написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и инвестиции"

Номер 3-4 (48), Декабрь 2011.

Без восстановления собственного производства поворот России к преимущественно инновационной модели развития маловероятен

Белоусов В.И., Воронежский государственный аграрный университет им. Императора Петра I

***

Поворот к преимущественно инновационной экономике России требует анализа практики и продуктивности имеющегося законодательства, модернизации работы с человеческим капиталом, создания условий для эффективной творческой деятельности, развития соответствующей инфраструктуры поддержки инновационной деятельности.

Ключевые слова: инновации, научно-технический прогресс, деиндустриализация, технологический этап, модернизация.

***

Сегодня кратно возросли проблемы наших изобретателей и специалистов материализовать созданный технический или иной сценарий инновации в опытном образце, а затем (применим новый термин) принудить бизнес продвинуть его дальше через создание промышленного образца и опытной промышленной серии, т.е. осуществить коммерциализацию и трансферт. Такая возможность для инноваторов нашей экономикой ныне в значительной мере утеряна в силу двух обстоятельств: произошедшей в России за годы «рыночных» реформ глубокой деиндустриализации [1] страны, а также забвения широко применяющихся в дореформенной экономике стимулов развития имеющегося в стране человеческого капитала в инновационной сфере. Именно это сегодня, на мой взгляд, оказывает решающее воздействие на обретение возможности производить, как того требует руководство страны, что-либо посредством ума и интеллекта наших инноваторов.

В стране идет дискуссия по проблемам модернизации российской экономики [1-4]. Сегодня в отечественной практике модернизации и этих дискуссиях просматриваются два сценария. Один — революционный, ибо нацелен на опережение и опирается на освоение прорывных высоких технологий пятого, шестого и последующих технологических укладов. Другой — эволюционный, догоняющий, ибо ориентирован на освоение уже продаваемых мировыми лидерами технологий и продуктов, т.е. на копирование уже достигнутого экономиками развитых стран. По мнению многих экспертов, экономика России продолжает опираться преимущественно на догоняющий сценарий, «сползать» в сторону сокращения высокотехнологичной сферы, т.е. двигается в сторону, противоположную развитию экономики знаний, о которой говорит Президент РФ Д.А.Медведев [4, 6, 7].

Доказательства такого видения уже широко представлены в научных работах. Устрашающе, например, по данным В.Л.Иноземцева, выглядят показатели деиндустриализации страны. В 1985 г. на территории РСФСР было добыто 395 млн тонн угля, выплавлено 88,7 млн тонн стали, выпущено 1,16 млн легковых автомобилей, произведено 79,1 млн тонн цемента, 17,7 млн тонн минеральных удобрений и 5 млн тонн бумаги. По итогам 2009 г. эти показатели сократились, соответственно, в 1,32, 1,49, 1,95, 1,78, 1,21 и 1,28 раза. Еще более печальна статистика в сфере производства инвестиционной продукции и относительно высокотехнологичных товаров народного потребления. Так, за 1985-2009 гг. число выпущенных грузовых автомобилей, зерноуборочных комбайнов и тракторов сократилось, соответственно, в 5,87, 14,1, и 34 раза, а часов и фотоаппаратов — в 91 и 600 (!) раз — притом, что потребление данных товаров населением за этот период выросло в 3-5 раз, а имеющийся спрос практически полностью покрывается импортом. Отнюдь не процветают и отрасли сырьевой экономики, считающиеся базовыми для России: в 2009 г. в России было добыто на 8,8% меньше нефти, чем в РСФСР образца 1985 г., и на 10,6% меньше газа, чем в РСФСР в 1990 г. Те же тенденции прослеживаются и в сельском хозяйстве: посевные площади сократились за четверть века с 119,2 до 58,6 млн га, или на 50,8%; производство мяса и молока — в 2,2 и 3,5 раза соответственно, поголовье крупного рогатого скота — в 3,7, а овец и коз — в 7,1 раза. Все это означает, что наша экономика превратилась в пустую скорлупу (деградация производственной базы), внутри которой происходит лишь финансовая спекуляция, «распил» поступающих нефтедолларов и обмен некоторой их части на импортируемые машины, потребительские товары, продовольствие и услуги [1].

Россия резко сократила производство практически во всех сферах экономики, в том числе в сельских территориях, что и предопределяет сокращение рабочих мест, безработицу, вызывает застой в росте зарплаты, а значит, процветание бедности. По опубликованным данным, в крайней нищете в России живут 13,4% населения с доходом ниже 3422 руб. в месяц. В нищете также пребывают 27,8 граждан с доходом 3422-7400 руб. в месяц. В бедности — 38,8% населения с доходом 7400-17 000 руб. «Богатыми среди бедных» являются 10,9% с доходом 17-25 тыс. руб. На уровне среднего достатка живут 7,3% с доходом 25-50 тыс. руб. К состоятельным относятся граждане с доходом 50-75 тыс. руб. Их число составляет 1,1%. К гражданам, не испытывающим недостатка денег, относятся лишь 0,3% населения страны [5]. По данным ВЦИОМ, нищета все больше вытесняется из городов в сельскую местность, и эта тенденция характеризуется аналитиками как генеральная для современной России [6].

Это не могло негативно отразиться на развитии массового технического творчества. Более того, ситуацию обострила сложившаяся в стране ориентация на поборы с населения. Имеющее место двуединство в государственной политике (сокращение рабочих мест в ходе деиндустриализации с одновременным возложением финансового пресса на население) привело к тому, что с начала 2009 г. в стране расходы населения уже перестали превышать доходы граждан, т.е. имеет место падение реальных доходов населения. Росстат отмечает эту тенденцию и на начало 2011 г.

Ситуацию в стране без преувеличений можно квалифицировать как близкую к социально опасной. Ибо, согласно соображениям аналитиков, в мире имеются 3 условия для прогнозирования возможности социального взрыва [8]:

1. Страна подвержена социальным волнениям, если живущее ниже черты бедности население превышает 70%. В Египте оно составляет 75%. В России оценки колеблются в интервале 65-80% [8]. По данным рейтингов, наши миллиардеры за год стали вдвое богаче.

2. Отсутствие социальных лифтов: власть (включая должности, деньги, госактивы, социальные блага) фактически наследуется внутри элит, как правило, по признакам родства. Доступ к бесплатному образованию в ходе планируемых образовательных реформ, по имеющимся оценкам, может быть ограничен [10].

3. Усталость населения от существующего режима. Народ устал от проводимой властью политики обирания основной части населения, от безответственной болтовни политиков по поводу заботы о качестве жизни граждан. Нелестными оценками имиджа власти заполнен интернет [13].

Изложенная концепция известна как формула «Маркса и Ленина». Сейчас она — на вооружении аналитиков из ЦРУ США. Есть основания предполагать, что все названные условия, предусмотренные этой формулой, практически в нашей стране сформировались. Неясно лишь, что послужит катализатором для неизбежного социального взрыва, если не принять упреждающих мер. Это может быть даже организация оппозицией в крупных центрах системы митингов против скачка цен.

Люди озабочены не столько проблемой развития страны, сколько проблемой собственного выживания. Падение интереса к инновациям, следовательно, не случайно. Базирующаяся на этом деградация человеческого инновационного капитала происходит в силу декларационности и коррупционности практически во всех звеньях управления, ибо бизнес, чиновничество и обслуживающая их интересы часть управленцев предпочитает наращивать свои доходы использованием различных, в том числе криминальных схем, нацеленных на присвоение бюджетных средств и обирание населения (ЖКХ, лекарства, банковские проценты, тарифы и т.д.). Доходы от инноваций и связанные с их получением заботы несравнимы с доходами от коррупционной деятельности. По логике отечественного бизнеса, дешевле оказывается не изобретать новые товары и услуги, а повторить в промышленном исполнении, просто заимствовать уже освоенные мировыми лидерами. Приведенные данные позволяют предположить, что в России постепенно идет процесс утраты полученных в ходе индустриализации страны навыков прогрессивного опережающего развития.

Именно названные причины, на мой взгляд, лежат в основе того, что эволюционный, догоняющийкурс модернизации просматривается, прежде всего, в структуре экономики большинства регионов: «взятые здесь приоритеты представляют собой либо простое расширение традиционных видов деятельности и диверсификацию в этих направлениях региональной экономики, либо развитие старых отраслей, но на качественно новой основе» [9].В результате наше общество пользуется благами научно-технического прогресса, достигнутого зарубежными производителями, лишь в качестве покупателей. Своевременно не став на инновационный путь развития, а попросту «проспав» наступление технологий пятого технологического уклада (информационно-электронного), мы и оказались в положении, когда на нем зарабатывают преимущественно зарубежные производители, в том числе развивающихся стран. Мы же продолжаем зарабатывать средства на приобретение товаров пятого технологического уклада продажей природных сырья, энергетических ресурсов. То же может произойти с технологиями шестого и последующих технологических укладов, которые уже зарождаются в головах и экспериментах, в том числе российских изобретателей, если и далее продолжать опираться на извлечение доходов для социально-экономического развития страны, увлекаясь преимущественно сырьевой моделью развития, на что сориентирован отечественный бизнес.

Политическое руководство страны осознало пагубность преимущественно сырьевой модели развития и перспективность инновационной. Однако новые владельцы ресурсов страны пока ориентируются на привычный курс мышления и деятельности. Об этом Президент РФ Д.А.Медведев и говорил в своей статье «Россия вперед», где и была обнажена опасная для будущего России стратегия людей, сконцентрировавших в своих руках ресурсы страны.

Ориентация отечественных производителей на копирование зарекомендовавших себя технологий, безусловно, полезна и даже закономерна для условий произошедшей деиндустриализации России, ибо позволяет научиться производить высокотехнологичную продукцию, приобрести новый для себя опыт и в какой-то мере догнать зарубежных конкурентов, но не опередить. Эта стратегия не отличается новизной. Руководство СССР, опираясь на такую стратегию, перевело в 1930-1940-е годы нашу экономику с третьего на четвертый технологический уклад (тракторные и металлургические заводы, электростанции и т.д.), воспользовавшись промышленным потенциалом США, испытавшим трудности с заказами, сложившиеся в результате известного экономического кризиса, начавшегося 29.10.1929. В результате в СССР была создана современная индустрия, что и позволило успешно противостоять фашистской Германии в ходе Второй мировой войны. В ходе такой работы получили развитие массовое изобретательство и рационализаторство как результат использования интеллектуального потенциала нашего народа.

Такая стратегия была характерна для СССР в дальнейшем в ходе освоения передовых разработок в области авиаракетостроения и других направлений оборонного значения, для Китая — в ходе преодоления отставания после так называемой культурной революции, с помощью которой молодежью был демонтирован инерционный, бюрократический чиновничий режим. Но с учетом поставленных ныне руководством России задач на опережение вряд ли будет правильным продолжение такой практики выдавать за прорывные догоняющие инновации, т.к. это просто повтор того, что широко продается в мире пионерами этих инноваций.И маловероятно, что, продавая не свое, отечественные производители в современных условиях сумеют успешно конкурировать с ними на внутреннем и зарубежных рынках. Опередить можно, лишь освоив то, что никто в мире не производит, т.е. то, что основано на прорывных инновациях нарождающихся технологических укладов.

Опираясь на озвученную Президентом РФ стратегию опережения можно, конечно, отнести сложившуюся в регионах догоняющую стратегию к числу недостатков нашего нынешнего развития. Однако было бы наивным думать, что образовавшуюся пропасть в инновационном развитии регионов и страны в целом можно преодолеть одним прыжком, не опершись на накопленный в мире опыт. Отстали, задержавшись на использовании четвертого технологического уклада. Отсюда и стремление наших инновационных лидеров скопировать, повторить, что мы не раз делали в своей истории, преодолевая отставание. И нет в этом ничего неожиданного и постыдного. Очевидно также и то, что прорываться можно там, где имеется соответствующая технологическая и кадровая база, где созданы соответствующие стимулы для развития человеческого капитала в инновационной сфере. Поддерживать на должном уровне производственный потенциал, безусловно, можно, и опираясь на догоняющую стратегию развития. При этом, как это мы не раз делали в истории индустриализации, надо использовать для приобретения навыков прогресса создаваемую таким образом производственную и научную базу, делать опережающие прорывы, опираясь на использование творческого потенциала своего народа, используя его созидательную энергию для обеспечения наращивания экономического могущества страны. Непонятно, почему мы ушли в развитии страны от опоры, прежде всего, на свой народ в развитии страны?

Как известно, инновации бывают трех видов, первые два из которых обладают мировой новизной:

Первый — это революционные (прорывные), заменяющие инновации (технологии), пионерные, направленные на создание новых продуктов, товаров, услуг или других материальных благ.

Второй — это эволюционные, улучшающие (продолжающие) инновации (технологии), направленные на совершенствование уже освоенных товаров, услуг, продуктов.

Третий — рационализаторские предложения, не обладающие мировой новизной, однако представляющие известные мировой и отечественной практике рациональные конструктивные и технологические решения.

Все названные типы инноваций одновременно присутствуют в ходе реализации любого инновационного прорыва на базе очередного технологического уклада, являющегося очередным мировым витком научно-технического прогресса.

Под научно-техническим прогрессом принято понимать движение вперед к большей производительности труда, продуктивности и эффективности на базе освоения в различных отраслях экономики творческих начинаний человека (инноваций), его научных открытий, изобретений, рацпредложений, методов организации производства, труда и управления. Делается это на базе своевременного освоения новых технологических укладов.

Под технологическим укладом понимается комплекс основанных на новых знаниях и освоенных практически прорывных революционных инноваций (изобретений), обеспечивающих количественный и качественный скачок в развитии производительных сил человеческого общества. Технологический уклад, полагаю, базируется на познанной человеком новой энергетике и открытии ее возможностей, в результате использования которых и образуется комплекс базовых совокупностей технологически сопряженных производств.

Предлагаю обратить внимание на энергетическую природу технологических укладов, которая, на мой взгляд, лежит в основе прорывных скачков в экономическом и социальном развитии человеческого общества. В своем развитии земная цивилизация прошла ряд доиндустриальных и не менее 5 индустриальных технологических укладов, каждый из которых оказал существенное влияние на рост производительности труда, его продуктивности и качество жизни человечества.

На ранних стадиях развития общества использовались так называемые доиндустриальные уклады, которые базировались на мускульно-ручной и конно-ручной энергетике, в основе которой мускульная энергия (сила) животных и человека, а также на возможностях природных сил: ветра, огня. Основу этих технологических укладов составляли изобретения, усиливающие мускульные возможности человека и животных (колесо, рычаг, парус, винт, редуктор, гончарный круг, меха в кузницах и многие другие).

С наступлением эры машин начался так называемый индустриальный период развития земной цивилизации. Первый индустриальный технологический уклад, судя по динамике появления великих изобретений, базировался на использовании энергии воды и ветра. Постепенно появились основанные на этой энергетике новые технологии в текстильной промышленности, сельском хозяйстве (например, водяные и ветряные мельницы, приводы механизмов).

Второй индустриальный технологический уклад (1840-1890-е гг.) основан на использовании энергии пара и угля, других твердых горючих материалов (изобретены паровая машина, паровой двигатель, локомобиль), что привело к развитию железнодорожного паровозного транспорта, пароходства, механизации производства, созданию трансмиссий для привода различных механизмов.

Третий индустриальный технологический уклад (1890-1940 гг.) базируется на использовании электрической энергии, развитии на этой основе тяжелого машиностроения, электротехнической и радиотехнической промышленности. По мере освоения возможностей, заложенных в данном технологическом укладе на базе использования электроэнергии, были изобретены и применены на практике радиосвязь, телеграф и другие пионерные инновации.

Четвертый индустриальный технологический уклад (1940-1990-е гг.) базируется на использовании энергии углеводородов, на изобретении и применении двигателя внутреннего сгорания, электродвигателя и развитии на этой основе автомобиле-, тракторостроения, самолетостроения, на дальнейшем использовании энергетики нефтепродуктов, изобретении синтетических материалов. Начала свое развитие ядерная энергетика.

Каждый новый технологический уклад в своем развитии поначалу использует сложившуюся правовую, транспортную инфраструктуры и энергоносители, чем стимулирует их дальнейшее развитие. По мере развития нового технологического уклада создается новый вид инфраструктуры, преодолевающий ограничения предыдущего, а также осуществляется переход на новые виды энергоносителей, которые закладывают основу для становления следующего технологического уклада.

Пятый индустриальный технологический уклад (1990-2040-е гг.), его еще называют инновационно-электронным, опирается на энергетические возможности электронной и атомной энергетики, инновации в области микроэлектроники, информационных технологий, генной инженерии, биотехнологий, приведшие к освоению космического пространства, появлению спутниковой связи и развитию других возможностей человека. Сейчас трудно себе представить производство и быт граждан во всех сферах жизнедеятельности без видео-, аудиотехники, сотовых телефонов, интернета и т.д.

Человечество еще не успело в полной мере освоить возможности пятого технологического уклада, как на горизонте замаячил очередной, шестой технологический уклад, прикладная эра (массовое применение) которого уже наступает (примерно 2040-2090-е гг.), в основе которого будет наноэнергетика: молекулярные, клеточные и ядерные технологии (нанотехнологии, нанобиотехнологии, нанобионика, микроэлектронные технологии, наноматериалы, нанороботизация и другие наноразмерные технологии и наноструктуры). Уже видны ключевые направления развития этого технологического уклада: нанотехнологии, системы искусственного интеллекта, глобальные информационные сети и интегрированные высокоскоростные транспортные системы. Дальнейшее развитие получат гибкая автоматизация производства, космические технологии, производство конструкционных материалов с заданными свойствами, будет расширена сфера использования водорода в качестве чистого энергоносителя, существенно расширится применение энергетических установок типа солнечных батарей и других возобновляемых источников энергии. Технологии на базе наноэнергетики будут обеспечивать еще более высокие производительные возможности экономике и гражданам.

Модернизация, полагаю, основывается не только на реализации прорывных инноваций каждого технологического уклада, но и на инновациях эволюционного характера, усовершенствованиях, включая рационализаторские предложения, которые не претендуют на мировую новизну, но без стимулирования которых вряд ли возможно довести пионерный продукт до стадии эксплуатационной надежности. Путь от лабораторного образца до промышленной серии лежит через труд многих участников инновационного процесса. Отсюда, сориентировавшись на обеспечении преимущественно инновационных прорывов, мы, полагаю, ослабили стимулы для активизации творческой деятельности значительного отряда специалистов, без заинтересованного участия которых невозможен научно-технический прогресс в стране: ученых, изобретателей, рационализаторов, проектировщиков, производственников, потребителей. Результат известен: нет спроса промышленности на инновационный продукт, потерян интерес молодежи к освоению опыта прогресса, упал престиж научной и изобретательской карьеры, развивается дебилизация человеческого капитала, образования, падает уровень защищаемых диссертаций, процветает технологическое невежество вследствие игнорирования достижений науки [6, 9-15].

Безусловно, бессмысленно отрицать полезность привлечения в Россию продвинутых ученых других стран, все же это дешевле для формирования в стране интеллектуальной технической элиты собственными силами. Однако это не исключает создания собственных точек роста на базе формирования необходимых условий для выращивания отечественных инноваторов. Этот процесс необходимо стимулировать правовыми, экономическими и организационными методами [19].

Все это позволяет придти к выводу, что для решения обозначенной в статье проблемы приемлема, наряду с созданием новых центров типа Сколково, и ориентация на накопленный в стране опыт, который, например, сегодня уже просматривается в деятельности Новосибирского Академгородка, Зеленограда и других центров [17].

Россия в 2009 г. принятием федерального закона, предусматривающего создание малых инновационных предприятий при вузах и других бюджетных организациях, по сути, вернулась к утраченному опыту активизации творческой молодежи в инновационной сфере, но остались проблемы стимулирования инноваторов.

Реализация намеченного руководством страны поворота к инновационной экономике требует анализа практики и продуктивности имеющегося законодательства, его нацеленности на решение задачи повышения эффективности использования человеческого капитала в инновационной сфере.

Сегодня среди проблем инновационного бизнеса чаще всего называются:

  • отсутствие у отечественных предприятий внутреннего спроса на инновации;
  • незаинтересованность предпринимательского сектора экономики финансировать рисковые и дорогостоящие инновационные проекты, имеющие длительный срок окупаемости;
  • невосприимчивость предприятий к нововведениям в силу слабого осознания необходимости повышения технологического уровня производства и моральной неготовности к изменениям,
  • недостаток собственных денежных средств;
  • недостаточная финансовая поддержка со стороны государства;
  • отсутствие необходимой материально-технической базы и квалифицированных специалистов для организации инновационного бизнеса;
  • нехватка умения управлять инновационными проектами;
  • труднодоступность финансовых ресурсов для начинающего бизнеса, институциональные и административные барьеры;
  • непринятие Правительством РФ мер для подъема инновационной активности предприятий и кадров;
  • старение научных кадров и ослабление притока талантливой молодежи;
  • неадекватная современным условиям система формирования приоритетов работ и концентрации на них имеющихся ресурсов;
  • оторванность от последующих этапов инновационного цикла, неэффективность механизмов, отсутствие навыков, знаний и мотиваций для последующего внедрения научных результатов в производство.
  • недостаточное стимулирование Законом № 217-ФЗ функционирования малых инновационных предприятий при вузах и бюджетных организациях;
  • стремление излишне минимизировать финансирование инновации на стадиях разработки идеи;
  • коррупционность конкурсной системы отбора инновационных проектов и присвоения соответствующего инновационного статуса организациям и учреждениям.

Поворот к преимущественно инновационной экономике требует модернизации работы с человеческим капиталом, создания условий для эффективной творческой деятельности, развития соответствующей инфраструктуры поддержки инновационной деятельности не только прорывного характера, но и традиционного, эволюционного.

Подводя итог рассуждениям о роли возрождения в России стимулов массового инновационного бизнеса, целесообразно принять на вооружение известную мысль, что в современном деловом мире единственным постоянным фактором являются перемены, непрерывная модернизация. Поворот к обеспечению конкурентоспособности на основе непрерывной модернизации требует иных методов управления, главным из которых является стимулирование личностей, которые способны распознавать исчерпание возможностей приносящего сегодня доходы сценария, создавать новые, обеспечивать реализацию нужной технологии в нужное время. Все это указывает на то, чтонам нужно в первую очередь возродить культ развития собственного производства.

Примечания

1.Иноземцев В. Будущее России — в новой индустриализации // Экономист. 2010. № 11. С. 3-15.

2.Кушлин В. Факторы экономического кризиса и базис его преодоления // Экономист. 2009. № 3. С. 12-26.

3.Глазьев С. Какая модернизация нужна России? // Экономист. 2010. № 8. С. 3-17.

4.Тарасов А. Разговор с Президентом, который, увы, не состоялся // Аргументы недели. 2010. № 42.

5. Попова Н. Конфискация in rem: свет в конце туннеля? // Аргументы недели. 2010. № 47.

6.Балацкий Е.В. Постсоциалистический бизнес: противоречия развития и результаты функционирования // Интернет-журнал «Капитал страны». 2010. 22 окт.

7.Кузык Б.И. Инновационное развитие России: сценарный подход // Экономические стратегии. 2009. № 1. С. 56-67.

8.Угланов А. Ветер с юга принес Ленинскую «формулу ЦРУ» // Аргументы недели. 2011. № 6.

9.Балацкий Е.В. Инвестиционная активность регионов: взгляд изнутри // Интернет-журнал «Капитал страны». 2009. 10 нояб.

10.Балацкий Е.В.Человеческий капитал России дрейфует в направлении дебилизации // Интернет-журнал «Капитал страны». 2008. 17 апр.

11.Балацкий Е.В. Диссертационная ловушка // Интернет-журнал «Капитал страны». 2009. 3 авг.

12. Белоусов В.И. О признаках новизны экономических диссертаций // Экономист. 2006. № 6. С. 83-88.

13. Какими будут рейтинги Путина и Медведева в 2012 году // Интернет-журнал «Капитал страны». 2010. 24 янв.

14.Белоусов В.И., Белоусов А.В., Иванов С.В. Инновационное предпринимательство (бизнес). Воронеж, 2011.

15.Шевченко В., Белоусов В., Турусов В. Потери от засухи как следствие игнорирования науки // Экономист. 2010. № 10. С. 91-96.

16.Белоусов В.И., Белоусов А.В. Производительность труда, качество персонала и конкурентоспособность // Проблемы современной экономики. 2010. № 3.

17. Егерев С. Механизмы инноваций: «рутина» против «эксклюзива» // Интернет-журнал «Капитал страны». 2010. 19 окт.

18.Леонтьев Л.И. Опыт стимулирования инновационной деятельности за рубежом // Инновации. 2003. № 4. С. 85-90.

19. Белоусов В.И. Интенсификация изобретательства и рационализаторства на предприятии. Воронеж,1986.

БЕЛОУСОВ Владимир Ильич. Доктор экономических наук, профессор. Работал на Воронежском механическом заводе, Воронежском электромеханическом заводе, в Центрально-Черноземном институте по проектированию водохозяйственного и мелиоративного строительства, Воронежском политехническом институте, Воронежском государственном университете. В 1988-1992 гг. являлся членом Правления Союза арендаторов и предпринимателей СССР и РСФСР. В 1990 г. был одним из инициаторов создания Союза предпринимателей России. С 1993 г. работает в Воронежском государственном аграрном университете им. К.Д.Глинки в должностях руководителя учебно-делового центра агробизнеса, проректора по развитию университетского округа аграрного образования и повышению квалификации, заведующего кафедрой финансов и кредита, заведующего кафедрой инновационного, экологического и финансового менеджмента.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100