написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 1 (14) Март 2005

Кто придет?

Скорлуков О.А., заместитель Председателя Комитета Государственной Думы РФ по экономической политике, предпринимательству и туризму

После периодов смуты и нестроения в обществе всегда крепнет понимание того, что государство - это абсолютное благо, это громадный культурный капитал нации, правильное распоряжение которым может стать источником всеобщего благоденствия. Сложившиеся за столетия формы, доказавшие свою жизнеспособность, должны быть предметом бережного охранения, источником вдохновения для новых поколений государственников. В этой связи уместно заметить, что наиболее успешные реформы и в России, и в других странах проводились людьми консервативных взглядов, ибо они оказывались в состоянии мобилизовать реально существующий духовный потенциал нации. И напротив, революционные судороги, инициированные нетерпеливыми либералами, заканчивались болезненным застоем.

Почти 15 лет развития капитализма в России вплотную подвели нас к неизбежному признанию того факта, что без осмысленной кадровой политики мы обречены на вечное «повторение пройденного», на постепенную деградацию. Не выработав принципов формирования элиты, не создав самонастраивающийся механизм дифференциации доходов в соответствии с социальной ролью, не добьемся повышения качества управления. Не может сложиться развитое общество там, где существует такса за назначение на хлебные должности, где надо выложить астрономическую сумму за возможность быть принятым в «своем кругу». В таком обществе неизбежно бесконтрольное размножение чиновничества. Приведу лишь одну цифру, чтобы стал понятен масштаб происходящего: в настоящее время число чиновников в России в 1,5 раза больше, чем во всем Советском Союзе. А вот данные Федеральной службы государственной статистики за минувший год, распространенные «Интерфаксом»: «Москва. 13 мая. Общая численность работников, занятых в органах государственной власти и местного самоуправления в России, за 2003 г. увеличилась на 48,1 тыс. человек и на 01.01.04 составила 1 млн 300,5 тыс. против 1 млн 252,3 тыс. человек на начало 2003 г. ... Доля работников органов государственной власти и местного самоуправления в численности занятого населения РФ на начало текущего года составила 1,9%. В среднем на тысячу человек постоянного населения России приходилось 9 чиновников». Вряд ли кто дерзнет утверждать, что приращение это приведет к улучшению качества управления…

Создать систему формирования элиты – задача не легче, чем преобразовать экономическую систему. Но уйти от ее решения нам не дано. Иначе любые достижения в экономической сфере будут потеряны, а мы безвозвратно скатимся в тот мир, где правят законы аульного землячества, где должность заслоняет человеческие качества.

Не мы первые столкнулись с необходимостью выработки долговременной политики отбора. Кадровый голод испытывали и другие страны, вступавшие на путь реформ. США, которые нередко приводятся как некий эталон, также сталкивались с тотальной коррупцией, служившей тормозом развития. У нас любят рассуждать о вежливости и неподкупности американской полиции, но редко вспоминают, что в 20-е гг. минувшего века продажный хамоватый «коп», обслуживающий интересы оргпреступности, был заурядным явлением. Коррумпированность заокеанских политиков принимала в те времена ужасающие размеры. Известный роман Роберта Пенн Уоррена «Вся королевская рать» может служить убедительной иллюстрацией того, к чему приводит безнравственность в политике.

И все же Америка изжила наиболее явные и массовые проявления коррупции. Не привилась там селекция правящего слоя по принципу: кто подлее, тот и в дамки пройдет.

Есть и другие, более близкие нам примеры подавления коррупции. Знакомые по Гоголю и Щедрину картины чиновничьего произвола и продажности почему-то исчезли сначала из жизни, а потом и из литературы 1870-90-х гг. Все дело в том, что в царствование Александра II была проведена реформа госслужбы - с одной стороны, резко были увеличены оклады чиновников, с другой стороны - введены драконовские наказания за взятки: многолетняя каторга с лишением всех прав состояния. Столь же очевидным был перелом в психологии чиновничества в первые десятилетия советской власти (если в 1920-е гг. процветали поборы и волокита, то в 30-50-е гг. взяточник стал довольно экзотической фигурой). В этом случае перемены были достигнуты сходными методами, к ним добавился тотальный идеологический контроль. Оставляя в стороне оценку эффективности разных политических решений, хочу лишь показать, что оздоровление кадрового состава правящего слоя в принципе возможно.

Стремление к построению идеального государства присуще всем обществам, и повсюду главной составляющей такого строительства виделся отбор управляющих. Хотя совершенства не удалось достичь никому, примеры успешного функционирования государственной машины - не редкость.

Значение отбора при формировании элиты прекрасно понимали в наиболее развитых цивилизациях. Для Китая на всех этапах его многотысячелетней истории кадровая политика стояла на первом месте, тщательно продуманная система продвижения по службе ставила целью фильтрацию самых способных людей из всех слоев общества.

Начинать придется с системы образования. Необходимо добиться формирования внушительного слоя людей, получивших соответствующую подготовку. В Европе веками кадры управленцев проходили через гимназию и университет. А основой учебной программы там и там было так называемое классическое образование, которое предусматривало глубокое ознакомление с наследием классической древности. Труды Тита Ливия, Юлия Цезаря, Корнелия Непота, Тацита, Плутарха изучались и даже заучивались наизусть во время уроков истории и латыни. Каждая из их книг – это подлинный учебник гражданственности, блестящий свод истин, добытых на этапе становления современной цивилизации. Кстати сказать, реформа образования в России, связанная с именем «реакционера» графа Д.А.Толстого, учредившего классические гимназии (1871), была во многом «повинна» в появлении слоя неподкупного чиновничества.

Сегодня же античное общество и его культура, наиболее важный кладезь знаний для воспитания человека, также находящегося в периоде становления, бегло рассматриваются то ли в четвертом, то ли в пятом классе, а к трудам классических авторов большинство людей вообще никогда не прикоснется. Зато непропорционально высок в школьных и вузовских программах процент разного рода однодневок – это касается и отдельных произведений, и модных теорий.

Чем обернулся бунт против «реакционного» классического образования, показала история советской элиты. В 20-е гг. после захвата власти большевиками не только классика исчезла из школьных программ, но даже история как таковая не преподавалась. Да и в дальнейшем, несмотря на улучшение преподавания гуманитарных предметов, существовал свого рода культ технического образования. Уже поколение советских руководителей, сменивших после Второй мировой войны тех, что получили образование в царское время, состояло в основном из «технарей». В дальнейшем эта тенденция усугубилась. Мудрость и гуманность проверенного веками наследия многих цивилизаций заменили «научным коммунизмом».

Период холодной войны был отмечен небывалым идеологическим противостоянием. Советские руководители, на словах признавая этот факт, продолжали выдвигать на руководящие посты питомцев политехнических и сельскохозяйственных вузов. Вряд ли требует доказательств, что экономическим блоком в правительстве должны руководить экономисты и выпускники технических вузов, это верно и для нынешней ситуации. Но когда люди с таким багажом начинают делать политику!.. Именно эти кадры и ответственны за бесславный конец государства. Неспособные к переменам и творческому осмыслению новых вызовов времени, они охраняли отжившие догмы. Что губительно сказалось на духовной атмосфере в обществе, да и экономику - единственно близкую «технарям» сферу - идеологическая удавка совсем удушила.

Сказанное не значит, что я полностью отвергаю советский опыт кадровой политики. Напротив, в ней было немало ценного, что могло бы пригодиться нам. Очень сильной чертой ее было то, что она обеспечивала постоянный приток свежих сил из регионов в столицу. Большое значение придавалось тому, чтобы кандидат на ответственную должность имел опыт работы в различных сферах управления - хозяйственной, советской, комсомольской и партийной. Если бы к этому добавлялся внятный образовательный ценз (высшее гуманитарное образование, полученное в лучших вузах страны), это обстоятельство позволяло бы гарантировать высокий уровень политического искусства.

Ведь не зря среди высших чиновников Британской империи всегда был непропорционально высок процент выпускников элитных школ Итон и Хэрроу, Оксфордского и Кембриджского университетов. А в Америке то же можно сказать о питомцах Гарварда и Принстона. Там невозможно продвижение на высший пост в государстве выпускников металлургического института (Л.Брежнев), техникума речного транспорта (Ю.Андропов) и даже птенца двухлетних курсов парторганизаторов (К.Черненко).

Представляется не случайным, что дела у нас в стране пошли на лад с заменой очередного технаря на выпускника юридического факультета прославленного российского университета…

Но быть может более важным делом является не ревизия учебных программ, а то, как сделать доступными для талантливой молодежи лучшие вузы страны. Тут ведь тоже имеется проверенная практикой схема: включение в топ-лист вузов согласно международно подтвержденному рейтингу и, как следствие, финансирование таких стратегических учебных заведений в особом порядке, предусмотренном законодательством о госслужбе. Это поможет предотвратить переход названных вузов на платное образование и превращение их в питомники богатых бездельников. Должна быть предусмотрена система квот для одаренных провинциалов, для людей, прошедших суровую школу государственности на боевом посту.

Крупнейшие промышленные и финансовые компании страны могли бы облегчить государству задачу создания эффективной системы подготовки специалистов для всех сфер управления: им по силам в сжатые сроки создать современные учебные центры с привлечением лучших специалистов из России и из-за рубежа. На это вполне достало бы средств, которые сегодня расходуются на обучение нашей молодежи за рубежом (а это миллиарды долларов!). Разумеется, потребуется законодательное обеспечение налоговых льгот по таким проектам.

Зачисление на вакантные должности в госаппарате может быть только соревновательным, причем проводиться конкурсы должны не келейно (свои люди сказали своим по секрету), а заблаговременно и максимально широко объявляться – благо сегодня, благодаря Интернету, организовать этот процесс почти ничего не стоит. Хорошие примеры такого замещения вакансий дают Совет Европы, ОБСЕ, Юнеско и другие международные организации – на их сайтах дается подробнейшая информация о количестве мест, требованиях к кандидатам, критериях отбора.

Петровская Табель о рангах, в несколько обедненном виде возрожденная в наши дни, тоже может служить направляющим стержнем в кадровой политике государства. Продвижение по службе должно сопровождаться ощутимыми изменениями в материальном положении и социальном статусе чиновника. Но и переход с одной ступени на другую не должен быть автоматическим, а должен определяться участием в конкурсах на замещение должностей, сдачей серьезных экзаменов, получением наград и т.д. Следует законодательно закрепить за различными рангами соответствующий объем привилегий. Не следует бояться этого слова, обозначающего всего-навсего общественно признанную оценку заслуг государственного человека. Дурно, когда поощрения раздаются втайне, тогда в них действительно есть что-то постыдное. Если система привилегий будет раз и навсегда закреплена законом, доступным для ознакомления каждым человеком, она также сможет служить хорошим побудительным мотивом для развития чиновничьего честолюбия - в нормальном, а не карикатурном смысле.

Все сказанное относится и к депутатскому корпусу. В прессе словосочетание народный избранник почти всегда подается в закавыченном виде и в ироническом контексте. И, как ни удивительно, особенно характерно это для изданий, которые всегда позиционировали себя как демократические. Почему-то не встретишь на страницах таких газет возмущения по поводу астрономических окладов американских конгрессменов и европейских парламентариев, никого не шокируют их великолепные офисы с комнатами отдыха и штатом высокооплачиваемых помощников, а весьма скромные условия труда и быта наших законодателей подаются в превратном виде. Почитаешь иного аналитика, так для размещения иногородних депутатов ничего лучше общежития или казармы и желать не следует. Издевки над парламентаризмом, стремление опорочить любой шаг по улучшению материального положения и условий работы депутатов не способствуют упрочению ценностей гражданского общества, но создают духовную атмосферу для распространения люмпенского нигилизма и пугачевщины.

О наградах следует сказать особо. Нигде, наверное, они в такой степени не обесценены, как у нас. Сегодня дорожат ими, похоже, лишь те, кто от тюрьмы да от сумы не отрекается, памятуя о возможной амнистии по уголовным делам. Не большой повод для гордости. Для сравнения, получение государственных наград в Российской империи было основанием для изменения социального и имущественного статуса. Справедливости ради скажу, работа по повышению престижа российских орденов ведется – особо важным в этом отношении мне видится возрождение ордена Св. Георгия. Должны последовать и другие шаги.

Тесно связано с проблемой формирования кадров и законодательное обеспечение борьбы с коррупцией. Отсутствие органа финансового контроля привело к воцарению атмосферы безнаказанности и наглого попрания общественной морали. Не слышно у нас и о громких отставках из-за нецелевого расходования государственных средств, становящихся предметом оживленных дискуссий в тех странах, которые почитаются у нас за образец.

И все-таки рано или поздно государственную волю проявить придется. Если мы хотим в сообществе цивилизованных народов остаться. Иначе не только в G8 не удержимся, пожалуй, и на заседания Исламской Конференции не пустят.

Скорлуков Олег Альбертович. Работал заместителем начальника таможенного поста Центральной акцизной таможни Государственного таможенного комитета РФ. Майор таможенной службы. Депутат Государственной Думы ФС РФ 4 созыва. Заместитель Председателя Комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100   

Кто придет? | http://www.dpr.ru написать письмо первая страница первая страница switch to english

Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Право и инвестиции"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и безопасность"

Номер - 1 (14) Март 2005

Кто придет?

Скорлуков О.А., заместитель Председателя Комитета Государственной Думы РФ по экономической политике, предпринимательству и туризму

После периодов смуты и нестроения в обществе всегда крепнет понимание того, что государство - это абсолютное благо, это громадный культурный капитал нации, правильное распоряжение которым может стать источником всеобщего благоденствия. Сложившиеся за столетия формы, доказавшие свою жизнеспособность, должны быть предметом бережного охранения, источником вдохновения для новых поколений государственников. В этой связи уместно заметить, что наиболее успешные реформы и в России, и в других странах проводились людьми консервативных взглядов, ибо они оказывались в состоянии мобилизовать реально существующий духовный потенциал нации. И напротив, революционные судороги, инициированные нетерпеливыми либералами, заканчивались болезненным застоем.

Почти 15 лет развития капитализма в России вплотную подвели нас к неизбежному признанию того факта, что без осмысленной кадровой политики мы обречены на вечное «повторение пройденного», на постепенную деградацию. Не выработав принципов формирования элиты, не создав самонастраивающийся механизм дифференциации доходов в соответствии с социальной ролью, не добьемся повышения качества управления. Не может сложиться развитое общество там, где существует такса за назначение на хлебные должности, где надо выложить астрономическую сумму за возможность быть принятым в «своем кругу». В таком обществе неизбежно бесконтрольное размножение чиновничества. Приведу лишь одну цифру, чтобы стал понятен масштаб происходящего: в настоящее время число чиновников в России в 1,5 раза больше, чем во всем Советском Союзе. А вот данные Федеральной службы государственной статистики за минувший год, распространенные «Интерфаксом»: «Москва. 13 мая. Общая численность работников, занятых в органах государственной власти и местного самоуправления в России, за 2003 г. увеличилась на 48,1 тыс. человек и на 01.01.04 составила 1 млн 300,5 тыс. против 1 млн 252,3 тыс. человек на начало 2003 г. ... Доля работников органов государственной власти и местного самоуправления в численности занятого населения РФ на начало текущего года составила 1,9%. В среднем на тысячу человек постоянного населения России приходилось 9 чиновников». Вряд ли кто дерзнет утверждать, что приращение это приведет к улучшению качества управления…

Создать систему формирования элиты – задача не легче, чем преобразовать экономическую систему. Но уйти от ее решения нам не дано. Иначе любые достижения в экономической сфере будут потеряны, а мы безвозвратно скатимся в тот мир, где правят законы аульного землячества, где должность заслоняет человеческие качества.

Не мы первые столкнулись с необходимостью выработки долговременной политики отбора. Кадровый голод испытывали и другие страны, вступавшие на путь реформ. США, которые нередко приводятся как некий эталон, также сталкивались с тотальной коррупцией, служившей тормозом развития. У нас любят рассуждать о вежливости и неподкупности американской полиции, но редко вспоминают, что в 20-е гг. минувшего века продажный хамоватый «коп», обслуживающий интересы оргпреступности, был заурядным явлением. Коррумпированность заокеанских политиков принимала в те времена ужасающие размеры. Известный роман Роберта Пенн Уоррена «Вся королевская рать» может служить убедительной иллюстрацией того, к чему приводит безнравственность в политике.

И все же Америка изжила наиболее явные и массовые проявления коррупции. Не привилась там селекция правящего слоя по принципу: кто подлее, тот и в дамки пройдет.

Есть и другие, более близкие нам примеры подавления коррупции. Знакомые по Гоголю и Щедрину картины чиновничьего произвола и продажности почему-то исчезли сначала из жизни, а потом и из литературы 1870-90-х гг. Все дело в том, что в царствование Александра II была проведена реформа госслужбы - с одной стороны, резко были увеличены оклады чиновников, с другой стороны - введены драконовские наказания за взятки: многолетняя каторга с лишением всех прав состояния. Столь же очевидным был перелом в психологии чиновничества в первые десятилетия советской власти (если в 1920-е гг. процветали поборы и волокита, то в 30-50-е гг. взяточник стал довольно экзотической фигурой). В этом случае перемены были достигнуты сходными методами, к ним добавился тотальный идеологический контроль. Оставляя в стороне оценку эффективности разных политических решений, хочу лишь показать, что оздоровление кадрового состава правящего слоя в принципе возможно.

Стремление к построению идеального государства присуще всем обществам, и повсюду главной составляющей такого строительства виделся отбор управляющих. Хотя совершенства не удалось достичь никому, примеры успешного функционирования государственной машины - не редкость.

Значение отбора при формировании элиты прекрасно понимали в наиболее развитых цивилизациях. Для Китая на всех этапах его многотысячелетней истории кадровая политика стояла на первом месте, тщательно продуманная система продвижения по службе ставила целью фильтрацию самых способных людей из всех слоев общества.

Начинать придется с системы образования. Необходимо добиться формирования внушительного слоя людей, получивших соответствующую подготовку. В Европе веками кадры управленцев проходили через гимназию и университет. А основой учебной программы там и там было так называемое классическое образование, которое предусматривало глубокое ознакомление с наследием классической древности. Труды Тита Ливия, Юлия Цезаря, Корнелия Непота, Тацита, Плутарха изучались и даже заучивались наизусть во время уроков истории и латыни. Каждая из их книг – это подлинный учебник гражданственности, блестящий свод истин, добытых на этапе становления современной цивилизации. Кстати сказать, реформа образования в России, связанная с именем «реакционера» графа Д.А.Толстого, учредившего классические гимназии (1871), была во многом «повинна» в появлении слоя неподкупного чиновничества.

Сегодня же античное общество и его культура, наиболее важный кладезь знаний для воспитания человека, также находящегося в периоде становления, бегло рассматриваются то ли в четвертом, то ли в пятом классе, а к трудам классических авторов большинство людей вообще никогда не прикоснется. Зато непропорционально высок в школьных и вузовских программах процент разного рода однодневок – это касается и отдельных произведений, и модных теорий.

Чем обернулся бунт против «реакционного» классического образования, показала история советской элиты. В 20-е гг. после захвата власти большевиками не только классика исчезла из школьных программ, но даже история как таковая не преподавалась. Да и в дальнейшем, несмотря на улучшение преподавания гуманитарных предметов, существовал свого рода культ технического образования. Уже поколение советских руководителей, сменивших после Второй мировой войны тех, что получили образование в царское время, состояло в основном из «технарей». В дальнейшем эта тенденция усугубилась. Мудрость и гуманность проверенного веками наследия многих цивилизаций заменили «научным коммунизмом».

Период холодной войны был отмечен небывалым идеологическим противостоянием. Советские руководители, на словах признавая этот факт, продолжали выдвигать на руководящие посты питомцев политехнических и сельскохозяйственных вузов. Вряд ли требует доказательств, что экономическим блоком в правительстве должны руководить экономисты и выпускники технических вузов, это верно и для нынешней ситуации. Но когда люди с таким багажом начинают делать политику!.. Именно эти кадры и ответственны за бесславный конец государства. Неспособные к переменам и творческому осмыслению новых вызовов времени, они охраняли отжившие догмы. Что губительно сказалось на духовной атмосфере в обществе, да и экономику - единственно близкую «технарям» сферу - идеологическая удавка совсем удушила.

Сказанное не значит, что я полностью отвергаю советский опыт кадровой политики. Напротив, в ней было немало ценного, что могло бы пригодиться нам. Очень сильной чертой ее было то, что она обеспечивала постоянный приток свежих сил из регионов в столицу. Большое значение придавалось тому, чтобы кандидат на ответственную должность имел опыт работы в различных сферах управления - хозяйственной, советской, комсомольской и партийной. Если бы к этому добавлялся внятный образовательный ценз (высшее гуманитарное образование, полученное в лучших вузах страны), это обстоятельство позволяло бы гарантировать высокий уровень политического искусства.

Ведь не зря среди высших чиновников Британской империи всегда был непропорционально высок процент выпускников элитных школ Итон и Хэрроу, Оксфордского и Кембриджского университетов. А в Америке то же можно сказать о питомцах Гарварда и Принстона. Там невозможно продвижение на высший пост в государстве выпускников металлургического института (Л.Брежнев), техникума речного транспорта (Ю.Андропов) и даже птенца двухлетних курсов парторганизаторов (К.Черненко).

Представляется не случайным, что дела у нас в стране пошли на лад с заменой очередного технаря на выпускника юридического факультета прославленного российского университета…

Но быть может более важным делом является не ревизия учебных программ, а то, как сделать доступными для талантливой молодежи лучшие вузы страны. Тут ведь тоже имеется проверенная практикой схема: включение в топ-лист вузов согласно международно подтвержденному рейтингу и, как следствие, финансирование таких стратегических учебных заведений в особом порядке, предусмотренном законодательством о госслужбе. Это поможет предотвратить переход названных вузов на платное образование и превращение их в питомники богатых бездельников. Должна быть предусмотрена система квот для одаренных провинциалов, для людей, прошедших суровую школу государственности на боевом посту.

Крупнейшие промышленные и финансовые компании страны могли бы облегчить государству задачу создания эффективной системы подготовки специалистов для всех сфер управления: им по силам в сжатые сроки создать современные учебные центры с привлечением лучших специалистов из России и из-за рубежа. На это вполне достало бы средств, которые сегодня расходуются на обучение нашей молодежи за рубежом (а это миллиарды долларов!). Разумеется, потребуется законодательное обеспечение налоговых льгот по таким проектам.

Зачисление на вакантные должности в госаппарате может быть только соревновательным, причем проводиться конкурсы должны не келейно (свои люди сказали своим по секрету), а заблаговременно и максимально широко объявляться – благо сегодня, благодаря Интернету, организовать этот процесс почти ничего не стоит. Хорошие примеры такого замещения вакансий дают Совет Европы, ОБСЕ, Юнеско и другие международные организации – на их сайтах дается подробнейшая информация о количестве мест, требованиях к кандидатам, критериях отбора.

Петровская Табель о рангах, в несколько обедненном виде возрожденная в наши дни, тоже может служить направляющим стержнем в кадровой политике государства. Продвижение по службе должно сопровождаться ощутимыми изменениями в материальном положении и социальном статусе чиновника. Но и переход с одной ступени на другую не должен быть автоматическим, а должен определяться участием в конкурсах на замещение должностей, сдачей серьезных экзаменов, получением наград и т.д. Следует законодательно закрепить за различными рангами соответствующий объем привилегий. Не следует бояться этого слова, обозначающего всего-навсего общественно признанную оценку заслуг государственного человека. Дурно, когда поощрения раздаются втайне, тогда в них действительно есть что-то постыдное. Если система привилегий будет раз и навсегда закреплена законом, доступным для ознакомления каждым человеком, она также сможет служить хорошим побудительным мотивом для развития чиновничьего честолюбия - в нормальном, а не карикатурном смысле.

Все сказанное относится и к депутатскому корпусу. В прессе словосочетание народный избранник почти всегда подается в закавыченном виде и в ироническом контексте. И, как ни удивительно, особенно характерно это для изданий, которые всегда позиционировали себя как демократические. Почему-то не встретишь на страницах таких газет возмущения по поводу астрономических окладов американских конгрессменов и европейских парламентариев, никого не шокируют их великолепные офисы с комнатами отдыха и штатом высокооплачиваемых помощников, а весьма скромные условия труда и быта наших законодателей подаются в превратном виде. Почитаешь иного аналитика, так для размещения иногородних депутатов ничего лучше общежития или казармы и желать не следует. Издевки над парламентаризмом, стремление опорочить любой шаг по улучшению материального положения и условий работы депутатов не способствуют упрочению ценностей гражданского общества, но создают духовную атмосферу для распространения люмпенского нигилизма и пугачевщины.

О наградах следует сказать особо. Нигде, наверное, они в такой степени не обесценены, как у нас. Сегодня дорожат ими, похоже, лишь те, кто от тюрьмы да от сумы не отрекается, памятуя о возможной амнистии по уголовным делам. Не большой повод для гордости. Для сравнения, получение государственных наград в Российской империи было основанием для изменения социального и имущественного статуса. Справедливости ради скажу, работа по повышению престижа российских орденов ведется – особо важным в этом отношении мне видится возрождение ордена Св. Георгия. Должны последовать и другие шаги.

Тесно связано с проблемой формирования кадров и законодательное обеспечение борьбы с коррупцией. Отсутствие органа финансового контроля привело к воцарению атмосферы безнаказанности и наглого попрания общественной морали. Не слышно у нас и о громких отставках из-за нецелевого расходования государственных средств, становящихся предметом оживленных дискуссий в тех странах, которые почитаются у нас за образец.

И все-таки рано или поздно государственную волю проявить придется. Если мы хотим в сообществе цивилизованных народов остаться. Иначе не только в G8 не удержимся, пожалуй, и на заседания Исламской Конференции не пустят.

Скорлуков Олег Альбертович. Работал заместителем начальника таможенного поста Центральной акцизной таможни Государственного таможенного комитета РФ. Майор таможенной службы. Депутат Государственной Думы ФС РФ 4 созыва. Заместитель Председателя Комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях), подробности можно узнать через электронный адрес редакции.

Материал из журнала "Право и безопасность". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию журнала Вы можете узнать на его сайте. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83130. Подписной индекс в каталоге«Газеты. Журналы» Роспечати – 82830. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319, тел./факс (499) 246-5781. (C) 2001 - 2014 "Право и безопасность".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100