написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 2 (27), Июль 2008

Выступление на заседании Совета законодателей по вопросам законодательного обеспечения противодействия коррупции (02.07.2008, Москва)

Медведев Д.А., Президент Российской Федерации

Вступительное слово

Считаю нашу встречу и обсуждение этой темы - к сожалению, актуальной в весьма высокой степени в нашей стране - абсолютно своевременной.

Не буду долго рассказывать вам о природе этого зла, о том, каким образом коррупция разъедает государственные устои и чем она является сегодня. Совершенно очевидно, что коррупция в нашей стране - это реальное и системное зло, с которым нам необходимо бороться.

Вы знаете, 19 мая мною был подписан Указ «О мерах по противодействию коррупции», который создал определённую рабочую структуру, для того чтобы нам подготовить набор предложений. Имею в виду Совет по противодействию коррупции, президиум Совета. И была дана задача подготовить в самый короткий период национальный план противодействия коррупции. Хотел бы вас проинформировать о том, что проект такого документа подготовлен и сейчас находится у меня на рассмотрении. Определённые позиции из этого документа я вам сейчас предъявлю. Но это ещё не окончательная версия. Предлагаю обсудить и то, что будет сказано, и то, что сообщат нам наши коллеги в своих выступлениях.

В чём основной смысл национального плана? В том, чтобы подготовить целую совокупность мер, которые бы создавали полноценную, ещё раз повторю, системную основу для противодействия коррупции в нашей стране.

Что предлагается сделать? В плане несколько разделов. Один из них посвящён мерам по законодательному обеспечению противодействия коррупции, даётся определение коррупции, которое, строго говоря, у нас в законодательстве до сих пор не существует и по поводу которого идут уже, наверное, несколько десятилетий достаточно горячие споры; что это, каким образом соотносится антикоррупционное законодательство с уголовным законодательством и ряд других вопросов, которые только на первый взгляд кажутся сугубо юридическими. В этом же разделе содержатся предложения, касающиеся профилактики коррупции и включающие в себя специальные требования к лицам, претендующим на замещение должностей судей, государственных должностей Российской Федерации, должностей госслужбы, перечень которых должен определяться специальным нормативным актом.

Здесь же содержатся указания на необходимость полноценного развития института общественного и парламентского контроля за соблюдением антикоррупционного законодательства, содержится ряд идей. Я не буду на всех останавливаться, потому что работа ещё идёт, но хотел бы, чтобы вы знали, что речь идёт о сокращении категорий лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам и ведение оперативно-разыскных мероприятий, обеспечивается справедливость и равная доступность правосудия как принцип. Соответствующая позиция раскрывается в нормативных актах, должна быть раскрыта.

Кроме того, устанавливается ряд достаточно важных и новых для нас новелл, таких как административная ответственность юридических лиц, причастных к коррупционным правонарушениям, а также процедура дисквалификации в качестве административного наказания. И то, и другое в нашем законодательстве в таком чистом виде отсутствует.

В принципе это те позиции, которые мы принимаем на себя после присоединения к нескольким конвенциям. Имею в виду Конвенцию ООН против коррупции, Конвенцию Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию. Эти конвенции, как вы знаете, Россия приняла и ратифицировала, при вашем участии, естественно.

Уточняются требования к судьям, к лицам, претендующим на замещение должностей судей, членам Совета Федерации, депутатам Государственной Думы, депутатам законодательных и представительных органов государственной власти, работникам Счётной палаты, служащим Центрального банка и некоторые другие позиции, которые нам ещё необходимо будет обсудить.

Есть предложение возложить определённые запреты - дополнительные запреты и ограничения - на государственных и муниципальных служащих: устанавливается запрет на приём на правоохранительную службу и службу в органах Федеральной службы безопасности граждан, имеющих судимость, уголовное преследование в отношении которых прекращено по нереабилитирующим обстоятельствам, либо граждан, уволенных с государственной службы по дискредитирующим обстоятельствам. Этого у нас не было. Устанавливается в качестве оперативно-разыскной задачи обнаружение имущества, подлежащего конфискации, и целый ряд других мер, которые ещё предстоит окончательно обсудить и по которым будут приняты отдельные документы: отдельные законы, в некоторых случаях отдельные указы Президента, иные подзаконные акты.

Второй раздел этого документа посвящён мерам по совершенствованию государственного управления в целях предупреждения коррупции. Здесь достаточно понятные вещи, которые требуют тем не менее нового изложения либо последовательного применения в повседневной деятельности, такие как отдельная регламентация использования государственного и муниципального имущества, передачи прав на использование такого имущества, с тем чтобы снизить количество коррупционных актов с этим имуществом; совершенствование норм, которые регулируют осуществление закупок для государственных и муниципальных нужд с целью исключения произвольного толкования, дискриминации или предоставления неоправданных преимуществ.

Предлагаются меры по передаче части федеральных полномочий регионам при одновременной оценке системы их работы и части функций государственных органов в негосударственный сектор как мера совершенствования функционирования государственного аппарата, создание системы контроля деятельности государственных и муниципальных служащих со стороны институтов гражданского общества. Естественно, всё это будет развёрнуто в отдельный блок и в отдельную совокупность законов.

Мы также возвращаемся к известным принципам, которые были введены ещё в 2002 г., принципам служебного поведения государственных служащих, с тем чтобы принять действенные меры по предотвращению конфликта интересов и в необходимых случаях по привлечению отдельных государственных служащих к ответственности за несоблюдение соответствующих правил, ряд других мер, связанных с государственной службой.

И, наконец, третий раздел - это меры по повышению профессионального уровня юридических кадров и правовому просвещению. Здесь тоже целая совокупность предложений и по использованию средств массовой информации, и по применению возможностей неправительственных организаций в целях создания соответствующих мотиваций антикоррупционного поведения; меры, связанные с улучшением преподавания юридических дисциплин, сокращением количества юридических вузов, которые не соответствуют требованиям, утверждённым в определённом порядке нашим Министерством, - в общем, всё то, о чём вы хорошо знаете.

Таким образом, после принятия этого плана - и почему я считаю крайне важной нашу встречу - нам нужно будет перейти собственно к юридической работе, заключающейся в том, чтобы этот план превратился в ближайшие полгода в набор законов, которые будут приняты как на федеральном уровне, так и на уровне соответствующих субъектов Федерации, которые вы представляете. Это большая, серьёзная работа. Просил бы к ней уже начинать прямо сейчас готовиться. Ряд этих законов может создавать и напряжение, и по-разному толковаться. Мы должны минимизировать все сложности и войти в новый год с современным антикоррупционным законодательством, за которое нам не будет стыдно и которое будет эффективно применяться.

Вы понимаете, что в нашей стране коррупция превратилась в способ существования огромного количества людей. Это печально, но это именно так. По сути, она превратилась в норму, повседневную норму жизни. Люди, которые сталкиваются с такого рода преступлениями, просто смирились с этим. Проще заплатить, чем возбуждать какие-то проблемы, обращаться в правоохранительные органы или в судебную систему. Те же, кто получает взятки, кто совершает коррупционные правонарушения, вообще не ощущают никаких рисков или считают эти риски пренебрежимыми. Так не должно быть.

Я предлагаю обсудить тот набор идей, который сегодня сформирован. Хотел бы выслушать ваши предложения, и будем считать, что мы начинаем с вами законодательную работу по противодействию коррупции.

Заключительное слово

<…>Вы знаете, когда я принимал решение о том, чтобы выпустить соответствующий Указ, работать над планом, то, естественно, слышал от разных людей мнения: «Зачем вы это делаете? Всё равно ничего не добьётесь. Сколько раз это уже начиналось в нашей стране на протяжении веков - ничем существенным не заканчивалось». Это очень сложная тема. Но ещё хуже - ничего не делать.

Чтобы работать по этому направлению, у нас сейчас есть практически всё: и современная законодательная система, которую мы должны приспособить под определённые новые состояния, и финансовые возможности, абсолютно отличающиеся от того, что было в 90-е годы. Поэтому считаю, что заниматься этим вопросом - дело чести государства.

Теперь некоторые соображения по сути того, что прозвучало.

Сергей Михайлович [Миронов] затронул два момента, которые, на мой взгляд, абсолютно актуальны на сегодняшний день.

Первый, о чём мы неоднократно говорили, - вопрос об административных регламентах. Обсуждение этого вопроса начиналось ещё около 5 лет назад. Практически ничего не сделано. Придите в любое министерство, попросите административный регламент, чтобы посмотреть, как движутся документы, запросите информацию о том, где ваш документ находится, - ничего не ответят. Вам ещё, может быть, ответят, потому что вы большие начальники, руководители законодательных или правоохранительных органов, и то не сразу, гражданам не ответят ничего.

Надо обязательно создать полноценную систему административных регламентов. То же самое - электронный документооборот. Мы не просто так начали заниматься Интернетом и внедрением электронных форм общения. Это не только развлечение для школьников, но и достаточно мощный антикоррупционный ресурс. Вы знаете, что во многих странах уже и декларации отправляют по Интернету, и разные другие действия совершают, и ответы получают. Во-первых, это быстро, а во-вторых, как совершенно справедливо сказал Сергей Михайлович, минимизировано общение с чиновником. По Интернету или какой-то иной коммуникативной системе вымогать взятку значительно сложнее, и следы остаются.

Дальше. То, о чём говорил Валерий Евгеньевич Аксаков: обязательное проведение антикоррупционной экспертизы. Впоследствии коллеги тоже все эти вещи поддерживали. Я согласен, это серьёзное, важное направление, но эта экспертиза должна быть разумной. Мы сами сначала должны заложить критерии этой экспертизы: что исследуется, на предмет каких конкретно возможностей, - с тем чтобы мы не взрыхлили юридическую поляну до такой степени, что работать будет невозможно. Мы же понимаем с вами, что при желании на эту тему даже я (понимая, что я уже давно юридической практикой не занимаюсь) готов за полчаса «раздолбать» любой закон и показать там десяток возможностей для злоупотреблений. Мы их должны минимизировать. Но это не должно превращаться в самоцель. Тем более что наш чиновник настолько талантлив, что даже если мы устраним десяток возможностей, то он найдёт ещё три десятка.

Но с чем я абсолютно солидарен - с тем, что мы должны уменьшать диспозитивность в административном праве, в административных процедурах. То есть усмотрение в деятельности чиновников должно быть сведено к минимуму. Это совершенно очевидно.

Некоторые позиции звучали о независимости суда. Это очень тонкая вещь. Я солидарен с тем, что мы должны предпринять всё от нас зависящее, для того чтобы укрепить независимость судей. И мы специально этим занимаемся в ходе работы, которая ведётся, по сути, параллельно с работой над антикоррупционной темой. В то же время, конечно, мы понимаем и то, что судья, как и любой гражданин Российской Федерации, не может быть полностью «забронирован» от уголовной и иной ответственности. Вопрос в способе, порядке привлечения к ответственности и в том, насколько эффективно это делает, собственно, само судейское сообщество. Будем продолжать общение по этой теме тоже.

И - я об этом говорил, и коллеги вспомнили - в 2002 году был подписан Указ Президента о принципах служебного поведения госслужащих. Хороший документ сам по себе. Откровенно говоря (специально им когда-то ещё, 6 лет назад, сам занимался), не действует вообще никак. Вспомните хоть один случай, когда российский чиновник публично заявил бы о конфликте интересов, сказал: «Вы знаете, мне вот тут акции по наследству достались, или жене кто-то передал, заявляю о конфликте интересов, прошу принять решение». Ни слова! Почему? Потому что никого за это не наказали. Мы все неплохо знаем, у кого какие активы есть, если уж говорить серьёзно. Но большинство государственных служащих даже не утруждаются в формальном использовании законодательства в части передачи этих активов в доверительное управление. И механизма нормального нет, и не делают этого. Поэтому нам нужно разработать полноценный порядок передачи активов в доверительное управление. Или давайте подумаем, можем принять и более жёсткую точку зрения, потребовать отчуждения этих активов. Причем в сторону лиц, которые не являются родственниками или друзьями соответствующего человека. Это вопрос выбора. Может быть, и не нужно избыточных жёсткостей, но как минимум необходимо, чтобы была декларация об этих активах, и они были переданы в доверительное управление тому или иному учреждению, обладающему правом на трастовую деятельность.<…>

Здесь также Александр Эммануилович [Буксман] сказал об уголовной ответственности юридических лиц. Вот эту идею я не могу поддержать. И, несмотря на то что она содержится в ряде международных конвенций, думаю, что она бессмысленна для нашего правопорядка. У нас никогда не было уголовной ответственности юридических лиц, ибо наша наука и практика всегда стояли на том, что уголовная ответственность - это репрессия, и это так. Своим остриём она направлена на личность, а юридическое лицо - фигура фиктивная, придуманная законодателем. И ответственность она может нести только имущественную или административную. Хотя лица, работающие в соответствующем предприятии, организации, т. е. в соответствующем юридическом лице, естественно, должны и могут нести и уголовную, и административную ответственность.

Ещё одна вещь, о которой сейчас довольно много говорили: нам действительно необходимо освободить советы директоров компаний, которые имеют государственную долю или контролируются государством, от значительной части чиновников. Председатель совета директоров в акционерном обществе, которое контролируется государством или в котором есть доля участия государства, - это вполне объяснимая вещь - может быть и высоким государственным служащим. Но зачем там десяток клерков среднего звена? Государственную позицию способен озвучить и председатель совета директоров в соответствии с данными ему государственными директивами. Все остальные, по сути, занимаются просто или лоббизмом, или кормлением. Один-два государственных служащих - это максимум, что по-хорошему нужно иметь в акционерных обществах, даже полностью принадлежащих государству. Остальные фигуры должны быть наняты за деньги, и это должны быть специалисты, независимые члены совета директоров. Но при этом они, конечно, должны находиться в рамках тех директив, которые дало государство как акционер.

Согласен с тем, что нужно подумать и о присутствии общественности при проведении тендеров, различного рода процедур. В общем, у нас это есть, но на практике зачастую игнорируется. То, что говорили коллеги - Дмитрий Владимирович Кулагин и Марина Дмитриевна Истиховская: коррупция действительно может быть продолжением борьбы с коррупцией. Вполне возможная вещь: деньги можно получать от всего, в том числе и от борьбы, и очень немаленькие деньги. И примеры у нас есть. Но это не значит, что мы не должны этим заниматься. В противном случае нужно просто поднять руки вверх. Это первое.

И второе: недопустима кампанейщина: можем «взорвать» и бизнес, и государственную службу, и всю страну. С точки зрения проведения кампаний у нас всегда все было «хорошо». Мы это делать умели и любили. Но действовать по этой проблеме нужно разумно, жёстко и последовательно. Жду подобной работы и от законодателей и от правоохранительных органов.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100   

Выступление на заседании Совета законодателей по вопросам законодательного обеспечения противодействия коррупции (02.07.2008, Москва) | Журнал "Право и безопасность" | http://www.dpr.ru написать письмо первая страница первая страница switch to english

Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 2 (27), Июль 2008

Выступление на заседании Совета законодателей по вопросам законодательного обеспечения противодействия коррупции (02.07.2008, Москва)

Медведев Д.А., Президент Российской Федерации

Вступительное слово

Считаю нашу встречу и обсуждение этой темы - к сожалению, актуальной в весьма высокой степени в нашей стране - абсолютно своевременной.

Не буду долго рассказывать вам о природе этого зла, о том, каким образом коррупция разъедает государственные устои и чем она является сегодня. Совершенно очевидно, что коррупция в нашей стране - это реальное и системное зло, с которым нам необходимо бороться.

Вы знаете, 19 мая мною был подписан Указ «О мерах по противодействию коррупции», который создал определённую рабочую структуру, для того чтобы нам подготовить набор предложений. Имею в виду Совет по противодействию коррупции, президиум Совета. И была дана задача подготовить в самый короткий период национальный план противодействия коррупции. Хотел бы вас проинформировать о том, что проект такого документа подготовлен и сейчас находится у меня на рассмотрении. Определённые позиции из этого документа я вам сейчас предъявлю. Но это ещё не окончательная версия. Предлагаю обсудить и то, что будет сказано, и то, что сообщат нам наши коллеги в своих выступлениях.

В чём основной смысл национального плана? В том, чтобы подготовить целую совокупность мер, которые бы создавали полноценную, ещё раз повторю, системную основу для противодействия коррупции в нашей стране.

Что предлагается сделать? В плане несколько разделов. Один из них посвящён мерам по законодательному обеспечению противодействия коррупции, даётся определение коррупции, которое, строго говоря, у нас в законодательстве до сих пор не существует и по поводу которого идут уже, наверное, несколько десятилетий достаточно горячие споры; что это, каким образом соотносится антикоррупционное законодательство с уголовным законодательством и ряд других вопросов, которые только на первый взгляд кажутся сугубо юридическими. В этом же разделе содержатся предложения, касающиеся профилактики коррупции и включающие в себя специальные требования к лицам, претендующим на замещение должностей судей, государственных должностей Российской Федерации, должностей госслужбы, перечень которых должен определяться специальным нормативным актом.

Здесь же содержатся указания на необходимость полноценного развития института общественного и парламентского контроля за соблюдением антикоррупционного законодательства, содержится ряд идей. Я не буду на всех останавливаться, потому что работа ещё идёт, но хотел бы, чтобы вы знали, что речь идёт о сокращении категорий лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам и ведение оперативно-разыскных мероприятий, обеспечивается справедливость и равная доступность правосудия как принцип. Соответствующая позиция раскрывается в нормативных актах, должна быть раскрыта.

Кроме того, устанавливается ряд достаточно важных и новых для нас новелл, таких как административная ответственность юридических лиц, причастных к коррупционным правонарушениям, а также процедура дисквалификации в качестве административного наказания. И то, и другое в нашем законодательстве в таком чистом виде отсутствует.

В принципе это те позиции, которые мы принимаем на себя после присоединения к нескольким конвенциям. Имею в виду Конвенцию ООН против коррупции, Конвенцию Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию. Эти конвенции, как вы знаете, Россия приняла и ратифицировала, при вашем участии, естественно.

Уточняются требования к судьям, к лицам, претендующим на замещение должностей судей, членам Совета Федерации, депутатам Государственной Думы, депутатам законодательных и представительных органов государственной власти, работникам Счётной палаты, служащим Центрального банка и некоторые другие позиции, которые нам ещё необходимо будет обсудить.

Есть предложение возложить определённые запреты - дополнительные запреты и ограничения - на государственных и муниципальных служащих: устанавливается запрет на приём на правоохранительную службу и службу в органах Федеральной службы безопасности граждан, имеющих судимость, уголовное преследование в отношении которых прекращено по нереабилитирующим обстоятельствам, либо граждан, уволенных с государственной службы по дискредитирующим обстоятельствам. Этого у нас не было. Устанавливается в качестве оперативно-разыскной задачи обнаружение имущества, подлежащего конфискации, и целый ряд других мер, которые ещё предстоит окончательно обсудить и по которым будут приняты отдельные документы: отдельные законы, в некоторых случаях отдельные указы Президента, иные подзаконные акты.

Второй раздел этого документа посвящён мерам по совершенствованию государственного управления в целях предупреждения коррупции. Здесь достаточно понятные вещи, которые требуют тем не менее нового изложения либо последовательного применения в повседневной деятельности, такие как отдельная регламентация использования государственного и муниципального имущества, передачи прав на использование такого имущества, с тем чтобы снизить количество коррупционных актов с этим имуществом; совершенствование норм, которые регулируют осуществление закупок для государственных и муниципальных нужд с целью исключения произвольного толкования, дискриминации или предоставления неоправданных преимуществ.

Предлагаются меры по передаче части федеральных полномочий регионам при одновременной оценке системы их работы и части функций государственных органов в негосударственный сектор как мера совершенствования функционирования государственного аппарата, создание системы контроля деятельности государственных и муниципальных служащих со стороны институтов гражданского общества. Естественно, всё это будет развёрнуто в отдельный блок и в отдельную совокупность законов.

Мы также возвращаемся к известным принципам, которые были введены ещё в 2002 г., принципам служебного поведения государственных служащих, с тем чтобы принять действенные меры по предотвращению конфликта интересов и в необходимых случаях по привлечению отдельных государственных служащих к ответственности за несоблюдение соответствующих правил, ряд других мер, связанных с государственной службой.

И, наконец, третий раздел - это меры по повышению профессионального уровня юридических кадров и правовому просвещению. Здесь тоже целая совокупность предложений и по использованию средств массовой информации, и по применению возможностей неправительственных организаций в целях создания соответствующих мотиваций антикоррупционного поведения; меры, связанные с улучшением преподавания юридических дисциплин, сокращением количества юридических вузов, которые не соответствуют требованиям, утверждённым в определённом порядке нашим Министерством, - в общем, всё то, о чём вы хорошо знаете.

Таким образом, после принятия этого плана - и почему я считаю крайне важной нашу встречу - нам нужно будет перейти собственно к юридической работе, заключающейся в том, чтобы этот план превратился в ближайшие полгода в набор законов, которые будут приняты как на федеральном уровне, так и на уровне соответствующих субъектов Федерации, которые вы представляете. Это большая, серьёзная работа. Просил бы к ней уже начинать прямо сейчас готовиться. Ряд этих законов может создавать и напряжение, и по-разному толковаться. Мы должны минимизировать все сложности и войти в новый год с современным антикоррупционным законодательством, за которое нам не будет стыдно и которое будет эффективно применяться.

Вы понимаете, что в нашей стране коррупция превратилась в способ существования огромного количества людей. Это печально, но это именно так. По сути, она превратилась в норму, повседневную норму жизни. Люди, которые сталкиваются с такого рода преступлениями, просто смирились с этим. Проще заплатить, чем возбуждать какие-то проблемы, обращаться в правоохранительные органы или в судебную систему. Те же, кто получает взятки, кто совершает коррупционные правонарушения, вообще не ощущают никаких рисков или считают эти риски пренебрежимыми. Так не должно быть.

Я предлагаю обсудить тот набор идей, который сегодня сформирован. Хотел бы выслушать ваши предложения, и будем считать, что мы начинаем с вами законодательную работу по противодействию коррупции.

Заключительное слово

<…>Вы знаете, когда я принимал решение о том, чтобы выпустить соответствующий Указ, работать над планом, то, естественно, слышал от разных людей мнения: «Зачем вы это делаете? Всё равно ничего не добьётесь. Сколько раз это уже начиналось в нашей стране на протяжении веков - ничем существенным не заканчивалось». Это очень сложная тема. Но ещё хуже - ничего не делать.

Чтобы работать по этому направлению, у нас сейчас есть практически всё: и современная законодательная система, которую мы должны приспособить под определённые новые состояния, и финансовые возможности, абсолютно отличающиеся от того, что было в 90-е годы. Поэтому считаю, что заниматься этим вопросом - дело чести государства.

Теперь некоторые соображения по сути того, что прозвучало.

Сергей Михайлович [Миронов] затронул два момента, которые, на мой взгляд, абсолютно актуальны на сегодняшний день.

Первый, о чём мы неоднократно говорили, - вопрос об административных регламентах. Обсуждение этого вопроса начиналось ещё около 5 лет назад. Практически ничего не сделано. Придите в любое министерство, попросите административный регламент, чтобы посмотреть, как движутся документы, запросите информацию о том, где ваш документ находится, - ничего не ответят. Вам ещё, может быть, ответят, потому что вы большие начальники, руководители законодательных или правоохранительных органов, и то не сразу, гражданам не ответят ничего.

Надо обязательно создать полноценную систему административных регламентов. То же самое - электронный документооборот. Мы не просто так начали заниматься Интернетом и внедрением электронных форм общения. Это не только развлечение для школьников, но и достаточно мощный антикоррупционный ресурс. Вы знаете, что во многих странах уже и декларации отправляют по Интернету, и разные другие действия совершают, и ответы получают. Во-первых, это быстро, а во-вторых, как совершенно справедливо сказал Сергей Михайлович, минимизировано общение с чиновником. По Интернету или какой-то иной коммуникативной системе вымогать взятку значительно сложнее, и следы остаются.

Дальше. То, о чём говорил Валерий Евгеньевич Аксаков: обязательное проведение антикоррупционной экспертизы. Впоследствии коллеги тоже все эти вещи поддерживали. Я согласен, это серьёзное, важное направление, но эта экспертиза должна быть разумной. Мы сами сначала должны заложить критерии этой экспертизы: что исследуется, на предмет каких конкретно возможностей, - с тем чтобы мы не взрыхлили юридическую поляну до такой степени, что работать будет невозможно. Мы же понимаем с вами, что при желании на эту тему даже я (понимая, что я уже давно юридической практикой не занимаюсь) готов за полчаса «раздолбать» любой закон и показать там десяток возможностей для злоупотреблений. Мы их должны минимизировать. Но это не должно превращаться в самоцель. Тем более что наш чиновник настолько талантлив, что даже если мы устраним десяток возможностей, то он найдёт ещё три десятка.

Но с чем я абсолютно солидарен - с тем, что мы должны уменьшать диспозитивность в административном праве, в административных процедурах. То есть усмотрение в деятельности чиновников должно быть сведено к минимуму. Это совершенно очевидно.

Некоторые позиции звучали о независимости суда. Это очень тонкая вещь. Я солидарен с тем, что мы должны предпринять всё от нас зависящее, для того чтобы укрепить независимость судей. И мы специально этим занимаемся в ходе работы, которая ведётся, по сути, параллельно с работой над антикоррупционной темой. В то же время, конечно, мы понимаем и то, что судья, как и любой гражданин Российской Федерации, не может быть полностью «забронирован» от уголовной и иной ответственности. Вопрос в способе, порядке привлечения к ответственности и в том, насколько эффективно это делает, собственно, само судейское сообщество. Будем продолжать общение по этой теме тоже.

И - я об этом говорил, и коллеги вспомнили - в 2002 году был подписан Указ Президента о принципах служебного поведения госслужащих. Хороший документ сам по себе. Откровенно говоря (специально им когда-то ещё, 6 лет назад, сам занимался), не действует вообще никак. Вспомните хоть один случай, когда российский чиновник публично заявил бы о конфликте интересов, сказал: «Вы знаете, мне вот тут акции по наследству достались, или жене кто-то передал, заявляю о конфликте интересов, прошу принять решение». Ни слова! Почему? Потому что никого за это не наказали. Мы все неплохо знаем, у кого какие активы есть, если уж говорить серьёзно. Но большинство государственных служащих даже не утруждаются в формальном использовании законодательства в части передачи этих активов в доверительное управление. И механизма нормального нет, и не делают этого. Поэтому нам нужно разработать полноценный порядок передачи активов в доверительное управление. Или давайте подумаем, можем принять и более жёсткую точку зрения, потребовать отчуждения этих активов. Причем в сторону лиц, которые не являются родственниками или друзьями соответствующего человека. Это вопрос выбора. Может быть, и не нужно избыточных жёсткостей, но как минимум необходимо, чтобы была декларация об этих активах, и они были переданы в доверительное управление тому или иному учреждению, обладающему правом на трастовую деятельность.<…>

Здесь также Александр Эммануилович [Буксман] сказал об уголовной ответственности юридических лиц. Вот эту идею я не могу поддержать. И, несмотря на то что она содержится в ряде международных конвенций, думаю, что она бессмысленна для нашего правопорядка. У нас никогда не было уголовной ответственности юридических лиц, ибо наша наука и практика всегда стояли на том, что уголовная ответственность - это репрессия, и это так. Своим остриём она направлена на личность, а юридическое лицо - фигура фиктивная, придуманная законодателем. И ответственность она может нести только имущественную или административную. Хотя лица, работающие в соответствующем предприятии, организации, т. е. в соответствующем юридическом лице, естественно, должны и могут нести и уголовную, и административную ответственность.

Ещё одна вещь, о которой сейчас довольно много говорили: нам действительно необходимо освободить советы директоров компаний, которые имеют государственную долю или контролируются государством, от значительной части чиновников. Председатель совета директоров в акционерном обществе, которое контролируется государством или в котором есть доля участия государства, - это вполне объяснимая вещь - может быть и высоким государственным служащим. Но зачем там десяток клерков среднего звена? Государственную позицию способен озвучить и председатель совета директоров в соответствии с данными ему государственными директивами. Все остальные, по сути, занимаются просто или лоббизмом, или кормлением. Один-два государственных служащих - это максимум, что по-хорошему нужно иметь в акционерных обществах, даже полностью принадлежащих государству. Остальные фигуры должны быть наняты за деньги, и это должны быть специалисты, независимые члены совета директоров. Но при этом они, конечно, должны находиться в рамках тех директив, которые дало государство как акционер.

Согласен с тем, что нужно подумать и о присутствии общественности при проведении тендеров, различного рода процедур. В общем, у нас это есть, но на практике зачастую игнорируется. То, что говорили коллеги - Дмитрий Владимирович Кулагин и Марина Дмитриевна Истиховская: коррупция действительно может быть продолжением борьбы с коррупцией. Вполне возможная вещь: деньги можно получать от всего, в том числе и от борьбы, и очень немаленькие деньги. И примеры у нас есть. Но это не значит, что мы не должны этим заниматься. В противном случае нужно просто поднять руки вверх. Это первое.

И второе: недопустима кампанейщина: можем «взорвать» и бизнес, и государственную службу, и всю страну. С точки зрения проведения кампаний у нас всегда все было «хорошо». Мы это делать умели и любили. Но действовать по этой проблеме нужно разумно, жёстко и последовательно. Жду подобной работы и от законодателей и от правоохранительных органов.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100