написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 1-2 (18-19), Июнь 2006

Продовольственный импорт становится угрозой национальной независимости

В.Н.Плотников, Заместитель председателя Комитета Государственной Думы ФС РФ по аграрным вопросам

Ведущие мировые эксперты едины во мнении: недалеко то время, когда продовольственная проблема станет одной из острейших среди глобальных проблем. Как на этом фоне смотрится Россия? Ведь на памяти старшего, да и среднего поколения - хронический дефицит мяса, молока, масла... Очереди, карточки, талоны и т.д.

Мировые тенденции в обеспечении человечества продовольствием действительно неблагоприятные и очень тревожные. Быстрый рост населения в развивающихся странах, ухудшение экологии и другие техногенные, экологические и демографические причины уже в ближайшие десятилетия могут привести к уменьшению продовольствия в расчете на жителя планеты в 1,5-2 раза. Угроза голода нависнет над многими странами Азии, Африки, Латинской Америки.

Уже сегодня в развивающихся странах хронически голодает 800 млн человек. Чтобы не превратить земную цивилизацию в бойню за кусок хлеба, производство продуктов питания надо увеличить минимум на 75%. Это - сложнейшая задача, если учесть, что потенциал, скажем, западно­европейских и северо-американских пашен практически исчерпан.

На этом тревожном фоне особое беспокойство вызывает продовольственная политика России, фактически направленная на сворачивание нашего сельхозпроизводства. Даже по весьма приблизительным оценкам, за последние 15 лет оно упало почти в 2 раза. Заметьте - без войны, без каких-то исключительных природных катаклизмов. Это своеобразный мировой рекорд со знаком минус. Не забудем отметить, что исходный уровень производства был, как тогда справедливо считали, недостаточен.

Обманчивое изобилие

Не раз приходится слышать возражения такого рода: «О чем грустить-печалиться, если прилавки наших магазинов никогда не были столь разнообразными и полными?».

Картина, действительно, ослепляет, однако вовсе не такая благостная. Правильнее будет посмотреть, что из этого изобилия попадает на обеденные столы наших сограждан и какого качества.

Рационально питаться могут позволить себе лишь 10-20% жителей России. При этом основная масса населения все больше средств тратит на пропитание. В среднем по России, его доля в общих расходах семьи составляет 45%, а у самых бедных слоев населения - до 60%.

Россия стала одним из крупнейших импортеров продовольствия. На импорт мы расходуем в 10-12 раз больше средств, чем на поддержку собственного сельского хозяйства из федерального бюджета. Наша доля в мировом продовольственном импорте составляет уже 1,9%. И это не предел - при сохранении нынешнего курса она уже в ближайшие годы может вырасти до 2,3%.

Результаты такой политики - не только обвальное сокращение собственного производства, но и существенное ухудшение продовольственного обеспечения населения. В докладе ООН «О развитии человеческих ресурсов в 1999 году» России отведено 71-е место в мире, рядом с Сомали.

Нужно ли говорить о том, что такая позиция просто недостойна для России? Тем более что наша страна нарушает одно из важнейших решений ООН, принятое в 2001 г. Оно обязывает все государства обеспечивать население своих стран необходимым, качественным питанием, причем на 80-85% продовольствие должно быть национального производства. У нас же доля продовольственного импорта доходит до 50%.

Нужно прямо сказать, что Россия является нахлебником мирового сообщества. Да, мы не стоим с протянутой рукой - сегодня у нас есть деньги, по большей части нефтегазовые, и до тех пор, пока не закончилось сырье в недрах, мы все еще в состоянии платить звонкой монетой. Но разве от этого мы перестаем являться нахлебниками по сути? Россия в одном ряду с отсталыми странами с полуголодным населением является постоянным клиентом ведущих аграрных стран мира.

Так что не стоит обольщаться пестрыми витринами. Это - видимость благополучия, которая скрывает тяжелый недуг.

Но есть и другая сторона медали - в течение буквально нескольких последних лет произошла своеобразная продовольственная революция, почти незамеченная, но затронувшая десятки миллионов людей. Ведь благодаря массированному продовольственному импорту мы фактически перешли на полуискусственную пищу. Она насыщена различными консервантами, химическими и биодобавками. Все больше на столах наших сограждан генетических мутантов, концентратов, которые выдаются за натуральные продукты. И действительно - выглядят они свежо, аппетитно, неделями, а то и месяцами не портятся. Но внешность обманчива.

Покупая молоко, колбасу, овощи, конфеты и т.д., рассчитывая на то, что все они свежие, полезные, натуральные, мы все чаще ошибаемся. А результат один - ухудшение здоровья населения, болезни, увеличение смертности.

Такие продукты потоком идут в Россию - и не только на прилавки магазинов, но и как сырье для наших мясокомбинатов, молочных и консервных заводов, кондитерских фабрик и т.д. В этом смысле, даже покупая свое, российское, мы рискуем, рискуем каждый день.

Как это ни горько, но нужно прямо заявить - засилье продовольственного импорта создает реальную угрозу не только продовольственной безопасности России, но и здоровью российского народа.

К сожалению, правительство явно недооценивает опасности этого явления. Мировое сообщество, озабоченное глобальными вызовами, рано или поздно созреет для претензий: почему страна с потенциалом планетарной житницы все в больших объемах прикупает продукты питания, обделяя голодающую часть человечества? Почему в условиях исчерпания возможностей вовлечения в оборот новых земель в России миллионы гектаров пашни зарастают бурьяном и сорняками, дичают бескрайние территории, пригодные для производства продовольствия?

Неадекватная политика

Мы живем в государстве, располагающем десятой частью мировой пашни, самым большим в мире клином черноземов, имеющим колоссальный потенциал для производства полного набора сельхозпродукции умеренной зоны. Поэтому нынешняя ситуация не только трагична, но и нелепа. Она - искусственна и является результатом совершенно неадекватной аграрной политики, в основе которой предрассудки о том, что наш аграрный сектор не может быть встроен в современную модель российской экономики.

Нашими ориентирами должны стать успешно реализованные прорывные аграрные проекты в целом ряде стран, ранее считавшихся принципиально неперспективными.

Среди них, например, Мексика, которая в 40-60-е гг. утроила производство пшеницы, и удвоила - кукурузы, став их экспортером. При этом средний мексиканец стал потреблять продовольствия на 40% больше. Это страны Юго-Восточной Азии, за исторически ничтожный срок увеличившие среднюю урожайность риса - главной продовольственной культуры этого региона - почти в 3 раза. Это Индия, с ее более чем миллиардным населением, которая близка к самообеспечению зерном. Ряд можно продолжить, включив в него и наших ближайших соседей - скажем, Украину и Белоруссию, уверенно укрепляющих свои позиции на российском продовольственном рынке.

Разумеется, речь идет не о копировании позитивного опыта, а о том, что достойная России аграрная политика должна ставить смелые стратегические цели. Наша страна может и обязана выйти на обеспечение 80% потребностей в продуктах питания за счет отечественного производства. Могут сказать, что восстановление сельского хозяйства требует значительных затрат. Но подобные аргументы - все равно что ссылки на неблагоприятные погодные условия.

Между тем правительство и не думает решать подобную масштабную задачу. На 2005 г. из федерального бюджета на нужды агропромышленного комплекса (АПК) выделено всего 0,9% расходов (в 4 раза меньше, чем в Финляндии). Это в лучшем случае лишь замедлит нарастание негативных тенденций - разрушение производственно-технического потенциала, падение плодородия сельхозугодий, ухудшение качества труда и его платы, деградацию основных профессий на селе и развал системы профподготовки, разрушение социальной инфраструктуры, дальнейшее одичание сельских районов, составляющих 2/3 территорий страны, и т.д.

Но настоящая трагедия - в том, что чем глубже системный кризис АПК - тем болезненнее и дороже станет выход из него, тем больше времени и усилий он потребует. В результате «экономия» сегодня выльется в огромные, несоизмеримые с оптимальными на сегодня расходами завтра.

Не сработает и палочка-выручалочка - продовольственный импорт. Вал дешевой демпинговой продукции, которая сегодня заполняет российские прилавки, закончится, как только наше внутреннее производство будет окончательно подорвано, и тогда мы будем неприятно удивлены совершенно другими ценами. Они вырастут не на проценты, а, по крайней мере, в разы.

Раскрыть аграрный потенциал России!

Сколько же нужно средств российскому АПК для того, чтобы он начал выходить из системного кризиса? Обратимся к опыту других стран. В среднем уровень поддержки сельского хозяйства в странах ЕС в последние годы составил примерно 298 долл. на 1 га сельхозугодий, в США - 324, в Японии - 473, в Канаде - 188. В России этот показатель равен около 10 долл. Громадный разрыв очевиден, и преодолеть его в короткие сроки не удастся. Аграрная партия России считает, что в нынешних условиях при эффективной аграрной политике АПК необходимо выделять минимум 5% бюджетных расходов.

Тогда мы сможем остановить разрушение сельскохозяйственного уклада и запустить мультиплицирующий эффект сельского хозяйства в развитии других отраслей экономики страны.

По расчетам экспертов, рост производства в аграрном секторе сопровождается увеличением спроса на продукцию и услуги других отраслей в соотношении примерно 1:2,2. Создание одного рабочего места в сельском производстве влечет за собой создание 7-8 новых рабочих мест в других отраслях, а в технологически развитых странах - 15 и даже 20.

Разумеется, зависимость работает и в обратном порядке. Системный кризис в сельском хозяйстве вызвал катастрофические последствия в смежных отраслях. Только производство тракторов с 1990 по 2003 г. уменьшилось в 26 раз, зерноуборочных комбайнов - в 12 раз. Производство удобрений выживает тем, что почти полностью переориентировалось на зарубежных потребителей. На грани уничтожения уникальная российская аграрная наука, выживающая лишь благодаря самоотверженности и долготерпению наших ученых.

И этот ряд можно продолжать и продолжать. Эффект отрицательной мультипликации прослеживается практически во всех 80 отраслях, обслуживающих село, в той или иной мере проявляется в 60 отраслях, использующих его продукцию.

Бюджетный голод дополняется отсутствием государственного регулирования АПК. Нет регулирования - нет политики. Следствия - известны.

Это - кричащие диспропорции по всей цепочке прохождения продукции от производителя до потребителя, которые ставят на грань банкротства одних и гарантируют сверхприбыли другим. Это отсутствие должного протекционизма отечественной продукции на внутреннем рынке, не способной в большинстве случаев конкурировать с импортом. Это диспаритет цен на промышленную и сельхозпродукцию, достигший в нынешнем году критического уровня и буквально блокирующий основные отрасли сельхозпроизводства.

За прошлый год горючее подорожало на 40-60%, крестьянству России пришлось дополнительно израсходовать 4,5 млрд руб. Рост продолжается, угрожая срывом весенних полевых работ. Многократно доказано, что в этом росте - источник сверхприбылей, что его подстегивают сговоры и картельные соглашения. Но интересы сырьевых монополий священны для наших экономических ведомств - они стараются не замечать проявлений монополизма.

Только из-за пресловутого диспаритета цен за годы реформ из села выкачали от 320 до 350 млрд руб. По данным Минсельхоза, цены на ресурсы и услуги в прошлом году возросли на 27,5%, а на сельхозпродукцию - лишь на 5%. Электроэнергия подорожала в последнее время с 1,1 до 1,6 руб/кВт-ч. Опять миллиардные потери средств для села. И ничего не меняется.

Какой сельхозпроизводитель все это выдержит?

И не выдерживают. Люди в массовом порядке уходят из сельскохозяйственного производства, покидают родные села. Сегодня ощущается огромный дефицит не только специалистов - агрономов, ветеринаров, инженеров, но и работников массовых профессий - таких как механизатор, доярка.

Это не удивительно. Ведь почти половина селян находится ниже черты бедности, в нищете, а остальные влачат полунищенское существование, и выбраться из этого тупика почти невозможно. Типичное для России явление - «населенный пункт без постоянных жителей», их сегодня - более 13 тыс., 35 тыс. деревень имеют население до 10 человек. В сумме - треть наших сельских поселений. Это не результат стихийного бедствия, это нынешняя аграрная политика - разорительная, опустошительная.

Сменим политику, начнем на деле решать перечисленные проблемы - пойдет модернизация и технологический прогресс аграрного производства, начнется возрождение села.

Аграрной политике надо учиться у Европы, Америки и Японии

Могут спросить, как все это сочетается с рыночными принципами, не окажемся ли мы вновь в «командной экономике»? Это ложные тревоги.

Например, Японию никто не упрекнет в отсутствии рыночной экономики, но как она решает свои проблемы? Скажем, местный рис по себестоимости значительно дороже китайского. И правительство контрактует весь урожай по рентабельной для японского крестьянства цене, а затем продает населению дешевле, чем было заплачено. Рис из Китая если и попадает на японский розничный рынок, то за счет таможенных механизмов всегда дороже. Чистый протекционизм, но все признают, что у Японии должны быть свои национальные интересы.

У нас принято кивать на Америку. А ведь именно она подает блестящие образцы рыночной экономики, поставленной на службу своих национальных интересов. Например, объем экспорта продуктов питания при 100% самообеспечении у них составляет ежегодно порядка 50 млрд долл. А экспорт вооружений - 10 млрд долл. Куры признаются важнее танков в борьбе за мировое влияние.

Каждый акр сельских полей в Западной Европе выстилается сотнями долларов госдотаций, их хозяева не ведают проблем со сбытом, существует система экспортных субсидий, скидок для крупных компаний-оптовиков и т.д. Это и есть проявления сильной аграрной политики - политики всестороннего поддержания производителя продуктов питания, сохранения сельского уклада жизни, продвижения избыточного продовольствия на рынки других стран и ослабления конкурентов.

Для России тоже - другого пути нет. Надо отдавать себе отчет - ситуация в мире развивается так, что аграрный потенциал нашей страны неизбежно будет задействован. Вопрос в том - кем и когда. Либо это сделаем мы сами, превратив свой агропромышленный сектор в мощный источник социально-экономического роста, укрепления мощи и влияния России, либо «зеленую революцию» у нас будут делать другие. Но в этом случае расплачиваться придется собственной независимостью...

Плотников Владимир Николаевич. С 1993 г. - депутат Государственной Думы ФС РФ от Михайловского одномандатного округа Волгоградской области, заместитель председателя Комитета Государственной Думы ФС РФ по аграрным вопросам. С 2004 г. - председатель Аграрной партии России. С 2005 г. - Президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100   

Продовольственный импорт становится угрозой национальной независимости | Журнал "Право и безопасность" | http://www.dpr.ru написать письмо первая страница первая страница switch to english

Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 1-2 (18-19), Июнь 2006

Продовольственный импорт становится угрозой национальной независимости

В.Н.Плотников, Заместитель председателя Комитета Государственной Думы ФС РФ по аграрным вопросам

Ведущие мировые эксперты едины во мнении: недалеко то время, когда продовольственная проблема станет одной из острейших среди глобальных проблем. Как на этом фоне смотрится Россия? Ведь на памяти старшего, да и среднего поколения - хронический дефицит мяса, молока, масла... Очереди, карточки, талоны и т.д.

Мировые тенденции в обеспечении человечества продовольствием действительно неблагоприятные и очень тревожные. Быстрый рост населения в развивающихся странах, ухудшение экологии и другие техногенные, экологические и демографические причины уже в ближайшие десятилетия могут привести к уменьшению продовольствия в расчете на жителя планеты в 1,5-2 раза. Угроза голода нависнет над многими странами Азии, Африки, Латинской Америки.

Уже сегодня в развивающихся странах хронически голодает 800 млн человек. Чтобы не превратить земную цивилизацию в бойню за кусок хлеба, производство продуктов питания надо увеличить минимум на 75%. Это - сложнейшая задача, если учесть, что потенциал, скажем, западно­европейских и северо-американских пашен практически исчерпан.

На этом тревожном фоне особое беспокойство вызывает продовольственная политика России, фактически направленная на сворачивание нашего сельхозпроизводства. Даже по весьма приблизительным оценкам, за последние 15 лет оно упало почти в 2 раза. Заметьте - без войны, без каких-то исключительных природных катаклизмов. Это своеобразный мировой рекорд со знаком минус. Не забудем отметить, что исходный уровень производства был, как тогда справедливо считали, недостаточен.

Обманчивое изобилие

Не раз приходится слышать возражения такого рода: «О чем грустить-печалиться, если прилавки наших магазинов никогда не были столь разнообразными и полными?».

Картина, действительно, ослепляет, однако вовсе не такая благостная. Правильнее будет посмотреть, что из этого изобилия попадает на обеденные столы наших сограждан и какого качества.

Рационально питаться могут позволить себе лишь 10-20% жителей России. При этом основная масса населения все больше средств тратит на пропитание. В среднем по России, его доля в общих расходах семьи составляет 45%, а у самых бедных слоев населения - до 60%.

Россия стала одним из крупнейших импортеров продовольствия. На импорт мы расходуем в 10-12 раз больше средств, чем на поддержку собственного сельского хозяйства из федерального бюджета. Наша доля в мировом продовольственном импорте составляет уже 1,9%. И это не предел - при сохранении нынешнего курса она уже в ближайшие годы может вырасти до 2,3%.

Результаты такой политики - не только обвальное сокращение собственного производства, но и существенное ухудшение продовольственного обеспечения населения. В докладе ООН «О развитии человеческих ресурсов в 1999 году» России отведено 71-е место в мире, рядом с Сомали.

Нужно ли говорить о том, что такая позиция просто недостойна для России? Тем более что наша страна нарушает одно из важнейших решений ООН, принятое в 2001 г. Оно обязывает все государства обеспечивать население своих стран необходимым, качественным питанием, причем на 80-85% продовольствие должно быть национального производства. У нас же доля продовольственного импорта доходит до 50%.

Нужно прямо сказать, что Россия является нахлебником мирового сообщества. Да, мы не стоим с протянутой рукой - сегодня у нас есть деньги, по большей части нефтегазовые, и до тех пор, пока не закончилось сырье в недрах, мы все еще в состоянии платить звонкой монетой. Но разве от этого мы перестаем являться нахлебниками по сути? Россия в одном ряду с отсталыми странами с полуголодным населением является постоянным клиентом ведущих аграрных стран мира.

Так что не стоит обольщаться пестрыми витринами. Это - видимость благополучия, которая скрывает тяжелый недуг.

Но есть и другая сторона медали - в течение буквально нескольких последних лет произошла своеобразная продовольственная революция, почти незамеченная, но затронувшая десятки миллионов людей. Ведь благодаря массированному продовольственному импорту мы фактически перешли на полуискусственную пищу. Она насыщена различными консервантами, химическими и биодобавками. Все больше на столах наших сограждан генетических мутантов, концентратов, которые выдаются за натуральные продукты. И действительно - выглядят они свежо, аппетитно, неделями, а то и месяцами не портятся. Но внешность обманчива.

Покупая молоко, колбасу, овощи, конфеты и т.д., рассчитывая на то, что все они свежие, полезные, натуральные, мы все чаще ошибаемся. А результат один - ухудшение здоровья населения, болезни, увеличение смертности.

Такие продукты потоком идут в Россию - и не только на прилавки магазинов, но и как сырье для наших мясокомбинатов, молочных и консервных заводов, кондитерских фабрик и т.д. В этом смысле, даже покупая свое, российское, мы рискуем, рискуем каждый день.

Как это ни горько, но нужно прямо заявить - засилье продовольственного импорта создает реальную угрозу не только продовольственной безопасности России, но и здоровью российского народа.

К сожалению, правительство явно недооценивает опасности этого явления. Мировое сообщество, озабоченное глобальными вызовами, рано или поздно созреет для претензий: почему страна с потенциалом планетарной житницы все в больших объемах прикупает продукты питания, обделяя голодающую часть человечества? Почему в условиях исчерпания возможностей вовлечения в оборот новых земель в России миллионы гектаров пашни зарастают бурьяном и сорняками, дичают бескрайние территории, пригодные для производства продовольствия?

Неадекватная политика

Мы живем в государстве, располагающем десятой частью мировой пашни, самым большим в мире клином черноземов, имеющим колоссальный потенциал для производства полного набора сельхозпродукции умеренной зоны. Поэтому нынешняя ситуация не только трагична, но и нелепа. Она - искусственна и является результатом совершенно неадекватной аграрной политики, в основе которой предрассудки о том, что наш аграрный сектор не может быть встроен в современную модель российской экономики.

Нашими ориентирами должны стать успешно реализованные прорывные аграрные проекты в целом ряде стран, ранее считавшихся принципиально неперспективными.

Среди них, например, Мексика, которая в 40-60-е гг. утроила производство пшеницы, и удвоила - кукурузы, став их экспортером. При этом средний мексиканец стал потреблять продовольствия на 40% больше. Это страны Юго-Восточной Азии, за исторически ничтожный срок увеличившие среднюю урожайность риса - главной продовольственной культуры этого региона - почти в 3 раза. Это Индия, с ее более чем миллиардным населением, которая близка к самообеспечению зерном. Ряд можно продолжить, включив в него и наших ближайших соседей - скажем, Украину и Белоруссию, уверенно укрепляющих свои позиции на российском продовольственном рынке.

Разумеется, речь идет не о копировании позитивного опыта, а о том, что достойная России аграрная политика должна ставить смелые стратегические цели. Наша страна может и обязана выйти на обеспечение 80% потребностей в продуктах питания за счет отечественного производства. Могут сказать, что восстановление сельского хозяйства требует значительных затрат. Но подобные аргументы - все равно что ссылки на неблагоприятные погодные условия.

Между тем правительство и не думает решать подобную масштабную задачу. На 2005 г. из федерального бюджета на нужды агропромышленного комплекса (АПК) выделено всего 0,9% расходов (в 4 раза меньше, чем в Финляндии). Это в лучшем случае лишь замедлит нарастание негативных тенденций - разрушение производственно-технического потенциала, падение плодородия сельхозугодий, ухудшение качества труда и его платы, деградацию основных профессий на селе и развал системы профподготовки, разрушение социальной инфраструктуры, дальнейшее одичание сельских районов, составляющих 2/3 территорий страны, и т.д.

Но настоящая трагедия - в том, что чем глубже системный кризис АПК - тем болезненнее и дороже станет выход из него, тем больше времени и усилий он потребует. В результате «экономия» сегодня выльется в огромные, несоизмеримые с оптимальными на сегодня расходами завтра.

Не сработает и палочка-выручалочка - продовольственный импорт. Вал дешевой демпинговой продукции, которая сегодня заполняет российские прилавки, закончится, как только наше внутреннее производство будет окончательно подорвано, и тогда мы будем неприятно удивлены совершенно другими ценами. Они вырастут не на проценты, а, по крайней мере, в разы.

Раскрыть аграрный потенциал России!

Сколько же нужно средств российскому АПК для того, чтобы он начал выходить из системного кризиса? Обратимся к опыту других стран. В среднем уровень поддержки сельского хозяйства в странах ЕС в последние годы составил примерно 298 долл. на 1 га сельхозугодий, в США - 324, в Японии - 473, в Канаде - 188. В России этот показатель равен около 10 долл. Громадный разрыв очевиден, и преодолеть его в короткие сроки не удастся. Аграрная партия России считает, что в нынешних условиях при эффективной аграрной политике АПК необходимо выделять минимум 5% бюджетных расходов.

Тогда мы сможем остановить разрушение сельскохозяйственного уклада и запустить мультиплицирующий эффект сельского хозяйства в развитии других отраслей экономики страны.

По расчетам экспертов, рост производства в аграрном секторе сопровождается увеличением спроса на продукцию и услуги других отраслей в соотношении примерно 1:2,2. Создание одного рабочего места в сельском производстве влечет за собой создание 7-8 новых рабочих мест в других отраслях, а в технологически развитых странах - 15 и даже 20.

Разумеется, зависимость работает и в обратном порядке. Системный кризис в сельском хозяйстве вызвал катастрофические последствия в смежных отраслях. Только производство тракторов с 1990 по 2003 г. уменьшилось в 26 раз, зерноуборочных комбайнов - в 12 раз. Производство удобрений выживает тем, что почти полностью переориентировалось на зарубежных потребителей. На грани уничтожения уникальная российская аграрная наука, выживающая лишь благодаря самоотверженности и долготерпению наших ученых.

И этот ряд можно продолжать и продолжать. Эффект отрицательной мультипликации прослеживается практически во всех 80 отраслях, обслуживающих село, в той или иной мере проявляется в 60 отраслях, использующих его продукцию.

Бюджетный голод дополняется отсутствием государственного регулирования АПК. Нет регулирования - нет политики. Следствия - известны.

Это - кричащие диспропорции по всей цепочке прохождения продукции от производителя до потребителя, которые ставят на грань банкротства одних и гарантируют сверхприбыли другим. Это отсутствие должного протекционизма отечественной продукции на внутреннем рынке, не способной в большинстве случаев конкурировать с импортом. Это диспаритет цен на промышленную и сельхозпродукцию, достигший в нынешнем году критического уровня и буквально блокирующий основные отрасли сельхозпроизводства.

За прошлый год горючее подорожало на 40-60%, крестьянству России пришлось дополнительно израсходовать 4,5 млрд руб. Рост продолжается, угрожая срывом весенних полевых работ. Многократно доказано, что в этом росте - источник сверхприбылей, что его подстегивают сговоры и картельные соглашения. Но интересы сырьевых монополий священны для наших экономических ведомств - они стараются не замечать проявлений монополизма.

Только из-за пресловутого диспаритета цен за годы реформ из села выкачали от 320 до 350 млрд руб. По данным Минсельхоза, цены на ресурсы и услуги в прошлом году возросли на 27,5%, а на сельхозпродукцию - лишь на 5%. Электроэнергия подорожала в последнее время с 1,1 до 1,6 руб/кВт-ч. Опять миллиардные потери средств для села. И ничего не меняется.

Какой сельхозпроизводитель все это выдержит?

И не выдерживают. Люди в массовом порядке уходят из сельскохозяйственного производства, покидают родные села. Сегодня ощущается огромный дефицит не только специалистов - агрономов, ветеринаров, инженеров, но и работников массовых профессий - таких как механизатор, доярка.

Это не удивительно. Ведь почти половина селян находится ниже черты бедности, в нищете, а остальные влачат полунищенское существование, и выбраться из этого тупика почти невозможно. Типичное для России явление - «населенный пункт без постоянных жителей», их сегодня - более 13 тыс., 35 тыс. деревень имеют население до 10 человек. В сумме - треть наших сельских поселений. Это не результат стихийного бедствия, это нынешняя аграрная политика - разорительная, опустошительная.

Сменим политику, начнем на деле решать перечисленные проблемы - пойдет модернизация и технологический прогресс аграрного производства, начнется возрождение села.

Аграрной политике надо учиться у Европы, Америки и Японии

Могут спросить, как все это сочетается с рыночными принципами, не окажемся ли мы вновь в «командной экономике»? Это ложные тревоги.

Например, Японию никто не упрекнет в отсутствии рыночной экономики, но как она решает свои проблемы? Скажем, местный рис по себестоимости значительно дороже китайского. И правительство контрактует весь урожай по рентабельной для японского крестьянства цене, а затем продает населению дешевле, чем было заплачено. Рис из Китая если и попадает на японский розничный рынок, то за счет таможенных механизмов всегда дороже. Чистый протекционизм, но все признают, что у Японии должны быть свои национальные интересы.

У нас принято кивать на Америку. А ведь именно она подает блестящие образцы рыночной экономики, поставленной на службу своих национальных интересов. Например, объем экспорта продуктов питания при 100% самообеспечении у них составляет ежегодно порядка 50 млрд долл. А экспорт вооружений - 10 млрд долл. Куры признаются важнее танков в борьбе за мировое влияние.

Каждый акр сельских полей в Западной Европе выстилается сотнями долларов госдотаций, их хозяева не ведают проблем со сбытом, существует система экспортных субсидий, скидок для крупных компаний-оптовиков и т.д. Это и есть проявления сильной аграрной политики - политики всестороннего поддержания производителя продуктов питания, сохранения сельского уклада жизни, продвижения избыточного продовольствия на рынки других стран и ослабления конкурентов.

Для России тоже - другого пути нет. Надо отдавать себе отчет - ситуация в мире развивается так, что аграрный потенциал нашей страны неизбежно будет задействован. Вопрос в том - кем и когда. Либо это сделаем мы сами, превратив свой агропромышленный сектор в мощный источник социально-экономического роста, укрепления мощи и влияния России, либо «зеленую революцию» у нас будут делать другие. Но в этом случае расплачиваться придется собственной независимостью...

Плотников Владимир Николаевич. С 1993 г. - депутат Государственной Думы ФС РФ от Михайловского одномандатного округа Волгоградской области, заместитель председателя Комитета Государственной Думы ФС РФ по аграрным вопросам. С 2004 г. - председатель Аграрной партии России. С 2005 г. - Президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100