написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 4 (33), Декабрь 2009

Региональные конфликты на постсоветском пространстве и роль России в их урегулировании

Иванов С.М., Институт мировой экономики и международных отношений РАН, Журавель В.П., ответственный секретарь журнала "Право и безопасность"

Завершение периода «холодной войны» не привело человечество к долгожданному миру и уверенности в завтрашнем дне. Пока ведущие игроки мировой политики продолжают по инерции с недоверием относиться к новым инициативам и практическим шагам друг друга, появились новые глобальные вызовы и угрозы нашей цивилизации (международный терроризм, транснациональная организованная преступность, распространение наркотиков, морское пиратство, эпидемии ранее неизвестных заболеваний, техногенные и экологические катастрофы и др.). Эскалация новых вызовов и угроз человечеству в значительной мере опережает процесс разрешения существующих геополитических проблем, региональных и локальных конфликтов.

В этих условиях Россия принимает самое активное участие в решении проблем региональной и международной безопасности, участвует в урегулировании региональных конфликтов, миротворческих операциях различных форматов (ООН, ЕС, ОБСЕ, СНГ, ОДКБ), борьбе с международным терроризмом, морским пиратством и наркоугрозой.

Свой вклад в повышение уровня международной безопасности Российская Федерация внесла и тем, что в основном разрешила свой внутренний конфликт в Чечне. Сепаратисты, опиравшиеся на экстремистские исламистские группировки внутри республики и за рубежом, потерпели политическое и военное поражение. К настоящему времени крупные бандформирования разгромлены, часть боевиков добровольно вышла из подполья и амнистирована, иностранные наемники и их эмиссары уничтожены или были вынуждены покинуть Чечню. Вооруженные вылазки бандгрупп и теракты против представителей федеральных и региональных органов власти вышли за пределы Чечни, осложнив обстановку в Ингушетии и Дагестане. Уцелевшие боевики продолжают борьбу за влияние на местах, за перераспределение денежных потоков и ресурсов, за конкретные материальные ценности. Для вербовки в свои ряды молодежи ими активно используются нерешенные региональные проблемы социально-экономического характера, клановость, высокий уровень коррупции, массовая безработица, нарушение прав человека и т.п.

Вместе с тем следует отметить, что сохраняется неурегулированность территориального спора между ингушами и осетинами за Пригородный район. Очевидно, настало время вплотную заняться этим застарелым конфликтом, который лежит больше в финансово-экономической плоскости. Дальнейшее затягивание сроков принятия государственной целевой программы по мирному переселению граждан осетинской и ингушской национальности с соблюдением интересов всех участников конфликта, по мнению ряда экспертов, опасно для страны. Деструктивные силы в регионе могут в любое время сыграть на нерешенности этого территориального спора и спровоцировать новую кровавую бойню между ингушами и осетинами. И наоборот, решив этот конфликт мирным путем, власти могли бы восстановить доверие между ингушами и осетинами и повысить авторитет федерального центра в регионе.

Анализ общей ситуации на Северном Кавказе в последние годы показывает, что одними силовыми методами с бандитизмом и терроризмом покончить не удается. Причины сохранения напряженности в регионе кроются в том, что не созданы благоприятные условия для развития инфраструктуры и социально-экономической сферы республик Северного Кавказа. Годами складывавшийся синдром финансово-экономической ущербности, убыточности региона, опасности инвестирования в местную промышленность и инфраструктуру настало время решительно преодолеть. Потенциально республики Северного Кавказа самодостаточны: все они находятся в благоприятных климатических условиях, располагают необходимыми природными ресурсами, лежат на пересечении стратегических коммуникаций, население ведет здоровый образ жизни и продолжает увеличиваться (это на фоне общей удручающей демографической ситуации в стране). Представляется, что изменение законодательной базы, принятие федеральным центром стратегических решений применительно к этому региону даст толчок экономическому развитию Северного Кавказа и решению накопившихся здесь социально-экономических проблем. Это позволило бы местным властям в короткие сроки развить рентабельные отрасли экономики, сельского хозяйства, привлечь российские и иностранные инвестиции и кредиты, решить наболевшие социальные проблемы (снизить уровень безработицы, возродить традиционные для региона промыслы и предприятия, построить новые школы, больницы, современное жилье, дороги, мосты и т.п.). Таким образом будет выбита почва из-под ног бандитов, а их главари лишатся возможности вербовать молодежь в свои ряды.

В пользу таких подходов к решению проблем северокавказских республик можно привести цитату из докладной записки царю Николаю II в 1907 году наместника Российской Империи на Кавказе графа И.И.Воронцова-Дашкова: «Я не допускаю возможности управления Кавказом из центра, на основании общих формул, без напряженного внимания к нуждам и потребностям местного населения, разнообразного по вероисповеданиям, по племенному составу и по политическому прошлому. Централизация допустима только тогда, когда она в силах внимательно следить за всеми проявлениями жизни населения на определенной территории и регулировать их в известном направлении; иначе она опасна, так как ведет к разобщению частей государства» [1]. В своем Послании к Федеральному Собранию РФ 12.11.2009 Президент РФ Д.А.Медведев дал глубокий анализ ситуации на Северном Кавказе, определил меры по ее улучшению.

В своей внешней политике российское руководство уделяет приоритетное внимание урегулированию региональных конфликтов на постсоветском пространстве, которые находятся в непосредственной близости от границ нашей страны, оказывают прямое воздействие на безопасность государства и затрагивают его национальные интересы.

К настоящему времени таких конфликтов четыре: грузино-абхазский, грузино-южноосетинский, нагорно-карабахский и приднестровский [2-6].

Одной из общих причин этих конфликтов стала изначально ошибочная внутриполитическая линия правящих режимов в бывших советских республиках по отношению к национальным меньшинствам и отдельным территориям. Их новые руководители пренебрегли налаживанием уважительного диалога с представителями национальных меньшинств, привлечением их лидеров к пропорциональному участию в центральных органах власти, игнорировали их законные требования по сохранению и расширению статусов исторически сложившихся автономий и территорий, нарушали законные права и свободы отдельных групп населения, что подтолкнуло законодательные и исполнительные органы власти автономий и регионов к принятию решений о самоопределении. В результате появились так называемые непризнанные или частично признанные государства на постсоветском пространстве. Это стало объективной реальностью. В этих условиях замалчивание реально существующих проблем, длительное сохранение положений «ни войны, ни мира» в зонах региональных конфликтов, как показал исторический опыт, приводит к обнищанию населения спорных территорий вплоть до состояния гуманитарных катастроф, разрушению их экономик и инфраструктур, привлекает в эти районы международных террористов, торговцев оружием, наркодельцов, нелегальных мигрантов и представителей организованной преступности.

Несмотря на то, что корни и причины этих конфликтов на постсоветском пространстве носят общий характер, все же у них имеются индивидуальные особенности политического, стратегического, экономического, этнического, демографического, идеологического, исторического, языкового, географического и другого характера, а специфика и перспективы их решения также заметно отличаются.

Грузино-абхазский и грузино-южноосетинский конфликты условно можно отнести к одной группе, поскольку Абхазия и Южная Осетия исторически длительное время сохраняли свою независимость, в советский период пользовались правами национальных автономий в составе Грузии, после распада СССР неоднократно подвергались вооруженным нападениям с применением тяжелой боевой техники и артиллерии со стороны центральных грузинских властей. В обоих случаях большую роль в прекращении огня и поддержании мира сыграли российские миротворцы, которые действовали на основании соответствующих двусторонних соглашений. Некоторым различием можно считать, что миротворческая миссия в Абхазии осуществлялась Россией в соответствии с мандатом глав государств СНГ и в тесном сотрудничестве с миссией ООН, а в Южной Осетии - только на основании двустороннего соглашения и в тесном сотрудничестве с миссией ОБСЕ. Следует также отметить, что мандат СНГ на проведение Россией миротворческой операции в Абхазии был поддержан и соответствующей резолюцией Совета Безопасности ООН.

Последнее военное вторжение Грузии в Южную Осетию 8-12.08.2008 привело к многочисленным жертвам с обеих сторон конфликта, гибели российских миротворцев и мирных жителей, разрушению экономики и инфраструктуры региона. С помощью российских войск эта агрессия была пресечена, народ Южной Осетии был защищен от новой волны геноцида со стороны грузинских властей. При этом легитимность действий России очевидна. В соответствии с нормами международного права нападение на пользующихся законным мандатом миротворцев равнозначно нападению на государство, которое их направило в зону конфликта. В таком случае государство вправе защитить своих граждан, выполняющих миротворческую миссию, и отразить агрессию в соответствии со ст. 51 Устава ООН. Попытки некоторых западных политиков упрекнуть Россию в непропорциональном применении силы лишены оснований. Ответная военная операция России против грузинской группировки войск на югоосетинском направлении и ее тыловой инфраструктуры (военных баз, аэродромов, военных кораблей, складов оружия и боеприпасов и т.п.) была необходимой для скорейшего принуждения агрессора к миру.

Уже к концу августа 2008 г. Россия официально признала суверенитет и независимость Абхазии и Южной Осетии, а в сентябре 2008 г. установила с ними дипломатические отношения и заключила договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Подписанные договора и соглашения России с Абхазией и Южной Осетией позволяют в полном объеме развивать политические, дипломатические, военные, военно-технические, торгово-экономические, научно-технические, культурные и другие отношения с новыми государствами. Российская Федерация одновременно стала гарантом территориальной целостности и международной безопасности Абхазии и Южной Осетии. Обстоятельно данная проблема рассмотрена в ряде изданий [7-9].

К настоящему времени Республика Абхазия и Республика Южная Осетия получили свое официальное признание также со стороны Венесуэлы, Никарагуа и, соответственно, друг друга. Можно согласиться с мнением российского политолога В.А.Никонова о том, что «…признания одной из великих держав хватает, чтобы новообразовавшееся государство дальше существовало как независимое. В ХIХ веке Россия в течение 30 лет была единственной страной, которая признавала независимость Болгарии, которая вовсе не стала более независимой, когда ее признали все остальные» [10]. Дальнейшее международное признание новых государств будет зависеть от их успехов в восстановлении разрушенных гражданской войной и блокадой экономик, инфраструктур, решения социальных проблем. Одним из ключевых вопросов является создание благоприятных условий для возвращения в эти республики беженцев. Сухуми и Цхинвали должны на практике показать, как можно мирным путем решать национальный вопрос в современном обществе, как гарантировать права и свободы национальных меньшинств. Пропорциональное представительство всех традиционно проживающих на этих территориях наций и народностей в органах законодательной и исполнительной власти Абхазии и Южной Осетии - залог стабильности и безопасности новых государств.

Нагорно-карабахский конфликт является наиболее сложным и запутанным на постсоветском пространстве. Начавшиеся в Нагорном Карабахе в период распада СССР столкновения на межэтнической почве к 1991 году вылились в широкомасштабные боевые действия, в которых приняли самое активное участие вооруженные силы Азербайджана и Армении. Длившаяся более 3 лет гражданская война сопровождалась многочисленными человеческими жертвами (свыше 30 тыс. убитых) и разрушениями, привела к появлению порядка миллиона беженцев и перемещенных лиц с обеих сторон. В результате армянскими силами было оккупировано - за пределами Нагорного Карабаха - 7 районов Азербайджана (около 14% территории), которые рассматриваются ими в качестве транспортного коридора между Нагорно-Карабахской Республикой (НКР) и Арменией и «пояса безопасности».

На протяжении 1993 г. Совет безопасности ООН принял 4 резолюции по нагорно-карабахскому конфликту, требования которых (за исключением прекращения огня) вовлеченными сторонами до сих пор не выполнены. 05.05.1994 при посредничестве России и Киргизии под эгидой Парламентской Ассамблеи СНГ в Бишкеке был подписан Протокол о прекращении огня, который был дополнен соглашением от 04.02.1995. Несмотря на отдельные вооруженные инциденты, в целом режим прекращения огня поддерживается усилиями самих сторон конфликта без привлечения международных миротворческих контингентов.

В декабре 1994 г. в Вене была создана Группа планирования на высоком уровне (ГПНВУ), которая в июле 1995 г. представила действующему Председателю ОБСЕ концепцию многонациональной миротворческой миссии ОБСЕ по Нагорному Карабаху.

В августе 1995 г. было создано управление личного представителя действующего Председателя ОБСЕ по Нагорному Карабаху. На саммите ОБСЕ в Лиссабоне (1996 г.) действующий председатель сделал заявление, призывающее к сохранению территориальной целостности Армении и Азербайджана, прояснению правового статуса Нагорного Карабаха путем соглашения, основанного на самоопределении, по которому провинция получила бы высшую степень самоуправления в составе Азербайджана и при этом была бы обеспечена безопасность всего населения в регионе. С этим заявлением согласились все страны - участницы ОБСЕ, за исключением Армении. В 1997 г. в результате интенсивных консультаций действующий председатель ОБСЕ назначил Францию, Россию и США сопредседателями Минской конференции. Они подготовили двухэтапный план, предусматривавший демилитаризацию линии прекращения огня и возвращение беженцев, а также особый правовой статус Нагорного Карабаха. К сожалению, сближения позиций сторон конфликта по основным проблемам, включая вопрос создания международного миротворческого контингента войск, пока достигнуть не удалось. Одними из наиболее острых вопросов в этом конфликте остаются: будущий статус республики, освобождение прилегающих к НКР районов Азербайджана и возвращение беженцев.

Переговоры по мирному разрешению беспрецедентного по сложности конфликта продолжаются при международном посредничестве, в котором активную роль играет Россия. С 2005 г. международные посредники - сопредседатели Минской группы ОБСЕ сосредоточили свои усилия на работе со сторонами по выработке компромиссных базовых принципов урегулирования, на основе которых стала бы возможной выработка соглашения об урегулировании нагорно-карабахского конфликта. 08.10.2009 в Кишиневе состоялась пятая встреча президентов Армении и Азербайджана с участием Сопредседателей Минской группы. 9 октября там же была проведена трехсторонняя встреча президентов Азербайджана, Армении и России.

Принципиальная позиция России по Нагорному Карабаху, изложенная В.В.Путиным еще на январской (2000 г.) встрече с Г.А.Алиевым и Р.С.Кочаряном в Москве и подтвержденная Д.А.Медведевым в 2009 г. в контактах с И.Г.Алиевым и С.А.Саргсяном, остается неизменной:

- мы против навязывания участникам конфликта каких-либо рецептов извне и исходим из того, что главная ответственность за окончательный выбор должна лежать на самих азербайджанцах и армянах;

- Россия была бы готова поддержать тот вариант решения проблемы, который устроит все вовлеченные стороны, а в случае достижения компромиссной договоренности - выступить гарантом урегулирования;

- жизнеспособным будет такое решение проблемы, которое позволит вернуть стабильность и спокойствие в Закавказье, а в постконфликтный период поможет сохранить исторически сложившийся там геополитический баланс сил, не приведет к превращению региона в арену международного политического и военного соперничества.

Приднестровский конфликт к настоящему времени приобрел характер замороженного и протекает относительно спокойно. Здесь нет предпосылок к гуманитарной катастрофе, нет массового исхода беженцев и почвы для этнических чисток. 21.07.1992 в Москве между Россией и Молдавией в присутствии руководителя Приднестровья было заключено Соглашение «О принципах урегулирования вооружённого конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдовы». В соответствии с этим соглашением удалось добиться полного прекращения боевых действий, разъединить противоборствующие стороны, создать между ними зону безопасности, куда были введены воинские подразделения Смешанных миротворческих сил (.07.1992 в между Россией и Молдавией в присутствии руководителя Приднестровья было заключено Соглашение «О принципах урегулирования вооружённого конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдовы». В соответствии с этим соглашением удалось добиться полного прекращения боевых действий, разъединить противоборствующие стороны, создать между ними зону безопасности, куда были введены воинские подразделения Смешанных миротворческих сил (российский, приднестровский и молдавский батальоны до 600 человек каждый). Впервые в практике подобных операций в состав миротворческого контингента вошли представители сторон конфликта: Молдовы и Приднестровья.

Формирование Объединённой контрольной комиссии, Объединённого военного командования, института военных наблюдателей было осуществлено также на паритетной основе тремя сторонами. Все решения Объединённой контрольной комиссии и её военного органа - Объединённого военного командования принимаются только методом консенсуса. В качестве военных наблюдателей, помимо России, Молдовы и Приднестровья в зоне безопасности участвуют и представители Украины. Объединённая контрольная комиссия наладила сотрудничество с организацией-посредником в лице ОБСЕ, подписав с ней 21.07.1994 «Принципы сотрудничества между Миссией ОБСЕ и ОКК в зоне безопасности».

Несмотря на сохраняющуюся политическую, дипломатическую, информационную, экономическую и другие виды конфронтаций между Кишинёвом и Тирасполем, во многом благодаря удачно найденному формату миротворческой операции, в зоне безопасности твердо поддерживается режим перемирия и общий порядок.

Одним из главных раздражителей населения Приднестровья остается политический курс кишиневских властей на дальнейшее сближение с Румынией. Следует отметить, что в целом нерешенность молдавско-приднестровского конфликта отрицательно отражается на социально-экономическом положении обеих сторон конфликта, осложняет реализацию планов европейской интеграции и, в конечном итоге, является одним из основных факторов, дестабилизирующих общую обстановку в регионе.

Кроме рассмотренных конфликтов на постсоветском пространстве следует отметить, что на Украине и в Центральной Азии сохраняются политические и экономические предпосылки к новым столкновениям групп населения с использованием межнационального и межэтнического фактора.

Это, прежде всего, Крым, где в последние годы проводится довольно грубая политика ускоренной «украинизации» территорий с преимущественно русским или русскоязычным населением. По мнению ряда экспертов, одновременный рост крымско-татарского населения и проникновение в регион исламистских экстремистских организаций еще более осложняют здесь ситуацию. Борьба за власть, земли и недвижимость приобретают в Крыму все более ожесточенный характер. На фоне общего политического противостояния западной и восточной Украины Крым может стать тем самым слабым звеном, где столкновения на межнациональной почве могут приобрести масштабный и кровопролитный характер.

Сохраняется напряженность в районах узбекско-таджикской и узбекско-киргизской границ, в Ферганской долине. В целом, Центрально-Азиатский регион остается зоной нестабильности, коридором транспортировки наркотиков и нелегальных мигрантов. Сюда активно проникают мусульманские экстремисты различного толка и международные террористы. Здесь, как показывает практика, сталкиваются интересы России, Китая, США, стран Европы, Ирана, Индии, Турции, Пакистана и других государств. Одним их главных дестабилизирующих обстановку в регионе внешних факторов является Афганистан со всеми его криминальными атрибутами (наркотики, оружие, боеприпасы, нелегальные мигранты, экстремисты, террористы и т.п.). От способности мирового сообщества локализовать действия движения «Талибан» и группировки «Аль-Каида» в Афганистане и прилегающих к нему районах Пакистана во многом будет зависеть и общая ситуация в Центрально-Азиатском регионе [11].

Все перечисленные выше конфликты и предпосылки к новым столкновениям сторон на постсоветском пространстве в той или иной степени оказывают свое дестабилизирующее влияние на общую обстановку в регионе. Активизация усилий российского руководства на этом направлении и миротворческая деятельность России в последние годы постепенно начинают приносить свои плоды. Главным итогом этой деятельности явилось повсеместное прекращение кровопролития, разъединение противоборствующих сторон, предотвращение гуманитарных катастроф, переход конфликтов в стадию замороженных, недопущение концентрации в зонах нестабильности международных террористов и экстремистских организаций, создание условий к возобновлению мирного диалога между сторонами конфликта напрямую и с участием международных посредников.

Примечания

1. Воронцов-Дашков И. Организация местного управления // Стратегия России. 2009. № 7. С. 90-91.

2. Богданович В.Ю., Маначинский А.Я., Бутенко С.Г. Конфликты и войны после распада СССР. Житомир, 2006.

3. Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. М., 1996.

4. Кавтарадзе С.Д. Этнополитические конфликты на постсоветском пространстве. М., 2005.

5. Конфликты в современной России (проблемы анализа и регулирования) / Под ред. Е.И.Степанова. М., 1999.

6. Пряхин В.Ф. Региональные конфликты на постсоветском пространстве (Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах, Приднестровье, Таджикистан). М., 2002.

7. Вооруженный конфликт в Южной Осетии и его последствия. М., 2009.

8. Война и мир Дмитрия Медведева. Сборник. М., 2009.

9. Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 года. М., 2008.

10. Никонов В. Слово главного редактора // Стратегия России. 2009. № 8. С. 4.

11. Деятельность Шанхайской организации сотрудничества по противодействию новым вызовам и угрозам в сфере обеспечения региональной безопасности. Матер. науч.-практ. конф. М., 2009.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100