написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 1 (10) 20021г

Государственный банк в Российской империи: историческое становление, развитие и функционирование

Мещеряков В.Л., Советник Российской Федерации 1-го класса

Первые казенные банки (с коммерческими функциями) в России стали создаваться с 1754 г. После перемен социально-экономического характера они сложились в 1817 г. в определенную систему, которая оставалась неизменной до 1860 г. Эта своеобразная и неизвестная в истории других стран система казенных банков, чья деятельность была направлена на поддержку крепостнических отношений, состояла на важнейшем этапе своего развития (1817-1859 гг.) из четырех крупных банков - Государственного заемного и Государственного коммерческого банков, Санкт-Петербургской и Московской сохранной казны - и многих так называемых губернских приказов общественного призрения.

В течение ста лет, вплоть до реформы 1861 г. государство являлось монополистом в банковском кредите. Это нельзя понимать в том смысле, что государство до реформы 1861 г. насильственно удерживало за собой монополию, не допуская учреждения акционерных банков. Представителями такой точки зрения в русской экономической литературе того времени являлись Судейкин В.Т., Кауфман И.И. и Левин И.И. На самом деле, как представляется, монополия держалась на том, что российское государство единственное в мире неограниченно принимало вклады в принадлежавшие ему банки, платило по ним 4 процента, начисляло проценты на проценты ("сложные проценты"). В итоге почти все накопления денежных капиталов, за исключением тех, которые использовались купцами в собственных предприятиях, сосредоточились в казенных банках. Сумма вкладов в дореформенных банках, составлявшая в 1823 г. приблизительно 130 млн. руб., в 1857 г. превысила один миллиард.

В 1857 г., снизив процент по вкладам ради направления новых денежных капиталов в начавшееся железнодорожное строительство, правительство само нарушило основу своей монополии на эти капиталы и расшатало фундамент вековой системы дореформенных банков. Тем самым было предопределено последовавшее через два года решение об их ликвидации. Следствием их столетнего существования являлась не только огромная непроизводительная растрата денежных капиталов в дореформенный период, но и значительное запоздание в развитии капиталистического банковского кредита (банкирского промысла). Такое запоздание в развитии капиталистического кредита было вызвано тем, что привлеченные дореформенными казенными банками средства направлялись в основном на поддержку крепостнического дворянства либо ссужались казне для покрытия дефицитности бюджета. Делая первый шаг навстречу буржуазному развитию России, царское правительство не могло не стать на путь преобразования кредитной системы и вынуждено было само взяться за организацию в стране капиталистического кредита.

Возникновение Государственного банка России было связано, прежде всего, с упразднением прежних казенных кредитных установлений. Царским Указом от 31 мая 1860 г. на базе Государственного коммерческого банка был учрежден Государственный банк России, Устав которого писался по образцу Устава Банка Франции. По этому же Указу Государственный заемный банк был ликвидирован, а его дела переданы в Санкт-Петербургскую сохранную казну. Сохранные казны и приказы общественного призрения после переподчинения их Министерству финансов (Указ от 10 июля 1859 г.) были упразднены не сразу, а в течение 1888 - 1895 гг. До этого времени их деятельность ограничивалась лишь проведением расчетов с прежними заемщиками и передачей полученных от них сумм в Государственный банк.

Государственный банк на момент учреждения имел основной капитал в размере 15 млн. руб. и запасной (резервный) капитал в размере 1 млн. руб. и находился в ведении Министерства финансов.

Особое место в организации банковской системы занимают вопросы управления. Не случайно этому отводится целая вторая глава Устава Государственного банка.

Статья 109 Устава гласит: "Государственный банк состоит в ближайшем ведении Министра финансов и под наблюдением Совета государственных кредитных установлений".

Совет государственных кредитных установлений приглашается в собрание Государственного банка ежегодно в апреле для выслушивания и утверждения отчета Государственного банка и для распределения, по предложению Министра финансов, прибыли банка на основании Устава (статья 110 Устава). Для постоянного наблюдения за неослабным со стороны Государственного банка исполнением Устава Совет государственных кредитных установлений избирает двух депутатов, по одному от дворянства и купечества, для присутствия в заседаниях Правления Государственного банка и для постоянной, в течение года, проверки его действий (статья 112 Устава).

С этой целью председатель Совета назначает, по соглашению с государственным контролером, третьего депутата от правительства из ведомства Государственного контроля (статья 113 Устава).

Уставом определяется круг вопросов, а точнее операций Государственного банка, на которые должно быть обращено внимание указанного Совета. Совет должен осуществлять наблюдение "за всеми операциями Государственного банка с правом осмотра всех его книг, счетов, кассовых ведомостей, особенно наблюдение за обязательствами, обеспечивающими выдаваемые Государственным банком ссуды, и за операциями по выпускаемым Государственным банком 5-% билетам и по отношениям Государственного банка с Государственным казначейством".

Одна из главных особенностей Государственного банка состояла в том, что Министр финансов являлся "непосредственным главным начальником Банка" (статья 123 Устава) с широкими распорядительными правами и возможностями направлять деятельность Государственного банка. Это было существенным отклонением от статуса и основ деятельности центральных банков западноевропейских стран, поскольку они организационно были отдельны от своих министерств финансов, действовали как частные акционерные общества и находились в той или иной степени подчинения надзору со стороны правительств.

Управление Государственным банком было возложено на Правление, состоящее из управляющего Государственного банка и его заместителя, шести директоров и трех депутатов от Совета государственных кредитных установлений. Решение кадровых вопросов определялось представлением, назначением или утверждением Министром финансов руководства Государственного банка. Так, управляющий Государственного банка по представлению Министра финансов определялся Высочайшим указом Правительственного Сената и приказом Министра, а товарищи управляющего - его Высочайшим приказом по Министерству финансов (статья 144 Устава).

При Правлении Государственного банка были созданы Учетный и Ссудный комитеты, которые проводили мероприятия, связанные с оценкой предъявляемых к учету векселей и оценкой закладываемого имущества.

Первый период деятельности Государственного банка (до начала 1890 г.) отличался особенно большой централизацией его управления, что нашло свое отражение в уставе контор Государственного банка. Так, в статье 9 Устава говорится: "Конторы Государственного банка состоят под непосредственным начальством Правления Государственного банка, которому они доставляют семидневные, месячные и годовые ведомости о своих оборотах". Уставом и инструкциями Государственный банк регламентировал деятельность своих контор и отделений. Все открываемые в филиалах кредиты, включая самые мелкие, утверждались Правлением Государственного банка, что чрезвычайно связывало их деятельность. Само Правление Государственного банка осуществляло оперативные функции до 1893 г.

Эти конторы учреждались по особым указам императора, а отделения открывались в соответствии с распоряжениями по Министерству финансов. При конторах и отделениях учреждались учетные конторы, в которые Правлением Государственного банка вводились представители от купечества. Кроме постоянно действующих отделений Государственный банк практиковал опыт открытия временных отделений, которые осуществляли свою деятельность в период проведения каких-либо мероприятий, например, во время лечебного сезона в Пятигорске.

Создание Государственного банка было одним из звеньев буржуазных преобразований финансовой и кредитной системы страны, проведенных в 60-х годах. При этом кредитная реформа больше, чем какое-либо иное преобразование 60-х годов, имела непоследовательный, компромиссный характер. По первоначально утвержденному Уставу 1860 г. на Государственный банк наряду с принятием на себя обязательств платежа по купонам государственных займов, размена кредитных билетов и исполнения платежей за счет средств Государственного казначейства возлагались учет векселей, покупка и продажа золота и серебра, операции с ценными бумагами, прием вкладов и выдача промышленных товарных ссуд. Кроме того, Государственный банк согласно статье 1 его Устава 1860 г. был учрежден "для оживления торговых оборотов и упрочения денежной кредитной системы", т. е. для развития капиталистического банковского кредита (краткосрочного или по сложившейся в России терминологии "коммерческого"), а также для упорядочения и регулирования денежного обращения.

В период 1861-1881 гг. коммерческие операции Государственного банка не отличались особой активностью. Это было вызвано тем, что с самого возникновения Государственного банка перед ним была поставлена задача, ликвидации долгов упраздненных кредитных учреждений. К моменту организации Государственного банка, как говорилось выше, его основной и запасной (резервный) капиталы были определены в сумме 16 млн. руб. Что касается казенных средств, находившихся на текущем счете в Государственном банке, то первоначально они были крайне незначительными: в 1861 г. всего 30 млн. руб. Между тем общая задолженность Государственного казначейства перед вкладчиками упраздненных кредитных учреждений составила по ликвидационному балансу 602 млн. руб. Стремясь привлечь максимальное количество средств, чтобы получить возможность расплачиваться с долгами казны, Государственный банк вынужден был на первых порах своей деятельности установить непомерно высокий процент по вкладам, который в 60-х годах доходил до 5%. Еще более высокий процент банк взимал с лиц, получавших ссуды (в 60 - 70-х годах ссудный процент доходил до 10%).

Такая учетная политика Государственного банка была обусловлена необходимостью привлечь возможно большее количество вкладов и вместе с тем сократить активные операции, направленные на кредитование товарооборота и промышленности. Эта политика, искусственно повышавшая цену ссудного капитала в России, была выгодная только банкирам, отрицательно сказывалась на развитии капиталистического хозяйства страны. В течение первых 20 лет своего существования Государственный банк был гораздо больше занят уплатой казенных долгов, чем кредитованием промышленности и торговли.

С постепенным сокращением счетов ликвидируемых кредитных установлений Государственный банк стал получать в свое распоряжение все больше средств для развития своих операций. Начало такой деятельности Государственного банка связывается с периодом правления Министра финансов Бунге Н.Х. (1881-1886 гг.). В это время значительно возросли кассовая наличность Государственного банка и принадлежащий ему пакет ценных (процентных) бумаг. Это, в свою очередь, способствовало качественному увеличению коммерческих операций главного банка страны.

Основной прогресс в реформировании Государственного банка приходится на период правления Министра финансов Витте С.Ю. (1892-1903 гг.). Снижение положительного торгового сальдо страны, отказ в кредите из Европы, упадок сельского хозяйства и практическое отсутствие мелкого сельскохозяйственно-промышленного кредита подтолкнули Государственный банк к реформированию своей уставной деятельности.

6 июня 1894 г. Устав Государственного банка был Высочайшим утверждением изменен. Основными предпосылками изменения структуры и уставной деятельности Государственного банка в то время явились следующие факторы: облегчение денежных обращений; содействие посредством краткосрочного кредита отечественной торговле, промышленности и сельскому хозяйству; упрочнение денежной системы. Организационные изменения коснулись системы высшего надзора за деятельностью Государственного банка, устройства его управления с преобразованием бывшего Правления в Совет Государственного банка и увеличения уставного капитала банка.

По новому Уставу основной капитал Государственного банка вырос до 50 млн. руб. Государственный банк из системы двойного подчинения: Совету государственных кредитных установлений и Министерству финансов - перешел исключительно в ведение последнего. Управление Санкт-Петербургской конторы отделилось от управления всей системы Государственного банка. При ней возникла должность управляющего Государственного банка, который получил возможность регулирования всей деятельности Государственного банка и банковской политики, не обременяя себя надзором за текущими операциями Санкт-Петербургской конторы. Была поставлена задача преобразования контор в самостоятельные филиалы Государственного банка, отвечающие за подготовительную работу по организации отделений Государственного банка. Изменения в уставной деятельности Государственного банка в основном затронули его коммерческие операции, некоторые из них были упрощены, были также введены новые операции, которые касались увеличения сроков учета векселей, основанных на промышленно - торговых сделках, был расширен перечень долгосрочных целевых ссуд для промышленных производств и была создана модель опосредованного кредита, т. е. кредитные операции Государственный банк стал осуществлять через финансовые институты - ссудно-сберегательные товарищества, общества взаимного кредита, банки. Таким образом, можно предположить, что в 1875 - 1895 гг. в России стала зарождаться система первичных финансовых институтов, которой впоследствии предстояло стать основой кредитной системы не только Российской империи, но и советского государства.

Итак, Государственный банк учреждался в России прежде всего для укрепления денежного обращения через восстановление разменности кредитного рубля на металлическую (золотую, серебряную) наличность. Это при условии, что Банк не имел ни прав, ни возможностей выпуска банкнот и только технически осуществлял по поручению Министерства финансов выпуск в обращение или изъятие кредитных билетов. Хотя по Уставу 1860 г. эмиссионная функция монопольно закреплялась за Государственным банком.

Со второй половины 1867 г. увеличение выпуска кредитных билетов происходило вне всякой зависимости от потребности населения в денежных знаках и даже не в целях поддержания деятельности частных банков, а специально для накопления крупного запаса золота в разменном фонде. Приобретаемое с помощью кредитных билетов золото передавалось в разменный фонд Государственного банка, величина которого на 1 января 1876 г. была доведена до 229,4 млн. руб. Накопительная золотая политика Министерства финансов и Государственного банка позволила последнему в начале 1897 г. довести разменный фонд до 671 млн. руб., что и явилось основанием установления критериев для выпуска государственных кредитных билетов. Согласно Указу от 29 августа 1897 г. кредитные билеты стали обеспечиваться золотом.

Указом от 14 ноября 1897 г. был введен неограниченный обмен кредитных билетов на золото, кредитным билетам была присвоена сила законного платежного средства наравне с золотой монетой. Кроме того, этот Указ предусматривал в качестве основы денежной системы России золотой рубль. В связи с установлением в России системы золотого монометаллизма серебро и медь были превращены во вспомогательный денежный товар, что было законодательно оформлено Монетным уставом 1899 г.

Новая денежная система России, явившаяся результатом реформаторских мер 1881 -1897 гг., хотя и создала перед первой мировой войной самую прочную ("золотую") национальную валюту в мире, но все же не вполне отвечала потребностям дальнейшего развития коммерческих операций Государственного банка через его структурные подразделения.

С обеспечением кредитных билетов и введением в обращение золотого рубля перед Государственным банком встала проблема охраны внутреннего металлического запаса при погашении заграничных долгов иностранными траттами. Такая деятельность Государственного банка получила наименование "дивизионной политики". Дивизионная политика Государственного банка в отечественной литературе оценивалась неоднозначно. В 1915 г. Эристов А.М. в своей статье "О Государственном банке" писал о несостоятельности Государственного банка как эмиссионного учреждения. Он отмечал, что Государственный банк слабо разбирается в операциях, связанных с векселями, у Государственного банка отсутствуют знания бирж и вексельного арбитража. Все это побуждает Государственный банк для решения задач своей дивизионной политики держать значительное количества золота за границей. Так, на 1 января 1914 г. за рубежом, особенно во Франции, находилось золота на сумму почти 594 млн. руб.

Другой подход к задачам дивизионной политики Государственного банка можно связать с высказыванием императора Александра III в 1894 г.: "Знай - у России нет друзей. Нашей огромности боятся". Отсюда следует вывод о порочности и неосновательности "всей высшей европейской банковской техники" по сравнению с прочностью и основательностью золотого российского рубля.

Таким образом, эмиссионная политика, проводимая Министерством финансов и Государственным банком в части поддержания 100% обеспечения банкнот золотом и ограничения их выпуска, стала гарантией платежеспособности России по внешним займам и в то же время вызвала необходимость брать новые займы для поддержания золотого запаса России. Такая политика также ограничила возможность Государственного банка снабжать банкнотами через коммерческие банки промышленные и торговые предприятия.

Несмотря на все преобразования организационного характера и на преобразования в самой коммерческой деятельности Государственного банка, Государственному банку не удалось полностью освободиться от ряда чуждых ему операций. Кредитная политика его продолжала находиться в противоречии с задачей выполнения функций центрального эмиссионного института. В организационном плане правительство России делало все возможное для того, чтобы сохранить Государственный банк в полном своем распоряжении и оградить его деятельность от вмешательства Государственной думы, которая формально была лишена права на получение официальных годовых отчетов банка, фактически доступных для довольно широкого круга дореволюционных экономистов.

Поэтому не случайно в настоящей статье уделяется большое внимание работам того времени, посвященным данным кредитной статистики. Это позволяет выявить, несмотря на засекреченность многих операций, положительные и отрицательные стороны не только кредитной политики России в целом, но и отношений, складывающихся между Государственным банком и акционерными коммерческими российскими банками дореволюционного времени.

Первые коммерческие банки возникли в России в 1863-1864 гг., а широкое их распространение относится к 1868-1875 гг. Поэтому своеобразное положение Государственного банка в общей кредитной системе страны определилось только к середине 70-х годов XIX века.

Считается, что именно к этому времени завершилось в основном создание трехуровневой капиталистической кредитной системы России. Первый уровень - Государственный банк; второй уровень - акционерные коммерческие банки, акционерные земельные банки, акционерные ломбарды, общественные кредитные учреждения, городские общественные банки, городские ломбарды, городские кредитные общества, сельские общественные банки и городские сословные банки; третий уровень - учреждения мелкого кредита: кредитные товарищества, "сословные учреждения", ссудно-сберегательные товарищества, земские кассы, союзы мелкого кредита и кооперативные банки. В 1893 г. удельный вес Государственного банка в ресурсах всех коммерческих банков составлял 26%, а в их вложениях в учетно-ссудные операции и в приобретении ценных бумаг - 23%. Кроме того, Государственный банк, как уже выше отмечалось, занимал первое место в кредитной системе и по размеру своих операций, и по сети своих филиалов (вплоть до конца 1880-х годов привлеченные им благодаря этой сети вклады превышали все вкладные операции всех акционерных банков, вместе взятых).

Имея возможности для определяющего влияния на направление всего банковского кредита, Государственный банк своей политикой усиливал отвлечение ресурсов кредитной системы от непосредственного кредитования хозяйства.

Вместе с тем Государственный банк, отвлекая ресурсы от кредитования хозяйства, оказывал самую широкую поддержку коммерческим банкам. Так, в 1876 г. кредиты банкам превысили 30% всех учетно-ссудных операций Государственного банка. Кроме того, Государственный банк поддерживал не только коммерческие банки, но и другие учреждения краткосрочного кредита. Как отмечал Судейкин В.Т.:"Наш Государственный банк со времени появления частных кредитных учреждений, с целью дать им возможность укрепить их положение на денежном рынке, открывал им широкий кредит у себя не только в периоды затруднений на денежном рынке, но и в обыкновенное время". Таким образом, можно утверждать, что помощь, оказываемая частным коммерческим банкам и иным кредитным учреждениям со стороны Государственного банка, стала привычным делом, ибо в оказании такого рода помощи правительство России видело один из путей ускорения создания механизма внутреннего рынка ценных бумаг.

Но не только проводимая Государственным банком кредитная политика в отношении кредитных учреждений позволила ему занять доминирующее положение среди них. Важно отметить, что Россия отличалась от других стран Западной Европы наличием законодательного регулирования деятельности коммерческих банков и правительственного контроля за ними со стороны Министерства финансов и правительства России. Целью этого по официальной версии закона 1872 г. являлось "уменьшение пагубных последствий дурного ведения банковских операций". По более развернутому обоснованию Бунге Н.Х. указанная цель много шире - не только охрана интересов вкладчиков, но и предупреждение банковских крахов и связанных с ними хозяйственных потрясений.

Это законодательство начало формироваться уже при возникновении коммерческих банков путем включения соответствующих положений в уставы первых акционерных банков и обществ взаимного кредита и их перенесения в уставы последующих банков. Эти уставные положения в отношении акционерных банков были обобщены и дополнены Законом от 31 мая 1872 г., а затем законами от 5 апреля 1883 г. и 22 мая 1884 г. (о порядке ликвидации банков), и все это было кодифицировано в томе Х Свода законов "Уставе кредитном". Этот устав и дополнительные положения в уставах отдельных акционерных банков определяли почти все стороны их деятельности.

Надзор за деятельностью коммерческих банков в царской империи осуществлялся правительством через Министерство финансов. Нельзя согласиться с мнением Столяренко В.М. о том, что "Банк являлся своеобразным "государевым оком", осуществлявшим надзор за деятельностью коммерческих банков", поскольку Государственный банк, находясь под началом Министра финансов, хотя и принимал в этой деятельности достаточно активное участие, но опосредованн. Учитывая этот фактор и наличие ряда установлений, поручающих Государственному банку от имени Министерства финансов осуществлять ряд правительственных надзорных функций по отношению к коммерческим банкам, полагаю необходимым остановиться на исследовании этого вопроса. Кроме того, проблема, связанная с надзорными функциями Центрального банка Российской Федерации, в настоящее время достаточно актуальна, и помощь в конце путей ее решения может, оказать опыт, накопленный в период становления кредитной системы России.

Деятельность Министерства финансов, а также опосредованно Государственного банка в области правительственного надзора за коммерческими банками наглядно иллюстрирует законодательный акт "Устав кредитный". Представляется целесообразным подробнее остановиться на тех функциях Министерства финансов, которые присущи современному Центральному банку Российской Федерации, а именно: контроль за условиями учреждения и внутренней организации коммерческих банков, контроль за размерами обязательных резервов и соотношением привлеченных средств и собственных капиталов банков, контроль за операциями коммерческих банков, контроль за бухгалтерской отчетностью и контроль за ликвидацией коммерческих банков.

Контроль за условиями учреждения и внутренней организации коммерческих банков Министерством финансов (Государственным банком) осуществлялся путем установления дополнительных условий для учреждения банков и внутренней их организации. При учреждении коммерческих банков для них был определены минимальный складочный (акционерный) капитал 500 тыс. руб., и наименьшая купюра акции-250 руб. (1872 г.) с полным взносом акционерами первоначально в 1-2 года, с 1883 г.- 50% до открытия банка и остальные 50% в течение 6 месяцев.

В организационном плане Министерством финансов (Государственным банком) помимо обычных для акционерных обществ органов - общего собрания акционеров и правления - в банках был введен обязательный орган - наблюдательный совет, формально стоявший над правлением. Кроме того, был установлен порядок голосования на общем собрании акционеров коммерческих банков - один акционер независимо от количества представленных акций мог иметь максимум 1/10 голосов (1883 г.), а также был введен запрет для членов правления осуществлять совместительство на административных должностях в других банках и пользоваться вексельными кредитами в своем банке (1883 г.).

Что касается обязательных резервов и соотношения привлеченных средств и собственных капиталов банков, то тут Министерством финансов с участием Государственного банка были установлены следующие нормативы.

Запасный капитал из обязательных отчислений от прибылей должен был доводиться до половины складочного капитала и храниться частью в государственных и гарантированных бумагах. Особый запасный капитал предназначался не только для покрытия убытков, но и для "пополнения дивидендов" при недостаточной прибыли или небольшом убытке. Обязательства банков (вклады и текущие счета) не могли превышать больше чем в 10 раз фактический складочный капитал, с 1883 г. для вновь организуемых банков-в 5 раз. Кассовые резервы должны были составлять минимум 5%, с 1883 г. для новых банков- 10% к обязательствам и храниться в Государственном банке.

Для обеспечения правительственного надзора за коммерческими банками были предусмотрены следующие меры: устанавливались обязательные формы балансов и отчетности с отражением отдельно каждого вида операций в соответствии с перечнем, разрешенным уставами банков (1872 г.); Министерству финансов было дано право требовать от банков объяснений по балансам и отчетам (1872 г.), а также проводить по требованию акционеров правительственные ревизии банков (1883 г.).

Как и в наше время в вопросах ликвидации Государственному банку, находящемуся в подчинении Министерства финансов, также отводилась немаловажная роль. Во-первых, эти учреждения определяли критерии обязательности ликвидации и устанавливали ее основания. Так, в 1884 г. ликвидация была обязательной при наличии убытков, поглотивших все запасные капиталы и одну треть (позднее одну четверть) складочного капитала, и непополнении капитала акционерами. Кроме того, Министерству финансов (позднее и Государственному банку) было предоставлено право поднимать вопрос о признании банков несостоятельными и подлежащими ликвидации.

В дополнение к проведенному исследованию вопросов, касающихся основных направлений деятельности Государственного банка в царской России и его положения в системе русских коммерческих банков, хотелось бы несколько слов сказать о банковском законодательстве в целом.

Российское законодательство тот период времени являлось юридической основой для самого широкого правительственного воздействия на банки, но не определяло ни границы вмешательства, ни самый его предмет. Так, Министерство финансов при соблюдении формальных сторон банковского законодательства сквозь пальцы смотрело на такие принявшие впоследствии огромные размеры "недозволенные операции", как учредительско-эмиссионные. На почве же кредитования банков или их спасания вмешательство Министерства финансов выходило далеко за установленные законом пределы и принимало такие, например, формы, как правительственные ревизии по особым "высочайшим разрешениям", вмешательство в управление спасаемых банков или даже управление банками со стороны министерских чиновников и служащих Государственного банка.

Все это разительно отличалось от других стран, где законодательное регулирование деятельности банков осуществлялось только в отношении эмиссионных банков, являвшихся тогда частными акционерными обществами. В отношении же коммерческих банков господствовала система свободного учредительства, и эти банки были подчинены общим правилам регистрации для возникающих и действующих акционерных обществ. Если не считать правил биржевого законодательства о порядке введения в котировку новых ценных бумаг, то "надзор" за коммерческими банками исчерпывался их обязанностью, подобно акционерным обществам, публиковать годовые балансы. Эти балансы отсутствием детализации операций (по видам обеспечения и другим признакам) весьма существенно отличались от балансов русских банков, давая много меньше возможностей разобраться в существе банковских операций. Выезжавшие в 1911-1912 гг. за границу для изучения постановки "надзора за банками" чиновники Министерства финансов совместно со служащими Государственного банка с изумлением писали в своем отчете, что там нет ни специальной законодательной регламентации, ни "надзора" за коммерческими банками. Во Франции все влияние Министерства финансов на коммерческие банки ограничивалось тем, что по установившемуся неписаному порядку они согласовывали с Министерством эмиссии иностранных займов на парижском рынке (и то в отчете отмечен случай, когда один банк не посчитался с мнением Министерства). В Германии некоторая регламентация и надзор распространялись лишь на ипотечные банки. Даже промежуточные балансы (не годовые) коммерческих банков стали впервые публиковаться в Германии в 1909 г. раз в два месяца (в России - ежемесячно), и то лишь крупными банками в добровольном порядке, без правительственного предписания (под давлением центрального Рейхсбанка). Некоторые зачатки банковского законодательства имелись в XIX - начале XX в. только в США вследствие существования многих тысяч мелких национальных (эмиссионных) банков и банков штатов. Первой же страной, ставшей после России на путь развернутого банковского законодательства (и то лишь накануне первой мировой войны), была Швеция. И только в 1920-х годах начинает распространяться "законодательство о надзоре за банками", а во время мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. и вслед за ним оно появляется во всех капиталистических странах, за исключением трех старейших стран "свободного предпринимательства" - Англии, Франции, Голландии.

В свете изложенных фактов можно сделать вывод о том, что Россия в период домонополистического капитализма на 50-60 лет своим банковским законодательством опередила весь капиталистический мир. Она как бы опередила государственно-монополистический капитализм своими порядками - формально разрешительной, а по существу запретительно-ограничительной системой учреждения новых банков и банковских филиалов, регулированием банковских операций, введением обязательной публикации детальных банковских отчетов, мелочным надзором за деятельностью банков и особенно спасанием пошатнувшихся банков.

Кроме того, законодательное регулирование и надзор со стороны правительства, Министерства финансов (Государственного банка) имели огромное практическое значение. Оно заключалось в повышении ко всем банкам в целом доверия вкладчиков и рядовых акционеров. Это, в свою очередь, имело несомненное значение для укрепления коммерческих банков в условиях, когда можно было помещать денежные капиталы во вклады в Государственный банк.

Таким образом, резюмируя вышеизложенное, к особенностям формирования и функционирования Государственного банка в России с 1861 г. вплоть до октябрьской революции 1917 г. можно отнести следующие:

а) Государственный банк находился в полной зависимости от Министерства финансов, что придавало его деятельности весьма своеобразный характер;

б) Государственный банк являлся крупнейшим коммерческим банком страны. В рассматриваемый период в Государственном банке сосредоточилось более 48% денежных капиталов, привлеченных всей системой коммерческих банков;

в) Государственный банк в течение всего периода своего существования не только усиливал свою политику в области централизации кредитов, но и выступал самым крупным кредитором всей банковской системы России вплоть до своего упразднения;

г) Государственный банк, несмотря на его специфическую деятельность в области денежного регулирования, в то же время являлся центральным эмиссионным банком и одновременно учреждением, осуществляющим аккумуляцию золотовалютного запаса России.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100