написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 4 (33), Декабрь 2009

Преступления в сфере экономической деятельности: понятие и сущность уголовно-правовой охраны

Хилюта В.В., Главное управление юстиции Гродненского облисполкома (Республика Беларусь)

При анализе гл. 22 Уголовного кодекса (УК) РФ и входящих в нее общественно опасных деяний в среде ученых и практических работников нередко встает вопрос не только об определении непосредственных объектов преступлений, содержащихся в данной главе, но и о необходимости выявления их общих признаков, в связи с которыми эти преступления были помещены в одну главу.

Что же заставило законодателя объединить в одной главе УК РФ такие нормы, как контрабанда, невозвращение историко-культурных ценностей, незаконная предпринимательская деятельность, приобретение либо сбыт материальных ценностей, заведомо добытых преступным путем, ложное банкротство, дискредитация деловой репутации конкурента и т.д.? Ответ на столь риторический вопрос, казалось бы, очевиден, - общий для всех этих норм объект преступления. В то же время в науке уголовного права до сих пор нет единого мнения о том, что же все-таки охраняют нормы об ответственности за преступления против порядка осуществления экономической деятельности [1, С. 80].

Ввиду ограниченного содержания настоящей работы, приведем лишь основные положения о сущности видового объекта преступлений против порядка осуществления экономической деятельности (преступлений в сфере экономической деятельности по УК РФ). Итак, таковыми являются:

1) общественные отношения, связанные с реализацией различных принципов осуществления экономической деятельности (под принципами понимаются основные начала, идеи, исходные положения, выработанные практикой общественно-экономической жизни, лежащие в основе любой экономической деятельности) [2, С. 213-214];

2) охраняемая государством система общественных отношений, складывающихся в сфере экономической деятельности, т.е. объектом является установленный порядок осуществления экономической деятельности по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг [3, С. 81-82; 4, С. 3];

3) комплекс общественных отношений в сфере производства, распределения и потребления имущественных ценностей, обеспечивающих удовлетворение имущественных интересов человека, общества и государства, а равно разумный баланс в реализации этих интересов; таким образом, здесь необходимо вести речь о хозяйственных преступлениях, объектом которых будет выступать народное хозяйство [5, С. 120-121];

4) правоотношения, т.е. общественные отношения, где права и обязанности их участников нормативно закреплены [6, С. 26-27];

5) правопорядок как определенная система общественных отношений, введенных в рамки предусмотренного нормами регулятивного права порядка (содержанием правопорядка является правомерное поведение, деятельность субъектов экономических отношений) [7, С. 72-76].

Еще более разрознены суждения по вопросу системы преступлений в сфере экономической деятельности, где фактически каждый автор приводит свою систему преступлений против порядка осуществления экономической деятельности (преступлений в сфере экономической деятельности).

Такое количество взглядов на объект и систему построения преступлений против порядка осуществления экономической деятельности выглядит неудивительным, поскольку большинство исследователей придерживаются существующего построения составов преступлений, закрепленных в уголовном законе, а не какой-либо целостной концепции экономических преступлений, в результате чего и появляется такой большой дисбаланс в ее построении. А все потому, что, конструируя главу о преступлениях против порядка осуществления экономической деятельности, законодатель проявил определенную непоследовательность - он не учел социально-экономических изменений, выразившихся в переходе от социалистической системы права к праву частному и публичному [8, С. 4], повлиявшем на содержание правового статуса участников соответствующих правоотношений. Создается такое впечатление, что в гл. 25 УК РФ были включены составы преступлений, мало-мальски связанные с понятием экономики, или ее сферой.

Безусловно, сфера деятельности непременно присутствует в экономической деятельности: налоговая, финансовая, банковская, таможенная, бюджетная и др., причем в этих сферах установлен свой порядок деятельности по уплате налогов, платежей, движения денежных средств, выделения кредитов, дотаций, и неудивительно, что системы классификаций здесь будут различны. С появлением новых сфер в системе экономической деятельности непременно будут появляться и новые классификации.

Однако, прежде всего, понятие «экономические преступления» не стоит отождествлять с такими, как: «преступления в сфере экономической деятельности», «преступления в сфере экономики» и т.д. Употребляя данные термины, надо быть весьма бдительным. Например, если мы говорим о «преступлениях в сфере экономики», то необходимо сказать, что в этой сфере могут совершаться как собственно «экономические», так и ряд других преступлений (убийство банкира, получение взятки управляющим, незаконное копирование информации коммерческой организации и т.д.), тоже как бы совершаемых в сфере экономики, но это совсем не так. Кроме того, если выделять преступления по такому критерию, как сфера их совершения, то придется говорить и о преступлениях в политической сфере, в социальной сфере и т.п. Сказанное вполне относится и к имущественным преступлениям, ибо в названии подавляющего большинства глав Особенной части УК зафиксирована не сфера преступной деятельности, а объект этой деятельности, что выражено формулой: «преступления против…».

Итак, исходя из предложенных суждений о видовом объекте преступлений против порядка осуществления экономической деятельности (в сфере экономической деятельности), можно сделать вывод, что центральным элементом в построении системы преступлений данного вида выступает именно экономическая деятельность. Как полагает в этой связи Н.А.Лопашенко, любое из преступлений в сфере экономической деятельности должно: 1) осуществляться в области производства, распределения или потребления материальных благ в обществе (сфере экономики); 2) быть связанным с каким-либо видом деятельности [9, С. 21].

Вместе с тем, что же следует понимать под экономической деятельностью, против установленного порядка которой и совершаются преступные деяния? В приведенных выше определениях объекта преступлений против порядка осуществления экономической деятельности (в сфере экономической деятельности) не раскрывается на наш взгляд самое главное - системообразующий признак, объединяющий составы преступлений в гл. 22 УК РФ - экономическая деятельность. Ответ на данный вопрос не столь очевиден и однозначен.

Прежде всего, в обозначенном вопросе мы придерживаемся позиции, суть которой можно свести к тому, что экономическая деятельность, как любая иная, есть разновидность социальной деятельности, а последняя в полуэмпирическом определении есть человеческая деятельность, опосредованная вещной основой. Исходя из этого, можно заключить, что экономическая деятельность надстраивается над генетически первичным и основным видом социальной деятельности - трудом.

Материалом же трудовой деятельности выступает вещество природы, а сама трудовая деятельность есть субстанция производительных сил, где труд превращается в собственность, а субъект труда - в собственника. Когда же присвоение труда превращается из подчиненного момента в относительно самостоятельный, тогда и появляется экономическая деятельность как таковая. Таким образом, в системе видов социальной деятельности экономическая деятельность выполняет функцию преобразования и ассимиляции трудовой деятельности, что непосредственно ведет к обогащению. Отсюда традиционно экономическую деятельность в отечественной науке рассматривают как деятельность по производству, распределению, обмену и потреблению материальных благ и услуг.

В принципе данный постулат взят на вооружение и криминалистами, где краеугольным камнем в системе экономических преступлений выступает деятельность по производству, распределению, обмену и потреблению материальных благ и услуг, и именно, исходя из этого постулата, необходимо вычленить главные связующие элементы криминализации экономических отношений.

Наряду с этим понятие «экономика» в большинстве теоретических исследований определяется как некая совокупность в процессе изготовления, обмена, распределения и потребления соответствующих благ, товаров и услуг. Иначе говоря, экономику можно определить как сложную систему особых, специфических отношений, возникающих между людьми, и в этой системе выделяют отношения социально-экономического присвоения благ (отношения собственности) и организационно-управленческие отношения [6, С. 16; 10, С. 79]. Более того, отношения собственности как отношения по владению, пользованию и распоряжению имущественными благами лежат в основе всех видов экономических отношений в обществе, поскольку они являются необходимым условием для определения меры участия всех субъектов в общественном производстве, распределении средств производства и людей в структуре общества [11, С. 101-104].

Безусловно, отношения собственности являются фундаментом всей системы экономических отношений, составляют совокупность юридических правоотношений по владению, пользованию и распоряжению имущественными благами. И только над этим каркасом (отношениями собственности) можно выделить собственно производные (хозяйственные) отношения, складывающиеся в процессе изготовления, обмена, распределения и потребления различных товаров и услуг.

Итак, отношения собственности являются главенствующим объектом уголовно-правовой охраны, т.к. все остальные от них производны. Государство в первую очередь призвано защищать статическую составляющую экономической системы, а лишь затем поставить под уголовно-правовую охрану динамику этих (производных) отношений. В этом плане согласимся пока что с А.И.Бойцовым, который в преступлениях в сфере экономики рассматривает надвидовой (родовой) политипный объект данной системы как совокупность всех структурирующих экономическую систему отношений (как вещных, так и обязательственных) [12, С. 19]. Причем, если вещное право опосредует статику имущественных отношений, закрепляя за правомочным лицом юридическую возможность владеть имуществом, эксплуатировать его и распоряжаться им независимо от действий каких-либо других лиц, то обязательственное право связано с динамикой имущественных отношений, регулируя движение имущества в хозяйственном обороте [12, С. 13].

Таким образом, определяющее значение для рассматриваемого вопроса имеет то обстоятельство, что вещные и обязательственные отношения имеют четкое юридическое разграничение, которое обусловлено самой сутью этих отношений. Если в отношениях собственности имущественный интерес управомоченного субъекта может быть удовлетворен путем воздействия непосредственно на саму вещь, то в обязательственных это исключено, поскольку предметом последнего является поведение обязанного лица, но не сама вещь. Кредитор и должник находятся в различном юридическом положении по отношению к имуществу, являющемуся, в конечном счете, предметом интереса каждого из них [13, С. 38-44].

Тесная взаимосвязь вещных и обязательственных отношений вытекает непосредственно из экономической природы этих отношений. Так, отношения собственности можно рассматривать как: 1) отношения между людьми по поводу конкретного имущества (материальных благ); 2) отношения лица к имуществу (присвоение). Содержание же обязательственных отношений составляет экономический оборот воспроизводства, распределения и перераспределения имущества (товарное перемещение материальных благ и их полезных свойств).

Как полагает в этой связи И.А.Клепицкий [5, С. 50-51], отношения по производству и потреблению выпадают из экономической деятельности, т.к. уголовно-правовая охрана трудовых отношений, порядка использования природных ресурсов (экологические преступления), правил безопасности при ведении строительных и иных работ и т.д. не может быть сведена к экономической деятельности, поскольку соответствующие нормы уже содержатся в других разделах и главах УК РФ.

Фактически при такой парадигме остаются лишь отношения обмена и распределения, подлежащие уголовно-правовой защите: отношения в сфере свободного распределения финансовых ресурсов, отношения на потребительском рынке, отношения, обеспечивающие нормальные условия функционирования рынка как такового, отношения в сфере государственного управления экономической деятельностью и т.д.

В сущности, такое понимание вещей заставило некоторых криминалистов говорить о «хозяйственных преступлениях», «преступлениях против гражданского оборота» и т.п. Например, А.И.Лукашов, основываясь на том, что экономическая деятельность - это деятельность, осуществляемая в областях производства, распределения или потребления в обществе (в сфере экономики), не носящая характера разового действия [14, С. 39], предлагает вести речь по примеру польского законодателя о преступлениях против гражданского оборота. Основываясь на том, что в гл. 22 УК РФ (гл. 25 УК РБ), по существу, включены нормы, предусматривающие уголовную ответственность как за нарушение порядка осуществления экономической деятельности, так и за иные нарушения порядка хозяйственного (гражданского) оборота, А.И.Лукашов полагает, что экономическая деятельность - это лишь часть хозяйственного (гражданского) оборота страны [15, С. 12-13].

Однако, как нам представляется, именно хозяйственный (гражданский) оборот есть лишь часть экономической деятельности, а не наоборот. Нельзя также согласиться с тем, что в данном случае разовые, единичные действия, предметом которых могут выступать конкретные материальные блага, не могут рассматриваться как экономическая деятельность. В таком случае однократное изготовление либо сбыт поддельных денег или ценных бумаг, незаконное получение кредита, сокрытие банкротства, лжепредпринимательство и т.п. не должны будут признаваться преступными деяниями (!?), что, полагаем, не требует дальнейшего обсуждения.

Если говорить о хозяйственных преступлениях как о преступлениях, посягающих на народное хозяйство в целом путем поражения отдельных его элементов (инвестиционных и кредитных отношений, потребительского рынка, отношений свободной и добросовестной конкуренции на товарных и иных рынках, а также отношений в сфере государственного регулирования экономикой: отношений в сфере государственного регулирования предпринимательской деятельности, финансовых отношений, отношений в сфере таможенного контроля и государственного регулирования внешнеэкономической деятельности), то мы опять же непременно ведем речь о сфере, областях, сегментах, т.е. о некой общей системе, но не определяем ее ключевых элементов, в соответствии с которой происходит процесс криминализации. А в такой ситуации уголовно-правовой охране должны подлежать нормы, которые регулируют отношения, возникающие в процессе производственно-хозяйственной деятельности и государственного управления ею.

В результате, мы приходим к тому, с чего начинали: что же охраняют нормы о преступлениях против порядка осуществления экономической деятельности? Даже если исходить из того, что экономическая деятельность связана с трудом и направлена на обогащение, т.е. результатом такого обогащения выступает производство, распределение, обмен и потребление имущественных ценностей (материальных благ и услуг), то не совсем ясно, как в гл. 22 УК РФ оказались многие нормы, вообще не подпадающие под сферу экономической деятельности.

Как видно, в настоящее время отсутствует законодательное определение понятия «экономическая деятельность», более того, нет ее общепризнанного определения и на доктринальном уровне. Трудности в определении экономических преступлений заключаются также и в том, что почти все эти преступления («экономические») причиняют вред отношениям собственности, а отсюда можно сделать вывод о практической невозможности четкого и однозначного разграничения преступлений против собственности и порядка осуществления экономической деятельности.

Если исходить из того, что в основе экономической деятельности лежит собственность, которая является базисом последующей экономической деятельности, то экономическая деятельность является производной от своей основы. Фактически нормы о преступлениях против порядка осуществления экономической деятельности образовались в результате их вычленения из числа имущественных, поэтому в основе своей они имеют (или сохранили) имущественный характер. По существу, любые имущественные отношения имеют свое, более или менее выраженное экономическое содержание, а в этой связи конечная цель преступлений против порядка осуществления экономической деятельности - переход права собственности на имущество.

Сегодня можно констатировать также и то, что произошел распад того «классического» состояния частной собственности, когда решение вопросов технико-производственного, экономического, управленческого характера совмещалось в деятельности конкретного лица (одного индивида), обладающего статусом собственника [16, С. 25]. Титул собственника в современной рыночной экономике оказался расщепленным. Когда реально собственностью владеет несколько лиц (например, акционерные общества и товарищества), статус собственника практически отдален от реального контроля над объектом собственности, появляются новые категории социальных групп (управляющие, менеджеры), процесс производства, обмена, распределения и потребления материальных благ и услуг также видоизменяется. Можно сказать, что имущественные преступления трансформировались в экономические, но последние сегодня отнюдь не выделились в самостоятельную группу.

Совершая преступления в сфере экономической деятельности, его субъект всегда стремится незаконным образом присвоить экономические блага (вещи, денежные средства, ценные бумаги, услуги и т.д.) материального характера, т.е. обогатиться за счет другого лица и получить экономическую выгоду. Однако в данном случае экономическая выгода есть не что иное, как выгода имущественная, к которой следует относить материальное благо (в денежной или натуральной форме, имущественные права [17, С. 90]), получаемое виновным с корыстной целью в результате совершения различных действий, создающих стоимости либо освобождающих виновного от материальных затрат.

Преступления, совершаемые в сфере экономической деятельности, направлены на извлечение имущественной выгоды и по своей сути являются корыстными. В этом - суть экономической мотивации преступлений данного рода. Присвоение экономических ресурсов происходит с нарушением принципа эквивалентности, причем такого рода преступления могут совершаться как в целях получения личной выгоды, так и в интересах третьих лиц или различных организаций.

Образно говоря, если придерживаться постулата о том, что экономическая деятельность непосредственно связана с производством, обменом, распределением и потреблением материальных благ и услуг, то такого рода деятельность осуществляется в сфере хозяйствования, организации и управления, и целью ее выступает удовлетворение потребностей, получение некой прибыли.

Однако экономическую деятельность не стоит сводить лишь сугубо к предпринимательской или какой-либо иной. Экономическая деятельность может быть весьма разнообразной и носить различный характер: являться деятельностью по созданию материальных благ или оказанию услуг, координации различных отраслей экономики, обеспечению нормального функционирования экономических субъектов и т.д. Как правило, преступления здесь совершаются хозяйствующим субъектом внутри легитимной экономики, и этот субъект действует в своих экономических интересах, несоответствующих законодательству. В общей категории экономической деятельности можно выделить и частные ее виды, отличающиеся определенными признаками, позволяющими осуществлять относительно самостоятельное их правовое регулирование.

Как мы уже сказали, основа осуществления экономической деятельности - собственность, однако сама экономическая деятельность может осуществляться различными субъектами, когда она имеет некий интерес ее участников, направленный на удовлетворение материальных благ.

Таким образом, структуру общественных отношений в экономической системе будут составлять три элемента:

1) субъекты отношений;

2) социальный интерес, объединяющий субъектов в конкретном отношении;

3) деятельность субъектов отношений, направленная на удовлетворение данного интереса.

Исходя из изложенного, можно выделить следующие, на наш взгляд, значимые признаки, подлежащие оценке при криминализации отношений в процессе осуществления экономической деятельности ее субъектами:

  • экономическая деятельность носит имущественный характер;
  • экономическая деятельность, осуществляемая ее субъектами, направлена на извлечение прибыли, т.е. получение имущественной выгоды;
  • экономическая деятельность подлежит некой оценке, выраженной в ее денежном (стоимостном) эквиваленте;
  • экономическая деятельность по своей сути связана с оборотом имущественных ценностей.

Примечания

1. Горелов А.П. Что охраняют уголовно-правовые нормы об ответственности за экономические преступления? // Законодательство. 2003. № 4.

2. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону (раздел VIII УК РФ). М., 2006.

3. Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления). СПб., 2002.

4. Курс уголовного права: в 5 тт. Особенная часть / Под ред. Г.Н.Борзенкова, В.С.Комиссарова. Т. 4. М., 2001.

5. Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М., 2005.

6. Шишко И.В. Экономические правонарушения: вопросы юридической оценки и ответственности. СПб., 2004.

7. Трунцевский Ю. Экономический правопорядок как объект посягательства и материальный признак преступления // Уголовное право. 2007. № 2.

8. Аистова Л. Соотношение норм частного и публичного права в преступлениях в сфере экономической деятельности // Уголовное право. 2004. № 4.

9. Лопашенко Н.А. Глава 22 Уголовного кодекса нуждается в совершенствовании // Государство и право. 2000. № 12.

10. Медведев А.М. Экономические преступления: понятия и система // Государство и право. 1992. № 1.

11. Кальман А.Г. Экономическая преступность как криминологическое понятие // Государство и право. 2003. № 3.

12. Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2002.

13. Михалев И.Ю. К вопросу об объекте преступлений, связанных с банкротством // Сибирский юридический вестник. 2000. № 2.

14. Лопашенко Н. Еще раз об оценочных категориях в законодательных формулировках преступлений в сфере экономической деятельности // Уголовное право. 2002. № 3.

15. Лукашов А.И. Преступления против порядка осуществления экономической деятельности: уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации. Минск, 2002.

16. Яковлев А.М. Социология экономической преступности. М., 1988.

17. Безверхов А.Г. Имущественные преступления: вопросы криминализации и систематизации // Юридический аналитический журнал. 2002. № 2.

ХИЛЮТА Вадим Владимирович. Кандидат юридических наук. Заместитель начальника отдела главного управления юстиции Гродненского облисполкома, Республика Беларусь; доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета Гродненского государственного университета. Практическую работу совмещает с преподавательской деятельностью на юридическом факультете Гродненского государственного университета им. Янки Купалы. Автор более 150 научно-практических статей по уголовному праву и процессу, криминалистике, правовому регулированию деятельности некоммерческих организаций.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100   

Преступления в сфере экономической деятельности: понятие и сущность уголовно-правовой охраны | Журнал "Право и безопасность" | http://www.dpr.ru написать письмо первая страница первая страница switch to english

Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 4 (33), Декабрь 2009

Преступления в сфере экономической деятельности: понятие и сущность уголовно-правовой охраны

Хилюта В.В., Главное управление юстиции Гродненского облисполкома (Республика Беларусь)

При анализе гл. 22 Уголовного кодекса (УК) РФ и входящих в нее общественно опасных деяний в среде ученых и практических работников нередко встает вопрос не только об определении непосредственных объектов преступлений, содержащихся в данной главе, но и о необходимости выявления их общих признаков, в связи с которыми эти преступления были помещены в одну главу.

Что же заставило законодателя объединить в одной главе УК РФ такие нормы, как контрабанда, невозвращение историко-культурных ценностей, незаконная предпринимательская деятельность, приобретение либо сбыт материальных ценностей, заведомо добытых преступным путем, ложное банкротство, дискредитация деловой репутации конкурента и т.д.? Ответ на столь риторический вопрос, казалось бы, очевиден, - общий для всех этих норм объект преступления. В то же время в науке уголовного права до сих пор нет единого мнения о том, что же все-таки охраняют нормы об ответственности за преступления против порядка осуществления экономической деятельности [1, С. 80].

Ввиду ограниченного содержания настоящей работы, приведем лишь основные положения о сущности видового объекта преступлений против порядка осуществления экономической деятельности (преступлений в сфере экономической деятельности по УК РФ). Итак, таковыми являются:

1) общественные отношения, связанные с реализацией различных принципов осуществления экономической деятельности (под принципами понимаются основные начала, идеи, исходные положения, выработанные практикой общественно-экономической жизни, лежащие в основе любой экономической деятельности) [2, С. 213-214];

2) охраняемая государством система общественных отношений, складывающихся в сфере экономической деятельности, т.е. объектом является установленный порядок осуществления экономической деятельности по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг [3, С. 81-82; 4, С. 3];

3) комплекс общественных отношений в сфере производства, распределения и потребления имущественных ценностей, обеспечивающих удовлетворение имущественных интересов человека, общества и государства, а равно разумный баланс в реализации этих интересов; таким образом, здесь необходимо вести речь о хозяйственных преступлениях, объектом которых будет выступать народное хозяйство [5, С. 120-121];

4) правоотношения, т.е. общественные отношения, где права и обязанности их участников нормативно закреплены [6, С. 26-27];

5) правопорядок как определенная система общественных отношений, введенных в рамки предусмотренного нормами регулятивного права порядка (содержанием правопорядка является правомерное поведение, деятельность субъектов экономических отношений) [7, С. 72-76].

Еще более разрознены суждения по вопросу системы преступлений в сфере экономической деятельности, где фактически каждый автор приводит свою систему преступлений против порядка осуществления экономической деятельности (преступлений в сфере экономической деятельности).

Такое количество взглядов на объект и систему построения преступлений против порядка осуществления экономической деятельности выглядит неудивительным, поскольку большинство исследователей придерживаются существующего построения составов преступлений, закрепленных в уголовном законе, а не какой-либо целостной концепции экономических преступлений, в результате чего и появляется такой большой дисбаланс в ее построении. А все потому, что, конструируя главу о преступлениях против порядка осуществления экономической деятельности, законодатель проявил определенную непоследовательность - он не учел социально-экономических изменений, выразившихся в переходе от социалистической системы права к праву частному и публичному [8, С. 4], повлиявшем на содержание правового статуса участников соответствующих правоотношений. Создается такое впечатление, что в гл. 25 УК РФ были включены составы преступлений, мало-мальски связанные с понятием экономики, или ее сферой.

Безусловно, сфера деятельности непременно присутствует в экономической деятельности: налоговая, финансовая, банковская, таможенная, бюджетная и др., причем в этих сферах установлен свой порядок деятельности по уплате налогов, платежей, движения денежных средств, выделения кредитов, дотаций, и неудивительно, что системы классификаций здесь будут различны. С появлением новых сфер в системе экономической деятельности непременно будут появляться и новые классификации.

Однако, прежде всего, понятие «экономические преступления» не стоит отождествлять с такими, как: «преступления в сфере экономической деятельности», «преступления в сфере экономики» и т.д. Употребляя данные термины, надо быть весьма бдительным. Например, если мы говорим о «преступлениях в сфере экономики», то необходимо сказать, что в этой сфере могут совершаться как собственно «экономические», так и ряд других преступлений (убийство банкира, получение взятки управляющим, незаконное копирование информации коммерческой организации и т.д.), тоже как бы совершаемых в сфере экономики, но это совсем не так. Кроме того, если выделять преступления по такому критерию, как сфера их совершения, то придется говорить и о преступлениях в политической сфере, в социальной сфере и т.п. Сказанное вполне относится и к имущественным преступлениям, ибо в названии подавляющего большинства глав Особенной части УК зафиксирована не сфера преступной деятельности, а объект этой деятельности, что выражено формулой: «преступления против…».

Итак, исходя из предложенных суждений о видовом объекте преступлений против порядка осуществления экономической деятельности (в сфере экономической деятельности), можно сделать вывод, что центральным элементом в построении системы преступлений данного вида выступает именно экономическая деятельность. Как полагает в этой связи Н.А.Лопашенко, любое из преступлений в сфере экономической деятельности должно: 1) осуществляться в области производства, распределения или потребления материальных благ в обществе (сфере экономики); 2) быть связанным с каким-либо видом деятельности [9, С. 21].

Вместе с тем, что же следует понимать под экономической деятельностью, против установленного порядка которой и совершаются преступные деяния? В приведенных выше определениях объекта преступлений против порядка осуществления экономической деятельности (в сфере экономической деятельности) не раскрывается на наш взгляд самое главное - системообразующий признак, объединяющий составы преступлений в гл. 22 УК РФ - экономическая деятельность. Ответ на данный вопрос не столь очевиден и однозначен.

Прежде всего, в обозначенном вопросе мы придерживаемся позиции, суть которой можно свести к тому, что экономическая деятельность, как любая иная, есть разновидность социальной деятельности, а последняя в полуэмпирическом определении есть человеческая деятельность, опосредованная вещной основой. Исходя из этого, можно заключить, что экономическая деятельность надстраивается над генетически первичным и основным видом социальной деятельности - трудом.

Материалом же трудовой деятельности выступает вещество природы, а сама трудовая деятельность есть субстанция производительных сил, где труд превращается в собственность, а субъект труда - в собственника. Когда же присвоение труда превращается из подчиненного момента в относительно самостоятельный, тогда и появляется экономическая деятельность как таковая. Таким образом, в системе видов социальной деятельности экономическая деятельность выполняет функцию преобразования и ассимиляции трудовой деятельности, что непосредственно ведет к обогащению. Отсюда традиционно экономическую деятельность в отечественной науке рассматривают как деятельность по производству, распределению, обмену и потреблению материальных благ и услуг.

В принципе данный постулат взят на вооружение и криминалистами, где краеугольным камнем в системе экономических преступлений выступает деятельность по производству, распределению, обмену и потреблению материальных благ и услуг, и именно, исходя из этого постулата, необходимо вычленить главные связующие элементы криминализации экономических отношений.

Наряду с этим понятие «экономика» в большинстве теоретических исследований определяется как некая совокупность в процессе изготовления, обмена, распределения и потребления соответствующих благ, товаров и услуг. Иначе говоря, экономику можно определить как сложную систему особых, специфических отношений, возникающих между людьми, и в этой системе выделяют отношения социально-экономического присвоения благ (отношения собственности) и организационно-управленческие отношения [6, С. 16; 10, С. 79]. Более того, отношения собственности как отношения по владению, пользованию и распоряжению имущественными благами лежат в основе всех видов экономических отношений в обществе, поскольку они являются необходимым условием для определения меры участия всех субъектов в общественном производстве, распределении средств производства и людей в структуре общества [11, С. 101-104].

Безусловно, отношения собственности являются фундаментом всей системы экономических отношений, составляют совокупность юридических правоотношений по владению, пользованию и распоряжению имущественными благами. И только над этим каркасом (отношениями собственности) можно выделить собственно производные (хозяйственные) отношения, складывающиеся в процессе изготовления, обмена, распределения и потребления различных товаров и услуг.

Итак, отношения собственности являются главенствующим объектом уголовно-правовой охраны, т.к. все остальные от них производны. Государство в первую очередь призвано защищать статическую составляющую экономической системы, а лишь затем поставить под уголовно-правовую охрану динамику этих (производных) отношений. В этом плане согласимся пока что с А.И.Бойцовым, который в преступлениях в сфере экономики рассматривает надвидовой (родовой) политипный объект данной системы как совокупность всех структурирующих экономическую систему отношений (как вещных, так и обязательственных) [12, С. 19]. Причем, если вещное право опосредует статику имущественных отношений, закрепляя за правомочным лицом юридическую возможность владеть имуществом, эксплуатировать его и распоряжаться им независимо от действий каких-либо других лиц, то обязательственное право связано с динамикой имущественных отношений, регулируя движение имущества в хозяйственном обороте [12, С. 13].

Таким образом, определяющее значение для рассматриваемого вопроса имеет то обстоятельство, что вещные и обязательственные отношения имеют четкое юридическое разграничение, которое обусловлено самой сутью этих отношений. Если в отношениях собственности имущественный интерес управомоченного субъекта может быть удовлетворен путем воздействия непосредственно на саму вещь, то в обязательственных это исключено, поскольку предметом последнего является поведение обязанного лица, но не сама вещь. Кредитор и должник находятся в различном юридическом положении по отношению к имуществу, являющемуся, в конечном счете, предметом интереса каждого из них [13, С. 38-44].

Тесная взаимосвязь вещных и обязательственных отношений вытекает непосредственно из экономической природы этих отношений. Так, отношения собственности можно рассматривать как: 1) отношения между людьми по поводу конкретного имущества (материальных благ); 2) отношения лица к имуществу (присвоение). Содержание же обязательственных отношений составляет экономический оборот воспроизводства, распределения и перераспределения имущества (товарное перемещение материальных благ и их полезных свойств).

Как полагает в этой связи И.А.Клепицкий [5, С. 50-51], отношения по производству и потреблению выпадают из экономической деятельности, т.к. уголовно-правовая охрана трудовых отношений, порядка использования природных ресурсов (экологические преступления), правил безопасности при ведении строительных и иных работ и т.д. не может быть сведена к экономической деятельности, поскольку соответствующие нормы уже содержатся в других разделах и главах УК РФ.

Фактически при такой парадигме остаются лишь отношения обмена и распределения, подлежащие уголовно-правовой защите: отношения в сфере свободного распределения финансовых ресурсов, отношения на потребительском рынке, отношения, обеспечивающие нормальные условия функционирования рынка как такового, отношения в сфере государственного управления экономической деятельностью и т.д.

В сущности, такое понимание вещей заставило некоторых криминалистов говорить о «хозяйственных преступлениях», «преступлениях против гражданского оборота» и т.п. Например, А.И.Лукашов, основываясь на том, что экономическая деятельность - это деятельность, осуществляемая в областях производства, распределения или потребления в обществе (в сфере экономики), не носящая характера разового действия [14, С. 39], предлагает вести речь по примеру польского законодателя о преступлениях против гражданского оборота. Основываясь на том, что в гл. 22 УК РФ (гл. 25 УК РБ), по существу, включены нормы, предусматривающие уголовную ответственность как за нарушение порядка осуществления экономической деятельности, так и за иные нарушения порядка хозяйственного (гражданского) оборота, А.И.Лукашов полагает, что экономическая деятельность - это лишь часть хозяйственного (гражданского) оборота страны [15, С. 12-13].

Однако, как нам представляется, именно хозяйственный (гражданский) оборот есть лишь часть экономической деятельности, а не наоборот. Нельзя также согласиться с тем, что в данном случае разовые, единичные действия, предметом которых могут выступать конкретные материальные блага, не могут рассматриваться как экономическая деятельность. В таком случае однократное изготовление либо сбыт поддельных денег или ценных бумаг, незаконное получение кредита, сокрытие банкротства, лжепредпринимательство и т.п. не должны будут признаваться преступными деяниями (!?), что, полагаем, не требует дальнейшего обсуждения.

Если говорить о хозяйственных преступлениях как о преступлениях, посягающих на народное хозяйство в целом путем поражения отдельных его элементов (инвестиционных и кредитных отношений, потребительского рынка, отношений свободной и добросовестной конкуренции на товарных и иных рынках, а также отношений в сфере государственного регулирования экономикой: отношений в сфере государственного регулирования предпринимательской деятельности, финансовых отношений, отношений в сфере таможенного контроля и государственного регулирования внешнеэкономической деятельности), то мы опять же непременно ведем речь о сфере, областях, сегментах, т.е. о некой общей системе, но не определяем ее ключевых элементов, в соответствии с которой происходит процесс криминализации. А в такой ситуации уголовно-правовой охране должны подлежать нормы, которые регулируют отношения, возникающие в процессе производственно-хозяйственной деятельности и государственного управления ею.

В результате, мы приходим к тому, с чего начинали: что же охраняют нормы о преступлениях против порядка осуществления экономической деятельности? Даже если исходить из того, что экономическая деятельность связана с трудом и направлена на обогащение, т.е. результатом такого обогащения выступает производство, распределение, обмен и потребление имущественных ценностей (материальных благ и услуг), то не совсем ясно, как в гл. 22 УК РФ оказались многие нормы, вообще не подпадающие под сферу экономической деятельности.

Как видно, в настоящее время отсутствует законодательное определение понятия «экономическая деятельность», более того, нет ее общепризнанного определения и на доктринальном уровне. Трудности в определении экономических преступлений заключаются также и в том, что почти все эти преступления («экономические») причиняют вред отношениям собственности, а отсюда можно сделать вывод о практической невозможности четкого и однозначного разграничения преступлений против собственности и порядка осуществления экономической деятельности.

Если исходить из того, что в основе экономической деятельности лежит собственность, которая является базисом последующей экономической деятельности, то экономическая деятельность является производной от своей основы. Фактически нормы о преступлениях против порядка осуществления экономической деятельности образовались в результате их вычленения из числа имущественных, поэтому в основе своей они имеют (или сохранили) имущественный характер. По существу, любые имущественные отношения имеют свое, более или менее выраженное экономическое содержание, а в этой связи конечная цель преступлений против порядка осуществления экономической деятельности - переход права собственности на имущество.

Сегодня можно констатировать также и то, что произошел распад того «классического» состояния частной собственности, когда решение вопросов технико-производственного, экономического, управленческого характера совмещалось в деятельности конкретного лица (одного индивида), обладающего статусом собственника [16, С. 25]. Титул собственника в современной рыночной экономике оказался расщепленным. Когда реально собственностью владеет несколько лиц (например, акционерные общества и товарищества), статус собственника практически отдален от реального контроля над объектом собственности, появляются новые категории социальных групп (управляющие, менеджеры), процесс производства, обмена, распределения и потребления материальных благ и услуг также видоизменяется. Можно сказать, что имущественные преступления трансформировались в экономические, но последние сегодня отнюдь не выделились в самостоятельную группу.

Совершая преступления в сфере экономической деятельности, его субъект всегда стремится незаконным образом присвоить экономические блага (вещи, денежные средства, ценные бумаги, услуги и т.д.) материального характера, т.е. обогатиться за счет другого лица и получить экономическую выгоду. Однако в данном случае экономическая выгода есть не что иное, как выгода имущественная, к которой следует относить материальное благо (в денежной или натуральной форме, имущественные права [17, С. 90]), получаемое виновным с корыстной целью в результате совершения различных действий, создающих стоимости либо освобождающих виновного от материальных затрат.

Преступления, совершаемые в сфере экономической деятельности, направлены на извлечение имущественной выгоды и по своей сути являются корыстными. В этом - суть экономической мотивации преступлений данного рода. Присвоение экономических ресурсов происходит с нарушением принципа эквивалентности, причем такого рода преступления могут совершаться как в целях получения личной выгоды, так и в интересах третьих лиц или различных организаций.

Образно говоря, если придерживаться постулата о том, что экономическая деятельность непосредственно связана с производством, обменом, распределением и потреблением материальных благ и услуг, то такого рода деятельность осуществляется в сфере хозяйствования, организации и управления, и целью ее выступает удовлетворение потребностей, получение некой прибыли.

Однако экономическую деятельность не стоит сводить лишь сугубо к предпринимательской или какой-либо иной. Экономическая деятельность может быть весьма разнообразной и носить различный характер: являться деятельностью по созданию материальных благ или оказанию услуг, координации различных отраслей экономики, обеспечению нормального функционирования экономических субъектов и т.д. Как правило, преступления здесь совершаются хозяйствующим субъектом внутри легитимной экономики, и этот субъект действует в своих экономических интересах, несоответствующих законодательству. В общей категории экономической деятельности можно выделить и частные ее виды, отличающиеся определенными признаками, позволяющими осуществлять относительно самостоятельное их правовое регулирование.

Как мы уже сказали, основа осуществления экономической деятельности - собственность, однако сама экономическая деятельность может осуществляться различными субъектами, когда она имеет некий интерес ее участников, направленный на удовлетворение материальных благ.

Таким образом, структуру общественных отношений в экономической системе будут составлять три элемента:

1) субъекты отношений;

2) социальный интерес, объединяющий субъектов в конкретном отношении;

3) деятельность субъектов отношений, направленная на удовлетворение данного интереса.

Исходя из изложенного, можно выделить следующие, на наш взгляд, значимые признаки, подлежащие оценке при криминализации отношений в процессе осуществления экономической деятельности ее субъектами:

  • экономическая деятельность носит имущественный характер;
  • экономическая деятельность, осуществляемая ее субъектами, направлена на извлечение прибыли, т.е. получение имущественной выгоды;
  • экономическая деятельность подлежит некой оценке, выраженной в ее денежном (стоимостном) эквиваленте;
  • экономическая деятельность по своей сути связана с оборотом имущественных ценностей.

Примечания

1. Горелов А.П. Что охраняют уголовно-правовые нормы об ответственности за экономические преступления? // Законодательство. 2003. № 4.

2. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону (раздел VIII УК РФ). М., 2006.

3. Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления). СПб., 2002.

4. Курс уголовного права: в 5 тт. Особенная часть / Под ред. Г.Н.Борзенкова, В.С.Комиссарова. Т. 4. М., 2001.

5. Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М., 2005.

6. Шишко И.В. Экономические правонарушения: вопросы юридической оценки и ответственности. СПб., 2004.

7. Трунцевский Ю. Экономический правопорядок как объект посягательства и материальный признак преступления // Уголовное право. 2007. № 2.

8. Аистова Л. Соотношение норм частного и публичного права в преступлениях в сфере экономической деятельности // Уголовное право. 2004. № 4.

9. Лопашенко Н.А. Глава 22 Уголовного кодекса нуждается в совершенствовании // Государство и право. 2000. № 12.

10. Медведев А.М. Экономические преступления: понятия и система // Государство и право. 1992. № 1.

11. Кальман А.Г. Экономическая преступность как криминологическое понятие // Государство и право. 2003. № 3.

12. Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2002.

13. Михалев И.Ю. К вопросу об объекте преступлений, связанных с банкротством // Сибирский юридический вестник. 2000. № 2.

14. Лопашенко Н. Еще раз об оценочных категориях в законодательных формулировках преступлений в сфере экономической деятельности // Уголовное право. 2002. № 3.

15. Лукашов А.И. Преступления против порядка осуществления экономической деятельности: уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации. Минск, 2002.

16. Яковлев А.М. Социология экономической преступности. М., 1988.

17. Безверхов А.Г. Имущественные преступления: вопросы криминализации и систематизации // Юридический аналитический журнал. 2002. № 2.

ХИЛЮТА Вадим Владимирович. Кандидат юридических наук. Заместитель начальника отдела главного управления юстиции Гродненского облисполкома, Республика Беларусь; доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета Гродненского государственного университета. Практическую работу совмещает с преподавательской деятельностью на юридическом факультете Гродненского государственного университета им. Янки Купалы. Автор более 150 научно-практических статей по уголовному праву и процессу, криминалистике, правовому регулированию деятельности некоммерческих организаций.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100