написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 2-3 (11-12) Август 2002г

Некоторые аспекты государственного регулирования инновационной деятельности в Российской Федерации

Рашкин В.Ф., депутат Государственной Думы РФ

Важность инновационной деятельности для стабильного экономического развития и государственного регулирования этого процесса в настоящее время признается не только в развитых странах, но и в большинстве государств мира, включая и Россию, о чем свидетельствуют недавно принятые на самом высоком уровне программные документы, в первую очередь "Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу". На реализацию данного выбора влияют многие факторы, как внутренние, так и внешние. Сегодня уже ясно, что "без определения долгосрочных целей социально-экономического развития и путей их достижения, учитывающих как исторические, социально-экономические и геополитические реальности России, так и закономерности современного этапа общемирового развития, экономическая политика нашего государства не будет иметь реальной перспективы" [1].

Для России сегодня крайне важно занять свою нишу в мировом сообществе, которая бы позволила ей пользоваться преимуществами международного разделения труда и сократить существенное технологическое отставание от передовых в технико-экономическом отношении стран. Однако в современной российской действительности наличествуют как возможности, позволяющие достаточно эффективно интегрироваться в мировую экономику, так и глубокие проблемы, тормозящие этот процесс.

Среди возможностей можно назвать:

  • еще сохранившийся, несмотря на длительную невостребованность обществом и хроническое недофинансирование, научный потенциал (10-12% от мирового) и достаточно качественные заделы по ряду перспективных научных направлений (ядерная физика, физика элементарных частиц, аэрокосмические технологии и ряд других);
  • сравнительно высокий уровень образования населения, что дает возможность быстрее осваивать современные технологии;
  • достаточный уровень индустриализации экономики - наибольший удельный вес в российской промышленности составляют отрасли четвертого технологического уклада (около 32%), - и наличие необходимой транспортной, коммуникационной и иной инфраструктуры (хотя уровень ее физического и морального износа во многих случаях приближается к критическому).

Однако реализация вышеперечисленных возможностей существенно затрудняется негативными факторами, часть которых досталась в наследство от командно-административной системы, часть порождена неэффективным проведением экономических и социальных реформ.

Ключевые макроэкономические параметры с конца 80-х годов характеризуются резким снижением, что не позволяет сформировать необходимый объем ресурсов для устойчивого экономического роста. Улучшение статистической динамики производства товаров и услуг, наблюдающееся в последние 2 года, во многом вызвано благоприятными внешними факторами и не вполне подкреплено необходимыми организационными, финансовыми, структурными мерами внутри страны.

По-прежнему наиболее высокой доходностью характеризуются вложения в финансово-спекулятивные и в торгово-посреднические операции, что, естественно, не стимулирует инвестиции в реальный сектор экономики, особенно в инновационные проекты, отличающиеся высокой степенью неопределенности и риска, а зачастую и длительными сроками реализации. По этой же причине банки не стремятся кредитовать инновационные проекты промышленности. В реальном же секторе структурная эволюция в период реформ привела к усилению сырьевых отраслей (топливной и добывающей промышленности, черной и цветной металлургии) вследствие их переориентации на внешний рынок, тогда как в отраслях наукоемкой промышленности, машиностроении, производстве потребительских товаров, характеризующихся низкой конкурентоспособностью на внешнем рынке и в силу этого ориентированных на внутренний, объемы выпуска сократились более чем в 10 раз.

Резкое уменьшение инвестиций в реальный сектор экономики наряду с разрывом прежних хозяйственных связей привело к разрушению сложных форм научной и промышленной кооперации, сужению спроса на высокотехнологичную продукцию и кризису соответствующих отраслей, уменьшению затрат на обновление производственного аппарата. В большей своей части основные фонды большинства отраслей находятся в состоянии, близком к критическому. Средняя степень износа оборудования в промышленности - 68%. Несмотря на то, что в последние 2 года в ряде отраслей происходит постепенное обновление производственной базы (в основном за счет закупок зарубежного оборудования), это существенно не меняет ситуацию, поскольку количество предприятий, осуществляющих это обновление, пока крайне мало. Торможение обновления материальной базы российского производства усилило технологическую многоукладность, исторически ей присущую - в настоящее время в России используются технологии не только четвертого и пятого, но и третьего и даже иногда второго технологических укладов, удельный же вес высоких технологий пятого уклада крайне низок. При некотором прогрессе в распространении информационных технологий (в том числе мобильной связи и Интернета) общее падение технологического уровня несомненно.

Все перечисленные факторы значительно снизили конкурентоспособность российских товаров как на внешних, так и на внутренних рынках. Сегодня в российском экспорте доминируют сырьевые товары и товары невысокой степени переработки. Доля продукции машиностроения, особенно высокотехнологичного, в общем объеме экспорта не достигает 10%.

Помимо указанных экономических проблем, существует много неэкономических - коррумпированность госаппарата, криминализация и "уход в тень" бизнеса, производства, финансов, массовая нелегальная иммиграция, слабость государственных границ. Все они, естественно, усложняют выход страны из кризиса и переход ее к новому этапу развития.

Вышеописанные проблемы и возможности России позволяют реализовать несколько возможных вариантов развития страны. Одним из них является продолжение рыночных реформ при сложившейся сырьевой ориентации хозяйства. Осуществление этого варианта приведет к закреплению позиции России в мире как в первую очередь поставщика сырья и покупателя высоких технологий и продуктов. Данная позиция в настоящее время весьма уязвима, поскольку цены на сырье на мировом рынке не слишком высоки и испытывают значительные колебания, а развитие ресурсосберегающих технологий постепенно приводит к снижению сырьевой зависимости развитых стран. Помимо этого, природно-климатические особенности РФ обусловливают достаточно высокую стоимость добычи и транспортировки сырьевых ресурсов, которая еще более повысится в результате импорта нового оборудования и технологий добычи. В итоге рентабельность сырьевого экспорта может оказаться крайне низкой.

Бесперспективность сырьевой ориентации страны в долгосрочной перспективе сегодня признана всеми, однако признано и то, что, помимо сырья, Россия имеет крайне мало конкурентоспособных экспортных товаров. Другим вариантом может явиться быстрый переход на траекторию "догоняющей" модернизации, для которой характерно освоение технологий и экономических механизмов, уже созданных в странах-лидерах. Как показал мировой опыт, это возможно лишь при сочетании рыночных механизмов и государственного воздействия. Однако в течение длительного времени российское правительство, исповедуя явно доказавшие свою ошибочность догматы либеральной рыночной экономики, фактически устранялось из хозяйственной жизни. Особенно пагубным такое поведение власти оказалось для научно-технической и инновационной сферы, поскольку даже в странах с высоким уровнем экономического и технологического развития для формирования благоприятного инновационного климата необходимы дополнительные стимулы, которые не всегда может обеспечить рынок. В условиях же переходной экономики, то есть деструкции прежних мотивационных механизмов и еще несформировавшихся новых, отсутствие целенаправленной государственной политики по поддержке инновационной деятельности и технологического обновления привело к преобладанию краткосрочных интересов быстрого спекулятивного накопления, падению заинтересованности в долгосрочном развитии реального производства и востребованности новых научно-технических разработок фактически до нуля.

Нельзя сказать, что в 90-е годы в России вообще ничего не предпринималось для поддержки научной и инновационной деятельности. После бурного периода "шокотерапии" начала 90-х было все же достигнуто осознание необходимости сохранения научного потенциала и активизации технологического обновления производства. Но отечественная наука оказалась на грани выживания, и правительству приходилось на всем протяжении 90-х гг. принимать чрезвычайные меры, чтобы ликвидировать угрозу полного распада уникального научно-технологического комплекса.

Все же, по мнению правительства РФ, в этот период были сформированы основы государственной научно-технической политики, адекватной новой системе социально-экономических отношений в России, процессам становления открытого постиндустриального общества. "Уже первые шаги по ее реализации свидетельствуют о создании организационно-экономических предпосылок, позволяющих перейти от практики вынужденных решений по спасению науки к программам ее устойчивой деятельности" [2]. Сегодня необходима полновесная стратегия развития страны, в которой научно-технологический комплекс призван играть ключевую роль.

Научно-техническая политика, ее база и ориентиры для реформы научно-технологического комплекса определяются в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом "О науке и государственной научно-технической политике", Доктриной развития российской науки. Эти основополагающие документы определяют роль науки в обеспечении независимости и процветания страны, регламентируют систему экономических и правовых отношений в научно-технической сфере, права и обязанности государственных органов управления, различных субъектов научной и технологической деятельности.

Текущая политика, выбор приоритетов и механизмов ее реализации на разных этапах уточняются и корректируются. Основой для этого являются Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, а также программы социально-экономического развития страны, принимаемые правительством на краткосрочный и среднесрочный периоды.

К настоящему времени в России сложилась достаточно четкая организационная структура управления развитием научно-технологического комплекса. Взаимодействия различных управленческих структур выстроены в соответствии с конституционной нормой по разграничению полномочий федеральных, региональных и ведомственных органов власти, что обеспечивает возможности эффективного решения проблем и регулирования тех аспектов научной деятельности, которые лежат в сфере общенациональных интересов.

Решение вопросов, связанных с осуществлением государственной политики в научно-технической и инновационной сфере, осуществляется:

на общегосударственном (федеральном) уровне через деятельность Президента Российской Федерации и его администрации, комитетов и комиссий Государственной Думы и Федерального Собрания Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и его аппарата, координационные и совещательные структуры, обеспечивающие согласованность работы исполнительной власти по формированию и реализации государственной политики в этой сфере. При Президенте Российской Федерации создан Совет по науке и высоким технологиям - консультативный орган для информирования главы государства о положении дел в сфере государственной научно-технической политики, обеспечения его взаимодействия с научными организациями и деятелями науки, выработки предложений по определению приоритетных направлений этой политики [3]. Стратегия научно-технического развития страны на среднесрочную и долгосрочную перспективу определяется Президентом Российской Федерации на основе специального доклада Правительства. Законодательное регулирование отношений определяет Федеральное Собрание. Значительное влияние на изменения в научно-технической и инновационной сфере оказывает деятельность федеральных министерств, комитетов и агентств, которые формируют и реализуют научно-техническую политику с позиции межотраслевых и отраслевых задач;

на региональном уровне через взаимодействие органов управления субъектов Российской Федерации с федеральными органами исполнительной власти. В целом законодательство субъектов Федерации соответствуют положениям государственной научно-технической политики. В свою очередь, на федеральном уровне принят ряд нормативных правовых актов, направленных на развитие научно-технического и инновационного потенциала регионов. Вместе с тем в ряде субъектов Федерации пока не устранены противоречащие общероссийскому законодательству нормы.

К 2000 г. были подписаны 30 соглашений Миннауки России с субъектами Федерации о сотрудничестве в научно-технической сфере (Москва, Санкт-Петербург, Республика Бурятия); соглашения с межрегиональными ассоциациями "Сибирское соглашение", "Большая Волга"; 14 соглашений с федеральными органами исполнительной власти. Поддерживаются рабочие контакты с органами исполнительной власти 60 субъектов Федерации. Во многих субъектах Российской Федерации приняты законы о науке, научно-технической и инновационной деятельности [2].

Делаются попытки реализовать вопросы взаимодействия государственных институтов не только на концептуальном уровне, но и в действующей системе управления. Соглашения с регионами ориентированы на максимальное привлечение региональных ресурсов к решению задач научно-технического и инновационного развития территорий. Координатором взаимодействия федеральных и региональных органов исполнительной власти, научного сообщества и хозяйствующих субъектов в реализации государственной научно-технической политики является в настоящее время Правительственная комиссия по научной и инновационной политике, созданная в соответствии с Постановлением Правительства от 11.05.99, №525. По мнению органов правительства РФ, можно констатировать, что "в России создана и функционирует система управления научным комплексом, механизмы взаимодействия федеральных, региональных и "отраслевых" органов управления, а также различных государственных и негосударственных структур, действующих в научно-технологическом комплексе" [2].

В 1998 г. были приняты Концепция реформирования российской науки на 1998-2000 гг. и План действий по ее реализации (Распоряжение Правительства от 20.05.98, № 573-р), а также Концепция инновационной политики Российской Федерации на 1998-2000 гг. [4,5]. В этих документах переосмыслен весь опыт преобразований последнего десятилетия, впервые предложены меры по переходу от отдельных, зачастую вынужденных и слабо связанных решений к перспективным программам развития науки.

Одной из ключевых в процессе реформирования отечественной науки стала задача изменения сети научно-технических организаций (организации, выполняющие исследования и разработки, научные подразделения предприятий, вузов и ряд других). Одновременно происходит уточнение направлений исследований, структуры управления.

В этой работе важна поддержка новых организационных форм научной и инновационной деятельности, адекватных требованиям рыночной экономики. Так, были предприняты меры по совершенствованию деятельности государственных научных центров. Сегодня этот статус сохранили за собой 57 научных организаций, планы и программы которых в наибольшей степени соответствовали приоритетным направлениям и критическим технологиям. В рамках программы "Государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки" создана и функционирует сеть из 157 научно-образовательных центров, действующих в 39 регионах России. Созданы 5 международных и 2 инновационных учебно-научных центра. Формируются 13 центров и сетей высокопроизводительных вычислений.

Принципиально новым институциональным образованием в научно-технологической сфере призваны стать Федеральные центры науки и высоких технологий (ФЦНВТ) как базовые элементы научно-производственной и инновационной инфраструктуры, которые должны обеспечить устойчивое развитие реального сектора экономики, рост конкурентоспособности промышленности. Постановлением Правительства "О формировании федеральных центров науки и высоких технологий" (18.06.99, №651) статус центров присваивается научным организациям, которые "готовы" решать проблемы высокотехнологичных отраслей за счет объединения на корпоративной основе с крупными предприятиями, инновационными структурами, вузами.

Среди институциональных преобразований важное место призваны занять такие направления, как формирование совместно с вузами инновационно-технологических центров, инновационно-промышленных комплексов, технологических и научных парков, ориентированных на производство и реализацию наукоемкой продукции с привлечением российских и иностранных инвестиций и использованием как российской, так и зарубежной торговой сети, создания инфраструктуры малого бизнеса для обслуживания программ по реализации высоких технологий, а также созда-ния базовых региональных и межрегиональных инновационно-технологических центров передачи технологий для обеспечения связи малых предприятий с крупным производством.

Одним из главных инструментов реализации государственной научно-технической и инновационной политики являются федеральные (также - государственные, национальные) целевые программы (ФЦП). С 1996 г. правительством РФ формируются основные элементы постоянно действующего механизма выбора и корректировки целевых программ (ФЦП); схемы конкурсного отбора исполнителей входящих в них проектов. Принципы формирования и реализации НИОКР в составе ФЦП, установленные в 1998 г. (постановление "О внесении изменений и дополнений в порядок разработки и реализации федеральных целевых программ, в осуществлении которых участвует Российская Федерация"), предусматривают проблемное решение задач, выполняемых в рамках проектов, долевое участие в их финансировании внебюджетных средств.

Одновременно ведется работа по приведению нормативной базы конкурсно-контрактной системы в сфере НИОКР в соответствие с Федеральным законом "О конкурсах на размещение заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд". Главным критерием при формировании ФЦП является возможность использования полученных результатов в технологическом обновлении экономики, решении социальных проблем и повышении безопасности страны.

Важнейшей задачей государственного регулирования в инновационной сфере является обеспечение финансовой поддержки реализации инновационных проектов, причем не столько посредством прямого финансирования из госбюджета, сколько созданием условий для осуществления инноваций частным капиталом, то есть формирование многоканальной системы финансирования инновационной деятельности. В настоящее время в России сложилась и действует подобная система, включающая в себя:

  • прямое финансирование инновационных проектов из бюджетов различных уровней;
  • льготное кредитование и субсидирование;
  • предоставление государственных гарантий частным инвесторам;
  • финансирование из целевых внебюджетных фондов.

Важным элементом государственной научно-технической и инновационной политики является формирование и совершенствование внебюджетных источников для реализации инновационных проектов. Сейчас развивается система конкурсного отбора и финансирования проектов через Федеральный фонд производственных инноваций, Фонд содействию малых форм предпринимательства в научно-технической сфере, Российский фонд технологического развития с финансированием проектов на возвратной основе, для проектов фундаментального характера - через Российский фонд фундаментальных исследований.

Однако сегодня еще нельзя сказать, что в Российской Федерации сформировалась эффективно функционирующая национальная инновационная система, хотя имеются в наличии ее отдельные элементы - федеральные научно-технические программы, научные центры, инновационные фирмы, технопарки, фонды и т.д. Несмотря на оптимистичные уверения правительства, между этими элементами нет эффективных взаимосвязей, обеспечивающих оптимальное функционирование системы. Все они испытывают на себе сильное влияние общего системного кризиса российской экономики, чрезмерно зависят от политической и международной конъюнктуры, внутренней экономической нестабильности. Деятельность тех же внебюджетных фондов, к примеру, фактически весьма тесно связана с госбюджетом - либо непосредственно, либо через государственные предприятия, ведомства, вследствие чего общий кризис государственного финансирования препятствует результативной и скоординированной работе фондов. Механизмы их функционирования до сих пор не отлажены: слаб контроль за поступлением и отчислением средств, порядок распределения средств и отчетности и контроля их расходования разработаны недостаточно. В итоге за счет средств внебюджетных фондов в настоящее время финансируется не более 5-8% всех НИОКР и инновационных проектов, то есть они явно не выполняют предназначенную им роль [6].

С учетом того, что государство не в состоянии принять на себя бюджетное финансирование инновационной деятельности в необходимом объеме (ежегодно урезая даже минимально необходимые для этого суммы, предусмотренные бюджетом), а банки либо не желают давать кредиты на эти цели из-за высокого риска невозврата средств, либо устанавливают чрезмерно высокий процент, основная тяжесть финансового обеспечения инноваций ложится на предприятия, которые в условиях дефицита собственных денежных средств вынуждены значительную часть ресурсов использовать на поддержку действующего производства и в достаточно редких случаях - на освоение новых технологий и конкурентоспособной наукоемкой продукции. По некоторым данным, из общего числа российских промышленных предприятий инновационно активных лишь около 5%. Таким образом, можно сделать вывод о крайне низкой финансовой обеспеченности инновационной сферы в Российской Федерации.

Эффективность использования для улучшения ситуации такого финансового и организационно-экономического механизма стимулирования научно-технической и инновационной активности, как государственные инновационные программы, также трудно оценить однозначно положительно. По данным обследования 735 предприятий всех основных отраслей промышленности в конце 2000 г., проведенного учеными ГУ-ВШЭ и ИСЭПН РАН, лишь 21,9% опрошенных руководителей согласились с тем, что участие в подобных программах приносит пользу (при 51,8% не согласившихся и 26,4% затруднившихся с ответом), хотя с утверждением о полной нерезультативности этого участия согласились лишь 15,8% при 47,9% не согласившихся [7]. Противоречивость ответов свидетельствует, что государственные инновационные программы еще не стали реальным инструментом активизации инновационной деятельности в российской экономике.

Одним из объяснений невысокой эффективности действующей государственной инновационной политики может служить слабость ее институциональной базы. В общественном сознании сегодня отсутствует понимание важности науки, использования научных знаний для технологического перевооружения как главного в современном мире фактора нацио-нальной конкурентоспособности и безопасности. Это понимание не до конца сформировалось и во многих эшелонах власти, в силу чего практически все до сих пор принимаемые документы, призванные сформировать нормативно-правовую базу активизации инновационной деятельности, страдали излишней декларативностью, не предусматривали реальных механизмов выполнения и нетрадиционных путей преодоления кризиса, учитывающих национальные российские особенности.

Об этом, в частности, свидетельствуют последние программные документы Правительства РФ, например, "Программа социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2002-2004 годы)". В ней содержится признание тупиковости инерционного развития экономики и консервации его экспортно-сырьевой ориентации, указания на необходимость институциональных преобразований, однако многие специалисты ([8,9]) справедливо критикуют этот документ за отсутствие конкретных, ресурсно проработанных задач научно-технической и инновационной политики по формированию в стране современного информационного технологического уклада. В Программе очень много говорится о необходимости поддержки науки и конкуренто-способных современных технологий, структурной перестройки экономики, развития "новой экономики" и информационно-телекоммуникационной инфраструктуры, укреплении позиций России на мировых рынках высоких технологий и т.д. Однако все эти задачи совершенно не обоснованы с точки зрения необходимых для их решения ресурсов, не показаны механизмы стимулирования освоения научных достижений производством, не говоря уже о признании необходимости многократного увеличения расходов на науку и образование.

Еще один существенный недостаток принимаемых ранее документов заключается в том, что провозглашение важности активизации инновационной деятельности слабо связывалось с общей стратегией развития страны и не шло дальше красивых фраз, призванных как бы отразить признание властью современных общемировых тенденций. На самом же деле правительством продолжала реализовываться экспортоориентированно-сырьевая модель развития национальной экономики. Именно эта установка центральных властей вкупе с непроработанностью ресурсных механизмов приводили к тому, что все благие намерения осуществления научно-технического прорыва оставались не более чем декларациями.

Принятие в начале 2002 г. программного документа "Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу" [10], хочется надеяться, ознаменовало новый этап в подходах не только к развитию научно-технической и инновационной сферы, но и экономики страны в целом. Представление этого документа на совместном заседании столь важных государственных органов, как Совет безопасности РФ, президиум Госсовета РФ и Совет по науке и высоким технологиям, внимание Президента страны к этому вопросу должны означать понимание на самом высоком уровне важности использования современных научно-технических достижений как основного инструмента сохранения и повышения национальной безопасности, поворот к смене экономического курса, сложившегося в последнее десятилетие.

В "Основах…" впервые озвучена установка на инновационный путь развития России, что является основной целью государственной политики в области развития науки и технологий (разд.2, п.7). Но, как показывает опыт многих стран (Японии, Нидерландов, Южной Кореи и других), эта цель может быть реализована лишь в том случае, если ей будет подчинена вся внешняя и внутренняя политика государства.

Учитывая значительное технологическое отставание России, увеличившееся за последние 10 лет, накопившиеся негативные последствия прошедших десятилетий и непродуманных реформ, инерционность, неизбежно присущую столь крупной стране, переход на инновационный путь развития неизбежно потребует разработки и реализации продуманной и комплексной стратегии активного государственного вмешательства в экономику. Стратегия децентрализованного регулирования, также положительно зарекомендовавшая себя в ряде стран (США, Великобритания и другие) эффективна лишь при наличии развитых механизмов рыночного саморегулирования и соответствующих мотивационных установок хозяйствующих субъектов, которые в России, естественно, не могли возникнуть за столь краткий пореформенный период. Как правило, избрание стратегии активного государственного вмешательства предполагает существенные изменения в законодательстве, внешней и внутренней политике, хозяйственной деятельности. Это означает, что принятие "Основ политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу" должно стать лишь первым шагом на пути, за которым должна последовать реорганизация всего существующего хозяйственного механизма, законодательно-правовой базы, нацеленная на максимально быстрое технологическое обновление экономики и социальной сферы.

Подобная реорганизация в форме уточнения и корректировки нормативно-правовой базы научной, научно-технической и инновационной деятельности в документе предусмотрена (разд.5). Но, как показывает, например, опыт Саратовской области, первой в стране принявшей закон об инновационной деятельности и разрабатывающей в настоящее время законы о поддержке ее субъектов, в данной ситуации невозможно ограничиться только указанной нормативно-правовой базой - формирование реально действующего механизма поддержки данного вида деятельности затрагивает и антимонопольное законодательство, и законодательство о собственности, и земельное законодательство, и таможенное регулирование, и ряд других важных аспектов. Это необходимо иметь в виду, чтобы избежать будущих законодательных противоречий и пробелов, особенно при разработке методов стимулирования промышленности и инвесторов.

То, что в "Основах…" речь идет в первую очередь о научно-техническом комплексе, научных организациях, определяется самим названием документа. Но нужно помнить, что сегодня главная проблема - это не только и не столько неэффективная работа данной сферы, не то, что она не может предложить новые разработки мирового уровня (в этом отношении ситуация как раз не столь плоха), сколько в том, что результаты деятельности данной сферы не востребованы реальным сектором экономики в силу отсутствия у него адекватных мотивационных факторов. Проблема, таким образом, не в неэффективном предложении, а в отсутствии спроса, который формируется не столько наличием передовых разработок, сколько наличием нормального инновационного климата, стимулирующего их создание и внедрение. Можно согласиться с Президентом, что невостребованная наука - это тяжелое бремя для бюджета, но так ли велика в этом вина самой науки, как это порой пытаются представить? Несомненно, реформирование государственного сектора науки, реструктуризация научно-технического комплекса - это важное и необходимое дело, но, думается, что основная задача государства должна состоять все же в "создании благоприятного инновационного климата для развития инновационной деятельности, вовлечения технологических разработок в производственный процесс, привлечения частных инвестиций в высокотехнологичный сектор экономики" ([10], разд.3, п.17.15.).

От предыдущих концепций и программ в этой области "Основы…" выгодно отличаются тем, что в них предусмотрены основные меры государственного стимулирования научной, научно-технической и инновационной деятельности, а также основные этапы и механизмы их реализации, включая перечень основополагающих финансово-экономических и программных документов (федерального бюджета, федеральных целевых программ, государственного оборонного заказа и т.п.). Среди методов стимулирования - налоговые методы, амортизационная политика, целевое бюджетное финансирование и другие, широко использующиеся во многих странах для поддержки инновационной деятельности. Здесь стоит уделить внимание налоговым мерам, особенно в свете недавнего принятия Налогового кодекса, в который уже вносятся изменения.

В большинстве стран (США, Японии, странах ЕС и в России до недавнего времени) используются методы налогового стимулирования инновационной деятельности, основанные на так называемых "потоковых" типах налоговых систем. Эти системы базируются на налогообложении фактических объемов производства, реализации продукции, доходов и потребления. По справедливому замечанию ряда экономистов (например, [9]), такой тип налоговых систем имеет два существенных недостатка.

Во-первых, он предусматривает высокую степень государственного контроля, особенно налогового администрирования, над хозяйственной деятельностью. Во-вторых, он сформировался в эпоху расцвета индустриального общества, в котором доминировало национальное производство, а масштабы внешней торговли и международного движения капитала были относительно небольшими. Сегодня, в эпоху растущей глобализации, основной объем производства и международной торговли приходится на мощнейшие транснациональные корпорации, широко использующие филиалы в разных странах, оффшорные и свободные экономические зоны, трансфертные цены в рамках ТНК и другие способы вполне легального ухода от налогов, провоцируемые именно "потоковыми" типами налоговых систем.

В силу указанных недостатков многие страны перешли к широкому использованию налогов с конечного потребителя, снижая нагрузку на предпринимательскую деятельность и доходы с капитала. Основной упор делается, как правило, на налоги на добавленную стоимость, с продаж, акцизы, таможенные пошлины и т.п. Однако такая практика приносит плоды лишь при наличии мощной системы налогового и таможенного контроля, способной воспрепятствовать возникновению "теневого сектора" в крупных масштабах. Понятно, что в России, при всех существующих проблемах переходного периода, высокие "потоковые" налоги способствовали росту "теневой" экономики, коррупции и преступности.

Но необходимо отметить, что и система налогообложения преимущественно конечного потребителя имеет свои недостатки для инновационной деятельности, особенно ярко проявляющиеся в отсутствие развитой системы господдержки последней. Так, в частности, практика взимания налога на добавленную стоимость (НДС) в российских условиях не стимулирует инновационную активность, поскольку инновационная продукция, как правило, имеет достаточно длительный срок разработки и изготовления, что требует ее авансирования со стороны потребителей. В то же время суммы, полученные в порядке авансовых платежей и поступающие на расчетный счет, подлежат обложению НДС еще до поставки товаров или выполнения работ. В ситуации нехватки собственных средств у инновационных предприятий и крайне ограниченных возможностей заказчиков по авансированию инновационной деятельности такой порядок не заинтересовывает ни тех, ни других в минимизации издержек и осуществлении инноваций. Поэтому целесообразно исключать из обложения НДС средства, направляемые на авансирование инновационной деятельности.

Проводимая ныне реформа налогообложения вроде бы направлена на устранение недостатков, присущих прежней системе. Однако многие новации, введенные новым Налоговым кодексом, например, ликвидация всех льгот по налогу на прибыль, в том числе и для научных и образовательных учреждений, больно ударили по наименее защищенным, которые к тому же в настоящее время являются одними из наиболее активных субъектов научной и инновационной деятельности. При столь низком бюджетном финансировании науки и высшего образования и столь малом спросе промышленности на научно-технические разработки, которые существуют сегодня, облагать налогом доходы от оказания платных образо-вательных услуг и хозяйственных договоров на создание научно-технической продукции, дающие вузам возможность хоть как-то содержать материальную базу, развивать НИОКР, - это, мягко выражаясь, чересчур. Правительство вовремя осознало ошибки и перегибы, касающиеся налогообложения малого бизнеса. О тех же, кто производит новые знания и воспитывает квалифицированных специалистов - основу конкурентных преимуществ в современном обществе, оно и не вспоминает.

Все высказанные выше замечания, касающиеся налоговых методов стимулирования инновационной деятельности, наталкивают на мысль о необходимости разработки иных форм и методов в этой сфере. Ясно, что отмена или снижение НДС и других налогов - ощутимая потеря для и без того небогатого российского бюджета, которую необходимо компенсировать. По мнению многих специалистов, неоднократно высказываемому в печати (например, [9,11] и ряд других), налоговой системой, адекватной глобально-информационному обществу, могла бы выступить рентная система, в которой объектом налогообложения выступает потенциальная дифференциальная рента от использования ограниченных природных ресурсов (полезных ископаемых, земли, водных и биоресурсов, радиочастот и т.д.), не зависящая от эффективности и фактических результатов налогоплательщика. Достоинство природных ресурсов как объекта налогообложения в том, что они "прикреплены" к конкретной территории, легко отследить и проконтролировать их использование, следовательно, рассчитывать и взимать необходимые налоговые платежи без создания тотальной системы налогового учета.

При этом "не обязательно сосредоточивать ренту исключительно в руках государства и воссоздавать тем самым плановую экономику: задача заключается в том, чтобы сделать инвестиционную активность фактически безальтернативной для хозяйствующих субъектов, освободив для этого от налогообложения реинвестируемую прибыль" [11].

Подобный механизм давно и успешно применяется во многих странах - крупных экспортерах сырьевых ресурсов (Норвегии, ряде стран ЕС и др.) Поскольку Россия обладает огромными запасами различных природ-ных ресурсов, доходы федерального бюджета с переходом к рентной системе налогообложения могли бы многократно возрасти. Поэтому данный механизм давно предлагается многими специалистами. Спрашивается, что мешает ввести его на практике? К сожалению, всем известно, что за последнее десятилетие в нашей стране сложилось мощное сырьевое лобби, представляющее собой по сути компрадорскую буржуазию, присваивающее львиную долю доходов от экспорта природных ресурсов, являющихся общенародным достоянием. Произошло сращивание этого лобби с частью государственного аппарата. Поэтому изменить сложившуюся ситуацию крайне трудно, здесь требуются нетрадиционные методы воздействия на экономические и политические интересы хозяйствующих субъектов и органов власти.

Надо смотреть на вещи реалистично и понимать, что иного крупного источника для финансирования технологического перевооружения экономики, кроме доходов от экспорта природных ресурсов, у России сегодня нет. Ориентация на самостоятельное замкнутое развитие за счет только собственных сил, на импортозамещение по всем группам товаров, отказ от вступления в ВТО, то есть те меры, которые довольно часто предлагаются рядом ученых и политиков (иногда со ссылками на опыт индустриализации СССР), при существующей в стране экономической, технологической, культурной ситуации приведут лишь к углублению изоляции России от остального мира, снижению ее влияния на международную экономику, в конечном итоге - к экономическому и технологическому коллапсу. Надо учитывать реалии начала XXI века, в корне отличающиеся от реалий начала ХХ-го. Уход же российского капитала за рубеж при существующей сегодня на мировых рынках жесткой конкуренции и доминирующей роли мощнейших ТНК (имеющих в основе своей четко выраженные национальные корни) тоже не гарантирует выхода его на ведущие позиции.

Понимание сложившейся картины состояния России и всего мира должно побудить правящие круги, бизнес, работников к достижению широкого общественного консенсуса относительно дальнейшего - несомненно, инновационного - пути развития страны и выработке последовательных шагов движения по нему. Здесь примером может служить опыт Японии. В этой стране все хорошо понимают, что вследствие наличия минимума природных ресурсов и сильной зависимости от других стран в обеспечении продуктами питания, сырьем и энергией Япония может сохранить свою самостоятельность и конкурентоспособность только за счет завоева-ния технологического и торгового лидерства в широком спектре наукоемкой, имеющей высокую долю добавленной стоимости продукции. Понимание этого "привело Японию к консенсусу между правительством, предпринимателями, финансовыми и академическими кругами по вопросу необходимости непрерывного наращивания национальной технологической базы" [12].

Хотя Россия обеспечена природными ресурсами несравненно лучше, тем не менее, как показал опыт прошедших лет, находиться в полной зависимости от сырьевого экспорта губительно для страны. Поэтому нам также остро необходимо общественное согласие и совместная выработка путей перехода к новому типу развития, в которой наряду с властью всех уровней должны участвовать самые широкие круги - бизнес, промышленность, профсоюзы и, конечно, научная общественность.

Говоря о роли научной общественности, нельзя не отметить еще один существенный недостаток принятых "Основ политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу". Несмотря на подчеркивание важности интеграции науки и образования, в целом в документе крайне слабо отражена роль высшей школы в развитии науки и технологий. Основной приоритет по-прежнему отдается специализированным научным организациям и учреждениям академической и отраслевой науки. А ведь в высшей школе сегодня сосредоточено более 60% от общего числа докторов и кандидатов наук [13] - это огромный кадровый потенциал. Существуют и качественные показатели эффективности вузовской науки. По расчетам Г.К.Сафаралиева и А.П.Бердашкевича [13], расчетная относительная эффективность вложений в вузовскую науку выше средней по другим секторам науки, а превышение объема экспорта технологий над импортом по сектору высшей школы самое большое. Последнее весьма важно, так как опровергает утверждение о неспособности российской науки и высшей школы адаптироваться к рынку, производить коммерчески эффективные инновационные продукты. Показатели экспорта технологий, сотрудничества с зарубежными партнерами ясно демонстрируют, что к цивилизованному рынку наша наука и высшая школа вполне способны адаптироваться.

Следует отметить также и то, что именно высшая школа в последнее десятилетие была одним из наиболее активных субъектов инновационной деятельности. Новые организационные формы - технопарки, малые инновационные фирмы, инновационно-технологические центры - возникали и развивались в большинстве своем именно на базе университетов и академий. Может быть, столичная академическая наука привыкла рассчитывать на бюджет, но этого нельзя сказать о высшей школе, особенно в регионах. Например, в Саратовской области вузы в своей деятельности не надеются лишь на поддержку государства - доля внебюджетных источников финансирования НИОКР стабильно высока (например, хоздоговоров - от 52,7% от общего объема финансирования НИР у Саратовского государственного классического университета до 83-85% у Саратовского государственного технического и Саратовского государственного социально-экономического университетов).

Помимо традиционных внебюджетных источников финансирования НИР и способов взаимодействия с промышленностью, наподобие хоздоговоров, вузы Саратовской области активно используют новые формы организации инновационной деятельности, положительно зарекомендовавшие себя в мировой практике. Технопарки "Волга-техника" СГТУ и "Волга" СГУ включают около 50 инновационных структур, разрабатывающих и внедряющих в производство десятки видов наукоемкой продукции и оказывающих более 40 видов услуг промышленным предприятиям в области сертификации и защиты интеллектуальной собственности.

На основе наиболее прочных взаимодействий технопарковых фирм и промышленных предприятий развивается еще одна прогрессивная форма организации инновационной деятельности - инновационно-технологические центры (ИТЦ). Крупнейшие из них - "СПЗ-СГТУ" и "САЗ-СГТУ". На базе последнего разработана программа создания техники для жилищно-коммунального хозяйства города: подметально-уборочных машин, снегоочистителей и др. Процесс освоения инноваций на ОАО "СПЗ" включает в себя непрерывную подготовку специалистов на кафедре СГТУ, расположенной непосредственно на предприятии.

В других регионах роль высшей школы в развитии науки и техноло-гий также высока. Активно работают и взаимодействуют с промышленно-стью, создавая реально конкурентоспособную инновационную продукцию, вузы и технопарки Волгограда, Орла, Ульяновска, Томска и многих других городов России. Тем не менее потенциал высшей школы в этой области явно недооценивается правительством. "…Совокупная доля ассигнований на исследования в вузах, включая ресурсы, поступающие из Российского фонда фундаментальных исследований и Российского фонда гуманитарных исследований, составляет около 7-8% от всего бюджетного финансирования НИОКР гражданского характера" [14]. Это связано с искусственно созданной в социалистический период разобщенностью науки на академический, вузовский и отраслевой (включая заводской) сектора, что существенно ограничило свободный научный поиск и обмен информацией и свело роль вузов фактически лишь к высшей профессиональной школе.

Подобная инерционность в восприятии высшей школы вредит прежде всего экономике в целом. В условиях, когда академическая и отраслевая наука с трудом оправляются от глубокого кризиса, в котором они находились все 90-е годы, именно высшая школа при соответствующей поддержке могла бы стать гораздо более мощным, чем сейчас, субъектом инновационной деятельности, особенно в регионах, что стимулировало бы ускорение технологического обновления региональной промышленности.

Реализовать все меры, необходимые для качественного рывка страны в технико-экономическом развитии, невозможно без формирования соответствующего общественного настроя, идеологии, адекватной новым задачам, стоящим сегодня перед всем российским обществом. С этой точки зрения несомненным достоинством "Основ…" является понимание важности повышения престижа научной и инновационной деятельности в обществе. В этой области предусмотрено "формирование системы пропаганды достижений отечественной науки, технологий и техники, информирование общественности о принимаемых государством мерах стимулирования развития науки и образования" ([10], разд.3, п.17.14.). Однако по сей день в этой области не делается ровным счетом ничего. Даже принятие самого этого программного документа прошло в СМИ почти как рядовое событие, одно из многих. Об активизации же их в плане пропаганды важности науки, образования, технологического обновления и подъема страны на новый уровень говорить не приходится. Здесь можно вспомнить, что высказанная Президентом ранее идея развития массового спорта была воспринята обществом и СМИ куда более живо, едва ли не как панацея от всех существующих бед. Хотя, как свидетельствует история, так было не всегда - достаточно вспомнить активную пропаганду научно-технического творчества в 20-40-е годы, массовое увлечение авиамоделированием, техническим конструированием, рост реального престижа высшего образования, что в конечном итоге позволило СССР занять ведущие позиции во многих областях науки и технологии.

Наконец, для того, чтобы "Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу" не остались лишь декларацией благих намерений, как большинство подобных документов ранее, они нуждаются в подкреплении соответствующей нормативно-правовой базой. Сюда относятся не только программные и финансово-экономические документы, упоминаемые ранее, но и четкие законодательные нормы, определяющие рамки, субъектов, правила инновационной деятельности. Без этого ее государственное регулирование, определение направлений и форм поддержки будет затруднительным.

В отношении научной и научно-технической деятельности подобные нормы существуют и закреплены в Федеральном Законе "О науке и государственной научно-технической политике", Доктрине развития российской науки. Что касается инновационной деятельности, подобного основополагающего законодательного документа на федеральном уровне до сих пор не существует, несмотря на то, что во многих регионах такие законы приняты. В настоящее время существует более 400 нормативных актов государственной власти субъектов Российской Федерации, в той или иной мере использующих понятия "инновационная деятельность", "инновационная политика" [15]. Это доказывает необходимость федерального консолидирующего закона об инновационной деятельности.

Попытки разработки и принятия такого закона уже предпринимались Государственной Думой, начиная с 1999 г. Законопроект "Об инновационной деятельности и о государственной инновационной политике" был внесен членом Совета Федерации В.М.Крессом и депутатами Государственной Думы М.К.Глубоковским и В.С.Шевелухой и принят к рассмотрению в марте 1999 г. В июне 1999 г. текст законопроекта был принят постановлением Государственной Думы в первом чтении, в ноябре 1999 г. - во втором, в декабре принят Государственной Думой. В декабре же 1999 г. текст законопроекта был принят Советом Федерации, но 3 января 2000 г. закон был отклонен и.о. Президента РФ. После получения вето Президента в Государственной Думе была создана специальная комиссия по доработке закона, но после отказа Президента участвовать в этом процессе закон был снят с рассмотрения.

В настоящее время ведется работа по созданию аналогичного "Ос-новам политики Российской Федерации в области развития науки и технологий…" документа для инновационной сферы - "Основ государственной инновационной политики на период до 2010 года и дальнейшую перспективу". К сожалению, имеющиеся в настоящее время варианты отличаются всеми недостатками, присущими такого рода документам ранее - крайней декларативностью, неразработанностью реалистичных механизмов практического осуществления, несвязанностью с другими областями российского законодательства. Кроме того, эффективная реализация любого рода программ невозможна без четкого законодательства в данной области, следовательно, необходимость принятия специального закона об иннова-ционной деятельности вновь выходит на первый план.

Надо честно признать, что 90-е годы ХХ века, в течение которых многие страны мира совершили качественный скачок к новому этапу технико-экономического развития, для России в этом смысле оказались "потерянным временем". Вернуть его невозможно, можно лишь постараться в максимально короткие сроки постараться наверстать упущенное, сократить разрыв, а в чем-то и выйти на передовые рубежи. Однако это потребует полной мобилизации сил всего общества, а также глубокого осознания им того, что альтернативы этому пути у России сегодня нет.

Литература

1. Стратегия социально-экономического развития России - инновационный путь // Российский экономический журнал. 2000. № 4.

2. "Основные направления государственной научно-технической политики на среднесрочный и долгосрочный периоды" (доклад Правительства Президенту Российской Федерации) // Инновации. 2001. №3.

3. "О Совете при Президенте Российской Федерации по науке и высоким технологиям". Указ Президента Российской Федерации от 8.11.2001. № 1301.

4. Концепция реформирования российской науки на 1998-2000 гг. План действий по реализации Концепции реформирования российской науки на 1998-2000 гг. (Распоряжение Правительства от 20.05.98, № 573-р).

5. Концепция инновационной политики Российской Федерации на 1998-2000 гг. // Российская газета. 1998. 19 августа.

6. Кокурин Д.И. Инновационная деятельность. М. Экзамен. 2001.

7. Гурков И., Авраамова Е., Тубалов В. Инновационная деятельность российских промышленных предприятий // Вопросы экономики. 2001. № 7. С.71-85.

8. Глазьев С. Новый программный документ прежнего курса // Российский экономический журнал. 2001. № 8.

9. Петров Ю., Жукова М., Карапетян А. Становление глобально-информационного технологического уклада в России: сценарии технико-экономического развития и задачи реформирования финансовых институтов // Российский экономический журнал. 2002. № 2.

10. Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу // Поиск. № 16 (674). 19 апреля 2002 г. С.8-10.

11. Батчиков С. Импортозамещающий вектор альтернативной стратегии народнохозяйственного развития // Российский экономический журнал. 2002. № 3.

12. Авдулов А.Н. Наука и производство: век интеграции. М. Наука. 1992.

13. Сафаралиев Г.К., Бердашкевич А.П. Проблемы научно-технической и инновационной деятельности в высших учебных заведениях Российской Федерации // Инновации. 2001. № 6.

14. Высшее образование и исследования в Российской Федерации (Обзор национальной образовательной политики) / Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Центр сотрудничества со странами - не членами. М. 2000.

15. Бердашкевич А.П. О некоторых проблемах формирования и координации инновационной деятельности в Российской Федерации // Инновации. 2001. № 4.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100