написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Право и инвестиции"

Номер 3-4 (48), Декабрь 2011.

Нефть как объект гражданских правоотношений

Пименова О.В., Нижневартовский экономико-правовой институт (филиал) ФГБОУ ВПО "Тюменский государственный университет"

***

Нефтяной сектор топливно-энергетического комплекса занимает особое место, поскольку нефть и нефтепродукты, бесспорно, являются наиболее важным источником энергии для любого государства, а отношения по добыче нефти - неотъемлемой частью развитого экономического оборота. Специфика рассматриваемых отношений во многом предопределена тесной связью с природными ресурсами государства.

Ключевые слова: природные ресурсы, полезные ископаемые, нефть, недвижимость, право собственности на добытые полезные ископаемые.

***

Под полезными ископаемыми понимают минеральные образования недр, химический состав и физические свойства которых позволяют эффективно применять их в сфере материального производства. Одни ископаемые применяются в народном хозяйстве в таком виде, в каком они извлекаются из недр (каменная соль, слюда), другие — после некоторой очистки или обогащения; третьи служат для выплавки металлов или получения различных химических соединений и требуют сложной технологической переработки.

Объектом нашего небольшого исследования будет один из самых востребованных видов полезных ископаемых — нефть. Однако, перед тем как перейти непосредственно к правовой характеристике нефти, скажем несколько слов о существующей проблеме отсутствия на законодательном уровне определения «полезное ископаемое». Особенно ярко данная проблема проявляется в налоговой отрасли.

Как гласит п. 1 ст. 337 Налогового кодекса (НК) РФ, полезным ископаемым признается продукция горнодобывающей промышленности и разработки карьеров, содержащаяся в фактически добытом (извлеченном) из недр минеральном сырье и по своему качеству соответствующая определенному стандарту. То есть объект налогообложения по НДПИ должен возникать при извлечении из недр минерального сырья, а исчисление налоговой базы по данному налогу должно осуществляться в отношении продукции, впоследствии полученной из данного минерального сырья [1]. Но минеральное сырье в недрах — это природное образование, в котором не может содержаться продукция, поскольку она — результат человеческого труда. Приведенное определение в большей степени соответствует понятию «добытое полезное ископаемое». Для нефтедобывающей отрасли добытое полезное ископаемое — это сырая нефть, поднятая на поверхность из скважины и соответствующая стандарту предприятия, определяющему ее пригодность для дальнейшей переработки.

Однако в п. 2 этой же статьи видами добытого полезного ископаемого названа нефть обезвоженная, обессоленная и стабилизированная, которая, как известно, в недрах не залегает, на государственном балансе полезных ископаемых не состоит, а является продуктом переработки добытых полезных ископаемых, поэтому содержаться в извлеченном из недр минеральном сырье не может. Таким образом, п. 2 ст. 337 НК РФ противоречит п. 1 ст. 337 НК РФ.

В целях устранения этого противоречия в п. 1 ст. 337 в 2002 г. был введен второй абзац, который гласит, что не может быть признана полезным ископаемым продукция, полученная при дальнейшей переработке (обогащении, технологическом переделе) полезного ископаемого, являющаяся продукцией обрабатывающей промышленности. Но авторы данной поправки не учли, что продукты обогащения не во всех отраслях относятся к обрабатывающей промышленности.

В целом, следует согласиться с мнением о том, что «определение полезного ископаемого через термин "продукция" не совсем корректно. Гораздо правильнее было бы определить полезные ископаемые через понятие "природных ресурсов". Природные ресурсы — это естественные природные богатства, созданные самой природой. Термин "продукция", указывающий на материально-вещественный результат человеческой деятельности, применительно к понятию полезных ископаемых, в том числе для целей налогообложения, не отражает их существенную особенность — то, что они созданы самой природой. Человеческая деятельность в горнодобывающей отрасли связана не с созданием полезных ископаемых, а, прежде всего, с их добычей» [2].

Что же касается нефти, то, как пишет в своей книге Ф.Грей, английское слово petroleum (нефть) произошло от латинских слов petra (камень) и oleum (масло). Оно означает смесь жидких углеводородов — сырую нефть. Слово petroleum также часто употребляется, когда речь идет о природном газе. Таким образом, понятие «нефть» (petroleum) охватывает большую и сложную группу жидких, газообразных и твердых углеводородов, т.е. соединений углерода и водорода, содержащих в качестве «примесей» азот, кислород и серу [3].

Говоря о правовой природе нефти, следует заметить, что нефть относится к материальным объектам, потребляемым, исчерпаемым и невозобновляемым [4]. Полезные ископаемые и минеральные ресурсы не поддаются восстановлению, в процессе потребления могут вообще исчезнуть, их месторождения распределены неравномерно в территориальном отношении, доступны лишь в ограниченной степени. Кроме того, им присуща такая специфическая черта, как принадлежность к минерально-сырьевым ресурсам, имеющим стратегическое значение.

В подтверждение вышесказанного можно привести точку зрения В.Л.Богданова, который отмечает, что «ресурсы нефти и газа — важнейший экономический актив компаний» [5]. Далее В.Л.Богданов разделяет все природные активы (в зависимости от участия в производственном процессе) на возобновляемые и невозобновляемые. К возобновляемым он относит природные активы, скорость восстановления которых сопоставима со скоростью расходования (ресурсы биосферы, гидросферы, земельные ресурсы, часть полезных ископаемых); к невозобновляемым относятся природные ресурсы, уменьшение запасов которых происходит по мере их вовлечения в хозяйственный оборот. При этом запасы нефти и газа, несомненно, относятся к природным истощаемым производственным активам.

Б.В.Ерофеев дает следующую классификацию полезных ископаемых [6]. Все полезные ископаемые делятся на общераспространенные и необщераспространенные. К общераспространенным относятся песок, галька, глина, сланец, гранит, гравий и т.д.; к необщераспространенным — уголь, нефть, платина, уран, золото и др. Месторождения необщераспространенных полезных ископаемых делятся на месторождения федеральные, республиканские (субъектов РФ) и местного значения. В свою очередь А.И.Перчик подразделяет необщераспространенные полезные ископаемые на три основные группы: твердые, жидкие и газообразные [7, с. 20].

Интересна классификация, предлагаемая Э.А.Крайновой [8]. Для начала она подразделяет все природные ресурсы на три группы:

1) неисчерпаемые природные ресурсы, которые не зависят от интенсивности использования этих ресурсов (вода);

2) условноистощаемые ресурсы, которые связаны с самовозобновляемостью ресурсов;

3) истощаемые ресурсы, которые не самовозобновляются.

В соответствии с этой классификацией нефтегазовые ресурсы можно подразделить на:

·  извлекаемые запасы;

·  резервные запасы — запасы, которые обеспечивают непрерывность при их потреблении;

·  потенциальные запасы, которые имеются в наличии, но не используются в связи с высокой ценой их извлечения – прогнозные.

Наибольшие дискуссии вызывает отнесение природных ресурсов, находящихся в недрах, в том числе нефти, к недвижимости.

Об отнесении к недвижимости «минералов, металлов и других ископаемых, пока они находятся в прочной связи с почвой» указывал в свое время русский правовед Г.Ф.Шершеневич [9].

Среди современных ученых высказываются следующие мнения. Л.В.Каланда говорит, что «согласно ст. 130 ГК РФ, в условиях естественного состояния запасы нефти представляют собой недвижимое имущество» [10]. Р.Н.Салиева отмечает: «наряду с участками недр к недвижимости относятся и природные ресурсы. Но не любые ресурсы, а те, запасы которых обнаружены в процессе поиска и разведки полезных ископаемых и на основе проведенной государственной экспертизы поставлены на баланс, т.е. месторождения полезных ископаемых» [11].

Анализируя вышеуказанные точки зрения, можно сделать однозначный вывод — все ученые-правоведы рассматривают полезные ископаемые в качестве недвижимости только до момента их извлечения из недр (до момента добычи), т.е. до той поры, пока полезные ископаемые находятся в неразрывной связи с содержащими их недрами. Следовательно, уже добытые полезные ископаемые, теряя неразрывную связь с недрами, в то же время теряют и режим недвижимости, переходя в категорию движимого имущества.

В пользу этого говорят и положения действующего законодательства, в частности, ст. 130 ГК РФ, которая относит к недвижимым вещам либо все, что неразрывно связано с землей (т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно), либо вещи, прямо указанные в законе. Добытые полезные ископаемые теряют неразрывную связь с землей и могут свободно перемещаться без ущерба их назначению; что же касается законодательства, то оно не относит добытые полезные ископаемые к недвижимости. Кроме того, как пишет Л.В.Каланда, «нефть после добычи и на стадии реализации приобретает статус средств в обороте (сырья). Для нефтедобывающих предприятий нефть — это готовая (подлежащая реализации) продукция» [10]; это также косвенно подтверждает вывод о том, что добытые полезные ископаемые, в том числе нефть, подчиняются правовому режиму движимого имущества.

Идентифицируя полезные ископаемые до момента их добычи из недр в качестве недвижимости, согласимся с мнением Р.Н.Салиевой относительно того, что «в целях обеспечения публичного порядка владения, пользования и распоряжения такими объектами государственной собственности, как природные ресурсы, необходимо осуществление государственной регистрации прав на них, в частности, на участки недр, месторождения полезных ископаемых, прошедшие экспертизу и учитываемые на балансе» [11]. Государственная регистрация прав производится в органах юстиции в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Таким образом, считаем целесообразным внесение соответствующих изменений в Закон РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» и дополнение его нормами, регламентирующими процедуру подобной регистрации месторождений полезных ископаемых.

В рассматриваемой сфере можно выделить и еще одну проблему – переход права собственности на добытые полезные ископаемые (в частности, нефть).

В ст. 1.2 Закона РФ «О недрах» указано, что добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы по условиям лицензии могут находиться в федеральной государственной собственности, собственности субъектов РФ, муниципальной, частной и иных формах собственности.

По каким нормативам и когда государственная собственность конвертируется в иные формы собственности, закон не дает ответа, хотя фиксирует, что формы собственности должны быть указаны в лицензии. В подавляющем большинстве лицензионных соглашений это требование не выполняется. Де-факто действует нормативно не установленное правило, что добытые из недр полезные ископаемые переходят в собственность недропользователя. Только в Законе «О соглашениях о разделе продукции» содержатся положения, определяющие доли добытой продукции по формам собственности.

При этом, как справедливо указывает М.Е.Певзнер, «формулировки статей Закона РФ «О недрах» имеют существенный недостаток, обусловленный тем, что право собственности на природные ресурсы сводится, в основном, к праву собственности на добытые из недр полезные ископаемые. При этом не совсем понятно, когда полезные ископаемые могут считаться добытыми из недр…» [12]. Проблема обусловлена тем, что согласно ст. 210 Гражданского кодекса РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. То есть собственник получаемого ресурса недр при пользовании недрами несет ответственность за загрязнение окружающей среды по причине потерь в результате добычи полезного ископаемого, за деформационные процессы на прилегающих к используемому участку недр территориях из-за антропогенного воздействия на систему массива участка недр и т.д.

М.Е.Певзнер отмечает, что полезные ископаемые (к которым относится и нефть) входят в группу недр, чье использование в практических целях требует их извлечения из недр. В условиях естественного залегания этот ресурс принадлежит государству — собственнику недр. Как только недропользователь, владея лицензией на право добычи полезных ископаемых, применяя те или иные способы добычи и системы разработки, переводит полезные ископаемые в подвижное состояние и доставляет их в определенное им место, он становится собственником добытых полезных ископаемых. При этом для жидких полезных ископаемых, добываемых через скважины, переход права собственности на них от государства к недропользователю соответствует моменту доставки полезного ископаемого к устью скважины в соответствии с проектами разработки месторождения.

Тот же самый момент перехода права собственности на ресурсы недр от государства к недропользователю выделяет и А.И.Перчик – для жидких и газообразных полезных ископаемых моментом или точкой перехода права собственности может быть, например, забой или устье скважины [7, с. 126].

Также А.И.Перчик полагает, что при заключении соглашений на условиях раздела продукции этот вопрос решается достаточно специфически. «Вся добытая продукция считается государственной, пока она не достигнет по технологической цепочке (извлечение, очистка, первичная обработка, хранение, внутрипромысловый транспорт) так называемой «точки раздела». Именно в этой точке и происходит раздел продукции между государством и владельцем лицензии. Владелец лицензии становится собственником только той части добытой продукции, которую ему государство передало по условиям соглашения в точке раздела. Все технологические операции, которые владелец лицензии или его оператор осуществляет до точки раздела, т.е. извлечение полезного ископаемого и др., он осуществляет в качестве подрядчика государства. В качестве точки раздела обычно устанавливается задвижка: на выходе с месторождения на входе в магистральный трубопровод, на входе в экспертный терминал, на входе в нефтеперерабатывающий завод» [7, с. 126-127].

Таким образом, нефть как объект права собственности имеет двойственный характер: с одной стороны — это объект исключительной государственной собственности, недвижимость (до момента добычи); с другой стороны — это объекты, относящиеся к движимым вещам (с момента добычи).

Согласимся с М.В.Дудиковым, что «необходимо законодательное закрепление механизма перехода права собственности на природные ресурсы… Такой механизм будет состоять из системы элементов, структура каждого из которых будет зависеть от вида ресурса недр. Кроме этого, целесообразно рассмотреть возможность обращения к прошлому опыту регулирования перехода права собственности на ресурсы недр к недропользователю. В первоначальной редакции Закона «О недрах», п. 6 ст. 12, было предусмотрено соглашение о долевом распределении согласованного уровня добычи минерального сырья по взаимной договоренности между государством и недропользователем» [13].

Когда не решен вопрос о собственности на добытое сырье, то невозможно определиться и по проблеме использования и хозяйственного оборота горного имущества и социально-производственной инфраструктуры, созданной недропользователем и оплаченной из выручки за добытые полезные ископаемые. Еще сложнее вопрос о собственности на горное имущество и объекты инфраструктуры, созданные ранее за государственные средства и переданные «бесплатно» недропользователям при приватизации и выдаче лицензии на разведку и добычу полезных ископаемых.

Литература

1. Голованов Г.Р. Новый подход Высшего Арбитражного Суда РФ к применению налога на добычу полезных ископаемых. juristmoscow.ru/nalogovye-spory/stat_nal-sp/2613.

2. Сущность полезных ископаемых как объекта налогообложения НДПИ.www.glavbuh.net/minerals/sushnost-poleznyh-iskopaemyh-kak-obekta-ndpi.

3. Форест Грей. Добыча нефти. М., 2001.

4. Певзнер М.Е. О горном праве // Государство и право. 1996. № 8. С. 53.

5. Богданов В.Л. Система управления активами нефтегазовых компаний в современных российских экономических условиях. М., 2002. С. 17.

6. Ерофеев Б.В. Экологическое право России. М., 1996. С. 339.

7. Перчик А.И. Горное право. М., 2002.

8. Крайнова Э.А. Экономика нефти и газа. М., 1998. С. 70.

9. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 2005. Т. 1. С. 97.

10. Каланда Л.В. Проблемы правового регулирования хозяйственной (предпринимательской) деятельности в нефтяной отрасли. М., 2004. С. 59-60.

11. Салиева Р.Н. Правовое обеспечение развития предпринимательства в нефтегазовом секторе экономики. Новосибирск, 2001. С. 119-121.

12. Певзнер М.Е. Право собственности в недропользовании // Государство и право. 2002. № 3. С. 28-29.

13. Дудиков М.В. Собственность на недра в РФ // Юрист. 2007. № 1. С. 18.

ПИМЕНОВА Оксана Васильевна. Старший преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Нижневартовского экономико-правового института (филиала) ФГБОУ ВПО "Тюменский государственный университет".

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100