написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 2 (35), Июль 2010

Криминальное злоупотребление правами акционера: совершенствование механизма уголовноправового преследования

Хаустов А.П., Редина М.М., Российский университет дружбы народов

***

Статья посвящена проблеме корпоративного шантажа. Проанализированы закономерности распространения корпоративного шантажа, обоснована актуальность разработки мер по противодействию данному явлению.

Ключевые слова: рейдерство, экономическая безопасность, криминализация корпоративного шантажа.

***

Криминологическая ситуация в сфере корпоративных отношений в начале текущего века характеризуется значительным увеличением числа корпоративных конфликтов, втянутыми в которые оказываются должностные лица, предпринимательские структуры, контролирующие, правоохранительные и судебные органы, а также криминалитет.

Сложившаяся в настоящее время практика разрешения корпоративных конфликтов не только угрожает экономике и репутации России, но и является мощным сдерживающим фактором для повышения инвестиционной активности внутри страны, а также инвестиционной привлекательности российской экономики для зарубежных инвесторов.

В процессе искусственно инициируемых корпоративных конфликтов стали часто совершаться так называемые рейдерские захваты, в ходе которых используются различные мошеннические технологии и криминальные способы передела собственности. Вообще палитра способов, применяемых злоумышленниками в целях незаконного завладения ликвидными ценными бумагами, весьма разнообразна: от примитивного обмана и мошенничества до сложных технологических схем, разрабатываемых специально для рейдерских захватов конкретных акционерных обществ. В печати сообщается о случаях подделки передаточных распоряжений, фальсификации документов, удостоверяемых нотариально. Так, в 2003 г. были похищены 410 акций ОАО «Транснефть» стоимостью около 1,1 млн долл. США; списание акций с лицевого счета их владельца было произведено на основании поддельного свидетельства о праве на наследство на имущество акционера, якобы умершего. Представители регистратора отмечают, что документы были сделаны столь аккуратно, что заподозрить подделку было невозможно. И это не единственный случай. В течение 2006-2009 гг. были похищены акции: «Оренбургнефть» (ущерб 4 млн руб.), Сбербанк (ущерб 55,3 млн руб.), «Газпром» (дважды - ущерб 9,25 млрд руб. и 1 млн долл.), «Сибнефть» (сейчас «Газпромнефть», ущерб 11 млн руб.).

Бесспорно, подобные наглые действия становятся возможными в силу того, что, как правило, действия рейдеров остаются безнаказанными. Причины тому разные, но главные из них - несовершенство законодательства, в первую очередь гражданского и уголовного, а также неэффективная работа правоохранительных органов и судебной системы в направлении противодействия новому криминальному феномену, получившему широкое распространение на всей территории России, - рейдерству.

Ежегодно в нашей стране фиксируется свыше 60 тыс. рейдерских атак, в результате которых разрушаются стратегические предприятия, банкротятся эффективные производства, снижается инвестиционная привлекательность целых отраслей, при этом давление рейдеров на бизнес ежегодно отнимает у страны до 1% экономического роста.

В 2008 г. общая оценка сделок по слияниям и поглощениям на российском рынке составила 110 398,9 млрд долл. По оценкам экспертов, объем рейдерских поглощений составляет около 40% от общего объема таких сделок, т.е. около 55 млрд долл. в год!

В последние годы серьезные негативные последствия приобрело применение в корпоративных конфликтах таких средств, как злоупотребление правом, использование отдельными акционерами юридического лица известной неопределенности и противоречий в законодательстве в корыстных целях, так называемый корпоративный шантаж, направленный на создание препятствий в осуществлении обществом нормальной хозяйственной деятельности с целью понуждения последнего к выкупу акций, принадлежащих акционеру, по цене в значительной мере превышающей рыночную.

В конце 2000-х гг. широкую огласку получили корпоративные конфликты вокруг ОАО «Газпром», ЗАО МЭЗ «Кропоткинский», ОАО «Антоновское рудоуправление», ОАО «Красный котельщик», ОАО «Бийский котельный завод» и ряд других, которые были квалифицированы специалистами как корпоративный шантаж.

Очевидно, что насущной проблемой на современном этапе экономического и правового развития России становится задача совершенствования корпоративного законодательства, усиления правовой защиты, в том числе уголовно-правовыми средствами, не только миноритарных акционеров, но и самих акционерных обществ, а также мажоритарных держателей акций.

Принято считать, что миноритарные акционеры практически не способны повлиять на сложившийся в организации порядок принятия управленческих решений и систему управления в целом. Однако практика убедительно доказывает обратное. При желании миноритарии могут создать организации массу проблем. При этом используемые ими методы достаточно многообразны и, как правило, приводят к возникновению конфликта, крайней формой которого является корпоративный шантаж («гринмэйл»).

Анализ литературы позволяет выделить следующие основные характеристики корпоративного шантажа:

1) это форма вмешательства третьих лиц в деятельность коммерческой организации;

2) это форма вмешательства основана на факте владения лицом определенным количеством акций (небольшой пакет акций - как правило, 1-10%);

3) вмешательство направлено на создание у общества и (или) его акционеров определенных негативных последствий в их финансово-имущественной сфере;

4) действия корпоративных шантажистов носят формально законный характер.

Главная цель, которая преследуется в этой ситуации, - это получение необоснованного обогащения, либо получение отступных (в имущественной либо неимущественной форме) за отказ от претензий, либо продажа своего пакета акций по завышенной цене, либо получение таких выгод и преимуществ, которые не могут быть законно получены при существующих условиях хозяйственного оборота.

Идентифицирующим признаком корпоративного шантажа является несоразмерность требований: наличие финансового или иного имущественного требования (отступного), несоразмерного тому, на что лицо, действующее добросовестно, могло бы претендовать.

«Корпоративные шантажисты» пользуются теми правами, которые предоставлены им Федеральным законом «Об акционерных обществах», но реализуют их с целью возникновения у акционерного общества негативных последствий. Так, согласно ст. 91 Закона об акционерных обществах акционер вправе требовать предоставления информации о деятельности общества, что оправданно: у акционера как совладельца компании есть все основания для получения сведений о ней. Однако данное положение закона, по сути, позволяет акционеру хоть ежедневно требовать от общества предоставления одного и того же документа.

Таким образом, гринмэйл (корпоративный шантаж) - это вмешательство третьих лиц в деятельность акционерного общества, основанное на факте владения его голосующими акциями, направленное на создание препятствий в осуществлении обществом нормальной хозяйственной деятельности с целью понуждения последнего к выкупу акций, принадлежащих третьим лицам, по цене, в значительной мере превышающей рыночную.

По свидетельству В.П.Кашепова, «правоприменительная практика показала, что существующая тенденция к улучшению стандартов корпоративного управления, росту и развитию информационной открытости крупнейших российских компаний-эмитентов приводит к увеличению случаев корпоративного шантажа - приобретению юридическими лицами (в частности, инвестиционными фондами) и использованию акций с заведомой целью злоупотребления правами акционера (курсив наш - А.Ф.), воспрепятствования деятельности акционерных обществ и вымогательства денежных средств и прав на чужое имущество» [1].

Такая ситуация складывается вследствие того, что понятие «злоупотребление правами» до сих пор не раскрыто в законе. Сравнительно редкое использование на практике данного института происходит во многом из-за того, что применение запрещающей правовой нормы, в которой не указаны признаки запрещенных действий, может привести к нарушению принципа законности при вынесении судебных решений. Отсутствие ясного указания в законе на признаки злоупотребления правом, безусловно, является проблемой современного гражданского законодательства, которая не позволяет в полной мере использовать имеющийся механизм, в том числе для защиты прав крупных акционеров. Выработка четких признаков данного явления должна стать одной из первостепенных задач для исследователей в этой области.

Рассматривая уголовно-правовую характеристику корпоративного шантажа, следует отметить, что компании, деятельность которых становится объектом такого шантажа, нуждаются в уголовно-правовой защите.

С сожалением следует констатировать, что в настоящее время отсутствуют средства уголовно-правовой защиты в ситуации, при которой возможны значительные негативные экономические последствия недобросовестного поведения (явное злоупотребление правами) отдельного акционера или их группы для общества-эмитента, других участников хозяйственного общества.

По мнению представителей правоохранительных органов, уголовное преследование «гринмэйлеров» в настоящее время весьма проблематично [2].

С учетом сказанного актуальна криминализация общественно опасного явления, получившего наименование «корпоративный шантаж». Актуальность криминализации обусловлена, в том числе, и следующими обстоятельствами.

Процедура корпоративного шантажа включает в себя постоянные требования о проведении внеочередных общих собраний акционеров, жалобы в различные органы с целью инициировать проверки в отношении общества, его должностных лиц и мажоритарных акционеров, беспричинное судебное обжалование решений и действий органов управления общества. Возможны бесконечные требования акционера о проведении внеочередных аудиторских проверок, о предоставлении различной информации по хозяйственной деятельности компании и составу акционеров, иски и жалобы «в инстанции» по процедурным вопросам и т.д. Распространенной тактикой является предъявление судебных исков, связанных с оспариванием тех или иных этапов приватизации, а также обжалованием решений о выпуске ценных бумаг.

Иногда одно и то же решение общего собрания акционеров обжалуется в нескольких судебных процессах одновременно, при этом каждый акционер-истец имеет всего по 1 акции общества. Федеральный закон «Об акционерных обществах» предоставляет такие права любому акционеру, чем очень часто пользуются современные «гринмэйлеры».

Аналогичные действия могут совершаться и в отношении решений совета директоров (наблюдательного совета) и так далее до бесконечности.

Некоторые из «корпоративных шантажистов» ежедневно инициируют проведение внеочередных общих собраний акционеров (участников) и каждый день избирают на них новые органы управления общества, а затем рассылают письма в официальные органы, банки и партнерам общества, извещая их о том, что «вновь избранный состав совета директоров» или «генеральный директор» приступили к работе. Правда, после вступления в силу Федерального закона от 19.07.2009 № 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» данный механизм стал менее доступен для «корпоративных шантажистов».

Совершенно особым методом воздействия на менеджмент компании является предъявление исков к членам совета директоров (наблюдательного совета) и лицам, осуществляющим полномочия исполнительных органов в порядке ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах» или ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Для того чтобы воспользоваться этим весьма популярным инструментом, достаточно владеть всего 1% акций или быть участником общества. Как показывает практика, с одной стороны, такого рода иски оказывают мощное психологическое воздействие на руководство общества, а с другой - этот иск, поданный с использованием «правильной» подсудности, способен на многое. Как и любой другой иск, он может быть обеспечен, например, арестом пакета акций, принадлежащего генеральному директору и членам совета директоров.

Таким образом, миноритарный акционер крупного акционерного общества способен, выражаясь на рейдерском сленге, так его «закошмарить» рассмотренными формами реализации своих прав, что менеджмент общества и держатели крупных пакетов его акций будут искать всевозможные пути примирения с таким участником, в том числе соглашаясь на выкуп принадлежащих ему акций по весьма завышенной цене.

При этом формально в действиях такого «гринмэйлера» - вымогателя не будет ничего противозаконного. И максимум, что удастся использовать в целях борьбы с данным явлением, - доказать факт злоупотребления принадлежащими акционеру правами в соответствии с нормой ст. 10 ГК РФ и со ссылкой на соответствующие положения устава хозяйственного общества, закрепляющие, как правило, обязанность акционера пользоваться его правами добросовестно и разумно.

В настоящее время ст. 10 ГК РФ запрещает злоупотребление правом: «не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах». Но количество случаев, когда арбитражные суды применяют данную норму, крайне мало, поскольку грань между реализацией принадлежащего лицу субъективного права и использованием данного права во вред другому лицу трудноуловима.

К сожалению, обратиться в данном случае к охранительным нормам уголовного права также не представляется возможным. Подходящая на первый взгляд (с учетом условий внешней аналогии) норма о взяточничестве - ст. 163 УК РФ применена быть не может: диспозиция статьи не предусматривает реализацию принадлежащих лицу (акционеру) законных прав в качестве признака объективной стороны преступления, пусть и подкрепляющего требование передать чужое имущество. Причем последнее здесь прямо не озвучивается, а эффект «вымогательства» достигается аналогично поведению, прокомментированному Пленумом Верховного суда РФ в постановлении, при котором он вынужден действовать в интересах виновного, чтобы избежать причинения вреда собственным законным правам и интересам [3].

Кроме того, во-первых, обычно «корпоративные шантажисты» никакого имущества не требуют. С предложением приобрести свои пакеты к ним выходят сами «жертвы». Во-вторых, гринмэйлеры никому не угрожают ни убийством, ни уничтожением имущества. В отдельных случаях, когда ими используется такой прием, как компрометация руководства, ст. 163 УК РФ может быть применена, но только в том случае, если вымогатели допустят просчет (что бывает крайне редко) и потребуют денежные средства еще до публикации компрометирующих материалов. Обычно происходит наоборот - шантажисты делают одну публикацию за другой, снова и снова, чтобы внушить менеджерам и акционерам, что это не прекратится, пока акции не будут выкуплены. Такого рода злоупотребления правами акционера, к сожалению, сегодня находятся вне орбиты уголовного преследования.

В такой ситуации невозможно найти объяснения отсутствию средств уголовно-правовой защиты в случае, при котором возможны значительные негативные экономические последствия недобросовестного поведения отдельного акционера или их группы для общества - эмитента, других участников акционерного общества.

В связи с этим следует согласиться с В.П.Кашеповым, который пишет: «Отсутствие криминализации корпоративного шантажа создает сложности в квалификации этих действий, существующая система процессуальных гарантий порождает значительные трудности в расследовании и формировании доказательственной базы по названным категориям дел. Учитывая отсутствие в действующем уголовном законодательстве определения понятия корпоративного шантажа и его легитимных признаков, анализ общей уголовно-правовой ситуации выдвигает необходимость дополнения УК специальным составом, интегрирующим признаки корпоративного шантажа как нового общественно опасного деяния» [1].

Таким образом, назрела необходимость в разработке отдельной нормы, которая могла бы применяться при подобного рода злоупотреблениях, повлекших существенные, в первую очередь, в материальном выражении, последствия. Полагаем, что уголовно-правовая норма, криминализирующая корпоративный шантаж, должна быть следующей:

«Статья 201.1. Злоупотребление правами участника (акционера) юридического лица

1. Умышленное использование прав участника (акционера) юридического лица, являющегося коммерческой или иной организацией, самим участником (акционером) или другим уполномоченным им лицом согласно доверенности, вопреки интересам данного юридического лица, если это деяние повлекло прекращение или приостановление деятельности органов управления юридического лица и причинение крупного ущерба другим участникам (акционерам) юридического лица, юридическому лицу или государству, -

наказываются штрафом в размере от 100 тыс. до 300 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 2 лет, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо исправительными работами на срок от 1 года до 2 лет.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно повлекшие причинение особо крупного ущерба, -

наказываются штрафом в размере от 100 тыс. до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 3 лет либо лишением свободы на срок до 3 лет.

Примечание. Крупным ущербом признается ущерб, превышающий 250 тыс. руб., особо крупным - 1 млн руб. Ущерб включает в себя в том числе упущенную выгоду».

Примечания

1.  Кашепов В.П. Корпоративный шантаж: квалификация, ответственность // Российская юстиция. 2006. № 10. С. 14.

2. Сычев П.Г. Рейдеры получают по заслугам // Слияния и поглощения. 2007. № 1-2. С. 102.

3. О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 № 6 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 4. С. 5-9 (см. п. 15).

ФЕДОРОВ Алексей Юрьевич. Кандидат юридических наук. С 2002 г. проходил службу в должностях оперуполномоченного уголовного розыска, старшего инспектора Штаба, преподавателя цикла оперативно-розыскной деятельности Учебного центра УВД по Омской области и преподавателя кафедры тактико-специальной подготовки Омской академии МВД. С 2008 г. - начальник кафедры совершенствования деятельности ОВД Уральского юридического института МВД России.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100