написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 3-4 (24-25), Декабрь 2007

Духовный выбор российской интеллигенции и интересы безопасности России: история и современность

Лутовинов В.И., доктор философских наук

Несмотря на то, что со времени создания российской интеллигенции в ее современном понимании в период правления и реформ Петра Великого прошло уже 3 века, проблема духовного выбора наиболее мыслящей и высокообразованной части нашего общества до сих пор не решена ни в теории, ни тем более на практике.

Во многом это предопределено теми условиями, в которых создавалась интеллигенция - практически в экстремальных условиях борьбы старого с новым, войны с самой сильной армией Европы и, что крайне важно, насаждения лучших, последних достижений западных стран в науке, образовании, администрировании, праве, военном деле и т.д. на русскую почву. С одной стороны, огромное западное влияние, с другой стороны - необходимость противостоять тому же Западу путем жесткого отстаивания государственных интересов российской империи.

И если для самого Петра и его ближайших сподвижников не было проблемы в решении данного противоречия (при всех неизбежных издержках в условиях той российской действительности), поскольку он до последнего вдоха служил созданию мощи и величия нашей державы, то этого нельзя сказать о его последователях. Речь идет не только о коронованных особах, даже самых достойнейших, например Екатерине II и Александре I, но и о высшем обществе, аристократии и дворянстве, которое в XVIII и, особенно, в XIX веке в значительной мере олицетворяло русскую интеллигенцию.

Значительная ее часть мало что общего имела со своими корнями, с русским народом, восторгаясь не только иностранными языками, но и западной культурой, нравами, образом мышления и т.д. Дворянские дети обучались иностранцами на иностранных языках, усваивая все западное и отчуждаясь от устоев жизни собственной страны и русского народа.

В начале XIX в. тенденция неумеренной, почти оголтелой и бездумной западнизации в самой образованной части российского общества достигла своего апогея. Любовь ко всему французскому достигла почти абсолюта, а собственно русский взгляд на все происходящее в Отечестве стал уделом лишь немногих, наиболее патриотичных и мужественных интеллигентов.

Среди них следует особо отметить великих русских полководцев - Александра Суворова и Федора Ушакова, которые вопреки нравам и настроениям высших, в том числе военных кругов, создали непобедимые армию и флот. Именно армия олицетворяла духовное единство русских генералов, офицеров и солдат. Их любовь и служение Отечеству, особенно на полях сражений и в морских баталиях, ничего общего не имели с взглядами и образом жизни большей части наиболее просвещенной русской публики.

Характерно, что уже в то время истинные патриоты русской земли были не в чести и подвергались гонениям и преследованиям со стороны этой самой публики, которая стремилась всячески принизить и предать забвению их заслуги перед Отечеством. Ярким примером в этом отношении является жизнь и судьба выдающегося русского флотоводца Федора Ушакова, умершего в нищете и безвестности.

Прозападные, почти французские умонастроения и парижско-версальская восторженность высших слоев питерской и московской элиты и интеллигенции сменились шоком и ужасом после явления Наполеона с его 600-тысячной армией в Россию. Именно вторжение с целью завоевания и порабощения России стало «ответом» на беззаветную любовь к Парижу так называемой русско-французской интеллигенции. Ее наибольшие разочарования и потрясения произошли после захвата, разграбления и разорения завоевателями Москвы, поскольку удар был нанесен также и по личным интересам и благополучию многих граждан, в том числе парижских поклонников.

Судьбу России и всей Европы решила русская армия, возглавляемая великим полководцем Михаилом Кутузовым. Его стратегия победы над непобедимым доселе Наполеоном - выдающийся образец понимания особенностей России, роли народа в войне, стойкости и духа русского воинства.

После победы над парижским диктатором и сильнейшей армией мира и активного взаимодействия с другими странами Европы в этой борьбе началось осмысление роли и места России в мире, особенностей, путей и перспектив ее развития и других непростых вопросов, волновавших многие лучшие умы того времени.

Одним из первых, кто поставил эти вопросы во всей их сложности и противоречивости, взяв под сомнение императив доктринальной установки старца Филофея, определяющей великодержавность и мессианизм как главный смысл и значение русского централизованного государства со времени его образования в XV в., был Петр Чаадаев. Высказанные им идеи и взгляды во многом инициировали эпохальное противоборство двух главных противоположных направлений русской интеллигенции - западничества и славянофильства. При всех крайностях и неизбежной односторонности этих парадигм само их столкновение, непримиримая борьба, вплоть до взаимоотрицания, оставили глубокий след, способствовали огромным достижениям в духовной жизни российского общества XIX в.

И славянофилы, и западники основывали свои ожидания на прецедентах из отечественной истории. Одни апеллировали ко времени Московской Руси, другие - к Петровской эпохе. И славянофилы, и западники видели в русском царизме потенциального союзника, способного возглавить необходимые преобразования.

Одно из основных различий состояло в том, что, если для славянофилов очищенное от крепостничества и чиновничьего произвола самодержавие наряду с Православием и общинностью представлялось залогом русской самобытности, то западники видели в самодержавии одновременно и «притеснительную силу», рассматривали его как фактор дальнейшего сближения с Европой, безусловно признавая общечеловеческие начала права, науки и личности.

Ключевой принцип славянофильского понимания Русской идеи как альтернативной идее Запада заключался в утверждении самобытных начал обеих цивилизаций, пропасть между которыми постоянно расширяется по мере исторического развития и приводит в итоге к конфликтному противостоянию. Насаждение же основ, достижений западной цивилизации на русскую почву возможно только через ее неизбежное разрушение (как и в процессе петровских реформ). Соответственно, невозможно и перенесение русских начал на западноевропейские устои.

Славянофилы, к примеру Н.Данилевский, считали Россию частью вовсе не европейской, а общеславянской цивилизации и поэтому были далеки от отождествления политических интересов Западной Европы и Российской сверхдержавы. «Принадлежит ли…Россия к Европе? - задавался вопросом Н.Данилевский и отвечал на него вполне категорично. - К сожалению или к удовольствию, к счастью или к несчастью, - нет, не принадлежит. Она не питалась ни одним из тех корней, которыми всасывала Европа как благотворные, так и вредоносные соки непосредственно из почвы ею же разрушенного древнего мира, не питалась и теми корнями, которые почерпали пищу из глубины германского духа». Другой русский мыслитель, консерватор К.Н.Леонтьев, шел еще дальше и считал, что Россия одинаково далека и от европейской, и от западно- и южнославянских цивилизаций, что она составляет собой отдельный мир, отдельный строй культуры и жизни, которые Леонтьев характеризовал как «византизм».

В отличие от многих других отечественных мыслителей, Леонтьев весьма сдержанно, пессимистически относился к прошлому и даже к будущему России. «Разве решено, - пишет он, - что именно предстоит России в будущем?» Ведь «тысячелетняя бедность творческого духа еще не ручательство за будущие богатые плоды». Не правомерно ли считать, что «мы прожили много, совершили духом мало и стоим у какого-то страшного предела?»1.

Мысли Леонтьева о необходимости гораздо более интенсивной и плодотворной деятельности именно в духовной сфере как важнейшей в российском обществе того периода были исключительно актуальными. Именно русская интеллигенция должна была решать эту задачу - создания глубоких основ не только духовной, но и всей жизни и деятельности российского общества и государства в преддверии новых испытаний и катаклизмов, преодолеть которые без надежных скреп, консолидирующих народ и власть, не представлялось возможным.

Одной из инновационных и продуктивных идей Леонтьева, как продолжателя создателя фундаментальных основ взаимоотношений русской и западной цивилизаций Николая Данилевского, явилось обоснование геостратегии развития связей и сближение - вплоть до союза - России с Востоком (в качестве альтернативы Западу). При этом имелось в виду не только последовательное сближение с такими странами, как Индия, Тибет и Китай, но и осуществление экспансии на Ближнем Востоке в целях превращения России в новый исторический центр христианского мира. Это позволило бы, по мнению Леонтьева, затормозить процесс «либерализации» России и уберечь ее от революции.

Все это свидетельствует о государственной позиции К.Леонтьева, других отечественных мыслителей, особенно представителей русского евразийства, их инновациях в геополитической сфере, направленных на возрастание роли российской империи как великой мировой державы.

При всем различии подходов к решению судьбоносных для России вопросов и западники, и славянофилы были едины в одном - патриотизме, горячей любви к своему Отечеству, стремлении найти идеал общественного устройства. Как справедливо писал представляющий западников А.И.Герцен в «Былом и думах», «у них и у нас запало с ранних лет одно сильное, безотчетное, физиологическое, страстное чувство, которое они принимали за воспоминание, а мы за пророчество; чувство безграничной, охватывающей всё существование любви к русскому народу, русскому быту, к русскому складу ума. И мы, как Янус или как двуглавый орел, смотрели в разные стороны, в то время как сердце билось одно».

Именно патриотизм русской интеллигенции, самых различных ее слоев и групп, осознание ею своего предназначения как главной духовной силы общества, призванной верой и правдой служить родному Отечеству, позволил одному из образованнейших людей того времени, заместителю министра народного просвещения графу С.С.Уварову уже в 1833 г. сформулировать суть идейных исканий лучших умов России: Православие - Самодержавие - Народность. Эта формула, выражающая квинтэссенцию русской национальной идеи, оставалась незыблемой подобно всем главным атрибутам российской державы вплоть до ее крушения в начале ХХ в.

Исторические факты говорят о том, что даже самые миролюбивые инициативы России по отношению к Западу, зачастую производимые в ущерб российским интересам и только вследствие однозначно западнической ориентации российских элит, не встречали у Запада адекватной реакции. Запад охотно принимал помощь со стороны России, но при этом ничуть не изменял к ней своего презрительного и негативного отношения, так что при первой же возможности он платил ей черной неблагодарностью. На искренние попытки Александра I помочь шатающимся европейским монархиям Запад ответил присвоением России клички «европейский жандарм», травлей в официальных, неофициальных и просто оппозиционных газетах, а уже через несколько десятилетий участием Франции и Англии в войне против России!1

Выпавшие на долю русского и всех других народов страны, ее интеллигенции испытания, начиная с войны с Японией, обернулись беспрецедентной трагедией не только для миллионов человеческих судеб, но и для всего общества, государства, их целостности, независимости, возможности идти и развиваться своим путем. Выстоять удалось во многом благодаря историческому и духовному наследию русского и российского государства, огромному опыту борьбы с самыми различными нашествиями, завоеваниями, явными и скрытыми стратегиями, направленными на порабощение и уничтожение великого народа. Все это проявилось в конечном счете в духовном превосходстве советского народа и Советских Вооруженных Сил в самой страшной в истории человечества войне против гитлеровского фашизма, о чем убедительно повествует Василий Гроссман в своей книге «Жизнь и судьба», посвященной грандиознейшему сражению всей Второй мировой войны - Сталинградской битве.

Почти сразу после Великой Победы советского народа в Великой Отечественной войне началась «холодная война», развязанная Западом - извечным противником России Британской империей и уже набравшей силу новой империей ХХ в. - США. Именно они инициировали создание военно-политических блоков, альянсов, всевозможных международных организаций, сотен военных баз, разведывательных и иных центров, направленных на СССР. Началась эра противоборства двух супердержав и их союзников. Главной целью Запада в этой борьбе было разрушение советской социалистической системы, явившей миру альтернативный прозападному путь развития, основанный на принципиально иных устоях и ценностях, максимальное ослабление СССР как мощной и независимой державы, осмелившейся противостоять мировому империализму и колониализму.

Эта борьба потребовала больших сил и огромного напряжения всего советского народа, сумевшего в кратчайшие сроки восстановить разрушенное в годы войны народное хозяйство, возродить промышленность и машиностроение и создать собственное атомное и водородное оружие, избавившее нашу страну от усиливающегося ядерного шантажа и других военных угроз со стороны США и их союзников. В этом - огромная заслуга советской научно-технической интеллигенции, которая вышла на передовые рубежи мировой науки, открыла человечеству дорогу в космос.

Одной из главных задач советской интеллигенции была идеологическая борьба с мировым империализмом, которая характеризовалась неослабевающей напряженностью, огромным размахом, наступательностью, непримиримостью и бескомпромиссностью с обеих сторон. На определенном этапе, а именно в 80-е гг., советское идеологическое оружие начало давать сбои, все более утрачивало свою эффективность в силу инерционности, догматизма и неспособности адаптироваться к постоянно изменяющимся условиям и усложняющимся задачам борьбы за сознание людей. Это касалось не только содержания, теоретических основ, но и в неменьшей степени форм, методов и средств ведения идеологической и, особенно, психологической борьбы.

Одним из решающих преимуществ Запада в историческом противоборстве двух систем явилась подрывная деятельность спецслужб и других организаций, осуществляемая в соответствии с планом Далласа, в котором особое внимание уделялось интеллигенции. Сопровождаемая мощным информационно-психологическим воздействием, трансформировавшимся в последующем в информационную войну против СССР и других стран социализма, эта деятельность привела в конце концов к нужным результатам. Часть советской интеллигенции сделала свой выбор в пользу Запада. Начало этой тенденции было положено в годы так называемой «хрущевской оттепели», после чего движение диссидентов все более усиливалось, пока, наконец, не получило полную свободу действий с началом так называемой «перестройки».

Образовавшаяся в этих условиях в кратчайшие сроки, стремительно, словно снежный ком, многочисленная «пятая колонна», вобравшая в себя самые различные слои и группы интеллигенции сначала Москвы, Питера, затем столиц союзных республик и крупных городов СССР, с ходу повела яростное наступление на основы государственного и общественного строя, на разрушение советской социалистической системы.

Вооруженная ультралиберальной антикоммунистической идеологией, четкими установками, эффективно действующими технологиями, щедро финансируемая и неустанно стимулируемая предоставлением сверхблагоприятных условий для решения конкретных задач, «новая демократическая», а в действительности бывшая советская интеллигенция успешно справилась с возложенной на нее западными покровителями разрушительной миссией. Впервые в отечественной истории часть интеллигенции, прежде всего высшей, пойдя на услужение новой властвующей элиты начала 90-х годов, деятельность которой не имела ничего общего с общенациональными интересами вновь образованной России и ее народа, сделала свой выбор, внешне конъюнктурный, прагматичный, «демократический», а по сути - циничный, антипатриотичный, лишенный какой-либо духовной основы. Высшие ценности, принципы, ориентиры, цели были отброшены во имя узкокорыстных личных интересов и возрастающих потребностей, удовлетворить которые было по силам лишь западным партнерам да вновь испеченным олигархам. Произошло предательство не только дела и духа русской и советской интеллигенции, но и самого Отечества, которому она честно и бескорыстно служила со времени своего создания.

На беспрецедентную сдачу всех позиций России либералами-интеллигентами 90-х гг., наивно ждавшими в качестве «встречного жеста» всяческой помощи «молодой российской демократии», Запад ответил стягиванием военных баз НАТО вокруг границ России, поддержкой антироссийских режимов в Восточной Европе и СНГ и поддержкой внутри России самых одиозных и утопичных либеральных фундаменталистов, ориентированных фактически на разрушение России, ее экономики и народа. Если бы у нас в стране сохранились еще честные и последовательные либералы-интеллигенты, они признали бы, что никто не сделал больше для разжигания в современной России антиамериканских и антизападных настроений, чем сами Запад и США, превратившие идеи демократии и рынка в инструмент для преследования своих корыстных национальных целей и тем самым породившие разочарование в них у широких российских масс, которые еще 15 лет назад клялись в верности кодексу демократа-западника2.

Стратегия борьбы, осуществляемая отступнической интеллигенцией, прикрывающейся камуфлирующими ее истинные цели и действия и давно набившими оскомину эпитетами, типа «свободная», «демократическая», «либеральная», «просвещенная», «правозащитная» и т.п., нацелена на главные силы, составляющие основу российского общества и государства - русский народ, армию и Русскую Православную Церковь. Главные задачи борьбы - уничтожение духовности, лишение нормальных условий для жизни и деятельности основной части населения России, ее Вооруженных Сил, других государственно-ориентированных социальных и политических институтов, в том числе Русской Православной Церкви.

Реализация этой стратегии осуществляется по следующим основным направлениям:

  • финансовая зависимость России посредством долларизации ее национальной валюты;
  • экономическая зависимость России путем придания ее развитию энергетическо-сырьевой направленности, статуса донора экономики ведущих стран мира;
  • сведение к минимуму социальной защищенности основной части населения, усиление его зависимости от произвола чиновничества, возрастание разрыва между самой обеспеченной и наименее обеспеченной категориями граждан;
  • информационная война против российского общества, вестернизация и примитивизация общественного сознания, деформация высших ценностей, насаждение глобализма и тотальной бездуховности;
  • вестернизация, депатриотизация, деинтеллектуализация и коммерциализация образовательного пространства, разрушение института воспитания;
  • деградация культуры, дифференциация ее на различные субкультуры, профанирующие ее историческое наследие и духовную сущность, придание ей функции негативного воздействия на нравственные и эстетические чувства личности, особенно подрастающего поколения;
  • удушение российской науки и передовых технологий, лишение ее стратегии и перспектив развития, соответствующего мировому уровню;
  • осуществление демографической политики, направленной на постоянное уменьшение численности населения России;
  • недальновидная, во многом прозападная внешняя политика, обусловленная резким ухудшением геополитического и геостратегического положения России в мире;
  • ослабление основных институтов национальной и военной безопасности России в условиях возрастания внешних и внутренних угроз.

Несмотря на продолжительность периода, в течение которого осуществляется данная стратегия, осуществляется целенаправленно, системно и тотально, несмотря на достигнутые уже в ходе этой реализации очевидные результаты, Россия еще не только не разрушена и не уничтожена, но и сохраняет возможность возрождения.

Это во многом объясняется деятельностью большей части интеллигенции, для которой высшие ценности общества и государства были и остаются главными ориентирами служения Отечеству. Несмотря на то, что возможности противостояния стратегии разрушения со стороны этой части интеллигенции весьма ограничены, ее неустанный и самоотверженный труд на благо России приносит свои плоды и сохраняет надежду на ее лучшее будущее.

Для более действенного противоборства с силами, разрушающими и ослабляющими Россию, патриотической интеллигенции предстоит в ближайшем будущем решить следующие основные задачи:

  • защита и развитие духовности, всемерное укрепление традиционного самосознания народа, его исторически сложившегося мировоззрения и идентичности3;
  • формирование общенациональной идеи, консолидирующей общество на основе Русской, а также социалистической идеи, преодоление метастаз, порожденных доминированием и негативным воздействием глобализма и космополитизма;
  • разработка идеологии возрождения России в противовес препятствующей этому неофициально действующей либерально-рыночной идеологии;
  • разработка и создание условий для реализации стратегии социально-экономического и политического развития в соответствии с высшими национальными интересами и приоритетами России как независимой державы;
  • преодоление финансовой зависимости России, особенно посредством дедолларизации ее национальной валюты;
  • развитие реального сектора экономики, основных видов производства на основе новейших технологий, преодоление энергетическо-сырьевой направленности в экономике;
  • обеспечение реальной социальной защищенности основной части населения во всех основных сферах жизнедеятельности, уменьшение зависимости от произвола чиновничества, преодоление разрыва между самой обеспеченной и наименее обеспеченной категориями граждан;
  • интеллектуализация и патриотизация информационного, образовательного и культурного пространства, создание условий для формирования духовности и патриотизма у подрастающего поколения на всех уровнях воспитания;
  • подъем и ускоренное развитие науки, современных технологий, способствующих успешному решению проблем российского общества и государства в основных сферах и на приоритетных направлениях прогресса;
  • разработка и реализация системы мер по обеспечению национальной и, особенно, информационной и военной безопасности России как мировой державы, улучшение ее геополитического и геостратегического положения.

Хочется надеяться, что эти и другие, не менее важные задачи по силам лучшей части интеллигенции, которая не изменяла и не изменит свой духовный выбор, для которой Бог и Отечество, достойное служение ему - главное и определяющее в жизни и деятельности в условиях сложного и противоречивого этапа развития современной России.

Примечания

1. Леонтьев К.Н. Восток, Россия и славянство. М., 1885. Т. 1. С. 186-188.

2. См.: Вахитов Р. Лакмусовая бумажка российского патриотизма // Сов. Россия. 2006. 26 янв.

3. См.: Высокопреосвященнейший Иоанн Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Одоление смуты. СПб., 1996. С. 102.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100   

Духовный выбор российской интеллигенции и интересы безопасности России: история и современность | Журнал "Право и безопасность" | http://www.dpr.ru написать письмо первая страница первая страница switch to english

Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 3-4 (24-25), Декабрь 2007

Духовный выбор российской интеллигенции и интересы безопасности России: история и современность

Лутовинов В.И., доктор философских наук

Несмотря на то, что со времени создания российской интеллигенции в ее современном понимании в период правления и реформ Петра Великого прошло уже 3 века, проблема духовного выбора наиболее мыслящей и высокообразованной части нашего общества до сих пор не решена ни в теории, ни тем более на практике.

Во многом это предопределено теми условиями, в которых создавалась интеллигенция - практически в экстремальных условиях борьбы старого с новым, войны с самой сильной армией Европы и, что крайне важно, насаждения лучших, последних достижений западных стран в науке, образовании, администрировании, праве, военном деле и т.д. на русскую почву. С одной стороны, огромное западное влияние, с другой стороны - необходимость противостоять тому же Западу путем жесткого отстаивания государственных интересов российской империи.

И если для самого Петра и его ближайших сподвижников не было проблемы в решении данного противоречия (при всех неизбежных издержках в условиях той российской действительности), поскольку он до последнего вдоха служил созданию мощи и величия нашей державы, то этого нельзя сказать о его последователях. Речь идет не только о коронованных особах, даже самых достойнейших, например Екатерине II и Александре I, но и о высшем обществе, аристократии и дворянстве, которое в XVIII и, особенно, в XIX веке в значительной мере олицетворяло русскую интеллигенцию.

Значительная ее часть мало что общего имела со своими корнями, с русским народом, восторгаясь не только иностранными языками, но и западной культурой, нравами, образом мышления и т.д. Дворянские дети обучались иностранцами на иностранных языках, усваивая все западное и отчуждаясь от устоев жизни собственной страны и русского народа.

В начале XIX в. тенденция неумеренной, почти оголтелой и бездумной западнизации в самой образованной части российского общества достигла своего апогея. Любовь ко всему французскому достигла почти абсолюта, а собственно русский взгляд на все происходящее в Отечестве стал уделом лишь немногих, наиболее патриотичных и мужественных интеллигентов.

Среди них следует особо отметить великих русских полководцев - Александра Суворова и Федора Ушакова, которые вопреки нравам и настроениям высших, в том числе военных кругов, создали непобедимые армию и флот. Именно армия олицетворяла духовное единство русских генералов, офицеров и солдат. Их любовь и служение Отечеству, особенно на полях сражений и в морских баталиях, ничего общего не имели с взглядами и образом жизни большей части наиболее просвещенной русской публики.

Характерно, что уже в то время истинные патриоты русской земли были не в чести и подвергались гонениям и преследованиям со стороны этой самой публики, которая стремилась всячески принизить и предать забвению их заслуги перед Отечеством. Ярким примером в этом отношении является жизнь и судьба выдающегося русского флотоводца Федора Ушакова, умершего в нищете и безвестности.

Прозападные, почти французские умонастроения и парижско-версальская восторженность высших слоев питерской и московской элиты и интеллигенции сменились шоком и ужасом после явления Наполеона с его 600-тысячной армией в Россию. Именно вторжение с целью завоевания и порабощения России стало «ответом» на беззаветную любовь к Парижу так называемой русско-французской интеллигенции. Ее наибольшие разочарования и потрясения произошли после захвата, разграбления и разорения завоевателями Москвы, поскольку удар был нанесен также и по личным интересам и благополучию многих граждан, в том числе парижских поклонников.

Судьбу России и всей Европы решила русская армия, возглавляемая великим полководцем Михаилом Кутузовым. Его стратегия победы над непобедимым доселе Наполеоном - выдающийся образец понимания особенностей России, роли народа в войне, стойкости и духа русского воинства.

После победы над парижским диктатором и сильнейшей армией мира и активного взаимодействия с другими странами Европы в этой борьбе началось осмысление роли и места России в мире, особенностей, путей и перспектив ее развития и других непростых вопросов, волновавших многие лучшие умы того времени.

Одним из первых, кто поставил эти вопросы во всей их сложности и противоречивости, взяв под сомнение императив доктринальной установки старца Филофея, определяющей великодержавность и мессианизм как главный смысл и значение русского централизованного государства со времени его образования в XV в., был Петр Чаадаев. Высказанные им идеи и взгляды во многом инициировали эпохальное противоборство двух главных противоположных направлений русской интеллигенции - западничества и славянофильства. При всех крайностях и неизбежной односторонности этих парадигм само их столкновение, непримиримая борьба, вплоть до взаимоотрицания, оставили глубокий след, способствовали огромным достижениям в духовной жизни российского общества XIX в.

И славянофилы, и западники основывали свои ожидания на прецедентах из отечественной истории. Одни апеллировали ко времени Московской Руси, другие - к Петровской эпохе. И славянофилы, и западники видели в русском царизме потенциального союзника, способного возглавить необходимые преобразования.

Одно из основных различий состояло в том, что, если для славянофилов очищенное от крепостничества и чиновничьего произвола самодержавие наряду с Православием и общинностью представлялось залогом русской самобытности, то западники видели в самодержавии одновременно и «притеснительную силу», рассматривали его как фактор дальнейшего сближения с Европой, безусловно признавая общечеловеческие начала права, науки и личности.

Ключевой принцип славянофильского понимания Русской идеи как альтернативной идее Запада заключался в утверждении самобытных начал обеих цивилизаций, пропасть между которыми постоянно расширяется по мере исторического развития и приводит в итоге к конфликтному противостоянию. Насаждение же основ, достижений западной цивилизации на русскую почву возможно только через ее неизбежное разрушение (как и в процессе петровских реформ). Соответственно, невозможно и перенесение русских начал на западноевропейские устои.

Славянофилы, к примеру Н.Данилевский, считали Россию частью вовсе не европейской, а общеславянской цивилизации и поэтому были далеки от отождествления политических интересов Западной Европы и Российской сверхдержавы. «Принадлежит ли…Россия к Европе? - задавался вопросом Н.Данилевский и отвечал на него вполне категорично. - К сожалению или к удовольствию, к счастью или к несчастью, - нет, не принадлежит. Она не питалась ни одним из тех корней, которыми всасывала Европа как благотворные, так и вредоносные соки непосредственно из почвы ею же разрушенного древнего мира, не питалась и теми корнями, которые почерпали пищу из глубины германского духа». Другой русский мыслитель, консерватор К.Н.Леонтьев, шел еще дальше и считал, что Россия одинаково далека и от европейской, и от западно- и южнославянских цивилизаций, что она составляет собой отдельный мир, отдельный строй культуры и жизни, которые Леонтьев характеризовал как «византизм».

В отличие от многих других отечественных мыслителей, Леонтьев весьма сдержанно, пессимистически относился к прошлому и даже к будущему России. «Разве решено, - пишет он, - что именно предстоит России в будущем?» Ведь «тысячелетняя бедность творческого духа еще не ручательство за будущие богатые плоды». Не правомерно ли считать, что «мы прожили много, совершили духом мало и стоим у какого-то страшного предела?»1.

Мысли Леонтьева о необходимости гораздо более интенсивной и плодотворной деятельности именно в духовной сфере как важнейшей в российском обществе того периода были исключительно актуальными. Именно русская интеллигенция должна была решать эту задачу - создания глубоких основ не только духовной, но и всей жизни и деятельности российского общества и государства в преддверии новых испытаний и катаклизмов, преодолеть которые без надежных скреп, консолидирующих народ и власть, не представлялось возможным.

Одной из инновационных и продуктивных идей Леонтьева, как продолжателя создателя фундаментальных основ взаимоотношений русской и западной цивилизаций Николая Данилевского, явилось обоснование геостратегии развития связей и сближение - вплоть до союза - России с Востоком (в качестве альтернативы Западу). При этом имелось в виду не только последовательное сближение с такими странами, как Индия, Тибет и Китай, но и осуществление экспансии на Ближнем Востоке в целях превращения России в новый исторический центр христианского мира. Это позволило бы, по мнению Леонтьева, затормозить процесс «либерализации» России и уберечь ее от революции.

Все это свидетельствует о государственной позиции К.Леонтьева, других отечественных мыслителей, особенно представителей русского евразийства, их инновациях в геополитической сфере, направленных на возрастание роли российской империи как великой мировой державы.

При всем различии подходов к решению судьбоносных для России вопросов и западники, и славянофилы были едины в одном - патриотизме, горячей любви к своему Отечеству, стремлении найти идеал общественного устройства. Как справедливо писал представляющий западников А.И.Герцен в «Былом и думах», «у них и у нас запало с ранних лет одно сильное, безотчетное, физиологическое, страстное чувство, которое они принимали за воспоминание, а мы за пророчество; чувство безграничной, охватывающей всё существование любви к русскому народу, русскому быту, к русскому складу ума. И мы, как Янус или как двуглавый орел, смотрели в разные стороны, в то время как сердце билось одно».

Именно патриотизм русской интеллигенции, самых различных ее слоев и групп, осознание ею своего предназначения как главной духовной силы общества, призванной верой и правдой служить родному Отечеству, позволил одному из образованнейших людей того времени, заместителю министра народного просвещения графу С.С.Уварову уже в 1833 г. сформулировать суть идейных исканий лучших умов России: Православие - Самодержавие - Народность. Эта формула, выражающая квинтэссенцию русской национальной идеи, оставалась незыблемой подобно всем главным атрибутам российской державы вплоть до ее крушения в начале ХХ в.

Исторические факты говорят о том, что даже самые миролюбивые инициативы России по отношению к Западу, зачастую производимые в ущерб российским интересам и только вследствие однозначно западнической ориентации российских элит, не встречали у Запада адекватной реакции. Запад охотно принимал помощь со стороны России, но при этом ничуть не изменял к ней своего презрительного и негативного отношения, так что при первой же возможности он платил ей черной неблагодарностью. На искренние попытки Александра I помочь шатающимся европейским монархиям Запад ответил присвоением России клички «европейский жандарм», травлей в официальных, неофициальных и просто оппозиционных газетах, а уже через несколько десятилетий участием Франции и Англии в войне против России!1

Выпавшие на долю русского и всех других народов страны, ее интеллигенции испытания, начиная с войны с Японией, обернулись беспрецедентной трагедией не только для миллионов человеческих судеб, но и для всего общества, государства, их целостности, независимости, возможности идти и развиваться своим путем. Выстоять удалось во многом благодаря историческому и духовному наследию русского и российского государства, огромному опыту борьбы с самыми различными нашествиями, завоеваниями, явными и скрытыми стратегиями, направленными на порабощение и уничтожение великого народа. Все это проявилось в конечном счете в духовном превосходстве советского народа и Советских Вооруженных Сил в самой страшной в истории человечества войне против гитлеровского фашизма, о чем убедительно повествует Василий Гроссман в своей книге «Жизнь и судьба», посвященной грандиознейшему сражению всей Второй мировой войны - Сталинградской битве.

Почти сразу после Великой Победы советского народа в Великой Отечественной войне началась «холодная война», развязанная Западом - извечным противником России Британской империей и уже набравшей силу новой империей ХХ в. - США. Именно они инициировали создание военно-политических блоков, альянсов, всевозможных международных организаций, сотен военных баз, разведывательных и иных центров, направленных на СССР. Началась эра противоборства двух супердержав и их союзников. Главной целью Запада в этой борьбе было разрушение советской социалистической системы, явившей миру альтернативный прозападному путь развития, основанный на принципиально иных устоях и ценностях, максимальное ослабление СССР как мощной и независимой державы, осмелившейся противостоять мировому империализму и колониализму.

Эта борьба потребовала больших сил и огромного напряжения всего советского народа, сумевшего в кратчайшие сроки восстановить разрушенное в годы войны народное хозяйство, возродить промышленность и машиностроение и создать собственное атомное и водородное оружие, избавившее нашу страну от усиливающегося ядерного шантажа и других военных угроз со стороны США и их союзников. В этом - огромная заслуга советской научно-технической интеллигенции, которая вышла на передовые рубежи мировой науки, открыла человечеству дорогу в космос.

Одной из главных задач советской интеллигенции была идеологическая борьба с мировым империализмом, которая характеризовалась неослабевающей напряженностью, огромным размахом, наступательностью, непримиримостью и бескомпромиссностью с обеих сторон. На определенном этапе, а именно в 80-е гг., советское идеологическое оружие начало давать сбои, все более утрачивало свою эффективность в силу инерционности, догматизма и неспособности адаптироваться к постоянно изменяющимся условиям и усложняющимся задачам борьбы за сознание людей. Это касалось не только содержания, теоретических основ, но и в неменьшей степени форм, методов и средств ведения идеологической и, особенно, психологической борьбы.

Одним из решающих преимуществ Запада в историческом противоборстве двух систем явилась подрывная деятельность спецслужб и других организаций, осуществляемая в соответствии с планом Далласа, в котором особое внимание уделялось интеллигенции. Сопровождаемая мощным информационно-психологическим воздействием, трансформировавшимся в последующем в информационную войну против СССР и других стран социализма, эта деятельность привела в конце концов к нужным результатам. Часть советской интеллигенции сделала свой выбор в пользу Запада. Начало этой тенденции было положено в годы так называемой «хрущевской оттепели», после чего движение диссидентов все более усиливалось, пока, наконец, не получило полную свободу действий с началом так называемой «перестройки».

Образовавшаяся в этих условиях в кратчайшие сроки, стремительно, словно снежный ком, многочисленная «пятая колонна», вобравшая в себя самые различные слои и группы интеллигенции сначала Москвы, Питера, затем столиц союзных республик и крупных городов СССР, с ходу повела яростное наступление на основы государственного и общественного строя, на разрушение советской социалистической системы.

Вооруженная ультралиберальной антикоммунистической идеологией, четкими установками, эффективно действующими технологиями, щедро финансируемая и неустанно стимулируемая предоставлением сверхблагоприятных условий для решения конкретных задач, «новая демократическая», а в действительности бывшая советская интеллигенция успешно справилась с возложенной на нее западными покровителями разрушительной миссией. Впервые в отечественной истории часть интеллигенции, прежде всего высшей, пойдя на услужение новой властвующей элиты начала 90-х годов, деятельность которой не имела ничего общего с общенациональными интересами вновь образованной России и ее народа, сделала свой выбор, внешне конъюнктурный, прагматичный, «демократический», а по сути - циничный, антипатриотичный, лишенный какой-либо духовной основы. Высшие ценности, принципы, ориентиры, цели были отброшены во имя узкокорыстных личных интересов и возрастающих потребностей, удовлетворить которые было по силам лишь западным партнерам да вновь испеченным олигархам. Произошло предательство не только дела и духа русской и советской интеллигенции, но и самого Отечества, которому она честно и бескорыстно служила со времени своего создания.

На беспрецедентную сдачу всех позиций России либералами-интеллигентами 90-х гг., наивно ждавшими в качестве «встречного жеста» всяческой помощи «молодой российской демократии», Запад ответил стягиванием военных баз НАТО вокруг границ России, поддержкой антироссийских режимов в Восточной Европе и СНГ и поддержкой внутри России самых одиозных и утопичных либеральных фундаменталистов, ориентированных фактически на разрушение России, ее экономики и народа. Если бы у нас в стране сохранились еще честные и последовательные либералы-интеллигенты, они признали бы, что никто не сделал больше для разжигания в современной России антиамериканских и антизападных настроений, чем сами Запад и США, превратившие идеи демократии и рынка в инструмент для преследования своих корыстных национальных целей и тем самым породившие разочарование в них у широких российских масс, которые еще 15 лет назад клялись в верности кодексу демократа-западника2.

Стратегия борьбы, осуществляемая отступнической интеллигенцией, прикрывающейся камуфлирующими ее истинные цели и действия и давно набившими оскомину эпитетами, типа «свободная», «демократическая», «либеральная», «просвещенная», «правозащитная» и т.п., нацелена на главные силы, составляющие основу российского общества и государства - русский народ, армию и Русскую Православную Церковь. Главные задачи борьбы - уничтожение духовности, лишение нормальных условий для жизни и деятельности основной части населения России, ее Вооруженных Сил, других государственно-ориентированных социальных и политических институтов, в том числе Русской Православной Церкви.

Реализация этой стратегии осуществляется по следующим основным направлениям:

  • финансовая зависимость России посредством долларизации ее национальной валюты;
  • экономическая зависимость России путем придания ее развитию энергетическо-сырьевой направленности, статуса донора экономики ведущих стран мира;
  • сведение к минимуму социальной защищенности основной части населения, усиление его зависимости от произвола чиновничества, возрастание разрыва между самой обеспеченной и наименее обеспеченной категориями граждан;
  • информационная война против российского общества, вестернизация и примитивизация общественного сознания, деформация высших ценностей, насаждение глобализма и тотальной бездуховности;
  • вестернизация, депатриотизация, деинтеллектуализация и коммерциализация образовательного пространства, разрушение института воспитания;
  • деградация культуры, дифференциация ее на различные субкультуры, профанирующие ее историческое наследие и духовную сущность, придание ей функции негативного воздействия на нравственные и эстетические чувства личности, особенно подрастающего поколения;
  • удушение российской науки и передовых технологий, лишение ее стратегии и перспектив развития, соответствующего мировому уровню;
  • осуществление демографической политики, направленной на постоянное уменьшение численности населения России;
  • недальновидная, во многом прозападная внешняя политика, обусловленная резким ухудшением геополитического и геостратегического положения России в мире;
  • ослабление основных институтов национальной и военной безопасности России в условиях возрастания внешних и внутренних угроз.

Несмотря на продолжительность периода, в течение которого осуществляется данная стратегия, осуществляется целенаправленно, системно и тотально, несмотря на достигнутые уже в ходе этой реализации очевидные результаты, Россия еще не только не разрушена и не уничтожена, но и сохраняет возможность возрождения.

Это во многом объясняется деятельностью большей части интеллигенции, для которой высшие ценности общества и государства были и остаются главными ориентирами служения Отечеству. Несмотря на то, что возможности противостояния стратегии разрушения со стороны этой части интеллигенции весьма ограничены, ее неустанный и самоотверженный труд на благо России приносит свои плоды и сохраняет надежду на ее лучшее будущее.

Для более действенного противоборства с силами, разрушающими и ослабляющими Россию, патриотической интеллигенции предстоит в ближайшем будущем решить следующие основные задачи:

  • защита и развитие духовности, всемерное укрепление традиционного самосознания народа, его исторически сложившегося мировоззрения и идентичности3;
  • формирование общенациональной идеи, консолидирующей общество на основе Русской, а также социалистической идеи, преодоление метастаз, порожденных доминированием и негативным воздействием глобализма и космополитизма;
  • разработка идеологии возрождения России в противовес препятствующей этому неофициально действующей либерально-рыночной идеологии;
  • разработка и создание условий для реализации стратегии социально-экономического и политического развития в соответствии с высшими национальными интересами и приоритетами России как независимой державы;
  • преодоление финансовой зависимости России, особенно посредством дедолларизации ее национальной валюты;
  • развитие реального сектора экономики, основных видов производства на основе новейших технологий, преодоление энергетическо-сырьевой направленности в экономике;
  • обеспечение реальной социальной защищенности основной части населения во всех основных сферах жизнедеятельности, уменьшение зависимости от произвола чиновничества, преодоление разрыва между самой обеспеченной и наименее обеспеченной категориями граждан;
  • интеллектуализация и патриотизация информационного, образовательного и культурного пространства, создание условий для формирования духовности и патриотизма у подрастающего поколения на всех уровнях воспитания;
  • подъем и ускоренное развитие науки, современных технологий, способствующих успешному решению проблем российского общества и государства в основных сферах и на приоритетных направлениях прогресса;
  • разработка и реализация системы мер по обеспечению национальной и, особенно, информационной и военной безопасности России как мировой державы, улучшение ее геополитического и геостратегического положения.

Хочется надеяться, что эти и другие, не менее важные задачи по силам лучшей части интеллигенции, которая не изменяла и не изменит свой духовный выбор, для которой Бог и Отечество, достойное служение ему - главное и определяющее в жизни и деятельности в условиях сложного и противоречивого этапа развития современной России.

Примечания

1. Леонтьев К.Н. Восток, Россия и славянство. М., 1885. Т. 1. С. 186-188.

2. См.: Вахитов Р. Лакмусовая бумажка российского патриотизма // Сов. Россия. 2006. 26 янв.

3. См.: Высокопреосвященнейший Иоанн Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Одоление смуты. СПб., 1996. С. 102.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100