Новости России и Мира

Под Парижским соглашением не нашли денег

Климатическая конференция ООН отложила поиски на год.

В воскресенье днем в Мадриде завершилась очередная сессия климатических переговоров ООН. Делегации стран не смогли продвинуться вперед ни по одному из важных вопросов — в частности, на год были отложены решения по утверждению правил новых экономических механизмов Парижского климатического соглашения. Тем временем российская делегация выразила поддержку глобальной климатической повестке: представители Минэкономики заявили, что российское развитие идет в русле международной низкоуглеродной повестки. Эксперты, впрочем, говорят о том, что в реальности экологический аспект этого развития не сформирован даже на национальном уровне.

Конференция ООН по климату закрылась днем в воскресенье вместо вечера пятницы — на выходных переговоры затягивались глубоко за полночь, пленарные сессии проходили до четырех часов утра. Несмотря на многословные благодарственные речи, результатами климатического саммита ООН недовольны практически все — и официальные делегации, и наблюдатели из НКО и исследовательских центров, и активисты, на второй неделе проводившие акции протеста внутри и возле конференц-центра ежедневно.

На закрытии конференции представители делегаций нескольких десятков стран более часа выражали официальное недовольство ходом переговоров, обвиняя другие страны в провале тех или иных пунктов.

Теперь Парижское соглашение (ПС), формально начинающее работу в 2020 году, «подвисает». Не согласованы правила нового экономического механизма ПС — главным образом из-за желания стран (Бразилия, Китай, Австралия) перенести неиспользованные квоты с Киотского периода (цена вопроса — в случае переноса всех неиспользованных квот всех стран — возможное повышение температуры на планете еще на 0,1°С). Обсуждение продлено на год — до следующей конференции ООН в Глазго. Не решен и вопрос финансирования механизма «Потери и ущерб» (оплаты убытков от необратимых изменений климата) — источников для него также не нашлось, а делегация США выступила и в целом против этого направления климатического финансирования, получив в ответ обвинения представителей делегации Тувалу и ряда других наиболее уязвимых стран в нежелании нести «финансовую и юридическую ответственность за исторические и текущие выбросы парниковых газов». Призывы же начать активнее снижать выбросы парниковых газов к 2030 году уже в следующем году выражены в коммюнике конференции более слабой формулировкой об «обеспокоенности» разрывом между требованиями науки и нынешними предложениями стран.

Большую активность проявляли институциональные инвесторы и банки развития. «Для всех институтов развития вопрос климата сейчас на первом плане повестки дня»,— говорит руководитель направления «Зеленая экономика» института ВЭБ.РФ Сергей Семенцов. ВЭБ.РФ также провел мероприятие в Мадриде, рассказав о своей деятельности в области зеленого финансирования, в том числе о финансировании нацпроектов, которые «на 80% коррелируют с целями устойчивого развития ООН». Член генсовета «Деловой России» Олег Плужников в очередной раз напомнил, что РФ осложнен доступ к международному зеленому финансированию, призвав снять санкции на финансирование низкоуглеродного развития.

Замглавы Минэкономики Михаил Расстригин также заявил в Мадриде, что «реализуемые в РФ нацпроекты, госпрограммы и различные механизмы поддержки промышленности, направленные на модернизацию энергетики и предприятий, уже дают значительный вклад в снижение выбросов ПГ в России — если бы они не действовали, к 2030 году эмиссия была бы выше на 30%». Как пояснил чиновник “Ъ”, речь идет о взаимоувязке экономического развития РФ с трендом на зеленое и низкоуглеродное развитие в мире. По словам же старшего научного сотрудника РАНХиГС Татьяны Ланьшиной, РФ до сих пор не разработала свою стратегию устойчивого развития. Иногда в этом качестве упоминают комплекс ключевых стратегических документов страны — в частности, «майский» указ 2018 года и национальные проекты, энергетическую стратегию на период до 2035 года и т.д. Но на самом деле в этих документах заложен рост добычи ископаемого топлива, а вопросам охраны окружающей среды уделено минимальное внимание. Кроме того, они никак не отражают и не упоминают цели устойчивого развития ООН, которые Россия вместе со всеми приняла в 2015 году. Таким образом, говорить, что в России есть некая стратегия устойчивого развития, не приходится: приоритетом остается устойчивый экономический рост, и слово «устойчивый» имеет здесь совершенно неустойчивое значение, говорит эксперт.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4197082

Показать больше

Рекомендуем статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close
Close