написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 2 (27), Июль 2008

Существующий механизм комплектования судейского корпуса - угроза национальной безопасности России

Клеандров М.И., судья Конституционного Суда РФ, член-корреспондент РАН

Необходимость серьезного, по ряду позиций - радикального улучшения деятельности нашей судебной системы, совершенствования механизма осуществления правосудия стала очевидной в обществе, в руководстве государством, в самом судейском корпусе. Ибо нынешнее состояние механизма российского правосудия, тем более наметившиеся здесь тенденции, вынуждают говорить о наличии, в определенной, разумеется, степени (отнюдь не кризисного уровня) - угрозы национальной безопасности России, поскольку всякое заведомо неправосудное судебное решение, с очевидностью не адекватное обстоятельствам и материалам дела, саму идею правосудия, вершащегося именем Российской Федерации, не просто деформирует, а скорее, уничтожает на корню. Это тем более становится нетерпимым на нынешнем - в историческом смысле - отрезке времени, когда ткань формирующегося правового государства, провозглашенного в Конституции РФ, при всех издержках, становится все более и более рельефной в практическом наполнении, и все более привлекательной в общественном восприятии.

В литературе, в том числе учебной [1], национальная безопасность классифицируется по видам и рангам - экономическая, общественная, военно-оборонная, международная, информационная, экологическая и др. Рубрики журнала «Право и безопасность» данную классификацию существенно расширяют. По мнению автора данной работы, в этот ряд можно включить также и судебную деятельность (прежде всего в ее кадровом восприятии) как разновидность национальной безопасности.

Если исходить из того, что механизм осуществления правосудия трехсегментен (он состоит из судоустройственного и судопроизводственного сегментов, а также сегмента, определяющего статус лиц, непосредственно осуществляющих правосудие, т.е. прежде всего профессиональных судей), то очевидно, что совершенствоваться он должен комплексно, в единой, учитывающей все сегменты одновременно, программе. Вместе с тем также очевидно, при всей значимости каждого из названных сегментов, что именно судейский сегмент в общем механизме отечественного правосудия является центральным, доминирующим и в то же время сегодня он является наиболее слабым. Ибо существующие недостатки структуры судебной системы (особенно в системе судов общей юрисдикции, базирующейся и ныне на Законе РСФСР от 08.07.1991 № 976 «О судоустройстве РСФСР», кричащие недостатки которого ФКЗ от 31.12.1996 № 1-ФКЗ « О судебной системе в Российской Федерации» не исправил), как и недостатки хотя и принятых недавно, но постоянно меняющихся процессуальных кодексов (а у конституционно-уставной ветви судебной власти вообще нет отдельных процессуальных законодательных актов), с легкостью нивелировал бы судейский корпус, если бы он был идеален или близок к идеалу. И наоборот, недостатки работы (общеизвестные) современного российского судейского корпуса, в принципе, не способны устранить ни самое совершенное устройство судебной системы, ни самый идеальный судебно-процедурный процесс, хотя они и способны негативные последствия этих недостатков уменьшить.

Одновременно, и в категорической форме следует заявить - общее положение дел в нашем судейском корпусе не столь удручающе, как это представляют некоторые заведомо ангажированные СМИ. С ростом правосознания российского общества (это факт, с которым трудно спорить, чему, кстати, способствует резкий рост в России числа дипломированных юристов, пусть не все из которых блещут высокими знаниями) растет и число обращений граждан и предпринимательских структур в суды (одно это свидетельствует о росте доверия в обществе к судебным формам урегулирования конфликтов), но одновременно возрастают общественные ожидания относительно высокого качества (во множестве аспектов этого понятия) российского правосудия. А вот здесь-то как раз и есть самое неприятное - возрастающие общественные ожидания сбываются далеко не всегда, причиной чему в основном служит именно пресловутый человеческий фактор - в его кадрово-судейском преломлении.

В целом, повторюсь, и сегодня ситуация с качеством судейского корпуса в нашей стране не острокритическая (не кризисная). Но определенные наметившиеся тенденции и потенциальные (как в объективном, так и в субъективном восприятии) угрозы, сопряженные с высокими общественными ожиданиями (основанными на восприятии нашей судебной системы и судейского корпуса как полностью соответствующих канонам классического правового государства) создают кумулятивный эффект недовольства со стороны общества, руководства страны и самого судейского корпуса сложившейся ситуацией. Результатом этого являются самые разнообразные призывы, вплоть до одномоментной замены всех судей России. Нет недостатка и в соответствующих законопроектах, но на их анализ данная статья не нацелена.

Здесь речь идет о серьезной опасности, которую создают существующая сегодня объективная возможность попадания в ряды нашего судейского корпуса лиц, причем не в единичных масштабах, которым ни в коем случае нельзя доверять осуществление правосудия. Почему? Потому что, в первую очередь, угрозу национальной безопасности в нашей стране представляют определенные действия определенной части судейского корпуса.

Определенные действия - это вынесение заведомо неправосудных решений, причем - заведомо неправосудных для самого выносящего, это - ключевой признак судебных актов, не соответствующих обстоятельствам и материалам дела, выходящих, подчас, за пределы судейской дискреции, и т.п. К сожалению, не все такие судебные акты обжалуются в вышестоящие судебные инстанции, а обжалуемые - не всегда, по тем или иным причинам, этими инстанциями изменяются или отменяются. Для простоты охарактеризуем такие судебные акты как «странные», ибо не только сопричастные с судопроизводством по подобным делам, но и сами судьи, их выносящие, им иногда поражаются.

Определенная же часть судейского корпуса - это те судьи, которые осознанно такие «странные» судебные акты выносят, и их для простоты, можно, видимо, охарактеризовать в качестве «неправедных» судей. Предлагаемый термин «неправедный» явно шире и многозначительнее, чем предлагаемая ею «привязка» к судье, но в обиходе можно встретить упоминание о праведных судьях как судьях, вершащих правосудие скорое, справедливое, заведомо без корыстных предпосылок и пр. Антиподом праведному судье и является судья неправедный. Впрочем, в число «неправедных» судей следует включить и тех, кто в целом выносит адекватные обстоятельствам и материалам дела судебные акты, но кто в своей судопроизводственной и во внеслужебной жизнедеятельности совершает проступки, не соответствующие высокому статусу судьи (здесь ими нарушаются не только нормы права, но и нормы морали, этики, нравственности).     

Устранение причин, условий, оснований и т.п., позволяющих - объективно - «неправедным» судьям выносить «странные» судебные акты, - важная составная часть борьбы с негативными проявлениями в судейском корпусе, но отнюдь не единственная и даже не главная. И очевидно, что объективная возможность вынесения таких «странных» судебных актов в их количественном выражении обратно пропорциональна численности состава судей, непосредственно принимающих решения по конкретному судебному делу. Отсюда следует вывод: возврат к институту коллегиального рассмотрения большинства (за исключением заведомо «мелких») судебных дел желателен, а возврат к институту рассмотрения большинства уголовных и многих гражданских дел в первой инстанции с участием народных заседателей - попросту необходим, ибо через него, в первую очередь, реализуется закрепленное в ч. 5 ст. 32 Конституции РФ право граждан участвовать в отправлении правосудия. Да и институт участия в правосудии арбитражных заседателей следует резко активизировать - сегодня в арбитражных судах с участием арбитражных заседателей рассматривается лишь одно дело из тысячи.

Как минимизировать, а еще лучше - свести к нулю число «странных» судебных решений? Очевидно, посредством минимизации, а еще радикальнее - доведением до нуля числа «неправедных» судей, выносящих «странные» судебные акты или нацеленных на их вынесение. Но как это сделать без того, чтобы не задеть нормальных, праведных судей, иногда и неосознанно совершающих при осуществлении правосудия судебные ошибки? Удивительно, но юридическая наука, весь спектр ее научных специальностей (вкупе с психологией, социологией и иными смежными отраслями наук) эту важнейшую для нашего общества проблему оставляет без внимания. Естественно поэтому, что конкретные, пригодные для немедленного практического применения предложения здесь не будут высказаны; последует лишь схематичный анализ проблемной ситуации с обозначением общих направлений движения к цели, которую можно сформулировать так: радикальное устранение нависающей угрозы национальной безопасности в сфере осуществления правосудия со стороны «неправедных» судей.

Общую проблемную ситуацию осложняют несколько общеизвестных факторов:

  • недостаточная разработанность понятийного аппарата, что очевидно хотя бы из отсутствия общепринятых определений, адекватных предложенным выше: «странным» судебным актам и «неправедным» судьям;
  • неотработанность инструментария, методологии научного поиска и пр., не позволяющая с безошибочностью и эффективностью даже в первом приближении отделить «странный» судебный акт от обычной судебной ошибки, отделить «неправедного» судью от судьи, допускающего неосознанные ошибки при осуществлении правосудия в ходе рассмотрения конкретных дел;
  • вытекающую из этого сложность локализации «неправедных» судей, глубокого и всестороннего анализа их социально-психологического портрета, выявления общих признаков и специфических особенностей, разработки превентивных мер и мер профилактического характера и т.д. Даже навскидку и очень примерно сказать, какую часть из немногим более 30 тыс. государственных судей в России составляют сегодня «неправедные» судьи, - невозможно. Но они есть, и они-то, точнее - их деятельность, представляют собой угрозу национальной безопасности сегодняшней России (хотя некоторые ретивые защитники чести мундира способны категорически заявить о нулевой здесь доли, но тогда - что в сложившейся ситуации улучшать?).

Почему «неправедные» судьи выносят «странные» судебные акты? Прежде всего - из корыстных побуждений. Также и под давлением: со стороны руководства; со стороны лиц, от которых они находятся в состоянии зависимости, самой разнообразной; под воздействием угроз (самого различного свойства); как результат отдачи карточного долга и т.д. Это все - решения разума. Не исключены и варианты психоэмоционального воздействия, естественно-латентного, например, под воздействием гипноза, вследствие нейролингвистического программирования и т.п. Наверняка, есть случаи причин чисто медицинского характера - под влиянием психической болезни, невротического (весенне-осеннего обострения), депрессивного, по причине нервного срыва, эмоционального срыва, стресса и т.п. В этом ряду вариант: больной СПИДом или проказой находится под сильным психоэмоциональным давлением осознания неизлечимости, тяжелейших последствий своей болезни и т.д. и подчас не в состоянии адекватно реагировать на окружающее, зол на весь мир, и, без сомнения, правосудие, осуществляемое таким человеком, будет деформированным, поскольку его психика не может не быть недеформированной.

Этот перечень может быть продолжен, его систематизация - в зависимости от различных критериев - и системный анализ способны на многое открыть глаза и более четко сфокусировать общую проблемную ситуацию. Она же способна резко повысить эффективность противодействия и превенции «странным» судебным решениям, выносимым «неправедными» судьями.

Борьба с «неправедными» судьями ведется и сегодня, причем последовательная и жесткая в своих окончательных решениях. Есть и случаи реального осуждения к «немалым» срокам судей, вынесших «странные» судебные решения. Достаточно прочитать несколько "Вестников Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации", чтобы убедиться в этом. Так, в "Вестнике ВККС РФ" № 1 за 2008 г. приведены данные о привлечении судей и руководителей судов к дисциплинарной и уголовной ответственности за 9 месяцев 2007 г.: квалификационными коллегиями судей субъектов РФ было привлечено к дисциплинарной ответственности 310 судей; в результате рассмотрения представлений Генерального прокурора РФ дано согласие на возбуждение уголовных дел в отношении 14 судей и т.д. Отдельные работники правоохранительных органов предлагают в целях усиления этой борьбы законодательно снизить судейский иммунитет. Но делать это ни в коем случае нельзя, ибо пострадает независимость судей. Известны же случаи из прошлого, когда «днем судья допрашивал работника милиции по рассматриваемому им делу, а ночью этот же работник милиции допрашивал этого же судью по другому делу».

Однако повысить эффективность форм, способов и методов борьбы с негативными проявлениями со стороны «неправедных» судей, в том числе уголовно-правовыми и административно-правовыми средствами в рамках действующего, законодательно закрепленного, уровня судейского иммунитета, можно и нужно. В частности, посредством разграничения чрезмерно сейчас сгущенных полномочий двухуровневой системы квалификационных коллегий судей: Высшей (ВККС РФ) и субъектов РФ (ККС) и создания для выполнения отдельных из них качественно новых органов судейского сообщества, также избираемых на всероссийских съездах и региональных конференциях судей. Сегодня же они осуществляют функции: отдела кадров для судей; органа, принимающего информацию о прегрешениях судей; органа, проводящего проверку такой информации (дознание?); органа, подготавливающего проект решения по результатам этой проверки (предварительное следствие?); органа, принимающего решение по этим проверкам, в том числе дающего согласие на привлечение судьи к уголовной ответственности, на его арест, самостоятельно принимающего решение о приостановлении и прекращении полномочий судьи (суд над судьями). А посредством более детальной научно-криминологической проработки проблемы состава ст. 305 Уголовного кодекса РФ (вынесение заведомо неправосудного судебного акта) можно повысить эффективность борьбы с этими преступлениями, совершаемыми «неправедными» судьями.

Есть и иные пути. Однако представляется, что эта важная, нужная и результативная работа - борьба с «неправедными» судьями - в форме тактики. «Выкорчевывание» из судейских рядов «неправедных» судей не перекрывает канал проникновения в судейский корпус новых, потенциально (при первичном назначении), а частично и реально (при назначении по истечении первого 3(5)-летнего срока на должность «рядовых» судей и при переназначении на второй 6-летний срок руководителей судов) председателей и заместителей председателей, «неправедных» судей. А вот создание надежного «фильтра» против такого проникновения - это борьба в форме стратегии, хотя и длительная по времени (в год Президент РФ своими указами назначает на должность от 3,5 до 4 тысяч федеральных судей, например, в 2007 г. Президент РФ своими указами в федеральные суды общей юрисдикции назначил 3761 судью, из них председателей и заместителей председателей судов на 6-летний срок полномочий - 1952, судей на 3-летний срок полномочий - 1159, судей военных судов - 11), тем не менее эту работу - создание названного надежного «фильтра» - необходимо активизировать.

Сказать, что в нашей стране в настоящее время такого «фильтра» нет совсем, нельзя. Достаточно жесткие требования, цензовые и иные ограничения и т.д. применительно к кандидатам в судьи закреплены в Конституции РФ (ст. 119), федеральных конституционных и федеральных законах, актах органов судейского сообщества, исполняются они и правоприменительной практикой. Однако этот совокупный «фильтр», образно выражаясь, крупноячеист, а кое-где попросту дыряв. По мнению автора, совершенствовать данный «фильтр» следует в следующих направлениях (излагаемых тезисно, наличие развернутых обоснований по каждому из них презюмируется):

  • необходимо законодательно закрепить невозможность стать (и оставаться) судьей при наличии, помимо российского, гражданства и иного государства. Действующим законодательством установлено, что государственные и муниципальные служащие не могут назначаться на должность, если имеют иное, помимо российского, гражданство, а если лицо приобрело такое гражданство, когда уже было служащим, оно подлежит увольнению. Законодательство о судьях таких ограничений не содержит. В принципе, приобретение иного гражданства не всегда становится общеизвестным, такой факт скрыть несложно, а ведь судья по определению имеет доступ к документам любого уровня секретности. В конце концов, присяги не передавать определенную информацию госструктурам страны, гражданином которого он «дополнительно» стал, он не давал, да и это «новое» государство для него ведь становится не иностранным… со всеми вытекающими отсюда последствиями;
  • необходим качественно иной подход к проверке уровня профессионализма у кандидатов в судьи и к поддержанию достаточного уровня профессионализма у действующих судей. Сегодня экзаменационными комиссиями, создаваемым квалификационными коллегиями судей (Высшей и субъектов РФ) «заваливаются» 30-70% сдающих экзамен, и это притом, что проверяются в основном, как и на государственных экзаменах в вузах, остаточные знания. Нужна длительная, многоэтапная проверка наличия именно профессиональных способностей, навыков, умения, знаний, иных составляющих в комплексе у экзаменующегося работать судьей, с периодической проверкой у действующего судьи наличия (сохранения) необходимого уровня профессионализма (сейчас таких проверок нет совсем, и не все судьи могут, способны и находят время самообразовываться, а действующая система повышения квалификации судей далека от идеала и без права официальной проверки профессионализма у судей не может служить здесь каким-либо гарантом);
  • как ни странно, каких-либо препятствий занять должность судьи лицу, больному какой-либо психической болезнью, у нас не существует. Утвержденный постановлением Совета судей России от 26.12.2002 № 78 (по представлению Минздрава РФ) Перечень заболеваний, препятствующих назначению на должность судьи, содержит 32 наименования заболеваний, но среди них нет психических, за исключением двух разновидностей склероза. Нет, кстати, и ряда физических заболеваний (СПИД, лепра (проказа), сифилис мозга), опасность которых, в данном случае, заключается не в том, что судья, больной этой (одной из) болезнью, заразен для окружающих, а в том, что любая из этих болезней сильно деформирует психику больного, а значит, и правосудие, осуществляемое таким судьей, будет деформированным. Исключения, если они и есть, не могут служить ориентиром для отказа от включения названных болезней в упомянутый Перечень;
  • действующее законодательство очень пунктирно регламентирует вопрос о спецпроверках кандидатов в судьи. Ясно же, что не может быть судьей человек: связанный с оргпреступными группировками; специально засылаемый в арбитражный суд коммерческой структурой для обеспечения вынесения нужных решений; связанный с разведорганами недружественного государства; завсегдатай казино (потому что способен поставить «на кон» судьбу, если будет назначен судьей, рассматриваемого им дела); член тоталитарной секты (по факту безоговорочно подчиняющийся руководителю секты, а значит - и в вопросах осуществляемого им правосудия); находящийся в розыске (факт обнаружения в должности судьи лица, находящегося в федеральном розыске, два с небольшим года назад имел место) и т.д. и т.п. Но сегодня закон лишь указывает, что квалификационная коллегия судей вправе обратиться с требованием о проверке достоверности представленных ей самим кандидатом в судьи документов и сведений в соответствующие органы, которые обязаны сообщить о результатах проверки в двухмесячный срок. Безусловно, нам необходим, по примеру большинства развитых стран, целевой федеральный закон, четко регулирующий вопросы спецпроверок кандидатов в судьи: какой орган, какие вопросы и в какие сроки проверяет, в какой форме и кому представляет результаты проверки и т.п.

Этот перечень может быть продолжен. Любое дело делается людьми, правосудие также осуществляется людьми. Но исключительно важно, чтобы эти люди были специально и очень тщательно отобраны. Без реализации названных предложений (как минимум - этих) отбор в судейский корпус будет по-прежнему дефектным. По прежнему «неправедные» судьи будут выносить «странные» судебные акты, а в обществе будет усиливаться недовольство судебной системой.

***

<…>Сегодня есть ряд принципиальных вопросов, которые нам необходимо решить для укрепления судебной системы. Считаю, что это в большей степени вопросы внутренних процедур и статуса судей, нежели совершенствования гражданско-процессуального и уголовно-процессуального законодательств. Здесь у нас всё-таки в последнее время сделано немало.

Какова основная цель? Основная цель - добиться независимости суда на деле. Есть известный принцип, что судьи подчиняются только закону, и, по сути, это является основой уважения к суду, веры в справедливое правосудие. Вот это такая большая базовая задача. Для того чтобы двигаться в этом направлении, нам необходимо рассмотреть целый комплекс вопросов, связанных с подготовкой ряда мер, направленных на искоренение неправосудных решений, решений, которые, как мы знаем, существуют, которые зачастую возникают в результате различного рода давления, звонков и, что греха таить, за деньги, - мер по ускоренному принятию решений в тех случаях, когда это возможно. Имею в виду устранение волокиты - естественно, не в ущерб качеству рассмотрения дел.

Нам необходимо уточнить ряд нормативных актов, подготовить изменения в законодательство – может быть, и в части, касающейся квалификационных коллегий, сроков полномочий. Думаю, что мы поговорим и о внесении изменений в закон о мировых судьях, и в Кодекс об административных правонарушениях.<…>

Ещё одна тема – кадры: кадры для судебной системы - важнейшая тема. Безусловно, у нас неплохая была кадровая подготовка, но в последние годы - и это не секрет - мы все с вами наблюдаем подготовку юристов на потоке, засилье слабых юридических вузов, и как следствие - выход оттуда соответствующих специалистов. Совершенно очевидно, что потом эти люди вершат человеческие судьбы. В этом смысле мы тоже должны в рамках совершенствования системы образования в стране подумать и о том, чтобы в вопросе подготовки юридических кадров навести порядок.

Иными словами, нам необходимо внести ряд существенных, может быть даже принципиальных, новелл в законодательство о судебной системе. Основным ориентиром для нас является независимость суда и его эффективность.<…>

Д.А.Медведев, вступительное слово на совещании по вопросам совершенствования судебной системы (Москва, 20.05.08)

Клеандров Михаил Иванович. Доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент РАН, заслуженный юрист РФ. В 1980-1989 гг. - старший, главный научный сотрудник отдела государства и права Института истории АН Таджикистана. В 1989-1993 гг. - заведующий кафедрой Тюменского государственного университета. В 1993-1995 гг. - судья Экономического суда СНГ (представитель от Росийской Федерации). В 1995-2003 гг. - председатель Арбитражного суда Тюменской области. В 2003 г. назначен судьей Конституционного Суда РФ.

Литература

1. Фомин С.А. Обеспечение национальной безопасности: Курс лекций. М., 2007. 224 с.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100