написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 1 (6) 2001г

К проблеме развития производительных сил России

Самохвалов А.Ф., к.э.н.

Вынесение в заголовок столь забытого термина социалистических времен призвано подчеркнуть, что ниже речь пойдет не о проблемах перехода от централизованно управляемой экономики к рыночной или о стратегии реформ, а именно о переменах в самой экономике — экономической политике, нацеленной на подъем производства и рост производительности, на объективно необходимые изменения в отраслевой структуре, осуществление реформирования производства на региональном уровне и т. д.

Экономические реформы не могут быть самоцелью. Их задача — способствовать необходимым переменам в народном хозяйстве, упрочению положения страны в мировой экономической системе. Соответственно, об успехе или провале реформ можно судить лишь по тому, насколько ожидаемые результаты совпадают с намеченными целями.

Говоря о перспективах развития экономики России, большинство специалистов связывают их с ее природными ресурсами, человеческим потенциалом и географическим положением страны.

Мы заведомо согласны с высокой экономической целесообразностью формирования транспортной инфраструктуры в стране в интересах развития мировой торговли. Понятно, что это требует колоссальных ресурсов, привлечение которых зависит от многих обстоятельств, и что этим нужно заниматься, хотя в смысле практической реализации и получения отдачи уже в ближайшее время данная тема достаточно проблематична.

В этом смысле представляется более предпочтительным жестко поставить акцент на повышение эффективности использования имеющихся в стране природных ресурсов (воспроизводимых и невоспроизводимых) и человеческого потенциала, включая его овеществленную составляющую в основных фондах, технологиях и достижениях науки. Но и такое акцентирование требует определенного «эшелонирования» действий. Последнее не обязательно означает этапность. Предполагаемые направления работы могут «осваиваться» одновременно, но с определенными приоритетами, которые могут иметь разный «вес» в различные периоды времени. При этом необходимо, чтобы намечаемые составляющие стратегии и меры по ее реализации были однозначно определены и понимаемы, поддерживались обществом и властью на местах, способствовали укреплению подлинно рыночных отношений в производстве, решали и сиюминутные проблемы, и создавали необходимый ресурсный задел для кардинального укрепления позиций российской экономики в будущем — с учетом как произошедших в ней перемен, так и сложившегося положения и тенденций на мировом рынке.

По нашему мнению, этим требованиям в первую очередь отвечает система мер по ускоренному реформированию и модернизации предприятий, добывающих и перерабатывающих воспроизводимые и невоспроизводимые природные ресурсы страны. Важно подчеркнуть, что речь в данном случае идет об очень емкой системе мер, охватывающих и совершенствование технологий в добыче и переработке, и обновление основных фондов, и вывод экономических отношений на новый уровень, — обо всем, что реально может способствовать интенсификации деятельности этих предприятий, резкому повышению их производительности. Все это, в конечном счете, должно обеспечить наращивание добавленной стоимости в экономике — создание предпосылок для развития других отраслей народного хозяйства.

I

Такая ориентация в развитии производительных сил объективно нацелена на превращение России в один из мировых центров высокотехнологичной эксплуатации воспроизводимых и невоспроизводимых природных ресурсов, поставляющий на внутренний и внешний рынок продукты их глубокой переработки — Россия не должна ни сейчас, ни, тем более, в перспективе играть роль сырьевого придатка развитых стран. Реализация этой установки возможна только на основе неуклонного повышения эффективности добычи и переработки природных ресурсов. Без всемерной опоры на достижения науки, без использования в соответствующих процессах самых современных технологий нам не удастся, кроме прочего, увеличить ценовую конкурентоспособность выпускаемой продукции, достаточную, чтобы нивелировать влияние повышенных затрат в связи с особыми природно-климатическими условиями нашей страны.

Очевидно, что попытки реализации такой стратегии уже предпринимались. Не отличается новизной и тезис о том, что использование природного потенциала страны должно служить, кроме прочего, достижению общенациональных интересов. Однако в удовлетворительном виде эта стратегия так и не была реализована в СССР, в том числе и по причине нерыночного характера советского экономического уклада, заведомо сковывавшего любую инициативу и не позволявшего полностью раскрыться успешно взращенному в нем интеллектуальному потенциалу. Не была реализована эта установка и в 90-е годы.

Сегодня условия для реализации такой стратегии более благоприятны. Рыночные отношения стали реальностью. Несколько иначе ставится и сама задача.

Во-первых, вместо сетований о надвигающейся угрозе превращения страны в сырьевой придаток развитых стран предлагается начать реформирование экономики с расширения того плацдарма, который во всяком случае во многом сохранен, — имеются в виду предприятия по добыче и переработке сырья. Они с опережением вошли в реформирование отношений собственности, накопили немалый опыт самостоятельной работы на внутреннем и внешнем рынках.

Во-вторых, понятные и в целом правильные намерения сохранить в России «хотя бы» ключевые виды производства промышленной продукции, в которых она имела и в определенной мере сохраняет конкурентоспособность (космическую технику, авиацию и т. д.), предлагается напрямую связать с успешными результатами реформирования и модернизации производств по добыче и переработке отечественного сырья. Ведь, вопреки всем многократно повторяемым заклинаниям на эту тему, за прошедшие десять лет наукоемкие и высокотехнологичные отрасли страны ни из частного, ни из государственного сектора так и не получили ресурсов, необходимых для развития и даже поддержания достигнутого в прошлом уровня. Безусловно, за ними будущее. Но также очевидно, что выпуск соответствующими предприятиями продукции, конкурентоспособной на мировом рынке, возможен только в богатой стране. Следовательно, стать таковой надо в возможно короткие сроки.

В-третьих, предлагается весьма рациональный с точки зрения состояния государственных финансов вариант реформирования экономики. Названная группа предприятий обеспечивает более 85% экспорта страны и обладает собственными финансовыми возможностями для своего развития. Кроме того, эти предприятия заведомо привлекательны и для отечественных, и для зарубежных инвесторов. Требуется «немногое» — существенно повысить рыночную мотивацию к развитию производства и тем самым активизировать инвестиционный процесс. Сегодня, к сожалению, во многих случаях высший менеджмент этих предприятий «почил на лаврах». В результате назрел конфликт между частными интересами владельцев бизнеса и интересами общества в расширении и развитии отечественной экономики. В рамках обсуждаемой стратегии разрешение этого конфликта зависит главным образом от воли государства, а не от состояния его бюджета. Причем ключ для этого находится не только и не столько в деприватизации.

Таким образом, ускоренное реформирование и модернизация предприятий, добывающих и перерабатывающих природные ресурсы, может составить весьма привлекательное и реалистичное содержание стратегии — с достаточно осязаемыми результатами. Запуск такой программы послужит мощным импульсом для продолжения процесса «саморазвития» и реформирования промышленности в целом. В первую очередь потребуется подтянуть энергетическую, производственную и транспортную инфраструктуры. На необходимое для этого материально-техническое обеспечение, включая машины и оборудование, в стране возникнет растущий платежеспособный спрос.

Этот момент принципиально важен, поскольку без растущего внутреннего спроса и развития на внутреннем рынке жесткой конкуренции между производителями проката, труб, машин, оборудования и т. п. основная часть предприятий, которые производят соответствующую продукцию, никогда не превратится в полноценных, а не демпинговых экспортеров. Об этом говорит и зарубежная, и отечественная, особенно дореформенная, практика. Только развитая конкурентная среда, обусловленная устойчивым внутренним платежеспособным спросом, может побудить большинство предприятий к повышению качества выпускаемой продукции, даст шанс для их достойного выхода на внешний рынок в роли стабильно развивающихся его участников.

Вместе с тем, наличие емкого внутреннего спроса на продукцию соответствующих предприятий создаст предпосылки для появления инвесторов с реальными намерениями на деле войти в их акционерный капитал и вовлечь на этой основе в действующее производство современную технику и технологии. В совокупности такое развитие событий увеличит занятость, расширит рынок потребительских товаров, даст импульс и финансовое обеспечение развитию всего спектра отраслей, в том числе и тех, которыми страна по праву гордилась в прежние десятилетия своей истории.

Необходимость ускоренного реформирования именно названной группы предприятий связана еще с двумя обстоятельствами. Во-первых, на этих предприятиях в большей степени сохранен потенциал квалифицированных кадров. Нехватка дееспособного персонала не является пока серьезным ограничением в наращивании их производства. Иначе обстоит дело в машиностроении, легкой промышленности и других отраслях с более высокой нормой добавленной стоимости. Например, начавшийся рост производства в легкой промышленности во многом сдерживается серьезным дефицитом кадров. Его преодоление потребует времени и средств для воссоздания надлежащей системы профессионально-технического обучения.

Во-вторых, ускоренное реформирование добывающих и перерабатывающих предприятий позволит в известной мере снять уже обозначившиеся топливно-энергетические ограничения дальнейшего роста экономики России.

В целом, ускоренное реформирование и модернизация предприятий добычи и переработки природных ресурсов страны активизирует идущие в экономике позитивные процессы. Оно усилит уже сложившуюся в деловых кругах мотивацию к расширению производительной деятельности, укрепит и усилит основной фактор необратимости перемен к лучшему — увеличится объем инвестиций в экономику.

В то же время опыт развития страны в 90-е годы говорит о невозможности выйти на претворение какой-либо разумной стратегии «самотеком». Считать, что существующие конгломераты «добытчиков» и «переработчиков» масштабно и добровольно поделятся ресурсами, к примеру, с машиностроителями и подождут, пока они создадут приемлемую по качеству технику, — бесперспективно. Также проблематичен расчет на то, что структуры, аккумулирующие финансовые потоки от природопользования, скупив какие-либо производства, добьются и в них необходимой эффективности. Как правило, решения о такого рода «шагах в сторону» по известным причинам принимаются узким кругом лиц без достаточной проработки, управление подобными действиями осуществляется скорее преданными, чем профессиональными кадрами и т. д. В итоге результаты деятельности создаваемых аффилированных компаний, как правило, оставляют желать много лучшего. Даже отечественный опыт показывает, что требования по цене и качеству к организованным таким образом «своим», к примеру, поставщикам объективно ниже, чем к «чужим». В результате проигрывает экономика в целом.

С учетом изложенного, к основным составляющим «запуска» обсуждаемой стратегии может быть отнесена, прежде всего, кардинальная перестройка системы налогообложения природопользования. Необходимо, наконец, перейти к рентным платежам за добываемое сырье, которые должны изыматься у недропользователя по факту добычи сырья, а не реализации, — с их последующей аккумуляцией в фонде развития производительных сил страны. Это позволит вовлечь в процесс перераспределения принадлежащего обществу сверхдохода от природопользования как можно большее число обладателей высокоэффективных инвестиционных проектов, представляющих весь спектр отраслей народного хозяйства, в том числе — по добыче и переработке природных ресурсов. Тем самым рентные платежи, являясь формой «материализации» государственной собственности на природные ресурсы, будут использоваться в интересах роста экономики в целом и благосостояния всего населения страны — независимо от места проживания.

Несмотря на скептическое отношение ряда экспертов к возможности аккумуляции в подобных фондах значительных ресурсов и последующего эффективного их использования, иного пути нет (этот тезис касается, в частности, и бюджета развития). Нужна политическая воля для создания и эффективного функционирования такого фонда. При этом опыт показывает, что его ресурсы должны быть выведены из бюджетного процесса. Несомненно и то, что распределение средств этого фонда не может быть поручено министерствам, ведомствам и другим государственным учреждениям. Их участие в этой деятельности, во избежание возможных злоупотреблений, должно носить межведомственный и рекомендательный характер. В частности, принятие окончательных решений следует отделить от рекомендаций о возможных направлениях и совокупных объемах инвестирования средств этого фонда; сами по себе такие рекомендации должны вытекать из согласованной и утвержденной концепции развития экономики. Выбор же конкретных проектов по отраслям следует оставить за коммерческими финансовыми структурами и профессиональными инвесторами — при условии обязательного вовлечения в эти проекты их собственного капитала. В свою очередь, стимулирование «внешних» инвесторов к участию в таких проектах может быть обеспечено возможностью привлечь средства названного фонда к их реализации на льготных условиях. Собственно, такого рода схема совместного финансирования уже предлагалась в рамках идеологии бюджета развития. По ряду причин, в том числе из-за хронического отсутствия свободных средств в федеральном бюджете на развитие экономики, практическое осуществление этой схемы было отложено.

Важным условием успешной аккумуляции природной ренты в интересах общества мы считаем изживание монополистического поведения предприятий и организаций, которые не относятся к кругу естественных монополистов, пользуются всеми выгодами от действующего ограничения роста цен в отраслях естественной монополии и, одновременно, злоупотребляют своим объективно сложившимся монопольным положением на рынке, что позволяет им безудержно поднимать цены на свою продукцию вне всякой связи с ростом издержек и качества. Такого рода проявления недобросовестной конкуренции общеизвестны. В странах с развитым рынком, например, в Германии, они преследуются и искореняются весьма жестко. Если эта проблема не будет решена, то экономика страны по-прежнему будет нести урон от узурпации части сверхдохода предприятиями и организациями, обслуживающими природопользователей и являющимися фактическими монополистами на рынке соответствующих товаров и услуг.

Наряду с переходом к аккумуляции ренты и эффективному ее использованию в интересах развития страны в целом, центральной и местной власти необходимо ясно обозначить стимулы к реформированию деятельности и росту производительности в названной группе предприятий. В первую очередь это должно найти отражение при формировании законодательства по природопользованию, в том числе в вопросах порядка и правил лицензирования, при выработке требований к потенциальным природопользователям по условиям инвестирования, организации контроля за их выполнением и т.д.

Чрезвычайно важно, чтобы эти стимулы нашли отражение и в сфере налоговой и таможенной политики. В частности, с помощью последней власть может и должна сориентировать в желательном для страны направлении развитие нефтяного комплекса. Сохранять и далее равную и даже большую эффективность поставок сырой нефти на экспорт по сравнению с поставками продуктов ее глубокой переработки — значит способствовать превращению страны в «сырьевой придаток».

Стимулирование социально-экономического прогресса предполагает также обязательное использование административного ресурса, в том числе для обеспечения требований по экологии. Например, до сих пор две трети бензина в стране производятся по технологии, допускающей содержание в нем свинца несовместимое с современными представлениями об охране окружающей среды. Этилированный бензин запрещен к использованию лишь в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге и ряде других крупных городах. Проблема не решается уже десятилетиями.

Далее, для запуска процесса должны быть резко активизированы действия государства по развитию конкурентной среды и обеспечению добросовестной конкуренции среди прямых и опосредованных участников природопользования. Получать преимущества для своего развития должны в первую очередь те из них, кто исправно платит налоги и скрупулезно соблюдает инвестиционные и иные обязательства перед обществом, в том числе по обеспечению прозрачности своего бизнеса. Процесс природопользования и соответствующая собственность должны неотвратимо переходить в руки именно таких предприятий и организаций. При этом государство призвано обеспечить нормальный ход этого процесса и тем самым гармонизировать частные интересы предпринимателей и интересы отечественной экономики, то есть общенациональные интересы.

II

Как отмечалось выше, доминирование в экономической стратегии установки на ускоренное реформирование и модернизацию добывающих и перерабатывающих предприятий не только не исключает, но и предполагает одновременную разработку и реализацию системы мер по другим ее составляющим.

Опыт 90-х годов убедительно свидетельствует, что ответственно говорить об активизации инвестиционного процесса в стране можно лишь тогда, когда ее экономика не падает, а растет. Сегодня мы имеем в стране именно такую ситуацию. На фоне устойчивого оживления в производстве рост инвестиций за семь месяцев 2000 года превысил 17 процентов. И для будущего страны, в том числе для реализации изложенного выше, принципиально важно сохранить наметившийся рост, сделать необратимым начавшееся в экономике оживление.

Зарубежный и отечественный опыт говорит о том, что обеспечить реформирование производства «рывками» не удастся. Наиболее одиозный пример из прошлого — массовая конверсия оборонных предприятий. Позитивная же практика такого реформирования говорит о следующих обязательных этапах восстановления производства и его выхода на новые рубежи:

  • восстановление позиций на прежних, но утраченных рынках с использованием, в основном, имеющегося производственного потенциала;
  • упрочение позиций на этих рынках с использованием действующего и частично модернизированного производственного потенциала;
  • выход на новые рынки на основе наращивания модернизированного производственного потенциала;
  • выход на новые рынки на основе нового производственного потенциала.

Ускорить прохождение предприятиями названных этапов можно. Однако «пропустить» какой-либо из них удастся лишь в отдельных случаях, которые только подтвердят их исключительность. Фактически такое поэтапное, поступательное движение промышленности началось после кризиса 1998 года. Начавшееся тогда «хаотическое» увеличение производства нельзя, по нашему мнению, расценивать как вредное, воспроизводящее его прежние недостатки.

Во-первых, современный рост производства далеко не во всех случаях основан на воспроизведении тех товаров, которые выпускались в прошлом (по качеству, ассортименту и т. д.). Сегодня примерно 25-30% промышленной продукции производится с участием (в той или иной форме) иностранного капитала, привлечением современных технологий и техники.

Во-вторых, за 10 лет реформ в стране возникла новая генерация руководителей. Большая часть отечественных товаропроизводителей сегодня сориентирована не на закладку их продукции в «закрома родины», а на конечного потребителя. Процесс запущен. Претензии потребителей растут. Производители вынуждены работать по-новому. В противном случае они будут вытеснены с рынка. Сегодняшняя действительность дает тому немало примеров.

В целом резервы задействования существующих основных фондов огромны. При минимальных затратах на консалтинг по реформированию политики сбыта, реструктуризации производства, в том числе — по отсечению избыточных производственных мощностей и т. п., можно в ближайшее время кратно поднять производительность многих действующих производств, увеличить объемы продаваемой продукции в расчете на единицу затрат. По оценкам иностранных экспертов, только масштабное развертывание этого процесса обеспечит рост промышленного производства в стране на 25-30%.

Таким образом, мы исходим из того, что ускоренное реформирование и модернизация предприятий по добыче и глубокой переработке природных ресурсов может быть обеспечена только на «фоне» закрепления положительной динамики в экономике в целом. Тезис об ускоренном реформировании и модернизации предприятий, добывающих и перерабатывающих природные ресурсы, нисколько не противоречит приведенной выше последовательности этапов восстановления производства — они просто уже прошли некоторые из них.

Одним из важнейших направлений в этой работе остается целенаправленное сохранение преимуществ, которые получили внутренние производители на российском рынке. Это не означает возврата к политике «железного занавеса» для импорта. Это означает лишь то, что импорт может и должен использоваться государством как инструмент стимулирования внутренних производителей к повышению качества выпускаемой ими продукции.

Безусловно необходима и всяческая поддержка государством, в том числе и политическая, отечественных товаропроизводителей, которые уже вышли на внешний рынок.

III

Реформирование и модернизация производства в современной России должны исходить из того, что переход от централизованно регулируемой экономики к рыночной уже состоялся. Причем не только на уровне отдельных предприятий и организаций, но и на уровне государства в целом. Россия сегодня является Федерацией. Это означает, что во всех происходящих в экономике процессах в той или иной степени участвуют все три уровня власти. На практике, как правило, успешное развитие того или иного проекта означает, что он получил поддержку властных структур. Причем факт прямого участия власти всех уровней в экономических программах весьма распространен во многих странах и постиндустриальной Западной Европы, и индустриальной Юго-Восточной Азии, а не только России. И он вовсе не означает, что осуществляется совместное «руление» развитием конкретных предприятий в прежнем, привычном для нас понимании.

Это означает лишь то, что в современных условиях необходимо отказаться от доставшегося нам из прошлого преимущественно отраслевого подхода к развитию производительных сил страны в пользу территориально-отраслевого. Сегодня, несмотря на глобализацию, а может быть даже благодаря ей, в решении вопросов развития экономики совсем на новом уровне начинает доминировать географическая (территориальная, местная) составляющая. «Произвольно» складывающиеся вокруг предприятий, способных к конкуренции, сети смежников образуют многоотраслевые, мобильные и восприимчивые ко всему новому территориально-производственные комплексы («кластеры»), которые становятся движущей силой в развитии национальных экономик.

Поэтому реализация любой верной стратегии «поэшелонного» подъема экономики должна учитывать растущую роль местных факторов в возникновении и развитии «кластеров». Насаждать производства и специализацию силами любого уровня власти или их совместными усилиями более не удастся. От каждого уровня власти, особенно на местах, требуется увидеть успех любых предприятий на подвластной территории, понять основы этого успеха и создать благоприятные условия для его развития. Причем, в первую очередь, речь должна идти не о льготах, а о создании стимулов к росту, об увеличении числа участников конкретного «кластера» — прежде всего за счет представителей малого и среднего бизнеса, о привлечении на растущие предприятия интеллектуальных и «образовательных» возможностей региона, о создании информационной и консалтинговой инфраструктуры, о действительном развитии конкурентной среды на основе совершенствования законодательства и диктатуры закона — с прямым использованием административного ресурса для обеспечения добросовестной конкуренции. Именно этим, а не поиском денег для конкретной стройки в реальном секторе экономики, должна озаботиться власть в центре и на местах. Именно это сделает необратимым процесс децентрализации в принятии управленческих решений и на деле повысит эффективность экономики, обеспечит стране необходимый уровень производительности труда. Именно такой подход должен стать преобладающим при разработке программ социально-экономического развития субъектов Федерации и муниципальных образований. Представляется, что созданные в стране федеральные округа могут оказать решительное содействие реализации изложенного подхода.

Таким образом, процесс ускоренной модернизации добывающих и перерабатывающих предприятий, реформирования старых и появления новых предприятий и производств предполагает активную роль властных структур всех уровней, но в ином качестве. От них требуется большая прозорливость и чувство перспективы, более адекватное и объективизированное представление о происходящих переменах на местах. Соответственно должен измениться и инструментарий их продуктивного участия в укреплении экономики России.

IV

Интеллектуальные ресурсы российского общества должны стать важнейшим фактором реформирования экономики и ее технологической модернизации, обеспечить достойное участие страны в процессах глобализации.

В мире достаточно высоко оцениваются российская наука и культура прикладных исследований, а технологические достижения ряда наукоемких отраслей служат основой плодотворного международного сотрудничества на стратегически важных направлениях мирового развития. Десятки тысяч квалифицированных российских специалистов приглашаются зарубежными технологическими компаниями и транснациональными корпорациями в качестве создателей интеллектуальной продукции. Многочисленные факты патентования результатов российских разработок иностранными компаниями свидетельствуют не только о нерешенных проблемах правовой охраны интеллектуальной собственности в стране, но, прежде всего, о способности научно-промышленного комплекса России производить ценные знания и технологии, имеющие мировой спрос.

Необходимо, не откладывая, приступить к созданию реально действующих механизмов включения ценных знаний и технологических достижений в хозяйственный оборот — с учетом негативного опыта решения проблемы в 1998-1999 годах (в том числе организации и деятельности Федерального агентства по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения при Минюсте России). Анализ этого опыта, а также мировой практики позволяет назвать причины неэффективного использования интеллектуального потенциала и технологических достижений России и сделать следующие выводы.

Сильной стороной отечественной организации научно-технической деятельности является умение создавать «тело новшества» высочайшего уровня. Однако организация внедрения и коммерческого применения новых разработок в массовом производстве всегда была и остается слабым местом научно-технической деятельности в нашей стране.

В России не сложилась также культура юридического обеспечения процессов закрепления, распределения и охраны прав интеллектуальной собственности. Не созданы работоспособные механизмы гражданского оборота ценных знаний и технологий, отсутствует система их продвижения на мировой рынок. Вместо требуемой организационной, юридической и финансовой помощи творческим коллективам в доведении результатов НИОКТР до рыночного оборота продукта ряд государственных органов в последнее время только усиливали фискальный нажим на создателей наукоемкой продукции. Налицо попытки построить систему правоотношений в сфере интеллектуальной собственности, поставив во главу угла превратно понимаемые национальные интересы — вопреки тому, что все технологически развитые страны ставят в центр своих правовых систем интересы создателей интеллектуальной продукции и стимулы их творческой активности.

В то же время анализ мирового и отечественного опыта свидетельствует, что освоение практики юридического оформления прав носителей и обладателей научно-технических результатов ничего не даст без активной роли государства в части их правовой и экономической защиты. Причем такую защиту необходимо жестко обеспечивать и внутри страны, и за рубежом. Также очевидно, что экономическая защита должна найти свое конкретное выражение в действующей системе налогообложения, органически увязывающей интересы и носителя интеллекта, и хозяйствующего субъекта, и государства. Без этого все намерения активизировать инновационную деятельность в России, сделать ее коммерчески привлекательной обречены на провал.

Конструктивное решение проблемы включения ценных знаний и технологических достижений в хозяйственный оборот должно исходить также из объективной оценки процессов деинтеллектуализации российского научно-промышленного комплекса, признания факта ограниченности в настоящее время платежеспособного спроса на дорогостоящую наукоемкую продукцию внутри страны.

Отчасти, увеличение этого спроса как раз и должно произойти в процессе перехода на более эффективную эксплуатацию собственных природных ресурсов и превращение России в один из мировых центров их современной высокотехнологичной добычи и переработки, а также в ходе становления производственно-территориальных комплексов в регионах.

Вместе с тем, сегодня появились новые возможности, использование которых должно принципиально изменить ситуацию с занятостью в научной среде. Они связаны с привлечением на основе современных информационных технологий наиболее подготовленных, но «простаивающих» научных сил к работе по заказам ведущих компаний мира. Речь идет о создании механизма привлечения в Россию зарубежных потребителей интеллектуальных продуктов и формировании системы размещения иностранных заказов на проведение НИОКТР российскими научно-техническими организациями.

Сохранение в России специалистов и коллективов мирового уровня должно стать одним из главных приоритетов стратегии социально-экономического развития страны в условиях глобального нарастания в мире постиндустриальных тенденций. Способность общества к воспроизводству созидательно-творческого потенциала оценивается в мире существенно выше любых иных аргументов в пользу ограничения международного научно-технического сотрудничества. Сегодня именно экспорт ценных знаний и технологий, а не производимой на их основе промышленной продукции определяет уровень развития современных государств, обеспечивая извлечение максимальной экономической выгоды в новых условиях международного разделения труда.

V

Разумеется, стратегия развития экономики должна включать в себя дальнейшее реформирование экономических отношений. Однако, как уже говорилось выше, реформы должны реально укреплять, а не разрушать экономику. Зачастую азбучные предложения по усилению «рыночности» экономики в России приводили к «непредвиденным» потерям. Это случилось с ускоренной приватизацией. Причем, как показало время, целесообразность ее осуществления в ускоренном режиме даже с политических позиций — с точки зрения угрозы возврата в социализм — была во многом искусственно раздута. Население страны не «отвадили» от рынка даже те огромные потери, которые оно понесло за прошедшие годы. Эта позиция общества неоднократно подтверждена президентскими и парламентскими выборами. Поэтому проявленная поспешность объясняется скорее неверием инициаторов ускоренной приватизации в страну и недостаточно адекватным представлением о ее народе.

Не принесло пользы и форсированное создание финансового рынка. В то же время в стране мало сделано для того, чтобы возникло массовое предложение ликвидных акций российских предприятий. Опыт послевоенной Германии говорит, что на это нужно затратить многие годы. Появление фондового рынка было там санкционировано властями лишь на 10-й год реформ, когда окрепли и доказали свою устойчивость, умение работать потенциальные претенденты на цивилизованное и ответственное привлечение «чужих» денег.

Стремительно наполнились злоупотреблениями «конструктивные» меры 1997-1998 годов по внедрению ускоренных процедур банкротства предприятий и т.д.

Основные направления реформирования экономики страны определены и согласованы с международными финансовыми институтами, аккумулирующими мировой опыт перехода от централизованной к рыночным формам функционирования народного хозяйства. Содержание и необходимость осуществления большинства из них сомнений не вызывает. Весь вопрос в сроках их реализации — в реально осуществимой скорости реформирования. Попытки ускорения реформ, с одной стороны, наталкиваются на их неприятие обществом, в том числе в лице законодателей. С другой, скороспелость предлагаемых конкретных мер ведет, как правило, только к очередным злоупотреблениям и дискредитации — как властей, так и самой идеи о благотворном влиянии рынка на эффективность экономики и нравственное здоровье общества. Ничего, кроме взаимного раздражения, из попыток давления на правительство России со стороны международных финансовых институтов в целях ускорения реформ в 1999 году не получилось.

Сбрасывать со счетов особенности России и видеть в осмотрительности действий правительства только рецидивы коммунизма — весьма недальновидно. Почему Китай смог эффективно перейти к рынку, а Россия — нет? Причем, кроме накопленного уже в наше время негативного опыта реформирования вопреки здравому смыслу, полезно вспомнить историю. Ведь в конце XIX века в споре с «легальными» марксистами о том, стоит ли учитывать особенности становления капитализма в России, победил В.И.Ленин с его догматической верой в универсальность законов развития общества и неизбежность торжества социалистической идеи. Что последовало за этой победой — хорошо теперь известно.

Таким образом, учет национальных особенностей в реформировании экономики безусловно должен быть обеспечен. Об этом говорит и прошлая, и современная практика реформирования. Но, наряду с этим, следует обратить внимание и на накопленный опыт проведения реформ как таковых.

При разработке комплекса соответствующих мер мы постоянно стремимся охватить как можно больше направлений. Поставить и решить как можно больше задач. Результаты подобных стремлений, продиктованных самыми лучшими намерениями, весьма незначительны. Во-первых, чрезвычайно обширен сам круг законодательного обеспечения перехода к рынку страны, которая более 70 лет жила по законам централизованно управляемой экономики. В результате законотворческий процесс перегружается решением частных задач. Во-вторых, многие предложения, очевидно правильные с точки зрения специалистов, наталкиваются на непонимание и неприятие со стороны общества.

По нашему мнению, только при наличии четко обозначенных целей, относящихся к преобразованиям в собственно экономике, можно сузить круг подлежащих решению проблем, сформулировать практически реализуемый перечень мер по реформированию отношений в экономике и социальной сфере, обосновать их последовательность и внятно объяснить их содержание обществу. Имея же понятные для общества меры, можно обеспечить и более энергичное, основательное и последовательное движение страны к цивилизованному рынку.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100