написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 1 (30), Апрель 2009

Экономическая преступность в России: состояние, тенденции, прогнозы

Куликов А.С., Председатель Правления Всемирного Антикриминального и Антитеррористического Форума

При всем многообразии противоправного поведения в сфере экономики, именно организованная преступная деятельность способна нанести разрушительный удар по базису государства, "обнулить" результаты всех усилий, направляемых обществом и институтами власти на окончательный выход из системного кризиса. Опасно также и то, что проникновение криминала в экономику разрушает надежды и ожидания населения о сильном и социально ориентированном государстве.

 Генезис современной организованной преступности невозможен без обращения к периоду возникновения теневого сектора в СССР, когда слабеющее государство утратило контроль в легальной экономике. В тот период большинство руководителей предприятий и значительная часть среднего управленческого звена занялись теневым производством. Его объемы, по экспертным данным, в 1990-91 гг. превышали 10% ВВП, а к 1996 г. достигли 46% ВВП. Нелегальным трудом было занято около 60 млн человек.

Уже на начальном этапе построения капитализма в России обнаружились глубинные связи экономической преступности с организованными преступными сообществами, под контроль которых попало более 40 тыс. предприятий и половина банков. Это был период большого благоприятствования в развитии российской организованной преступности. Коллега А.И.Гуров назвал его "золотым веком" отечественной мафии.

Власть панически боялась быть обвиненной в следовании тоталитарным традициям и уклонилась от присутствия в экономике. К "верхам" приблизились люди, имевшие личный корыстный интерес. Вчерашние "теневики", накопившие и "отмывшие" некий капиталец, полученный в том числе и от бандитизма и рэкета, ринулись в процесс разгосударствления собственности. В нормальном функционировании правоохранительной системы и правосудия не были заинтересованы высокостатусные кланы, которые первыми поспешно включились в раздел собственности, стали идеологами приватизации и осуществили ее самым постыдным образом.

Чаще всего нам говорят: "В те годы было такое законодательство". Но все же оно было! И предусматривало совсем немного требований: элементарной инвентаризации объектов и их оценки. Подводя итоги приватизации, Счетная палата РФ сделала неоспоримый вывод, что большинство приватизационных сделок проведено с грубым нарушением действовавшего законодательства. В частности, истинная цена объектов не определялась, а была отдана на усмотрение тех, кто лично был заинтересован в ее занижении. От приватизации 145 тыс. предприятий федеральный бюджет получил всего 9,7 млрд долл. Столько российские туристы обычно оставляют за границей за один отпускной сезон. Как итог: суммарная капитализация приватизированных объектов отечественного производства составила ничтожно малую сумму (примерно 350 млрд долл.). По мнению экспертов, реальная их стоимость в десятки, а то и в сотни раз выше.

Может показаться, что очередное упоминание о хищнической приватизации в России избыточно и ничего нового, кроме раздражения, не вызывает. Мы же считаем, что рано или поздно наступит время, когда феномен разгосударствления экономики в России обязательно будет тщательно исследован. Возможно, при жизни следующих поколений. Когда не будет угрожать опасность расплаты жизнью за поиск истины.

В будущую хрестоматию истории уголовного права войдет дело "ЮКОСа", в котором отражены многие составляющие этого процесса: первоначальное накопление капитала, последующая его трансформация, создание "эксклюзивных" способов приватизации (залоговых аукционов), нейтрализация конкурентов, вмешательство в политические процессы, создание собственных пиар-технологий и масс-медиа, формирование имиджа "белого и пушистого" бизнес-благотворителя. В этом же хрестоматийном ряду найдется место и делу "Трех китов", в котором большинство экспертов-аналитиков усматривает классический пример сращивания организованной преступности и правоохранительной сферы, чем и объясняется бесконечно трудный путь к поиску истины, к преодолению криминала в современной России.

Именно в период институциональных преобразований в экономике и социально-политической сферах сформировалась и окрепла "беловоротничковая" преступность. В условиях бесконтрольности и безнаказанности чиновниками, которые распоряжались собственностью, выдавали квоты, лицензии, кредиты, осуществлено беспрецедентное разграбление национального достояния.

Махинации с акционированием, приватизацией, передачей в долгосрочную аренду умышленно обесцененной собственности заложили обширное минное поле под всей экономической структурой государства. В этот период сформировалось понятие "откат" и сложился класс коррумпированных управленцев, которые вполне умело распределились во всех сферах жизнеобеспечения общества и государства. Они обеспечивают друг другу взаимную поддержку и круговую поруку. Поэтому правоохранительным структурам вести наступление одновременно по всей линии фронта нелегко.

В перестроечный период в среде либералов господствовало мнение, что теневая экономика является порождением деформаций советской системы, а с введением частной собственности будет возрастать интерес к легальной деятельности. Более реалистичный взгляд имели криминологи. В частности, учеными ВНИИ МВД России в 2000 г. был представлен аналитический доклад, в котором прогнозировалось (и в дальнейшем нашло подтверждение) поступательное развитие негативных тенденций. Диапазон криминальных видов деятельности расширился от банального хищения государственного имущества до крупномасштабных афер и установления контроля за целыми отраслями. Эксперты отмечают, что в 2005 г. так или иначе под контролем криминальных структур находилось 40-60% предприятий и 60-80% банков. Выйти из-под опеки криминала не так просто.

На начало 2008 г., по данным МВД России, в стране действовало свыше 400 крупных преступных формирований, оказывавших значительное влияние на социально-экономическую и общественно-политическую ситуацию в российских регионах. В какой мере соответствует истине эта цифра? Видим ли мы основание айсберга? Ведь в России есть регионы, в которых до 80% населения прямо или косвенно вовлечены в криминальные структуры, господствующие над легальной экономикой. Как, например, в Дальневосточном федеральном округе, где организованная преступность практически полностью контролирует такие важные отрасли экономики, как рыбная, лесная, золотодобывающая.

В результате втянутости населения в криминальный бизнес у определенной части общества сформировалось аномальное мировоззрение. Будто установленный преступными группами порядок и есть единственно возможный способ достижения порядка в прямом понимании этого слова. С изумлением прочитал в одном интервью, что принятые МВД России в 1997 г. меры по разобщению преступного сообщества на ВАЗе значили лишь то, что "не стало бандитов - исчез контроль качества". Выходит, заложники, похищения людей, убийства, рэкет, существовавшие на предприятии до проведения спецоперации, являлись способом установления порядка, и даже вроде бы как приносили пользу обществу. Печально…

Осознавая критичность ситуации, все же отметим, что Россия по наличию организованной преступности - не лидер и не исключение. В последние десятилетия в мире в целом наблюдается быстрый рост организованной преступности. От корыстных посягательств страдают многие сильные государства с развитой экономикой. Поэтому, говоря о росте организованной преступности в России, надо учитывать общую мировую тенденцию и условия, способствовавшие интеграции российской организованной преступности в международную криминальную среду. Несмотря на то что за обозреваемый период правоохранительными органами раскрыто 269,5 тыс. преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами, криминал сохраняет возможность контролировать крупные секторы экономики, топливно-энергетический комплекс, значимые бюджетные активы и экспортные операции.

Из всего многообразия традиционных и новых видов проявлений экономической преступности наиболее зримо, масштабно и всепроникающе развивалась коррупция. Некоторые усилия, в разные годы принимавшиеся государством (вспомним Указ Президента РФ "О борьбе с коррупцией в системе государственной службы" 1992 г.), имели скорее декоративный эффект, чем отражали конкретные намерения государства переломить чиновничий произвол, поскольку параллельно шли упомянутые преобразования в экономике.

Вообще же, развитие уголовного права в период институциональных преобразований (который, к слову, еще не закончен), заслуживает отдельного беспристрастного анализа. Трижды отклонялся Президентом РФ принятый закон о борьбе с коррупцией*. Хотя о необходимости такого закона на словах все были "за". Многие преступные деяния с трудом получали правовую квалификацию в законодательстве. Не в пример тому, с какой легкостью и скоростью выпал институт конфискации! Его полноценное возвращение в Уголовный кодекс могло бы стать адекватным инструментом предупреждения коррупционных преступлений и воздействия на их участников. Особенно, если учесть известные судебные вердикты, которые не воспринимаются без иронии, в отношении высокопоставленных коррупционеров-чиновников (в частности, экс-министров В.Ковалева, Е.Адамова).

Бытует, к сожалению, мнение, что сам законодатель не проявил должной настойчивости в принятии закона о борьбе с коррупцией. В самом деле, пока общество расходует адреналин при слове "гаишник", в тиши высоких кабинетов спокойно пополняют свои счета и карманы "белые воротнички". Хотя ратификация российским парламентом международных конвенций, разработка и принятие законодательства о государственной службе - все это достаточные инструменты для предупреждения и пресечения коррупции, но отсутствие базового закона снижает и даже обесценивает эффективность принимаемых мер.

В подтверждение приведу пример: в июле этого года Московский городской суд приговорил к различным срокам лишения свободы и денежному штрафу уличенных во взятках бывших высокопоставленных сотрудников Минэкономразвития и Росимущества. Адвокаты осужденных заявили, что будут добиваться переквалификации обвинения на мошенничество, чтобы смягчить приговор и повысить шансы на условно-досрочное освобождение. Разумеется, защитник вправе использовать все законные средства в интересах своего доверителя. Но коррупция должна называться коррупцией, а мошенничество - мошенничеством, и в законе не должно быть лакун, создающих возможности двойного толкования. В первую очередь, это относится к юридическому сообществу, органам следствия, прокурорам, судьям, адвокатам.

Это замечание - не случайное. Представители ряда научных школ все чаще высказываются о необходимости издания отдельного закона или группы законов, содержащих официальное толкование норм уголовного кодекса, особенно разделов об экономических преступлениях, об организованной преступности, что способствовало бы преодолению аномии уголовного права, устранило бы условия для коррупции в ходе применения права.

На наш взгляд, необходимо принятие закона о лоббировании. Эту деятельность необходимо вывести из тени и очертить допустимые рамки для ее субъектов. Ее законодательное оформление скажется позитивно на проработке законодательных инициатив в целом, позволит уменьшить количество пробелов в законодательстве и лазеек для взяточников.

Масштабы распространения коррупции превысили порог общественного терпения. Сегодня доходы коррумпированных чиновников, по экспертным оценкам, превышают треть национального бюджета России. Наметившаяся активизация реальной борьбы с теми, кто не чист на руку, вселяет надежду. Хочется верить, что это не акция, а тенденция. Отрадно, что из возбужденных в текущем году уголовных дел против лиц, уличенных в коррупции, 757 (почти четверть) - субъекты с особым правовым статусом - следователи, прокуроры, адвокаты, судьи, депутаты законодательных органов муниципального и регионального уровня. Надежда есть еще и потому, что в создание антикоррупционной стратегии настойчиво включился сам Президент РФ Д.А.Медведев и лично взял под контроль реализацию Национального антикоррупционного плана, включая законопроектную составляющую.

В лексику периода становления рыночной экономики вошло даже на слух резкое понятие "рейдерство". Представители экспертного сообщества квалифицируют его как передел собственности, борьбу за доли в крупном бизнесе. С этим трудно не согласиться. Криминальный силовой захват предприятий посредством рейдерских атак - отнюдь не редкое явление в современной России. Это новый высокодоходный преступный бизнес. Механизм завладения чужой собственностью преступниками отработан в иной сфере - перепродаже краденого имущества (например, автомобилей), завершающейся в результате определенных манипуляций понятием "добросовестный приобретатель".

Опасность дальнейшей отстраненности государства от реагирования на эти проявления велика. Ежегодно в России, по данным Генеральной прокуратуры РФ, расследуется до 500 уголовных дел, связанных с недружественными захватами. Не трудно догадаться: это крупные дела, от которых нельзя отвернуться. Оперативная и следственная практика свидетельствует, что эта тенденция нарастает. Только в первом полугодии 2008 г. в производстве Следственного комитета МВД России находилось 323 уголовных дела по фактам противоправных корпоративных захватов имущественных комплексов юридических лиц, 77 - направлено в суд, по многим уже вынесены приговоры.

По мнению экспертов, в поле зрения правоохранителей не попадает и десятой части совершаемых атак. Рэкет и рейдерство отбивают инициативу у тех, кто пытается поставить на ноги отечественное предпринимательство. Сегодня интерес рейдеров сфокусирован на предприятиях военно-промышленного комплекса, поставщиках стратегической продукции, объектах базовой инфраструктуры, земельных, природных ресурсах. Нам представляется, что законодателю необходимо в кратчайшие сроки не только дать уголовно-правовую квалификацию рейдерства, но и выработать правовые нормы взаимоотношений государства с бизнес-сообществом, особенно касающиеся позиции власти при разрешении корпоративных споров. Нынешняя реакция власти - от самоотстраненности до прессинга на деловой мир - побуждает заинтересованные стороны создавать свои защитные инструменты, в том числе силовые.

Не секрет, что многие коммерческие структуры создали частные охранные предприятия, которые, наряду с охранными, выполняют и другие задачи, поставленные собственником, в том числе незаконные. По данным МВД России, в сфере частной охранной деятельности до 20% - предприятия-однодневки, которые создаются для разовых задач, включая выяснение отношений с сопротивляющимся собственником или конкурентом. В данном случае, конечно, действует принцип: кто платит, тот и заказывает. Нужно поправлять законодательство о ЧОПах с тем, чтобы их работники не только знали, но и соблюдали такие понятия, как конституционные права граждан и юридических лиц, законность и т.п.

Борьба с рейдерством должна рассматриваться в связке с противодействием коррупции, поскольку без участия и вознаграждения чиновников трудно узаконить результат захвата. Негласно существует даже некий прайс-лист на услуги. К сожалению, к рейдерству оказываются причастны правоохранительные органы, представители исполнительной, судебной власти, должностные лица прокуратуры, судебные приставы. Конфликтующие стороны по?разному понимают роль силовиков в "разборках". При этом надо понимать, что спорящие субъекты - не два гладиатора, состязающихся на ринге. За кем-то из них стоят сотни, тысячи не причастных к "разборкам" работников. Одним это добавляет уверенности, у других - отнимает надежду на справедливость. Мне самому приходилось пресекать подобные атаки с участием милиции на прибыльно работающее предприятие в Ставропольском крае, которое приглянулось группе так называемых "бизнесменов". Их фамилии периодически мелькали в центральной печати и тоже в связи с захватами собственности в различных регионах России. Несмотря на это, они находили покровителей и во власти, и в СМИ.

Законодатель должен решительно и незамедлительно реагировать на угрозу развития рейдерства. Любые конфликтные ситуации должны, как минимум, "консервироваться" до принятия судебного решения с последующим возмещением потерпевшей стороне наступившего ущерба, понесенных издержек и упущенной выгоды. Необходимо объективно посмотреть на принцип подсудности по таким делам. Чтобы судебные решения по объекту, находящемуся в Калининграде, выносил суд не в отдаленном районе Магаданской губернии, а по месту нахождения спорного имущества. Экспертное сообщество, российский бизнес, товаропроизводители нуждаются в антирейдерском законодательстве, которое гарантировало бы им надлежащую защиту в бизнесе и в сфере независимого судопроизводства. Чтобы манипуляции с уставным капиталом, дополнительной эмиссией акций предприятий не размывали собственность, не приводили к банкротству и т.д. Иначе экономическое пиратство будет последовательно вышибать основу из-под всех национальных проектов, ставить под угрозу экономическую безопасность страны.

В ряду наиболее опасных и получивших развитие экономических криминальных деяний стоят преступления в финансово-кредитной сфере. Через банки и иные кредитные организации "отмываются" колоссальные средства, полученные преступным путем, через них же открываются возможности хищения бюджетных денег посредством различных махинаций, таких как: махинации с фальшивыми авизо; невозврат кредитов; хищение бюджетных средств через проблемные банки; незаконное обналичивание; незаконное возмещение НДС; вывод валютных активов за рубеж и т.д. Выручка нередко идет на финансирование преступности.

В результате мероприятий, проведенных в 2007 г. подразделениями ДЭБ МВД России, было выявлено 74 тыс. преступлений в кредитно-финансовой сфере. Сумма установленного ущерба, нанесенного государству и собственникам, превысила 31 млрд руб. Взяты в оперативную проверку более 150 организаций и физических лиц, подозреваемых в противозаконной деятельности в сфере банковских услуг. Выявлено свыше 22,5 тыс. фиктивных фирм, которые были задействованы в схемах вывода денежных средств за рубеж и незаконного обналичивания либо использовались в схемах по уклонению от уплаты налогов.

Многие из названных противозаконных операций невозможно реализовать без участия заинтересованных сотрудников банковской или иной кредитной организации. Легализация преступных доходов осуществляется многоэтапно и включает множество финансовых и иных операций, призванных скрыть первоначальный источник получения средств и объединить их на завершающем этапе легализации с законным капиталом.

Вторую по наполнению финансовыми потоками сферу бизнеса представляет сфера страхования, поэтому она привлекает интерес для легализации криминальных доходов. Здесь "обживают" территорию лже-страховые фирмы, которые для придания легального вида своей деятельности используют организации, находящиеся в силу особенностей российского законодательства вне поля зрения фискальных и иных надзорных и контролирующих органов, - некоммерческие партнерства, общественные фонды.

Продолжатели дела Мавроди, Властилины и им подобных обратили внимание на инвестиционный рынок и результативно его освоили в десятках российских регионов, там, где под обещания, но на условиях предоплаты населению предлагались те или иные материальные блага. Особенно преуспели они на рынке долевого жилищного строительства, оставив без денег, квартир и надежд тысячи обманутых частных инвесторов. Так, одна финансовая пирамида с филиалами в 38 субъектах РФ под видом предпринимательской деятельности привлекала средства физических лиц под 90% годовых (в несколько раз выше ставки рефинансирования!). Деятельность преступной группы пресечена, хотя вряд ли этим полностью удовлетворены 245 тыс. обманутых вкладчиков, потерявших более 360 млн руб.

Преступность в финансово-кредитной сфере опасна для всего общества. В 2006-2007 гг. межведомственной рабочей группой, созданной по решению Комитета Государственной Думы ФС РФ по безопасности, осуществлен комплекс экспертных исследований и выработаны предложения, направленные на декриминализацию финансово-кредитной сферы. Добротный 57-страничный документ был направлен во все ветви власти для принятия решений. К сожалению, пока ни одно предложение не было реализовано даже на уровне обсуждения.

Контрабанда - энергично развивающийся теневой бизнес, истинные масштабы которого никто не может назвать в силу того, что регистрируются лишь те преступления, что обнаружены на пограничных переходах, в пунктах таможенного контроля, в процессе оперативной работы. В 2007 г. правоохранительными органами выявлено 3649 фактов контрабанды (а всего с 2000 г. - более 25 тыс.).

Если еще два десятилетия назад традиционно предметом контрабанды были в основном потребительские товары, ввозимые в Россию, то в настоящее время преобладают операции по незаконному вывозу из России сырья, лесоматериалов, углеводородов, энергоносителей, цветных, редкоземельных металлов, пушнины, биоресурсов, табачной продукции, культурных ценностей, незаконных мигрантов для последующей их продажи в рабство. В страну наряду с ширпотребом ввозятся наркотики, оружие, готовая лекарственная продукция и сырье для фармацевтики. Наряду с тем, что контрабанда ведет к потере государством дохода, ее опасность повышается тем, что предметы контрабанды напрямую влияют на жизнь и социально-эпидемиологическое благополучие населения.

Контрафакт - еще одно направление организованной преступной деятельности, наносящее ущерб экономике, правообладателям и имиджу России как ненадежному партнеру в борьбе с распространением фальсифицированной продукции. О том, насколько выгоден этот бизнес, говорит опрошенный анонимный участник: из килограмма пластика стоимостью в 4 долл. штампуется до 120 дисков, последующая реализация которых в сотни раз превосходит вложенные затраты. Поэтому отдельные акции по выявлению производств, складов и точек продаж контрафакта, конечно, наносят преступникам ущерб, но те легко восстанавливают позиции. Например, в 2007 г. в Казани пресечена деятельность завода, выпускавшего пиратские DVD, изъято свыше 600 тыс. копий. Ущерб правообладателям составил более 60 млн руб. И что же? В текущем году на том же заводе пресечена попытка возобновить производство контрафакта. Демонтировано оборудование: 7 лицензионных линий и 3 цветных принтера, общая стоимость которых составляет 24 млн евро. Такие примеры неединичны.

В 2007 г. по фактам нарушения авторских и смежных прав выявлено 7,9 тыс. преступлений, из них 7,4 тыс. - в крупном и особо крупном размере. Передано в суды законченных расследованием 5,4 тыс. уголовных дел, привлечено к ответственности 4,1 тыс. лиц. Из незаконного оборота изъято почти 4 млн единиц контрафактной продукции, в том числе 3,7 млн - аудиовизуальной продукции и фонограмм.

Продукция интеллектуального пиратства по качеству не уступает изготовленной на легальном производстве, но более доступна по ценам. Поэтому бороться с контрафактом будет сложно до тех пор, пока лицензионный товар может позволить себе только состоятельный покупатель. Возможно, в ценовом компоненте следует искать средство борьбы с пиратством.

Налоговые преступления. В 2007 г. выявлено 26,8 тыс. налоговых преступлений, материальный ущерб от которых (по оконченным уголовным делам) составил 96,9 млрд руб. Возмещено государству немногим более половины (56%) - 54,5 млрд руб. Изощренность схем уклонения от уплаты налогов, таможенных сборов говорит о больших интеллектуальных вложениях бизнеса в создание криминального механизма укрывательства налогооблагаемой базы, доходов и т.п. Между тем пытающиеся обмануть государство в налоговой сфере, в других ситуациях рассчитывают и даже требуют от государства поддержки и благоприятствования.

*Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ "О противодействии коррупции" принят Государственной Думой ФС РФ 19.12.2008, одобрен Советом Федерации ФС РФ 22.12.2008, подписан Президентом РФ 25.12.2008 (Прим. ред.).

***

По данным Департамента экономической безопасности МВД РФ, за 2007 г. выявлено около 103 тыс. преступлений против собственности, в том числе государственной, а за 10 месяцев 2008 г. зарегистрировано уже более 120 тыс. преступлений в указанной сфере.

Правоохранительные органы сосредоточили основные усилия на таких стратегических направлениях, как защита имущества и активов оборонно-промышленного комплекса; противодействие незаконному приобретению земли, использованию природных ресурсов и прав на недра; выявление и пресечение деятельности организованных групп и преступных сообществ, осуществляющих рейдерские захваты активов и имущества предприятий с государственной долей собственности.

Пик так называемых «рейдерских» захватов пришелся на 2004 г. В последующем принимаемые органами внутренних дел адекватные меры позволили частично декриминализировать деятельность преступных «рейдерских» групп. В частности, на территории Свердловской области удалось снизить активность и нейтрализовать деятельность такого известного рейдера, как группа под руководством П.Федулеева, в Санкт-Петербурге и Ленинградской области - преступное сообщество «Тамбовские» и «Медведевские», в Москве «рейдерские» группы «Ваш финансовый попечитель», «Сфера», «Россия» и др.

Круг интересов профессиональных «рейдеров» с каждым годом расширяется и видоизменяется. Если ранее в поле их деятельности попадали в основном крупные предприятия, имеющие в активе комплекс зданий, то в настоящее время основными мишенями являются земля и госпредприятия, предприятия малого и среднего бизнеса, а также ФГУПы, ФГУ, казенные предприятия, подлежащие акционированию.

Характерной особенностью последних лет является видоизменение правонарушений, постепенный уход от силовых захватов. Снижение данного вида преступлений можно объяснить и тем, что к настоящему времени правоохранительные органы, во взаимодействии с органами исполнительной власти и общественными организациями, выработали действенную практику по их документированию и пресечению. В этой связи рейдеры все чаще стали использовать более «мягкие» схемы недружественного поглощения и профиль деятельности инвестиционных компаний, широко известных в сфере недружественных поглощений, теперь находится преимущественно в правовом поле. Сегодня в данной сфере работают наиболее квалифицированные юристы по гражданскому праву и адвокаты. Все противоправные посягательства камуфлируются под законные, что затрудняет их выявление. В этих условиях скорейшее принятие пакета «антирейдерских» законов, находящегося на рассмотрении в Государственной Думе, имеет стратегическое значение.

Анализ результатов мероприятий, проводимых подразделениями экономического блока органов внутренних дел, свидетельствует о том, что существует ряд факторов, оказывающих определенное влияние на криминальную ситуацию, связанную с государственной собственностью. Так, например, до сих пор не закончено формирование Реестра федеральной собственности, что, в свою очередь, ограничивает возможности по разграничению собственности, не позволяет в полной мере осуществлять контроль за финансовыми потоками, провести достоверный анализ эффективности использования государственного имущества.

Отсутствует система рыночной оценки объектов, в том числе подлежащих приватизации, а также четкое определение прав пользования недвижимостью, что приводит (особенно в условиях инфляции) к постоянному занижению стоимости имущества, недополучению государством арендных платежей и порождает различные коррупционные проявления. Кроме того, слабо используются значительные резервы повышения доходов федерального бюджета за счет дивидендов, начисляемых на акции, принадлежащие Российской Федерации.

Анализ оперативной обстановки в сфере защиты государственной собственности позволил выявить новые отдельные негативные тенденции по линии защиты законных прав и интересов акционеров и собственников. Так, представители правоохранительных органов в связи со значительным ростом стоимости земельных участков, а также истечением срока действия документов на выделенные гражданам земельные паи, прогнозируют дальнейшее усиление процессов, связанных с захватом земель, принадлежащих государству, с последующим переводом в другие категории землепользования. Об этом говорят участившиеся атаки рейдеров на оборонные предприятия, владеющие большими участками земли. Такие, например, как ЦАГИ или аэропорт в Тушино.

Поскольку в течение ближайших лет государством будут осуществлены инвестиции в развитие дорожной сети, судостроения, нанотехнологий, атомной промышленности и иных сфер деятельности, прогнозируется активизация мероприятий, направленных на установление контроля над субподрядчиками, участвующими в реализации указанных инвестиционных программ, в том числе путем использования различных схем недружественного поглощения.

www.mvd.ru

КУЛИКОВ Анатолий Сергеевич. Доктор экономических наук, действительный член Академии социальных наук. Прошел путь от курсанта военного училища до заместителя Председателя Правительства России - Министра внутренних дел РФ. Принимал участие в боевых действиях по восстановлению Конституционного порядка в Чеченской Республике. Генерал армии. В 1999-2007 гг. - депутат Государственной Думы ФС РФ, заместитель Председателя комитета по безопасности. С 2000 г. - председатель правления Всемирного Антикриминального и Антитеррористического Форума. С 2007 г. - Президент Клуба военачальников Российской Федерации. Советник Министра внутренних дел Российской Федерации.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100