написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 1-2 (22-23), Июль 2007

Необходим ли обвинительный приговор суда по ранее совершенному преступлению для привлечения к уголовной ответственности лица за легализацию преступных доходов?

Самоха А.Б., Байкальский государственный университет экономики и права

Легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, - это заключительный этап превращения преступности в высокодоходное и эффективное производство, в ходе которого происходит противоправная и вредная для общества концентрация экономической, а вслед за ней и политической власти в руках неконтролируемой группы лиц. Допустить легализацию (отмывание) преступных доходов, - значит, сделать выгодным торговлю наркотиками, уклонение от уплаты налогов, проституцию, вымогательство, взяточничество» [1].

В настоящее время правоохранительные органы России продолжают вести борьбу с данным преступным явлением. Постоянно разрабатываются и внедряются, в том числе с использованием международно-правового опыта, различные методы противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов. Однако, насколько эффективны применяемые методы борьбы в целях уголовно-правовой защиты соответствующих общественных отношений, на сегодняшний день определить достаточно сложно.

Федеральная служба по финансовому мониторингу систематически направляет в правоохранительные органы материалы о подозрительных финансовых операциях и сделках для их детальной проверки на предмет наличия признаков легализации (отмывания) преступных доходов. Правоохранительными органами России каждый год возбуждаются сотни уголовных дел по статьям за отмывание преступных капиталов, однако основная часть таких дел по различным основаниям прекращается в ходе предварительного либо судебного следствия и лишь незначительное количество подобных дел доходит до обвинительного приговора.

Представляется, что одной из причин низкой результативности применения уголовной ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов является технико-юридическое несовершенство уголовного закона.

В действующем Уголовном кодексе (УК) РФ имеются 2 статьи (ст. 174 и 174¹), предусматривающие ответственность за легализацию имущества, приобретенного, соответственно, другими лицами преступным путем или самим «легализатором» в результате совершения им преступления. После того как ст. 174 УК РФ получила новую редакцию и в действующий УК РФ была включена ст. 174¹, не только среди практических работников, но и среди ученых возникли различные мнения относительно порядка применения данных статей. Редакционное различие в описании преступного характера приобретения легализуемого затем имущества породили споры о том, тождественны ли понятия «приобретение преступным путем» и «приобретение в результате совершения преступления». Мнения разошлись и по одному из главных вопросов: допустимо ли привлечение лица к уголовной ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов, если отсутствует обвинительный приговор суда по делу о первичном (предикатном) преступлении?

Пленум Верховного Суда РФ в целях единообразного толкования вышеуказанных уголовно-правовых норм принял Постановление от 18.11.04 № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем», в п. 21 которого сказано: «При постановлении обвинительного приговора по ст. 174 или 174¹ УК РФ судом должен быть установлен факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем либо в результате совершения преступления». Данная формулировка представляется довольно многозначной и допускает различные толкования.

Например, одна группа ученых придерживается традиционной правовой позиции, которая сводится к тому, что наличие в законе формулировок: «легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем», а также «легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления» предполагает доказанность факта приобретения данного имущества в результате совершения преступления другими лицами или самим «легализатором» и в соответствии со ст. 49 Конституции РФ требует признания этого факта вступившим в законную силу обвинительным приговором суда [2].

Другие считают, что предварительное осуждение лица за первичное преступление, являющегося источником получения преступных доходов, не является обязательным для применения норм о легализации. Достаточно установить сам факт преступного происхождения легализуемого затем имущества при вынесении приговора по делу об отмывании денег [3].

Преступление, как это следует из положений ст. 14 УК РФ, представляет собой виновное общественно опасное деяние, предусмотренное УК РФ. В соответствии со ст. 49 Конституции РФ виновность лица в совершении того или иного преступления должна быть доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Следовательно, если вина лица в совершении первичного преступления находится лишь в стадии доказывания, необходимо исходить из презумпции невиновности и, согласно конституционным требованиям (закрепленным также и в ч. 1 ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса РФ), до вступления обвинительного приговора в законную силу считать, что обвиняемый в совершении первичного преступления является лицом невиновным. Кроме этого, в соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 28.10.96 № 18-П решение о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию (в частности, в связи с изменением обстановки) не может подменять собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ.

Из анализа вышеуказанных уголовно-правовых норм видно, что юридический факт - совершение предикатного (первичного) преступления - в случае со ст. 174 УК РФ отнесен законодателем только к характеристике предмета преступления, а в случае со ст. 174¹ УК РФ - характеризует как предмет, так и субъект преступления. С учетом этого и необходимо искать подходы к разрешению противоречий, возникающих на стадии применения уголовного закона.

Следует согласиться в какой-то степени с позицией первой группы ученых. Думается, что не найдется правоведов, способных поставить под сомнение актуальность существования конституционного принципа - презумпции невиновности. Из диспозиции ч. 1 ст. 174¹ УК РФ следует однозначный вывод о том, что вопрос о виновности лица в совершении первичного преступления является ключевым для уяснения особенностей состава данного преступления. В этом случае нет законных оснований для уголовного преследования этого же лица за отмывание денежных средств, поскольку это лицо до указанного момента не обладает юридическими признаками субъекта преступления, предусмотренного ст. 174¹ УК РФ, а если нет субъекта - нет и состава преступления. Аналогичный подход следует применять и при квалификации преступлений по ст. 174 УК РФ.

Привлечение «легализатора» к ответственности по ст. 174 УК РФ фактически исключается в случаях, когда «предикатор» не установлен, скрылся, умер либо приговор по делу о предикатном преступлении, устанавливающий факт преступного приобретения имущества, не был по указанным или иным причинам вынесен к моменту возбуждения или судебного рассмотрения дела по ст. 174 УК РФ.

В настоящее время действующая редакция ст. 174, 174¹ УК РФ уголовно-правового эффекта, которого ожидают заинтересованные ведомства, не даст по причине несовершенства указанных статей, которые фактически ограничивают возможности правоохранительных органов эффективно противостоять данному преступному явлению.

Например, чрезмерная задержка в разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела по ст. 174, 174¹ УК РФ в связи с отсутствием обвинительного приговора о предикатном преступлении может привести к тому, что доказательства преступного происхождения денежных средств или иного имущества будут безвозвратно утеряны.

В связи с этим, несмотря на ограничивающие факторы, содержащиеся в ст. 49 Конституции РФ, представляется целесообразным в целях эффективного противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов дать возможность следователю самостоятельно определять момент, когда установленная совокупность доказательств позволяет обосновать вывод о наличии в деянии признаков преступления, предусмотренного ст. 174 или 174¹ УК РФ, и, соответственно, возбуждать уголовные дела, проводить следственные мероприятия и без наличия вступившего в законную силу приговора суда о предикатном преступлении. Кроме этого при вынесении приговора по уголовному делу, возбужденному на основании ст. 174 или ст. 174¹ УК РФ, суд должен прийти к выводу о преступном приобретении легализуемого имущества, причем сделать это и без ссылки на приговор по делу о предикатном преступлении, которого (приговора) может и не быть. При этом суд, установив, что имущество приобретено непреступным путем, обязан прекратить уголовное дело либо, в случае недостаточности доказательств преступного приобретения имущества, отправить уголовное дело на дополнительное расследование.

Пункт «а» ч. 2 ст. 6 Страсбургской конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 08.10.90 (ратифицирована Россией 28.05.01) обязывает исходить из того, что при квалификации правонарушения как отмывания денежных средств не имеет значения, попадало ли первичное преступление в сферу уголовной юрисдикции или нет.

В обоснование данной позиции Пленум Верховного Суда РФ рекомендовал судам не презюмировать совершение предикатного преступления, независимо от того, дана ли соответствующая оценка следственными или судебными органами. Это положение согласуется и со ст. 90 Уголовно-процессуального кодекса РФ, согласно которой «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. При этом такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвующих в ранее рассматриваемом деле». Таким образом, в любом случае, и даже при наличии приговора по делу о предикатном преступлении, суд, постановляя приговор по делу о легализации, должен решить, вызывают или не вызывают у него сомнения обстоятельства, установленные первым приговором. Значит, эти обстоятельства должны быть исследованы в судебном заседании в целях констатации отсутствия существенных противоречий между ними и обстоятельствами по делу о легализации.

Однако при этом Верховный Суд РФ не требует при привлечении к ответственности за приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, обязательного осуждения лица за предикатное преступление, например, ст. 175 УК РФ применяется и в случае приобретения заведомо для виновного добытого преступным путем имущества у неустановленных следствием лиц [4].

Очевидно, что судебная практика уже в ближайшее время потребует новой редакции ст. 174 и 174¹ УК РФ, которая позволит во избежание правовых коллизий однозначно вывести вопрос о виновности лиц в совершении первичных преступлений за рамки указанных составов преступлений.

На основании вышеизложенного представляется целесообразным изложить названия и диспозиции ч. 1 ст. 174 и ч. 1 ст. 174¹ УК РФ в следующей редакции:

«Статья 174. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами противоправным путем.

1. Совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенных другими лицами в результате совершения ими противоправных деяний, подпадающих под признаки преступлений, предусмотренных настоящим Кодексом (за исключением преступлений, предусмотренных ст. 193, 194, 198, 199, 199¹ и 199² настоящего Кодекса), в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом - наказывается…..».

«Статья 174¹. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им противоправных деяний.

1. Совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им противоправных деяний, подпадающих под признаки преступлений, предусмотренных настоящим Кодексом (за исключением преступлений, предусмотренных ст. 193, 194, 198, 199, 199¹ и 199¹ настоящего Кодекса), либо использование указанных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности - наказывается…..».

Литература

1. Кернер Х., Дах Э. Отмывание денег. Путеводитель по действующему законодательству и юридической практике. М., 1996. С. 36-37.

2. См., например: Алиев В.М., Третьяков И.Л. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем // Российский следователь. 2002. № 8. С. 28; Верин В.П. О некоторых вопросах судебной практики по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных прнеступным путем // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005. № 2. С. 125; Васильев А. Уголовная ответственность за отмывание грязных денег: проблемы правоприменения // Современное право. 2004. № 11. С. 37.

3. См., например: Клепицкий И.А. «Отмывание денег» в современном уголовном праве // Государство и право. 2002. № 8. С. 46; Устинова Т.Д. Новая конструкция ответственности за легализацию денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем // Современное право. 2002. № 12. С. 18; Яни П. Незаконное предпринимательство и легализация преступно приобретенного имущества // Законность. 2005. № 3. С. 59; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.А.Чекалина. М., 2004. С. 462.

4. Извлечение из Постановления Президиума Московского городского суда от 22.02.95 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 8. С. 11.

 

Самоха Александр Борисович. Аспирант кафедры уголовного права и криминологии Байкальского государственного университета экономики и права. Заместитель генерального директора по правовым вопросам строительной компании ООО "Строй-Стиль".

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100   

Необходим ли обвинительный приговор суда по ранее совершенному преступлению для привлечения к уголовной ответственности лица за легализацию преступных доходов? | Журнал "Право и безопасность" | http://www.dpr.ru написать письмо первая страница первая страница switch to english

Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 1-2 (22-23), Июль 2007

Необходим ли обвинительный приговор суда по ранее совершенному преступлению для привлечения к уголовной ответственности лица за легализацию преступных доходов?

Самоха А.Б., Байкальский государственный университет экономики и права

Легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, - это заключительный этап превращения преступности в высокодоходное и эффективное производство, в ходе которого происходит противоправная и вредная для общества концентрация экономической, а вслед за ней и политической власти в руках неконтролируемой группы лиц. Допустить легализацию (отмывание) преступных доходов, - значит, сделать выгодным торговлю наркотиками, уклонение от уплаты налогов, проституцию, вымогательство, взяточничество» [1].

В настоящее время правоохранительные органы России продолжают вести борьбу с данным преступным явлением. Постоянно разрабатываются и внедряются, в том числе с использованием международно-правового опыта, различные методы противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов. Однако, насколько эффективны применяемые методы борьбы в целях уголовно-правовой защиты соответствующих общественных отношений, на сегодняшний день определить достаточно сложно.

Федеральная служба по финансовому мониторингу систематически направляет в правоохранительные органы материалы о подозрительных финансовых операциях и сделках для их детальной проверки на предмет наличия признаков легализации (отмывания) преступных доходов. Правоохранительными органами России каждый год возбуждаются сотни уголовных дел по статьям за отмывание преступных капиталов, однако основная часть таких дел по различным основаниям прекращается в ходе предварительного либо судебного следствия и лишь незначительное количество подобных дел доходит до обвинительного приговора.

Представляется, что одной из причин низкой результативности применения уголовной ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов является технико-юридическое несовершенство уголовного закона.

В действующем Уголовном кодексе (УК) РФ имеются 2 статьи (ст. 174 и 174¹), предусматривающие ответственность за легализацию имущества, приобретенного, соответственно, другими лицами преступным путем или самим «легализатором» в результате совершения им преступления. После того как ст. 174 УК РФ получила новую редакцию и в действующий УК РФ была включена ст. 174¹, не только среди практических работников, но и среди ученых возникли различные мнения относительно порядка применения данных статей. Редакционное различие в описании преступного характера приобретения легализуемого затем имущества породили споры о том, тождественны ли понятия «приобретение преступным путем» и «приобретение в результате совершения преступления». Мнения разошлись и по одному из главных вопросов: допустимо ли привлечение лица к уголовной ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов, если отсутствует обвинительный приговор суда по делу о первичном (предикатном) преступлении?

Пленум Верховного Суда РФ в целях единообразного толкования вышеуказанных уголовно-правовых норм принял Постановление от 18.11.04 № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем», в п. 21 которого сказано: «При постановлении обвинительного приговора по ст. 174 или 174¹ УК РФ судом должен быть установлен факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем либо в результате совершения преступления». Данная формулировка представляется довольно многозначной и допускает различные толкования.

Например, одна группа ученых придерживается традиционной правовой позиции, которая сводится к тому, что наличие в законе формулировок: «легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем», а также «легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления» предполагает доказанность факта приобретения данного имущества в результате совершения преступления другими лицами или самим «легализатором» и в соответствии со ст. 49 Конституции РФ требует признания этого факта вступившим в законную силу обвинительным приговором суда [2].

Другие считают, что предварительное осуждение лица за первичное преступление, являющегося источником получения преступных доходов, не является обязательным для применения норм о легализации. Достаточно установить сам факт преступного происхождения легализуемого затем имущества при вынесении приговора по делу об отмывании денег [3].

Преступление, как это следует из положений ст. 14 УК РФ, представляет собой виновное общественно опасное деяние, предусмотренное УК РФ. В соответствии со ст. 49 Конституции РФ виновность лица в совершении того или иного преступления должна быть доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Следовательно, если вина лица в совершении первичного преступления находится лишь в стадии доказывания, необходимо исходить из презумпции невиновности и, согласно конституционным требованиям (закрепленным также и в ч. 1 ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса РФ), до вступления обвинительного приговора в законную силу считать, что обвиняемый в совершении первичного преступления является лицом невиновным. Кроме этого, в соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 28.10.96 № 18-П решение о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию (в частности, в связи с изменением обстановки) не может подменять собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ.

Из анализа вышеуказанных уголовно-правовых норм видно, что юридический факт - совершение предикатного (первичного) преступления - в случае со ст. 174 УК РФ отнесен законодателем только к характеристике предмета преступления, а в случае со ст. 174¹ УК РФ - характеризует как предмет, так и субъект преступления. С учетом этого и необходимо искать подходы к разрешению противоречий, возникающих на стадии применения уголовного закона.

Следует согласиться в какой-то степени с позицией первой группы ученых. Думается, что не найдется правоведов, способных поставить под сомнение актуальность существования конституционного принципа - презумпции невиновности. Из диспозиции ч. 1 ст. 174¹ УК РФ следует однозначный вывод о том, что вопрос о виновности лица в совершении первичного преступления является ключевым для уяснения особенностей состава данного преступления. В этом случае нет законных оснований для уголовного преследования этого же лица за отмывание денежных средств, поскольку это лицо до указанного момента не обладает юридическими признаками субъекта преступления, предусмотренного ст. 174¹ УК РФ, а если нет субъекта - нет и состава преступления. Аналогичный подход следует применять и при квалификации преступлений по ст. 174 УК РФ.

Привлечение «легализатора» к ответственности по ст. 174 УК РФ фактически исключается в случаях, когда «предикатор» не установлен, скрылся, умер либо приговор по делу о предикатном преступлении, устанавливающий факт преступного приобретения имущества, не был по указанным или иным причинам вынесен к моменту возбуждения или судебного рассмотрения дела по ст. 174 УК РФ.

В настоящее время действующая редакция ст. 174, 174¹ УК РФ уголовно-правового эффекта, которого ожидают заинтересованные ведомства, не даст по причине несовершенства указанных статей, которые фактически ограничивают возможности правоохранительных органов эффективно противостоять данному преступному явлению.

Например, чрезмерная задержка в разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела по ст. 174, 174¹ УК РФ в связи с отсутствием обвинительного приговора о предикатном преступлении может привести к тому, что доказательства преступного происхождения денежных средств или иного имущества будут безвозвратно утеряны.

В связи с этим, несмотря на ограничивающие факторы, содержащиеся в ст. 49 Конституции РФ, представляется целесообразным в целях эффективного противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов дать возможность следователю самостоятельно определять момент, когда установленная совокупность доказательств позволяет обосновать вывод о наличии в деянии признаков преступления, предусмотренного ст. 174 или 174¹ УК РФ, и, соответственно, возбуждать уголовные дела, проводить следственные мероприятия и без наличия вступившего в законную силу приговора суда о предикатном преступлении. Кроме этого при вынесении приговора по уголовному делу, возбужденному на основании ст. 174 или ст. 174¹ УК РФ, суд должен прийти к выводу о преступном приобретении легализуемого имущества, причем сделать это и без ссылки на приговор по делу о предикатном преступлении, которого (приговора) может и не быть. При этом суд, установив, что имущество приобретено непреступным путем, обязан прекратить уголовное дело либо, в случае недостаточности доказательств преступного приобретения имущества, отправить уголовное дело на дополнительное расследование.

Пункт «а» ч. 2 ст. 6 Страсбургской конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 08.10.90 (ратифицирована Россией 28.05.01) обязывает исходить из того, что при квалификации правонарушения как отмывания денежных средств не имеет значения, попадало ли первичное преступление в сферу уголовной юрисдикции или нет.

В обоснование данной позиции Пленум Верховного Суда РФ рекомендовал судам не презюмировать совершение предикатного преступления, независимо от того, дана ли соответствующая оценка следственными или судебными органами. Это положение согласуется и со ст. 90 Уголовно-процессуального кодекса РФ, согласно которой «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. При этом такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвующих в ранее рассматриваемом деле». Таким образом, в любом случае, и даже при наличии приговора по делу о предикатном преступлении, суд, постановляя приговор по делу о легализации, должен решить, вызывают или не вызывают у него сомнения обстоятельства, установленные первым приговором. Значит, эти обстоятельства должны быть исследованы в судебном заседании в целях констатации отсутствия существенных противоречий между ними и обстоятельствами по делу о легализации.

Однако при этом Верховный Суд РФ не требует при привлечении к ответственности за приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, обязательного осуждения лица за предикатное преступление, например, ст. 175 УК РФ применяется и в случае приобретения заведомо для виновного добытого преступным путем имущества у неустановленных следствием лиц [4].

Очевидно, что судебная практика уже в ближайшее время потребует новой редакции ст. 174 и 174¹ УК РФ, которая позволит во избежание правовых коллизий однозначно вывести вопрос о виновности лиц в совершении первичных преступлений за рамки указанных составов преступлений.

На основании вышеизложенного представляется целесообразным изложить названия и диспозиции ч. 1 ст. 174 и ч. 1 ст. 174¹ УК РФ в следующей редакции:

«Статья 174. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами противоправным путем.

1. Совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенных другими лицами в результате совершения ими противоправных деяний, подпадающих под признаки преступлений, предусмотренных настоящим Кодексом (за исключением преступлений, предусмотренных ст. 193, 194, 198, 199, 199¹ и 199² настоящего Кодекса), в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом - наказывается…..».

«Статья 174¹. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им противоправных деяний.

1. Совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им противоправных деяний, подпадающих под признаки преступлений, предусмотренных настоящим Кодексом (за исключением преступлений, предусмотренных ст. 193, 194, 198, 199, 199¹ и 199¹ настоящего Кодекса), либо использование указанных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности - наказывается…..».

Литература

1. Кернер Х., Дах Э. Отмывание денег. Путеводитель по действующему законодательству и юридической практике. М., 1996. С. 36-37.

2. См., например: Алиев В.М., Третьяков И.Л. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем // Российский следователь. 2002. № 8. С. 28; Верин В.П. О некоторых вопросах судебной практики по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных прнеступным путем // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005. № 2. С. 125; Васильев А. Уголовная ответственность за отмывание грязных денег: проблемы правоприменения // Современное право. 2004. № 11. С. 37.

3. См., например: Клепицкий И.А. «Отмывание денег» в современном уголовном праве // Государство и право. 2002. № 8. С. 46; Устинова Т.Д. Новая конструкция ответственности за легализацию денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем // Современное право. 2002. № 12. С. 18; Яни П. Незаконное предпринимательство и легализация преступно приобретенного имущества // Законность. 2005. № 3. С. 59; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.А.Чекалина. М., 2004. С. 462.

4. Извлечение из Постановления Президиума Московского городского суда от 22.02.95 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 8. С. 11.

 

Самоха Александр Борисович. Аспирант кафедры уголовного права и криминологии Байкальского государственного университета экономики и права. Заместитель генерального директора по правовым вопросам строительной компании ООО "Строй-Стиль".

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100