написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 4 (17), Декабрь 2005

Международный терроризм - совместная угроза (о некоторых аспектах обеспечения безопасности Москвы)

Святенко И.Ю., председатель Комиссии Московской Городской Думы по безопасности

Хроника противоборства Москвы с международным терроризмом впечатляет: 13 терактов, унесших десятки жизней москвичей и гостей столицы. В ходе проведенных расследований и следственных мероприятий установлено, что люди, совершившие теракты в Москве, являлись гражданами России. Это - во-первых. Во-вторых, мы столкнулись с такими «действующими лицами», которые прежде никогда не фигурировали в криминальной хронике. Смертники при совершении терактов в Москве и в некоторых других городах России стали явлением, во многом неожиданным.

В 60-80-е гг. прошлого века это явление было в основном характерно для ряда радикальных исламских организаций за рубежом, а в наши дни довольно широко используется экстремистскими организациями в странах ближнего Востока. Специалисты-этнографы уверяют, что появление женщин-смертниц в Чечне - явная аномалия. Это противоречит менталитету и религии, укладу жизни и характеру чеченских женщин. Это наводит на мысль об иноземных корнях института террористов-смертников. Отсюда и появление чрезвычайно сложной проблемы поиска и выработки эффективных способов борьбы с террористами-смертниками.

И если отталкиваться от мирового опыта и конкретной московской практики, то становится очевидно: поставить реальный заслон террористам-самоубийцам не всегда представляется возможным. Кстати, недавний террористический удар по Лондону по «почерку» оказался очень похожим на некоторые московские теракты: террористами оказались подданные Великобритании, что не может не наводить на соответствующие заключения. По мнению комиссара лондонской полиции сэра Джона Стивенса, там тоже имел место факт использования террористов-смертников. Сопоставляя «почерки» московских и лондонских терактов, Джон Стивенс сделал свой вывод: проблема нетрадиционна, она отличается от стандартных параметров вооруженной преступности. Речь идет о повышенном уровне человеконенавистничества, стремлении взвинтить статистику жертв терактов, а заодно и усугубить экономический ущерб.

Поэтому актуальной становится задача скрупулезного изучения форм и методов подготовки камикадзе, составление их психологических портретов, поиск баз и лагерей, где они обучаются, путей, как они попадают в Москву, и где, при помощи каких лиц, им удается находить убежище до совершения теракта. Если исходить из методологических основ, то первая часть этой проблемы более-менее ясна. Все чеченские шахидки, которые совершили самоубийственные теракты в Москве, - вдовы или родственницы погибших боевиков. Экстремисты наверняка играли на чувствах людей, подогревая у них желание мстить за смерть родных и близких. Путем психологической обработки таких женщин доводили до состояния «живых бомб», готовых, не раздумывая, убивать всех, даже детей.

Эти обстоятельства совершения терактов, их почти единый «почерк» подводят нас к мысли о необходимости активизации совместных действий по борьбе с терроризмом. И, на мой взгляд, пора начать по-новому оценивать характер и приоритеты сотрудничества законодательных и правоохранительных органов столиц мира, которые подвергаются атакам террористов-смертников. Необходимо также менять и подходы к вопросам национальной безопасности и безопасности столиц, более тщательно изучать опыт борьбы с терроризмом друг у друга, глубже анализировать сущность, причины и признаки этого явления, искать пути объединения усилий международного сообщества перед нависшей опасностью. Это должно быть, конечно, двустороннее движение навстречу друг другу.

События 11 сентября 2001 г. столкнули США с действиями международного терроризма. И сразу стало ясно, что наилучшая защита - это борьба с терроризмом в глобальном масштабе с подключением к ней всех стран, включая и Россию. А захват заложников в театральном центре на Дубровке в Москве показал, что варварская акция и атака на США - явления одного порядка. Для всех стало очевидным, что никому не удастся спокойно отсидеться на своих берегах, комментируя в своих СМИ теракты в чужих странах. Нужно было срочно налаживать координацию усилий для того, чтобы поставить непреодолимую преграду на пути террористической деятельности. Постепенно стороны стали признавать необходимость выработки коллективных мер противодействия. Но как это можно было сделать, когда каждый сидел как «кулик на своей кочке» и имел свой национальный набор средств и мер для борьбы с такой аномалией.

Понятно, что в первую очередь нужно было приступать к созданию единой правовой базы, которая была бы закреплена соответствующими резолюциями ООН. Только на ее основе могли предприниматься антитеррористические акции на региональной и двусторонней основе. И что же вышло на практике? Международное сообщество так и не пришло к единому пониманию понятия «международный терроризм». Не произошло этого и на последней сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Выходит, что кое-кто продолжает квалифицировать, например, действия чеченских террористов как один из способов ведения «национально-освободительной борьбы». Таким образом, сохраняющийся разнобой в национальных законодательствах по проблемам национальной безопасности продолжает существенно осложнять усилия многих стран по налаживанию совместной борьбы с международным терроризмом.

Выход из ситуации можно было бы найти, например, на двусторонней российско-американской основе. В настоящее время проводятся регулярные заседания российско-американской рабочей группы по борьбе с терроризмом, что позволяет расширить антитеррористические возможности двух стран. Прежде всего, в объединении усилий по ликвидации очагов терроризма на своей территории и трансляции друг другу совместно принятых юридических стандартов по обеспечению проблем национальной безопасности стран в целом и своих столиц, в частности. Такой подход избавил бы Москву и Вашингтон, его западных союзников от «двойных» политических и юридических стандартов в оценке ситуации в разных странах, средоточий «сил зла» и способов противодействия им.

Более того, центральные власти этих стран могли бы ретранслировать часть полномочий в сфере обеспечения безопасности и своим столичным властям, что способствовало бы эффективности совместных действий в случае развития возможного теракта, скажем, на техногенно опасных промышленных объектах крупного значения. Не секрет, что в последнее время, особенно в мировых мегаполисах, все чаще идет речь о техногенном терроризме, например, о возможности взрывов опасных объектов, вынуждающих эвакуировать не только целые крупные кварталы, но и города.

Только в Москве за последнее время выявлено и предотвращено около 10 событий такого рода. Известны аналогичные случаи и в США. Такие теракты готовятся не один день или месяц. Поэтому совместные усилия силовых структур, налаживание эффективного и своевременного обмена необходимой информацией - задача дня. Тем более что Россия уже располагает сегодня развитой законодательной базой противодействия терроризму, включая ратифицированные международные правовые акты. Иначе говоря, можно было бы из перечня обозначенных проблем столичной безопасности вывести совместное юридическое определение «режима террористической угрозы», в котором были бы расписаны степени потенциальной опасности и набор вариантов совместных действий. И не только, скажем, в Вашингтоне или в Москве, Лондоне или Мадриде, но и за пределами национальных границ в случае квалификации теракта в качестве действий «международного терроризма».

Разумеется, власти столицы России прилагают немалые усилия для обеспечения безопасности жителей столицы. Поэтапно реализуется целевая программа борьбы с преступностью и ее подпрограмма «Безопасность москвичей», рассчитанная на 2003-05 гг. Для реализации мероприятий программы в прошлом году бюджетом города были утверждены ассигнования в объеме 2,552 млрд долл., а подпрограммы «Безопасность москвичей» - 500 млн руб. В комплексе мер борьбы с терроризмом в столице России были приняты меры по укреплению материально-технической базы правоохранительных ведомств, в том числе оснащение их средствами связи, оборудованием, инвентарем, оргтехникой и специальными средствами, а также автотранспортом. Закуплены металлодетекторы, специальные роботы, позволяющие проверять обнаруженные предметы на наличие взрывчатых веществ, выделены средства на приобретение собак. Решаются вопросы обеспечения безопасности объектов транспорта, здравоохранения, культуры, спортивных объектов. После событий в Беслане большое внимание стало уделяться и вопросам безопасности школ. Осуществляется программа технического обеспечения безопасности города, каждого его района и двора. В частности, мэром Москвы Ю.М.Лужковым поставлена задача создания единой системы безопасности в рамках программы «Электронная Москва». Для этого в каждом районе столицы планируется создать технические центры безопасности, в которые войдут системы видеонаблюдения, «тревожных кнопок» с выходом на отделы внутренних дел, а также будет поступать информация о работе систем коммунального хозяйства.

Одновременно восстанавливается работа общественных пунктов охраны порядка: сейчас в городе имеется около 700 пунктов. Они уже успели показать свою эффективность в конкретной работе. Упорядочивается работа в обеспечении контроля над миграцией населения и т.д.

Одним словом, безопасностью в Москве занимаются все, от мэра до директора детского сада. Но я бы не утверждала, что в российской столице действительно существует единая, стройная система обеспечения безопасности.

И дело тут не столько в недостатках Закона «О комплексном обеспечении безопасности населения, объектов и территорий города Москвы», который прорабатывался при участии коллектива ученых Всемирной академии наук комплексной безопасности. Дело как раз в том, что созданный в структуре исполнительной власти г. Москвы специальный орган - Антикризисный центр - по идее должен осуществлять не только государственное управление в области комплексного обеспечения безопасности населения, объектов и территорий г. Москвы. Он должен проводить и аналитическую работу в сфере упреждения возможных актов международного терроризма в Москве, как в масштабах России, в силу ее столичного статуса, а также вести общую работу с соответствующими институтами в США, Англии, Испании и других западных странах.

На мой взгляд, тут одной воли властей Москвы недостаточно. Глобальную систему противодействия современным вызовам и угрозам уже невозможно выстраивать на уровне одних только «верхов». Необходимо сплачивать антитеррористическую коалицию «снизу». Нужно налаживать и наращивать сотрудничество и взаимодействие московских властей с властями других западных стран, которые стали и могут стать в будущем объектами террористических атак.

Необходимо развитие и совершенствование, если хотите, - приведение к единому стандарту местных законодательств, касающихся обеспечения безопасности. Кстати, об этом как раз и говорил на прошлогодней Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке глава МИД России Сергей Лавров: международное право - не застывшая догма, борьба с терроризмом требует развития и совершенствования международного права. Кроме того, странам необходимо отказаться от практики предоставления и политического убежища террористам, их пособникам и спонсорам, которые, как правило, находят «крышу» именно в столицах некоторых западных стран. Только отказ от двойных стандартов как в национальном, так и в местном законодательстве по проблемам национальной безопасности сделает борьбу с терроризмом эффективнее, а мир - спокойнее и безопаснее.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100   

Международный терроризм - совместная угроза (о некоторых аспектах обеспечения безопасности Москвы) | Журнал "Право и безопасность" | http://www.dpr.ru написать письмо первая страница первая страница switch to english

Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 4 (17), Декабрь 2005

Международный терроризм - совместная угроза (о некоторых аспектах обеспечения безопасности Москвы)

Святенко И.Ю., председатель Комиссии Московской Городской Думы по безопасности

Хроника противоборства Москвы с международным терроризмом впечатляет: 13 терактов, унесших десятки жизней москвичей и гостей столицы. В ходе проведенных расследований и следственных мероприятий установлено, что люди, совершившие теракты в Москве, являлись гражданами России. Это - во-первых. Во-вторых, мы столкнулись с такими «действующими лицами», которые прежде никогда не фигурировали в криминальной хронике. Смертники при совершении терактов в Москве и в некоторых других городах России стали явлением, во многом неожиданным.

В 60-80-е гг. прошлого века это явление было в основном характерно для ряда радикальных исламских организаций за рубежом, а в наши дни довольно широко используется экстремистскими организациями в странах ближнего Востока. Специалисты-этнографы уверяют, что появление женщин-смертниц в Чечне - явная аномалия. Это противоречит менталитету и религии, укладу жизни и характеру чеченских женщин. Это наводит на мысль об иноземных корнях института террористов-смертников. Отсюда и появление чрезвычайно сложной проблемы поиска и выработки эффективных способов борьбы с террористами-смертниками.

И если отталкиваться от мирового опыта и конкретной московской практики, то становится очевидно: поставить реальный заслон террористам-самоубийцам не всегда представляется возможным. Кстати, недавний террористический удар по Лондону по «почерку» оказался очень похожим на некоторые московские теракты: террористами оказались подданные Великобритании, что не может не наводить на соответствующие заключения. По мнению комиссара лондонской полиции сэра Джона Стивенса, там тоже имел место факт использования террористов-смертников. Сопоставляя «почерки» московских и лондонских терактов, Джон Стивенс сделал свой вывод: проблема нетрадиционна, она отличается от стандартных параметров вооруженной преступности. Речь идет о повышенном уровне человеконенавистничества, стремлении взвинтить статистику жертв терактов, а заодно и усугубить экономический ущерб.

Поэтому актуальной становится задача скрупулезного изучения форм и методов подготовки камикадзе, составление их психологических портретов, поиск баз и лагерей, где они обучаются, путей, как они попадают в Москву, и где, при помощи каких лиц, им удается находить убежище до совершения теракта. Если исходить из методологических основ, то первая часть этой проблемы более-менее ясна. Все чеченские шахидки, которые совершили самоубийственные теракты в Москве, - вдовы или родственницы погибших боевиков. Экстремисты наверняка играли на чувствах людей, подогревая у них желание мстить за смерть родных и близких. Путем психологической обработки таких женщин доводили до состояния «живых бомб», готовых, не раздумывая, убивать всех, даже детей.

Эти обстоятельства совершения терактов, их почти единый «почерк» подводят нас к мысли о необходимости активизации совместных действий по борьбе с терроризмом. И, на мой взгляд, пора начать по-новому оценивать характер и приоритеты сотрудничества законодательных и правоохранительных органов столиц мира, которые подвергаются атакам террористов-смертников. Необходимо также менять и подходы к вопросам национальной безопасности и безопасности столиц, более тщательно изучать опыт борьбы с терроризмом друг у друга, глубже анализировать сущность, причины и признаки этого явления, искать пути объединения усилий международного сообщества перед нависшей опасностью. Это должно быть, конечно, двустороннее движение навстречу друг другу.

События 11 сентября 2001 г. столкнули США с действиями международного терроризма. И сразу стало ясно, что наилучшая защита - это борьба с терроризмом в глобальном масштабе с подключением к ней всех стран, включая и Россию. А захват заложников в театральном центре на Дубровке в Москве показал, что варварская акция и атака на США - явления одного порядка. Для всех стало очевидным, что никому не удастся спокойно отсидеться на своих берегах, комментируя в своих СМИ теракты в чужих странах. Нужно было срочно налаживать координацию усилий для того, чтобы поставить непреодолимую преграду на пути террористической деятельности. Постепенно стороны стали признавать необходимость выработки коллективных мер противодействия. Но как это можно было сделать, когда каждый сидел как «кулик на своей кочке» и имел свой национальный набор средств и мер для борьбы с такой аномалией.

Понятно, что в первую очередь нужно было приступать к созданию единой правовой базы, которая была бы закреплена соответствующими резолюциями ООН. Только на ее основе могли предприниматься антитеррористические акции на региональной и двусторонней основе. И что же вышло на практике? Международное сообщество так и не пришло к единому пониманию понятия «международный терроризм». Не произошло этого и на последней сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Выходит, что кое-кто продолжает квалифицировать, например, действия чеченских террористов как один из способов ведения «национально-освободительной борьбы». Таким образом, сохраняющийся разнобой в национальных законодательствах по проблемам национальной безопасности продолжает существенно осложнять усилия многих стран по налаживанию совместной борьбы с международным терроризмом.

Выход из ситуации можно было бы найти, например, на двусторонней российско-американской основе. В настоящее время проводятся регулярные заседания российско-американской рабочей группы по борьбе с терроризмом, что позволяет расширить антитеррористические возможности двух стран. Прежде всего, в объединении усилий по ликвидации очагов терроризма на своей территории и трансляции друг другу совместно принятых юридических стандартов по обеспечению проблем национальной безопасности стран в целом и своих столиц, в частности. Такой подход избавил бы Москву и Вашингтон, его западных союзников от «двойных» политических и юридических стандартов в оценке ситуации в разных странах, средоточий «сил зла» и способов противодействия им.

Более того, центральные власти этих стран могли бы ретранслировать часть полномочий в сфере обеспечения безопасности и своим столичным властям, что способствовало бы эффективности совместных действий в случае развития возможного теракта, скажем, на техногенно опасных промышленных объектах крупного значения. Не секрет, что в последнее время, особенно в мировых мегаполисах, все чаще идет речь о техногенном терроризме, например, о возможности взрывов опасных объектов, вынуждающих эвакуировать не только целые крупные кварталы, но и города.

Только в Москве за последнее время выявлено и предотвращено около 10 событий такого рода. Известны аналогичные случаи и в США. Такие теракты готовятся не один день или месяц. Поэтому совместные усилия силовых структур, налаживание эффективного и своевременного обмена необходимой информацией - задача дня. Тем более что Россия уже располагает сегодня развитой законодательной базой противодействия терроризму, включая ратифицированные международные правовые акты. Иначе говоря, можно было бы из перечня обозначенных проблем столичной безопасности вывести совместное юридическое определение «режима террористической угрозы», в котором были бы расписаны степени потенциальной опасности и набор вариантов совместных действий. И не только, скажем, в Вашингтоне или в Москве, Лондоне или Мадриде, но и за пределами национальных границ в случае квалификации теракта в качестве действий «международного терроризма».

Разумеется, власти столицы России прилагают немалые усилия для обеспечения безопасности жителей столицы. Поэтапно реализуется целевая программа борьбы с преступностью и ее подпрограмма «Безопасность москвичей», рассчитанная на 2003-05 гг. Для реализации мероприятий программы в прошлом году бюджетом города были утверждены ассигнования в объеме 2,552 млрд долл., а подпрограммы «Безопасность москвичей» - 500 млн руб. В комплексе мер борьбы с терроризмом в столице России были приняты меры по укреплению материально-технической базы правоохранительных ведомств, в том числе оснащение их средствами связи, оборудованием, инвентарем, оргтехникой и специальными средствами, а также автотранспортом. Закуплены металлодетекторы, специальные роботы, позволяющие проверять обнаруженные предметы на наличие взрывчатых веществ, выделены средства на приобретение собак. Решаются вопросы обеспечения безопасности объектов транспорта, здравоохранения, культуры, спортивных объектов. После событий в Беслане большое внимание стало уделяться и вопросам безопасности школ. Осуществляется программа технического обеспечения безопасности города, каждого его района и двора. В частности, мэром Москвы Ю.М.Лужковым поставлена задача создания единой системы безопасности в рамках программы «Электронная Москва». Для этого в каждом районе столицы планируется создать технические центры безопасности, в которые войдут системы видеонаблюдения, «тревожных кнопок» с выходом на отделы внутренних дел, а также будет поступать информация о работе систем коммунального хозяйства.

Одновременно восстанавливается работа общественных пунктов охраны порядка: сейчас в городе имеется около 700 пунктов. Они уже успели показать свою эффективность в конкретной работе. Упорядочивается работа в обеспечении контроля над миграцией населения и т.д.

Одним словом, безопасностью в Москве занимаются все, от мэра до директора детского сада. Но я бы не утверждала, что в российской столице действительно существует единая, стройная система обеспечения безопасности.

И дело тут не столько в недостатках Закона «О комплексном обеспечении безопасности населения, объектов и территорий города Москвы», который прорабатывался при участии коллектива ученых Всемирной академии наук комплексной безопасности. Дело как раз в том, что созданный в структуре исполнительной власти г. Москвы специальный орган - Антикризисный центр - по идее должен осуществлять не только государственное управление в области комплексного обеспечения безопасности населения, объектов и территорий г. Москвы. Он должен проводить и аналитическую работу в сфере упреждения возможных актов международного терроризма в Москве, как в масштабах России, в силу ее столичного статуса, а также вести общую работу с соответствующими институтами в США, Англии, Испании и других западных странах.

На мой взгляд, тут одной воли властей Москвы недостаточно. Глобальную систему противодействия современным вызовам и угрозам уже невозможно выстраивать на уровне одних только «верхов». Необходимо сплачивать антитеррористическую коалицию «снизу». Нужно налаживать и наращивать сотрудничество и взаимодействие московских властей с властями других западных стран, которые стали и могут стать в будущем объектами террористических атак.

Необходимо развитие и совершенствование, если хотите, - приведение к единому стандарту местных законодательств, касающихся обеспечения безопасности. Кстати, об этом как раз и говорил на прошлогодней Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке глава МИД России Сергей Лавров: международное право - не застывшая догма, борьба с терроризмом требует развития и совершенствования международного права. Кроме того, странам необходимо отказаться от практики предоставления и политического убежища террористам, их пособникам и спонсорам, которые, как правило, находят «крышу» именно в столицах некоторых западных стран. Только отказ от двойных стандартов как в национальном, так и в местном законодательстве по проблемам национальной безопасности сделает борьбу с терроризмом эффективнее, а мир - спокойнее и безопаснее.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100