написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 3-4 (24-25), Декабрь 2007

Современное состояние военно-юридической (военно-правовой) науки и ее роль в укреплении безопасности России

Толкаченко А.А., судья Верховного Суда РФ

Настоящая статья базируется на материалах военно-правовых исследований, однако, как и работы видных предшественников1, не ставит задачи рассмотрения всей совокупности вопросов военно-юридической науки.

Современное военное право - это социально ценностный феномен, который сам по себе требует отдельного научного осмысления с учетом того, что:

  • «основа наших знаний находится в общественно-исторической практике человека»2;
  • законодатель (как, впрочем, и исследователь права) «должен смотреть на себя, как на естествоиспытателя. Он не делает законов, не изобретает их, а только формулирует, он выражает в сознательных положительных законах внутренние законы духовных отношений»3;
  • «закон не свободен от общей для всех обязанности говорить правду. Он вдвойне обязан это делать, т.к. является всеобщим и подлинным выразителем правовой природы вещей. Правовая природа вещей не может поэтому приспособляться к закону - закон, напротив, должен приспособляться к ней»4;
  • «если бы форма проявления и сущность вещей непосредственно совпадали, то всякая наука была бы излишня»5;
  • «…отдельное не существует иначе, как в той связи, которая ведет к общему. Общее существует лишь в отдельном…»6;
  • «в истории армии с поразительной ясностью резюмируется вся история гражданского общества»7.

Однако этот феномен на протяжении последних лет новой российской государственности по-прежнему недооценивается, а его высокий потенциал используется не в полной мере, чем отчасти могут быть объяснены отдельные неуспехи военных реформ.

Чего только не писали в эти годы средства массовой информации о «двух истинных и вечных союзниках России - армии и флоте». И не только то, что нынешняя рабоче-крестьянская армия капитализм защищать не будет. Но и то, что, оказывается, «процветет наша империя тогда, когда диссертации по творчеству Достоевского станут защищать люди в погонах»8. К слову сказать, на это суждение нашлись достойные ответы из слоя тех, кто, служа в армии, защищали диссертации, в том числе и по Достоевскому, и для которых, как и для Федора Михайловича, этого пророка в своем Отечестве, честь, порядочность, патриотизм, державность, профессия Родину защищать - не пустые слова9.

Будем надеяться, что время принижения роли таких важнейших государственных институтов, являющихся признанными параметрами державности и основой безопасности личности, общества и государства, как право и вооруженные силы, проходит.

Военное право, применяемое органами военной юстиции, традиционно рассматривается в трех аспектах:

1) как отрасль права, регулирующая определенную группу общественных отношений;

2) как наука (сфера знаний в области правоведения);

3) как специальная учебная дисциплина, связанная с преподаванием военного права10.

Названные разновидности понятия военного права взаимосвязаны, взаимозависимы и взаимообусловлены, но каждое из них имеет собственное содержание.

Военное право как отрасль права

Военное право как отрасль права выступает в качестве базовой, отправной категории для отраслевой юридической науки и соответствующей учебной дисциплины. Его предметом в общем виде является совокупность многоуровневых относительно самостоятельных общественных отношений, складывающихся в области военно-оборонной деятельности государств.

Внутри этого предмета выделяются и развиваются сложносоставные группы относительно однородных отношений в различных сферах военной деятельности государства11, основные из которых рассматриваются в рамках соответствующей научной специальности «20.02.03. - Военное право, военные проблемы международного права».

В Российской Федерации действует значительное количество норм в военно-оборонной сфере, которые объективно невозможно отнести к той или иной традиционной отрасли права.

Такие нормы содержатся, например, в ФКЗ «О военном положении», в ФЗ «Об обороне», «О воинской обязанности и военной службе», «О статусе военнослужащих», «О материальной ответственности военнослужащих», в законодательстве об альтернативной гражданской службе, в положениях о порядке прохождения военной службы, в общевоинских уставах и множестве других актов.

Количество таких норм настолько велико, что простому человеку это невозможно представить: нет ни одной отрасли или подотрасли права, в которой не выделялись бы в той или иной мере военно-оборонные аспекты. Для понимания их «всеохватности» уместна известная юмористическая присказка о том, что, тщательно пережевывая пищу, ты укрепляешь обороноспособность нашей страны.  

Указанные обстоятельства и ранее давали возможность, и ныне позволяют рассматривать военное право как комплексную отрасль права, в которую наряду с иерархически выстроенными по вертикали (исходя из критерия юридической силы правовых актов) нормами военного законодательства, регулирующими вопросы военной деятельности государства и военно-служебные отношения, входят нормы, относящиеся к другим (классическим, т.е. традиционным) отраслям законодательства - административному, финансовому, жилищному, земельному, уголовному и др.12 Последние, в свою очередь, составляют горизонтальный уровень военного права.

С учетом изложенного для военного права характерным является наличие пересекающихся сфер, т.е. регулирование одних и тех же вопросов различными смежными отраслями права.

К примеру, правовая регламентация жилищных отношений военнослужащих осуществляется как ФЗ «О статусе военнослужащих», так и Жилищным кодексом РФ.

Военное право также тесно взаимодействует с уголовным, уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным правом в вопросах уголовной ответственности военнослужащих, в применении и исполнении уголовных наказаний, которые, безусловно, и дальше будут объективно иметь свою специфику.

Воинские отношения регулируются также административным, налоговым, бюджетным и финансовым правом и многими другими отраслями права, входящими в публичное право.

Такое положение объясняется тем, что регламентация воинских отношений силами и средствами лишь какой-либо одной отрасли права невозможна в силу их большого разнообразия, дифференциации, характера выполняемых задач, а также их социальной значимости.

Объективно требуется задействование потенциала ряда отраслей права, из арсенала которых берется то, что наиболее адекватно соответствует целенаправленному и эффективному правовому регулированию конкретных отношений в военно-оборонной, в военно-служебной сферах при необходимом соблюдении конституционного баланса интересов личности, общества и государства.

Это возможно лишь в рамках разумной интеграции отдельных отраслей права при одновременном институциональном закреплении определенной совокупности общественных (военно-правовых, военно-оборонных) отношений и на их основе. Сейчас уже нет необходимости, как 40 лет назад, доказывать существование воинских отношений, их состоятельность, самостоятельность и безальтернативность их детальной правовой регламентации.

В то же время все нормы военного права характеризуются единством, внутренней согласованностью и органической взаимосвязью в целях укрепления и совершенствования деятельности военной организации государства на основе специфических принципов централизации, единоначалия, воинской дисциплины и др.

Причем эти взаимосвязи: внешние и внутренние, горизонтальные, вертикальные и диагональные заслуживают отдельного внимания как с точки зрения структурно-формальной, так и с точки зрения содержательной, включая соотношения «дух-буква», «форма-содержание» и др.13

Например, сегодня, как и 20 лет назад, весьма ценной видится выявленная научным путем закономерность - «убывание «комплексности» нормативно-правовых актов в вертикальной структуре по направлению сверху вниз: т.е. нормативно-правовые акты высших органов государственной власти носят преимущественно комплексный характер, акты же нижестоящих звеньев вертикальной структуры содержат нормы одной из отраслей права…»14.

В литературе справедливо отмечается, что предметом регулирования комплексных отраслей законодательства являются совокупности разнородных общественных отношений, объединяемых в систему под воздействием определенных социально-экономических закономерностей15, обосновывается необходимость более широкого толкования понятий системы права, его отраслей и на этой основе предлагается правомерно включать в эту систему и военное право16.

Юридическим критерием для выделения комплексной отрасли является наличие развитой нормативно-правовой базы, содержащей в том числе крупные кодифицированные акты преимущественно комплексного характера17.

Юридический критерий является таким же необходимым и достаточным, как и социологический - наличие относительно самостоятельного, обособленного предмета правового регулирования.

Таким образом, комплексность рассматриваемой отрасли образуется благодаря представленности военного права на двух уровнях: горизонтальном и вертикальном.

Вместе с тем нельзя не отметить провидческую констатацию о том, что военно-юридическую науку следует институировать как относительно самостоятельную отрасль знаний, отказаться от излишнего акцентирования на комплексном характере военного права, поскольку это ведет к научной недооценке специфических для Вооруженных Сил закономерностей, обращению ученых - военных юристов к сферам иных отраслей правовых знаний в поиске особенностей их применения в военном деле. В результате отдельные сугубо воинские отношения остаются без «своего» правового регулирования, а «натянутые» на них общие правовые нормы работают с перебоями18.

Военно-правовая наука не может замыкаться только на военной проблематике, а должна включать исследование правовых аспектов всего круга оборонных вопросов, которыми ни одна другая отрасль правовых знаний не занимается. То есть ее предметом должны стать и вопросы обеспечения оборонной деятельности государства, на что в свое время ориентировали и нормативные акты Министерства обороны19.

Комплексирование предмета исследования позволит системно решать ряд сугубо военных задач - например, комплектование войск, поставок20.

Как известно, право не сводится лишь к нормативному массиву, т.е. своду законов и других правовых актов.

Любая отрасль права призвана отражать теоретические достижения общества, передовые идеи и концепции, воплощая их в той или иной мере в правовых нормах.

В разные периоды отечественной истории были этапы, когда существовала концепция военного права, но отсутствовала развитая система ее источников (актов законодательства), а также соответствующих научных военно-правовых исследований (в 1940-1956 гг.) и наоборот (в 60-70-х гг. XX в.)21.

Сейчас, в XXI в., уже трудно представить, что формы и методы, в которых шла в отечественной истории борьба со сторонниками различных аспектов военного права, вообще отбивали желание и охоту заниматься научной разработкой военно-юридических проблем; тем самым наносился вред и науке, и практике22.

В этой связи более 40 лет назад ныне уже легендарный Главный военный прокурор А.Г.Горный как авторитетнейший практик с полным знанием дела призывал к расширению военно-правовых исследований, к тому, чтобы вместе «с водой не выплескивался и ребенок», и даже агитировал ученых, чтобы они не боялись термина «военно-правовые отношения», понимали, что здесь буквально непочатый край деятельности для военных юристов23. Задача, как видно, поставлена была подлинно научная и с перспективой на десятилетия.

Действительно, демократизация жизни требует от общества и государства большего количества права, в том числе в военно-оборонной сфере: «Общество ставит себе всегда только такие задачи, которые оно может разрешить, так как при ближайшем рассмотрении всегда оказывается, что сама задача возникает лишь тогда, когда материальные условия ее решения уже имеются налицо или, по крайне мере, находятся в процессе становления»24. Социальный и исторический детерминизм - упрямые, как факты, категории, потому что они являются объективными.  

В этой связи уместным и важным представляется классическое методологическое положение о том, что «теория осуществляется в каждом народе всегда лишь постольку, поскольку она является осуществлением его потребностей»25; что «точка зрения жизни, практики должна быть первой и основной точкой зрения теории познания»26.

Приведенные положения весьма актуальны для современной теории военного права и вслед за выдающимися учеными позволяют сегодня, как и прежде, утверждать, что военно-правовая наука - развивающаяся отрасль знаний, соответствующая динамике военно-правовой системы и обусловливающих ее закономерностей. Поэтому военно-юридические исследования должны носить не конъюнктурный, а перманентный характер27.

Данное обстоятельство справедливо отмечалось как перспективный путь прогрессивного развития военно-правовой теории с момента ее зарождения в XIX в.

Свои исследования, труды первые отечественные военные ученые-юристы готовили во славу русского солдата28.

В 60-70-х гг. XX в. на связь военно-юридической теории с практикой, на необходимость ее расширения, углубления и выхода за пределы описательности обращали внимание Д.Н.Артамонов, Х.М.Ахметшин, Ф.С.Бражник, В.В.Борисоглебский, А.Г.Горный, Н.И.Загородников, А.С.Кобликов, В.Н.Кудрявцев, А.И.Лепешкин, Н.Г.Мишин, И.Ф.Побежимов, П.И.Романов, Е.А.Скрипилев, М.С.Строгович, Н.А.Стручков и др.29

В 80-90-х XX в. начало сбываться пророческое пожелание П.И.Романова «подвергнуть военное право всесторонней научной разработке»30.

Значительная роль в этом принадлежала таким исследователям военного права, как В.Н.Абрамин, И.Н.Арцибасов, Н.В.Артамонов, И.Н.Глебов, Ю.Н.Жданов, Н.М.Золотухина, Г.И.Загорский, Н.И.Краснов, Н.И.Кузнецов, В.П.Маслов, И.И.Сафронов, Б.Ф.Старов, В.Г.Стрекозов, А.А.Тер-Акопов, В.Н.Хропанюк, В.И.Шанин, Н.А.Шулепов, В.П.Шупленков и др.

Военно-правовая наука стала превращаться из преимущественно описательно-комментаторской в осознавательную на основе изучения фактов и закономерностей.

В 1994 г. А.А.Тер-Акопов в своем «военно-правовом манифесте» (а именно ему принадлежит авторство материалов о военно-научном обеспечении правовой реформы, о ее этапах, системе критериев и оценке ожидаемой эффективности в проекте нереализованной концепции военно-правовой реформы в Вооруженных Силах Российской Федерации) справедливо отмечал, что военно-юридическая наука изучает не только право, но и правоприменительную деятельность; субъектами применения военного права являются не только военное командование, но и органы военной юстиции, структурно не входящие в состав Вооруженных Сил31.

Действительно, до недавнего времени исследования по военному праву ограничивались изучением общественных отношений в области строительства и нормативного регулирования деятельности только Вооруженных Сил, что не могло не обеднять как соответствующих научных работ, так и в целом названной научной специальности.

С изменением в начале 90-х гг. ХХ в. структуры военной организации, включением в ее состав всех войск, воинских формирований и органов, обеспечивающих оборону и безопасность Российской Федерации, изменением социально-экономического положения государства перед военно-правовой наукой объективно встал вопрос о повышении ее роли32, о расширении круга исследуемых проблем33.

Действительно, в последнее время развернулось оправданное обсуждение смежных с военным правом актуальных проблем.

В юридической науке всегда констатировалось, что в праве нет и не может быть абсолютно изолированных друг от друга отраслей, что самостоятельность отдельных отраслей права и научных специальностей относительна, что военное право является комплексным образованием.

По меткому выражению Л.Н.Толстого, из всех наук самой главной является наука о том, как научить людей делать как можно больше добра и как можно меньше зла.

Двадцатипятилетнее существование научной специальности 20.02.03 показало ее востребованность для юридической, военной науки и практики, для целей законодательной, нормотворческой, практической и учебно-методической деятельности в России.

Вместе с тем за последние годы наметилась объективная тенденция к расширению сферы предмета исследований в области военного права, детерминируемая изменяющимися социально-экономическими и политико-правовыми реалиями, реформированием военной организации государства и возрастанием в ней роли права, новыми угрозами и вызовами безопасности личности, общества и государства. Об этом с присущей ему научной прозорливостью одним из первых, еще более 10 лет назад, начал писать и говорить А.А.Тер-Акопов.

Эта научная тенденция соответствует интересам укрепления всех ветвей государственной власти: законодательной, исполнительной и судебной.

Государственные органы, включая органы обеспечения различных видов безопасности, работают не с узким кругом военно-правовых вопросов, а с широким кругом комплексных, смежных проблем правового обеспечения безопасности страны.

Между тем актуальные и все расширяющиеся правовые проблемы безопасности недостаточно представлены в действующих научных специальностях по юридическому направлению.

Так, в номенклатуре специальностей имеется юридическая специальность 05.26.00. - «Безопасность деятельности человека», которая ограничивается охраной труда, технократическими вопросами безопасности в чрезвычайных ситуациях, промышленной и пожарной безопасностью.

В этой связи представляется назревшим вопрос расширения научной специальности 20.02.03 за счет включения в нее социально значимых проблем, объединенных общим понятием «право безопасности».

Такое предложение лишь нормативно закрепило бы фактически существующее, более широкое, нежели указано в названии специальности, положение дел в научной специальности 20.02.03 и открыло бы новые актуальные направления научных исследований в области военного права в соответствии с современными угрозами и вызовами безопасности, с которыми приходится сталкиваться не только воинским формированиям, а всей военной организации государства.

С учетом изложенного представляется заслуживающим внимания предложение о новом наименовании научной специальности 20.02.03 - «Военное право. Право безопасности. Военные проблемы международного права», которое позволит расширить проблематику социально значимых исследований.

Так или иначе, но в XXI в. военно-правовая наука вступила со всеми необходимыми развитыми атрибутами содержания и формы, а новое поколение исследователей, выражаясь словами И.Ньютона, опирается на могучие плечи предшествующих поколений гигантов34.

С учетом изложенного в теории военного права весьма важным остается принцип историзма.

Военно-юридическая наука, как и любая другая, может успешно развиваться лишь при условии глубокого усвоения ею своего теоретического наследия, критического осмысления и творческого применения накопленного опыта оборонного и военного строительства, борьбы с преступностью в войсках. При этом историческая безопасность - явление такое же важное, как и другие виды безопасности человека35.

Это представляется тем более важным в настоящее время, когда объективно уходит целое поколение военных ученых-юристов и не должна прерваться связь времен, а путь исканий, как и всегда, полон трудностей, сомнений и страданий36.

Более 10 лет назад А.А.Тер-Акопов обращал внимание исследователей на два важных взаимосвязанных положения исторического аспекта: «История военно-юридической науки должна отражать как развитие военного законодательства, так и свою научную историю. Обязательное требование к истории военно-правовой науки - вырабатываемые рекомендации должны быть относимы к современным проблемам оборонного и военного строительства. Работу в этом направлении можно было бы начать с подготовки и проведения конференции на тему «Опыт военно-правовой истории и современность»37. Вот уж воистину новое - это хорошо забытое старое.

Для разграничения отраслей права, кроме обособления их предметов, традиционно выделяется метод правового регулирования как совокупность приемов, способов регулирования общественных отношений.

Военное право отличается большей (по сравнению с другими отраслями права) детализацией и разнообразностью вертикальной ранжированности регулирования общественных отношений, связанных с функционированием военной организации государства; его нормы характеризуются повышенной императивностью и категоричностью требований, они задействуют разнообразные методы многих отраслей права.

В этой связи у военного права как комплексной науки методический инструментарий весьма разнообразный, что является его безусловной положительной характеристикой, поскольку в юриспруденции на уровне законодательного императива не только результат, но и ведущий к нему путь должен быть истинным38.

Методологические и общетеоретические проблемы военного права неоднократно рассматривались на научных мероприятиях, на которых определились два концептуальных подхода к их решению: разработка военно-правовых проблем в рамках сложившейся системы отечественных отраслей права либо на основе признания концепции военного права как разновидности юридической науки.

В современной отечественной практике реализованы оба подхода, т.е. диссертации по военно-правовой проблематике как ранее, так и ныне разрабатываются и защищаются как в рамках известных отраслевых юридических наук, так и по комплексной научной специальности «Военное право, военные проблемы международного права».

Включение указанного направления в структуру научных специальностей, по которым осуществляется подготовка и защита диссертаций, является объективным показателем самостоятельности военного права как полноценной отрасли науки.

Таким образом, наука военного права в настоящее время может рассматриваться как система знаний о правовом содержании процессов и явлений, складывающихся в различных сферах военной деятельности государства.

Военное право изучает:

  • правовые аспекты обороны и военной безопасности, воинской обязанности и военной службы;
  • правовое положение военной организации государства, в том числе в условиях военного и чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, и военнослужащих, их юридическую ответственность;
  • правовое регулирование военно-служебных отношений;
  • деятельность органов военной юстиции;
  • организационно-правовые формы международного военного сотрудничества;
  • военные, исторические, сравнительно-правовые, международно-правовые аспекты военно-оборонной деятельности.

Перечисленные направления составляют основной предмет науки военного права, который в силу своей объективной детерминированности многими социально-экономическими и политико-правовыми факторами характеризовался оправданным динамизмом на всем протяжении своего существования и развития, что является отнюдь не отрицательной его характеристикой. Как известно, «в истории армии с поразительно ясностью резюмируется история гражданского общества»39.

И военно-юридическая наука в этом смысле отнюдь не исключение. Многое новое в юриспруденции со времен Петра I первоначально апробировалось и внедрялось именно в армии, в военной организации государства, а затем уже переносилось на все общество. Это касается, например, деятельности всех органов военной юстиции: военно-юридической службы, военных судов, военных прокуратур, военной полиции, военно-пенитенциарных (уголовно-исполнительных) учреждений  и многих других вопросов.

Таким образом, военное право во всех его рассмотренных значениях - это объективная реальность: фактическая и юридическая (и как отрасль права, и как наука, и как учебная дисциплина).

Объективность военного права подтверждается:

  • его современными аксиологическими, гносеологическими, онтологическими характеристиками;
  • его предназначением и реальной способностью обеспечения в одинаковой мере безопасности личности, общества и государства в военно-оборонной сфере;
  • потребностями в регламентации отношений человека в системе военной службы, в регулировании всех основных форм его витальной и социальной жизнедеятельности с учетом особенностей и ограничений их проявления в условиях военной службы;
  • в целом возрастающей ролью права: как национального, так и международного. Возрастающая роль права в государственной и общественной жизни подчеркнута и в действующей редакции Концепции национальной безопасности Российской Федерации (2000 г.).

На уровне государственной политики констатируется, что практически все основные задачи в области обеспечения национальной безопасности должны получить соответствующее нормативное закрепление и правовое сопровождение с помощью привлечения современных юридических средств.

Для правового обеспечения и сопровождения специальных программ в виде Концепции национальной безопасности, Военной доктрины, применения специфического военного права в условиях военной службы объективно требуются квалифицированные правоприменители, включенные в военную организацию государства и обладающие необходимыми как военно-служебными, так и военно-юридическими знаниями, умениями, навыками, а также военно-юридическая наука.

Основные направления современной науки отечественного военного права

На всем протяжении становления и развития России армия являла собой концентрированное воплощение объединяющей страну силы, необходимого элемента государственного механизма, она была и остается носителем и хранительницей признанных параметров державности: патриотизма, чести, достоинства, нравственности, духовности.

Отечественная философская мысль всегда признавала армию подлинным субъектом российской национально-государственной идеи, справедливо отмечая, что воин - это гражданин, принявший на себя сосредоточенное бремя гражданского звания и бытия, что воинское звание есть духовное звание, и дело воина есть подвиг во имя духа.

Подлинное значение всякого исторического факта, явления раскрывается с течением времени. Для высочайшей оценки отечественных военных успехов имеется необходимый опыт целых поколений, позволяющих утверждать, что российская история - это в большой степени наша военная (в том числе военно-правовая) история, летопись ратных успехов, подвигов российского духа и отечественного оружия.

Это убедительно подтверждено тем, что на всем протяжении развития цивилизации все новое, передовое (в науке, в технике, в социальных процессах и даже в юриспруденции) первоначально внедрялось и апробировалось действительно в армии, а затем уже переносилось на все общество.

В этой же связи находится аксиоматичное положение о том, что по состоянию армии и флота (как, впрочем, и по состоянию образования, культуры, правосудия и даже тюрем, исправительных учреждений) можно судить о благополучии государства.

Поэтому всегда столь высоки социальные ожидания проводимых военных реформ. Во многом успешность их осуществления объективно позитивно влияла на возрождение могущества всей страны: материального и духовного.

С историей военной организации государства и выполняемыми ею функциями, со славными военными датами неразрывно связано (буквой и духом) становление и развитие отечественных органов военной юстиции.

Военные юристы, как и все военнослужащие, «службу себе сами выбирали: жизнь не райскую и не адскую - посередине как раз - солдатскую...» (К.Симонов). Они никогда не находились в стороне от профессии «Родину защищать».

Объективная потребность в военной юстиции возникла там и тогда, где и когда появилась развитая военная организация государства и разносторонне обеспечивающее ее военное право.

Видная роль в становлении и развитии собственно военного права принадлежит и субъективному фактору - отечественным военным юристам, которые «превосходную степень принимали за норму», которые многие военно-правовые нормы писали кровью, ради жизни, ради практики, а не «во имя грызущей критики мышей».

Сама жизнь, многовековой опыт убедительно показали, что без развитого военного права военная организация цивилизованного государства невозможна.

Прогрессивные военная, судебная и военно-судебная реформы 1864-1867 гг. были теснейшим образом взаимосвязаны и до настоящего времени высоко оцениваются как образцы вдумчивого подхода к переустройствам.

Классические примеры проведения в нашей стране военных и судебно-правовых реорганизаций позволяют обнаружить необходимые и в настоящее время закономерности, без которых невозможна ни одна современная реформа: четко поставленная, экономически и политически обоснованная цель, последовательность и постепенность действий, непременное наличие подготовительного периода, твердость действий обученных кадров в осуществлении нововведений, вплоть до их решительного внедрения и избавления от устаревшего балласта. И в то же время умеренная терпимость к прошлому, вдумчивое использование имеющегося отечественного и зарубежного опыта с учетом национальных, исторических, геополитических и военных традиций и без увлечения слепым подражанием.

Важным современным правовым аспектом военной реформы является гуманизация и демократизация военной службы, обращение к человеческому фактору не на словах, а на деле, с учетом того, что человек, включая людей в шинели, есть мера всем вещам: «все прогрессы реакционны, если рушится человек» (А.Вознесенский).

Это одна из тех социально-правовых задач, которые способны оказать помощь в определении национально-государственной идеи или, во всяком случае, ее доминант: державности, патриотизма, духовности.

С учетом динамизма и дальнейшего развития военно-юридической науки в настоящее время представляется возможным выделить в числе лишь основных следующие достижения и направления отечественного военного права:

1. Становление и институционализация предмета, метода и базы источников военного законодательства как комплексной отрасли отечественного законодательства в сфере системного нормативного обеспечения военного строительства.

2. Формирование принципов, целей, задач и основных направлений современного развития военного права на основе ценностного и целостного подходов; их нормативизация.

3. Формирование, систематизация и кодификация международного права, применяемого во время войн и вооруженных конфликтов, как свода глобального опыта человечества в области правового регулирования вооруженной борьбы.

4. Легитимизация международного воздушного права, международного космического права, международного морского права как самостоятельных отраслей, отражающих новейшие современные достижения человечества в указанных сферах, и выделение в них соответствующих военных аспектов.

5. Возникновение атомного права и правовых институтов, регламентирующих средства ведения войны, применение (запрещение) отдельных видов оружия массового поражения; мощной системы международно-правовых норм и принципов общего и специального разоружения, а также всеобъемлющего контроля над вооруженными силами и вооружениями.

6. Дальнейшее формирование действенных правовых норм о нейтралитете государств, демилитаризации территорий и международных пространств.

7. Возникновение и развитие системы российского законодательства об обороне, военном строительстве, включающей детальную регламентацию основных направлений создания, использования и наращивания военного потенциала государств.

8. Гуманизация законодательства о воинской обязанности и военной службе; включение универсальных норм о правах и свободах личности в содержание статуса военнослужащих.

9. Оформление правовой концептуализации официальных доктрин в области войны, обороны, информационной и других видов безопасности, включая безопасность человека и безопасность военной службы.

10. Формулирование и внедрение в социальную практику организационно-правовых основ специальных видов военно-оборонной деятельности в различных воинских формированиях страны.

11. Возникновение систем правового обеспечения несиловых форм военного противоборства государств в условиях глобализации (разведки, контрразведки, информатизации, идеологизации и психологической обработки социальных систем).

12. Создание и расширение многообразия правовых форм военного сотрудничества государств, разработка права военных коалиций и союзов. Возникновение права международных миротворческих операций (глобальных, региональных, межрегиональных  и локальных).

13. Конструирование на базе развивающихся военно-правовой и военно-уголовной теорий нового отечественного (российского) военно-уголовного и военно-административного законодательства, комментирование и корректировка практики его применения.

14. Утверждение военной криминологии в качестве самостоятельного направления юридических наук (с ее внутренними и внешними взаимосвязями и подструктурами (военная девиантология, деликтология, виктимология и др.).

15. Реализация в современном уголовно-исполнительном законодательстве военных аспектов права о реализации уголовных наказаний.

16. Правомерное выделение безопасности военной службы, безопасности военнослужащих в качестве составляющих новой социально-правовой концепции безопасности человека и юридическое обеспечение указанных видов безопасности.

17. Распространение научных проблем юридической (материально-правовой и процессуальной) безопасности человека и на воинские отношения.

18. Признание социальной необходимости и конкретизация основных направлений научного обеспечения практической военно-юридической деятельности (военно-судебной, правоохранительной, юрисконсультской).

19. Становление и развитие военных аспектов сравнительного правоведения.

20. Возникновение и дальнейшее развитие правовых исследований в области военной экологии, медицины и здравоохранения, образования, социального обеспечения, социального партнерства и общественной заботы о военнослужащих (социального страхования, материально-финансового, пенсионного и иных видов обеспечения).

21. Выявление и разработка военно-правовых проблем международной уголовной юстиции.

22. Поиск и расширение базы социолого-правовых исследований в военной сфере (военно-методологических, военно-исторических, статистических и др.40

23. Исследование современных нравственных, морально-этических, духовных аспектов безопасности личности, общества и государства.

Научные поиски продолжаются на основе непрерывающейся связи времен. Лучшей оценкой новых поисков и свершений должны являться критерии социальной ценности и востребованности данных военно-правовой науки на уровне объективных закономерностей.

Сегодня, как и более 40 лет назад, актуальными продолжают оставаться слова о том, что «следует покончить с нигилистическим отношением к разработке и глубокому изучению правовых норм, касающихся жизни и деятельности Вооруженных Сил…»42.

Примечания

1. Например: 40 лет военно-юридического образования в СССР. Сборник статей Военного института. М., 1977; 50 лет военно-юридического образования в СССР. Сборник докладов научно-практической конференции Военного Краснознаменного института. М., 1987; Военный Краснознаменный Институт. 50 лет. Сборник статей. М., 1990 и др.

2. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 18. С. 145.

3. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 162.

4. Там же. Т. 1.

5. Там же. Т. 25. Ч. II. С. 384.

6. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 29. С. 318.

7. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 29. С. 154.

8. Гавриленков С. Рабоче-крестьянская армия капитализм защищать не будет // Главная тема. 2005. № 8.

9. Гавриленков С. Рабоче-крестьянская армия капитализм защищать не будет // Главная тема. 2005. № 8; Толкаченко А.А. Нравственно-правовые уроки Ф.М.Достоевского // Российская юстиция. 2007. № 1. С. 63-68.

10. Романов П.И. Военное право как отрасль советского законодательства, учебная и научная дисциплина // Вопросы теории военного законодательства и практики его применения. Сборник научных статей. М., 1974. С. 22-42; Военное право: Учебник / Под ред. В.Г.Стрекозова, А.В.Кудашкина. М., 2004. С. 7-29; Военное право курс лекций / Под ред. Н.А.Петухова, отв. ред. А.А.Толкаченко. М., 2003; Военное право. Краткий учебный курс под ред. А.Я.Петроченкова. М., 2006 и др.

11. Об этом см.: Орлов Г.В. О структуре советского военного законодательства // 40 лет военно-юридическому образованию в СССР. Сборник статей. М., 1977. С. 191-201; Кудашкин А.В. Военное право: понятие, актуальные проблемы направления исследований // Российский военно-правовой сборник. 2004. № 1. С. 5-9.

12. См., например: Ахметшин Х.М. Военно-уголовное законодательство в системе военного права // Российский военно-правовой сборник. 2004. № 1. С. 86-87; Ахметшин Х.М. Военно-уголовное законодательство Российской Федерации // Военно-уголовное законодательство Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Под ред. Н.А.Петухова. М., 2004. С. 8-23; Орлов Г.В. О структуре советского военного законодательства // 40 лет военно-юридическому образованию в СССР. Сборник статей. М., 1977. С. 191-201; Орлов Г.В. Предмет регулирования комплексной отрасли советского законодательства // Сборник статей Военного Краснознаменного института. М., 1985. № 21. С. 194-200 и др.

13. См., например: Тер-Акопов А.А. Духовность в механизме преступного поведения // Военно-уголовное право. 2005. № 4. С. 6-8; Толкаченко А.А. О духе и букве закона // Право в Вооруженных Силах. 2003. № 10. С. 5-8; Толкаченко А.А. О роли права в предотвращении войн и вооруженных конфликтов // Право в Вооруженных Силах. 2002. № 6. С. 7-11.

14. Орлов Г.В. О структуре советского военного законодательства // 40 лет военно-юридическому образованию в СССР. Сборник статей. М., 1977. С. 200.

15. Орлов Г.В. Предмет регулирования комплексной отрасли советского законодательства // Сборник статей Военного Краснознаменного института. М., 1985. № 21. С. 200.

16. См., например: Ахметшин Х.М. Военно-уголовное законодательство в системе военного права // Российский военно-правовой сборник. 2004. № 1. С. 86-88.

17. На данное обстоятельство обращается внимание исследователей на протяжении более 35 лет. См., например: Орлов Г.В. Указ. соч.; Кудашкин А.В. О Военном кодексе Российской Федерации // Право в Вооруженных Силах. 2004. № 8. С. 2-3; Актуальные проблемы систематизации военного законодательства в Российской Федерации. Материалы научного семинара - круглого стола // Российский военно-правовой сборник. 2004. № 2.

18. Тер-Акопов А.А. Военно-научное обеспечение военно-правовой реформы // Военное право: состояние и перспективы развития. «Круглый стол» журнала Государство и право. 1994. № 8-9. С. 22-23.

19. «О разработке Концепции военно-правовой реформы в Вооруженных Силах Российской Федерации» // Директива МО РФ № 110 - 1993 г.; «О порядке разработки Концепции военно-правовой реформы в Вооруженных Силах Российской Федерации» // Директива МО РФ № 11 - 1994 г.; Концепция военно-правовой реформы в Вооруженных Силах Российской Федерации. Проект. М., 1994 и др.

20. См. об этом: Тер-Акопов А.А. Военно-научное обеспечение военно-правовой реформы // Военное право: состояние и перспективы развития. «Круглый стол» журнала Государство и право. 1994. № 8-9. С. 23; он же: Безопасность военной службы // Безопасность человека (теоретические основы социально-правовой концепции). М., 1998. С. 135-145.

21. Об этом, например: Романов П.И. Военное право как отрасль советского законодательства, учебная и научная дисциплина // Вопросы теории военного законодательства и практики его применения. Сборник научных статей. М., 1974. С. 42; Маслов В.П., Бирюков Ю.М. Военно-юридическая академия как центр военно-правовых исследований // 50 лет военно-юридического образования в СССР. Сборник докладов научно-практической конференции Военного Краснознаменного института. М., 1987. С. 149-167.

22. Горный А.Г. О разработке военно-правовых проблем // Труды Военно-политической академии. М., 1962. № 40. С. 259.

23. Указ. соч. С. 257-264.

24. Маркс К. К критике политической экономии. Предисловие // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 7.

25. Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 423.

26. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 18. С. 145.

27. Тер-Акопов А.А. Военно-научное обеспечение военно-правовой реформы // Военное право: состояние и перспективы развития. «Круглый стол» журнала Государство и право. 1994. № 8-9. С. 23.

28. «Если настоящею книгою мы прибавим хоть один камень к памятнику, сооружаемому в честь и славу русского солдата и армии, то мы почтем труд наш вознагражденным сторицею» // Мартенс Ф.Ф. Восточная война и Брюссельская конференция. СПб., 1879. Предисловие.

29. Труды Военно-политической академии. М., 1962. № 40; Вопросы теории военного законодательства и практики его применения. Сборник научных статей ВПА. М., 1974 и др.

30. Романов П.И. Военное право как отрасль советского законодательства, учебная и научная дисциплина // Вопросы теории военного законодательства и практики его применения. Сборник научных статей. М., 1974. С. 43.

31. Тер-Акопов А.А. Военно-научное обеспечение военно-правовой реформы // Военное право: состояние и перспективы развития. «Круглый стол» журнала «Государство и право». 1994. С. 23; Концепция военно-правовой реформы в Вооруженных Силах Российской Федерации. Проект. М., 1994.

32. Об этом, например: Арцибасов И.Н., Стрекозов В.Г., Казанчев Ю.Д. и др. // Военное право: состояние и перспективы развития. «Круглый стол» журнала Государство и право. 1994. № 8-9. С. 3-42.

33. Более подробно об этом: Батырь В.А. Теоретические проблемы военного права как отрасли права, как науки и как учебной дисциплины // Юридическая энциклопедия военнослужащего. 2004. № 10. С. 2-5; Толкаченко А.А. К вопросу об изменении названия и паспорта специальности «20.02.03- Военное право, военные проблемы международного права» // Там же. С. 1-2; Кудашкин А.В. О соотношении военного права и права безопасности // Право в Вооруженных Силах. 2004. № 9. С. 52-53; Толкаченко А.А. О роли права в предотвращении войн и вооруженных конфликтов // Право в Вооруженных Силах. 2002. № 6. С. 7-11.

34. См.: Современное состояние военного права и его влияние на национальную безопасность Российской Федерацию. Отчет о работе конференции 21 апреля 2004 г. // Юридическая энциклопедия военнослужащего 2004. № 7. С. 1-16.

35. Тер-Акопов А.А. Историческая безопасность // Безопасность человека. Социальные и правовые основы. М., 2005. С. 231-233 и др.

36. Толкаченко А.А., Харабет К.В. Вспоминая Учителя // Военно-уголовное право. 2005. № 4. С. 6-8.

37. Тер-Акопов А.А. Военно-научное обеспечение военно-правовой реформы // Военное право: состояние и перспективы развития. «Круглый стол» журнала Государство и право. 1994. № 8-9. С. 24.

38. Об этом см., например: Толкаченко А.А. О безопасности человека (перечитывая некоторые юридические журналы) // Военно-уголовное право. 2005. № 3. С. 14-16.

39. Маркс К. Письмо Ф.Энгельсу // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 29. С. 154.

40. См. об этом также: Толкаченко А.А. Основные вехи военного права // Современное состояние военного права и его влияние на национальную безопасность Российской Федерации. Материалы конференции. Российский военно-правовой сборник. 2004. № 1. С. 9-12.

41. Горный А.Г. О разработке военно-правовых проблем // Труды Военно-политической академии. М., 1962. № 40. С. 259.

Толкаченко Анатолий Анатольевич. Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, государственный советник юстиции 3-го класса, действительный член Академии военных наук, полковник юстиции запаса, специалист в области военного права, военной юстиции и отраслей права в сфере воздействия на преступность. Служил в системе военной прокуратуры, с 1984 г. - на научно-педагогической работе на кафедре уголовного права и процесса Военного института (Военного университета). С 2002 г. - советник Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, с 2006 г. - судья Верховного Суда Российской Федерации.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100