях права обжалования, направленные на оптимизацию производства в судебных инстанциях, осуществляющих проверку судебных актов и повышение эффективности правосудия [3, С. 18-20; 5, 17-19].

Более того, в Рекомендациях Комитета министров государствам - членам Совета Европы от 07.02.1995 относительно введения в действие и улучшения функционирования систем и процедур обжалования по гражданским и торговым делам [20] указано о целесообразности изъятия из права обжалования в суд второй инстанции определенных судебных актов СПИ, а также о принятии мер по предотвращению любых злоупотреблений системой обжалования. В частности, в ст. 2 Рекомендаций отмечается, что «вопросы судебного спора должны определяться на уровне суда первой инстанции. Суду первой инстанции должны представляться все возможные претензии, факты, доказательства. Государствам следует рассмотреть возможность принятия законодательства или иных мер, направленных на достижение этой цели».

Что касается апелляции, то в Рекомендации указывается: «Для того чтобы суд второй инстанции рассматривал только надлежащие вопросы, государствам следует рассмотреть возможность принятия некоторых из ниже перечисленных мер:

а. исключить ряд дел, например исковых требований на небольшую сумму;

b. ввести требования о получении разрешения суда на подачу жалобы;

c. установить конкретные предельные сроки для осуществления права на обжалование;

d. отсрочить осуществление права на обжалование по ряду промежуточных вопросов до подачи главной жалобы по основному делу».

Европейский Суд по правам человека, разделяя данные положения, также считает возможным ограничение права на доступ в суды апелляционной и кассационной инстанций ввиду того, что «данное право по своей природе объективно нуждается в регулировании государством, обладающим в этом отношении известной свободой усмотрения» [21].

При обсуждении столь важной проблемы ограничения права на обжалование судебных актов представляется возможным и необходимым использовать опыт гражданского процессуального законодательства европейских стран по регулированию апелляционного производства.

Так, в современном гражданском процессуальном законодательстве Германии, Австрии, Англии и Уэльса апелляционное обжалование судебных постановлений должно быть допущено судом. При этом одним из критериев допустимости апелляционной жалобы является цена иска. Например, в соответствии с п. 1 ч. 2 параграфа 511 ГПК Германии помимо ряда других критериев допустимости апелляции указано, что апелляция допускается, только если цена предмета жалобы превышает 600 евро. Положения параграфа 501 Австрийского ГПК критерии допустимости апелляции определяют ценой иска в размере 2 тыс. евро [22, С, 65, 157].

Особого внимания в контексте исследуемой проблемы заслуживает процессуальное законодательство Франции. В соответствии с положениями ст. 543 Нового ГПК Франции право апелляционного обжалования принадлежит любой стороне, которая имеет интерес в обжаловании, если она от такого права не отказалась. При этом, что особенно важно, на наш взгляд, французское процессуальное законодательство предусматривает и ответственность за злоупотребления правом апелляции в виде штрафа в пределах 3 тыс. евро независимо от убытков, которые могут быть к нему предъявлены (ст. 559 Нового ГПК Франции) [22, C. 531].

Итак, принимая во внимание существующую в настоящее время тенденцию ограничения проверки судебных актов, не вступивших в законную силу, вышестоящими инстанциями, ее соответствия международно-правовым стандартам судебной защиты, представляется необходимым совершенствовать имеющийся вариант законопроекта путем внесения положений об ограничении права на апелляционное обжалование (участникам процесса, в пользу которых постановлен судебный акт), исключающее возможность злоупотребления последним и повышения эффективности деятельности судов апелляционной инстанции (САИ).

Закрепление в ч. 3 ст. 320 гл. 39 законопроекта положений о том, что апелляционную жалобу вправе подать также лица, не привлеченные к участию в деле, вопрос о правах и обязанностях которых разрешен судом, стало результатом деятельности Конституционного Суда РФ, сформулировавшего в Постановлении от 20.02.2006 по делу о проверке конституционности положений ст. 336 ГПК РФ правовую позицию, согласно которой отсутствие у лиц, не привлеченных к участию в деле, вопрос о правах и обязанностях которых разрешен СПИ, процессуальных возможностей обжаловать судебное решение существенно снижает уровень реализации ими конституционного права на судебную защиту, противоречит конституционным целям гражданского судопроизводства, а потому не позволяет рассматривать судебную процедуру в качестве эффективного средства правовой защиты [23].

Приведенная правовая позиция Конституционного Суда РФ основана на практике Европейского Суда по правам человека, в соответствии с которой разрешение судом вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, не позволяет считать судебное разбирательство справедливым, обеспечивающим каждому в случае спора о его гражданских правах и обязанностях закрепленное ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом.

Лицо, не привлеченное к участию в деле, в отношении которого вынесено судебное решение, нарушающее его права и свободы либо возлагающее на него дополнительные обременения, во всяком случае, должно располагать эффективными средствами восстановления своих нарушенных прав, как того требует ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Данная статья гарантирует доступность на национальном уровне средств правовой защиты для осуществления материальных прав и свобод, установленных Конвенцией, независимо от того, в какой форме они обеспечиваются в национальной правовой системе; средства правовой защиты должны быть «эффективными» в том смысле, что они должны предотвращать предполагаемое нарушение или его прекращать, равно как и предоставлять адекватную компенсацию за уже произошедшее нарушение [24].

Однако следует признать, что законодатель, закрепив за лицами, не привлеченными к участию в деле, вопрос о правах и обязанностях которых разрешен судом, право подачи апелляционной жалобы, не отрегулировал их процессуальное положение и не включил нормы, регламентирующие процедуру данного судопроизводства, обеспечивающие баланс процессуальных прав и обязанностей всех участников процессуальных правоотношений.

Прежде всего, следует отметить, что законодатель, установив общий для участников процесса СПИ и лиц, не привлеченных к участию в деле, срок подачи апелляционных жалоб - в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме (ч. 2 ст. 231 законопроекта), не учел следующие обстоятельства. Лица, не участвующие в деле, а потому не знавшие о нарушении своих прав состоявшимся судебным актом, и лица, участвующие в деле, при рассмотрении СПИ оказываются в неодинаковых временных условиях. Учитывая, что пропущенный процессуальный срок может быть восстановлен лишь в случае признания причины пропуска уважительной (ч. 1 ст. 112 ГПК РФ), это существенно уменьшает степень правового обеспечения реализации права на судебную защиту для данной категории лиц, их права на доступ к правосудию.

Далее, закрепив в ч. 1 ст. 325 законопроекта положения о том, что СПИ после получения апелляционных жалоб и представлений обязан направить только лицам, участвующим в деле, копии жалобы, представления и приложенных к ним документов, законодатель лишает лиц, не привлеченных к участию в деле, вопрос о правах и обязанностях которых разрешен судом, соответствующих процессуальных возможностей, в том числе представления в суд возражений (ч. 2 ст. 325 законопроекта предоставляет право только лицам, участвующим в деле, представить в суд первой инстанции свои возражения относительно апелляционных жалоб и возражений), чем существенно снижает уровень реализации ими конституционного права на судебную защиту и противоречит целям гражданского судопроизводства.

Однако наиболее существенной недоработкой законопроекта в данной части, на наш взгляд, является то, что, законодатель, предоставив данной категории лиц право обжалования судебных решений, т.е. возбуждения производства в суде второй инстанции, не создал механизма реальной судебной защиты в форме эффективного восстановления нарушенных судебным актом прав и свобод. Вместе с тем следует отметить, что конституционное право на судебную защиту - это не только право на обращение в суд, но и возможность получения реальной судебной защиты.

Безусловно, лиц, не привлеченных к участию в деле, вопрос о правах и обязанностях которых разрешен судом, следует рассматривать как потенциальных истцов и ответчиков, третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, и поэтому им должна быть предоставлена возможность заявить о вступлении в дело с самостоятельными требованиями относительно предмета спора, тем более что САИ повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции. Однако в соответствии с положениями ч. 2 ст. 321 законопроекта в апелляционной жалобе не могут содержаться требования, не заявленные при рассмотрении дела в суде первой инстанции, и новые требования, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции не принимаются и не рассматриваются САИ (ч. 4 ст. 327.1). Более того, вероятность представления в САИ доказательств ограничена необходимостью обоснования невозможностью их представления в СПИ (ч. 2 ст. 321).

Следует также отметить, что в проекте закона не урегулирован порядок принесения кассационных жалоб и ознакомления с материалами дела в СПИ данной категорией лиц.

Таким образом, закрепление в законопроекте только права на обращение в САИ и несовершенство предложенной законодателем процедуры пересмотра дела в САИ, характеризующейся отсутствием баланса процессуальных прав и обязанностей лиц, участвующих при рассмотрении дела САИ, не позволяет, по нашему мнению, рассматривать апелляционное судопроизводство как эффективное средство судебной защиты, реально восстанавливающей нарушенные судебным решением права и свободы лиц, не привлеченных к участию в деле в СПИ, вопрос о правах и обязанностях которых был разрешен судом.

В целях совершенствования законопроекта, на наш взгляд, следует учесть законодательное регулирование данного вопроса европейскими странами (§ 16 ГПК Австрии; ст. 47, 48 ГПК Литвы).

В соответствии с § 64 ГПК Германии лицо, заявляющее самостоятельные требования на вещь или право, по которому на рассмотрении суда находится спор между другими лицами, вправе до вступления решения в законную силу заявить требование в порядке иска, который направлен против обеих сторон, в тот суд, который принял указанный спор к производству в первой инстанции. По заявлению одной из сторон процесс может быть приостановлен до разрешения вопроса о вступлении в процесс третьего лица, заявившего самостоятельные требования.

В ГПК Латвии и Эстонии третьи лица вправе вступить в дело до принятия решения СПИ. Если третье лицо, заявляющее самостоятельные требования на предмет спора, не участвовало в СПИ, то, узнав, что принятым решением нарушены его права, оно вправе защитить свои права путем предъявления самостоятельного требования в СПИ. В данном случае по ходатайству сторон производство по делу в суде апелляционной инстанции будет приостановлено.

Во Франции рассматриваемый вопрос решается в производстве «tierce opposition» - оппозиция со стороны лиц, не участвовавших в деле. В соответствии со ст. 585 ГПК Франции, как разъяснил Кассационный суд Франции в Определении от 09.12.1980, оппозиция со стороны посторонних лиц может быть подана на любое постановление суда независимо от того, вынесено ли оно в первой или последней инстанциях, если закон не устанавливает иное. При этом если срок на апелляцию не пропущен, то оппозиционная жалоба не может быть принята, что вытекает из исключительного характера данного способа обжалования. Если дело находится в апелляционном производстве апелляционного суда, указывается в Определении Кассационного суда Франции от 31.05.1989, постороннее лицо вправе только вступить в апелляционное производство [22, C. 81].

В целях усовершенствования законопроекта и соответствия его положений конституционным принципам и международно-правовым стандартам возможно несколько вариантов эффективного восстановления нарушенных судебными актами прав и свобод лиц, не участвовавших в суде первой инстанции. Наиболее эффективным способом защиты прав рассматриваемой категории лиц, на наш взгляд, является внесение в законопроект ГПК РФ норм об отдельном производстве, в котором осуществлялось бы рассмотрение жалоб лиц, не участвовавших в суде первой инстанции. Только в отдельном производстве в полной мере могут быть реализованы гарантии эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

Другим способом защиты прав рассматриваемой категории лиц может быть внесение в законопроект положений, предусматривающих предоставление возможности вступления лиц, не участвовавших в деле, чьи права нарушены судебным актом, в процесс в САИ в качестве третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, с предоставлением им права неограниченного представления доказательств в САИ.

Подводя некоторый итог, следует отметить, что проект Федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» нуждается в дальнейшей доработке и совершенствовании. При этом, располагая достаточной свободой усмотрения при регулировании способов и процедур судебной защиты, исходя из конституционных целей и ценностей, законодателю следует улучшить законопроект и создать модель апелляционного производства, функционирование которой реально обеспечивало бы участникам судопроизводства такой уровень гарантий права на судебную защиту, который обеспечит ее полноту и своевременность, эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости. В целях создания модели, отвечающей международно-правовым стандартам и требованиям справедливого судебного разбирательства, законодателю следует учесть и рекомендации Комитета министров Совета Европы № R(95) 5 относительно введения в действие и улучшения функционирования систем и процедур обжалования по гражданским и торговым делам.

Примечания

1. Проект Федерального закона № 306965-5 «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» (в ред. от 29.01.2010).

2. Алиэскеров М.А. Суд второй инстанции в гражданском процессе: вопросы судоустройства и подсудности // Российский судья. 2008. № 10.

3. Борисова Е.А. Проверка судебных актов по гражданским делам. М., 2005.

4. Жилин Г.А. Основные проблемы пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессах // Проблемы пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессах: Сб. научных статей. М., 2008. С. 60.

5. Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М., 2006. С. 90.

6. Загайнова С.К. Инстанционная самостоятельность судебных актов в гражданском и арбитражном процессе // Проблемы пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессах: Сб. научных статей. М., 2008. С. 67.

7. Сахнова Т.В. Проект ГПК РФ: нерешенные проблемы // Теоретические и прикладные проблемы реформы гражданской юрисдикции. Екатеринбург, 1998. С. 108.

8. Терехова Л.А. Система пересмотра судебных актов в механизме судебной защите. М., 2007. С. 103.

9. Приходько А.И. Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы. СПб., 2005.

10. Попов П. Создать апелляционную инстанцию для пересмотра решений районных судов // Российская юстиция. 2002. № 9. С. 30.

11. Федина А.С. Интересы принципа законности требуют совершенствования норм ГПК РФ о пересмотре судебных постановлений // Проблемы пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессах: Сб. научных статей. М., 2008. С. 161-162.

12. Шакирьянов Р.В. Производство по пересмотру постановлений мировых судей по гражданским делам в апелляционном порядке: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2006. С. 7, 20.

13. Постановление Конституционного Суда РФ от 28.05.1999 № 9-П по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 266 и п. 3 ч. 1 ст. 267 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в связи с в связи ся возразитьможет быть ограниченоа обжалование судебных постанолвений ()тников процесса, выражающихся в попытках затянужалобами граждан Е.А.Арбузовой, О.Б.Колегова, А.Д.Кутырева, Р.Т.Насибулина и В.И.Ткачука // Собрание законодательства РФ. 1999. № 23. Ст. 2890.

14. Постановление Конституционного Суда РФ от 25.12.2001 № 17-П по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 208 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Г.В.Истомина, А.М.Соколова, И.Т.Султанова, М.М.Хафизова и А.В.Штанина // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1. Ст. 126.

15. Постановление Конституционного Суда РФ от 03.02.1998 № 5-П по делу о проверке конституционности ст.ст. 180, 181, п. 3 ч. 1 ст. 187 и ст. 192 Арбитражного процессуального кодекса РФ // Собрание законодательства РФ. 1998. № 6. Ст. 784.

16. Определение Конституционного Суда РФ от 14.01.2000 по жалобе ООО «Мемфис дивижн» на нарушение конституционных прав и свобод ч. 1 ст. 185 Арбитражного процессуального кодекса РФ № З-О // Собрание законодательства РФ. 2000. № 10. Ст. 1165.

17. Юдин А.В. Дестимулирование обжалования судебных постановлений в гражданском и арбитражном процессах лицами, участвующими в деле // Проблемы пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессах: Сб. научных статей. М., 2008. С. 175-183.

18. Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве. СПб., 2005.

19. Юдин А.В. Искусственное создание и изменение подведомственности и подсудности экономического спора суду как форма злоупотребления процессуальными правами // Хозяйство и право. 2007. № 1. С. 109.

20. Рекомендации Комитета министров Совета Европы государствам - членам Совета Европы относительно введения в действие и улучшения функционирования систем и процедур обжалования по гражданским и торговым делам от 07.02.1995 № R(95) 5 // Российская юстиция. 1997. № 10. С. 2.

21. Brualla Gomez de la Torre v Spain (1997) Reports 1997-VIII: Edificaciones March Galego S.A. v Spain (1998) Reports 1998-I // Цит. по: Еременко М.С. Право на справедливое судебное разбирательство в гражданском процессе: практика Европейского Суда по правам человека // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2004. № 3. С. 636.

22. Проверка судебных постановлений в гражданском процессе стран ЕС и СНГ / Под ред. Е.А.Борисовой. М., 2007.

23. Постановление Конституционного Суда РФ от 20.02.2006 № 1-П по делу о проверке конституционности положения ст. 336 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с жалобами граждан К.А.Инешина, Н.С.Никонова и открытого акционерного общества «Нижнекамск Нефтехим» // Собрание законодательства РФ. 2006. № 10. Ст. 1145.

24. Постановления от 26.10.2000 по делу «Кудла (Kudla) против Польши», от 30.11.2004 по делу «Кляхин (Klyakhin) против Российской Федерации» // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. № 7. С. 69-89.

ВОЙТЕНКО Владимир Павлович. Почетный работник судебной системы, награжден знаком отличия Судебного департамента при Верховном Суде РФ "За усердие" II степени. Избирался членом Высшей квалификационной коллегии судей РФ, в настоящее время является членом Совета судей РФ. Стаж судебной работы более 23 лет, с 1987 г. - судья районного суда, с 1990 г. - председатель районного суда, с 2000 г. - председатель Смоленского областного суда. Присвоен Первый квалификационный класс.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100