написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 1 (46), Май 2011.

Государственно­частное партнерство и инфраструктура в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Северо­Восточной Азии

Краснопольский Б.Х., руководитель Представительства Института экономических исследований ДВО РАН в г. Москве

***

Рассматриваются проблемы применения методического инструментария государственно-частного партнерства в создании межрегиональной инфраструктуры в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в Северо-Восточной Азии в частности. Обсуждается зарубежный опыт организационно-методических приемов использования данного инструментария в проведении научно-исследовательских работ в области пространственной экономики, роль стран региона, в том числе России и ее Дальнего Востока в формировании взаимосвязанной сети институциональных государственных и региональных структур для практической реализации инфраструктурных проектов в данной зоне.

Ключевые слова: государственно-частное партнерство, инфраструктура, Азиатско-Тихоокеанский регион, Северо-Восточная Азия, Экономическая и социальная комиссия ООН для Азии и Тихого океана, пространственная экономика, методический и практический инструментарий.

***

Проблемы использования различных методических приемов, в том числе методов ГЧП в межрегиональном взаимодействии в области создания единой и взаимосвязанной системы различных видов магистральной и внутрирегиональной инфраструктуры, “стягивающей” первичные территориальные хозяйственные комплексы в пространственные образования более высокого ранга с гораздо большей общественной эффективностью, являются одними из ключевых в пространственной экономке как науке. В реальности эти методические приемы, построенные на механизмах ГЧП, являются практическим выражением эволюционно-синергической концепции в экономике. Что касается АТР и составляющих регион экономико-географических формирований, то попытки организации инфраструктурной кооперации в разрешении возникающих здесь хозяйственных проблем получили новый импульс к активизации в основном в последнее пятилетие. На примере данного региона видно, что расширение и конкретизация межгосударственного сотрудничества в подобных случаях довольно жестко зависит от политической обстановки в регионе, что напрямую отражается и на межрегиональной хозяйственной координации. Но, тем не менее, страны и территории данного региона продолжают попытки согласованных действий в данной области. Примером такой работы является недавно прошедшая в Джакарте Азиатско-Тихоокеанская конференция министров по государственно-частному партнерству для развития инфраструктуры, 2010 [1].

Сам перевод термина государственно-частное партнерство на русский язык не вполне отражает тот смысл, который несет этот термин на английском языке в западных странах — Public-PrivatePartnerships (PPP), где он впервые и появился. В английском оригинале речь идет об общественно-частном партнерстве. В русском переводе произошла замена слова общественное на слово государственное, что в какой-то мере искажает суть данного понятия, ведь государственные структуры — это всего лишь избираемые народом на определенный срок исполнительные органы, и как любая система они, к сожалению, могут формировать собственные цели развития и функционирования, подчас в своих практических действиях отрываясь от реальных интересов всего общества. Здесь чрезвычайно важно обеспечить реальный контроль гражданского общества за деятельностью их временно избранных исполнительных структур, что должно выражаться в соответствующем инструментарии общественного самоуправления, составной частью которого являются и методы PPP. Но чтобы не нарушать сложившейся терминологии, будем использовать уже утвердившийся в русскоязычной научной литературе термин — ГЧП.

В чем здесь видится проблема? ГЧП является инструментом в развитии практически всех видов инфраструктуры как на федеральном, так и на региональном уровнях, кроме чисто технико-технологических ее видов в рамках конкретных предприятий, принадлежащих действующим частным или государственным компаниям и корпорациям. Обеспечение услугами инфраструктуры является прямой обязанностью национальных и региональных правительств, которые, конечно, ищут возможности для привлечения к решению этой проблемы ресурсы частно-предпринимательского сектора. Таким образом, учитывая, что сами эти услуги являются частными по своей природе, а бюджетные ресурсы правительств ограничены, государственные структуры обязаны для полного обеспечения услугами инфраструктуры всего общества кооперировать с частным сектором, разделяя с ним риски на базе четкого разделения ассигнований, ответственности и доходности между государственным и частным секторами, с одной стороны, и наемными работниками — с другой.

Вышеупомянутая конференция была подготовлена и реализована таким крупным подразделением ООН, как “Экономическая и социальная комиссия для Азии и Тихого океана” (ЭСКАТО).

“Экономическая и социальная комиссия для Азии и Тихого океана” (ЭСКАТО) была учреждена в Шанхае (Китай) в 1947 г., ее штаб-квартира в настоящее время расположена в Бангкоке (Тайланд) [2]. Исполнительным секретарем ЭСКАТО с августа 2007 г. является доктор Ноэлин Хейзер (Dr. Noeleen Heyzer), Сингапур. Членский состав комиссии включает представителей 62 правительств, 58 из которых представляют страны, находящиеся непосредственно в регионе. СССР/Российская Федерация являются членом комиссии с начала ее организации. Эта комиссия — крупнейшая из региональных комиссий ООН, в регионе ЭСКАТО проживает 3,9 млрд человек (примерно 70% населения планеты). ЭСКАТО поручено заниматься экономическими и социальными проблемами АТР, данная комиссия предоставляет разнообразную техническую помощь, уделяя основное внимание непосредственному консультированию правительств, подготовке кадров и обобщению регионального опыта и информации путем совещаний, публикаций и организации межнациональных сетей связи. Комиссия проводит в жизнь программы и проекты стимулирования роста, улучшения социально-экономических условий и содействия созданию основ современного общества, выявляет и оказывает помощь во внедрении лучших практик в хозяйственном и социальном развитии, которые могут выступать в качестве моделей для других регионов.

Конечно, ЭСКАТО работает в тесном контакте с различными крупными международными политико-экономическими структурами, в особенности с такой организацией, как «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС). Россия на дипломатическом уровне активно сотрудничает с данной организацией и принимает участие в решении комплекса актуальных вопросов, связанных с поддержкой многосторонней торговой системы, преодолением последствий глобального финансового кризиса, углублением экономической интеграции и укреплением безопасности личности в АТР. Также Российская Федерация вносит свой посильный вклад в реализацию Стратегии АТЭС в сфере развития, нацеленной на обеспечение сбалансированного, всеобъемлющего, устойчивого, инновационного и безопасного роста. Реализация этого важного документа будет органично дополнять работу по продвижению к «Богорским целям», программному документу АТЭС, а также по исполнению проектов АТЭС, в том числе в рамках российского председательства в Форуме в 2012 г. Дальнейшее углубление региональной экономической интеграции даст возможность формирования Азиатско-тихоокеанской зоны свободной торговли (АТЗСТ), что имеет непосредственное отношение к обсуждаемой теме и откроет новые формы использования ГЧП в сфере инфраструктурного обустройства региона. В целом, Россия исходит из того, что интеграция в АТР охватывает значительно более широкую сферу, чем только либерализация торговых режимов и создание зон свободной торговли.

Конференция министров по ГЧП для развития инфраструктуры, прошедшая в 2010 г., развила те решения, которые были приняты ранее на первой аналогичной по теме конференции по данному вопросу в Сеуле (Республика Корея) в 2007 г. На конференции было подчеркнуто еще раз, что инфраструктура играет и будет играть ключевую роль в настоящем и будущем в этом регионе, без ускоренного и опережающего развития инфраструктуры невозможно совершить реальные сдвиги в социально-экономическом развитии АТР, являющемся одной из самых богатых территорий в мире. Но в то же время АТР остается домом для более чем половины беднейшего населения планеты. Финансовый кризис 2008 г. еще больше расширил разрыв в уровне и качестве жизни между различными национальными общинами и социальными группами населения. В этой связи создание эффективной экономической и социальной инфраструктуры и оказание сравнительно дешевых, но качественных ее услуг, а также укрепление на этой базе межнациональных и межрегиональных связей могут играть важную роль в оказании помощи странам для их выхода из этого последнего кризиса в более выгодном положении для содействия развитию для всех, а не только для “элитных” стран и социальных слоев.

ЭСКАТО содействует организации более социально-экономически и экологически эффективных связей в АТР на базе использования 5 подходов:

1. Разработка региональных интермодальных транспортных сетей и коридоров и улучшение и упрощение процедур торговли.

2. Значительное увеличение доли безбумажной торговли и единого окна путем улучшения инфраструктуры информационно-коммуникативных технологий (ИКТ).

3. Разработка единого регионального механизма финансирования с целью содействия финансированию региональных связей и развития.

4. Содействие системам региональной энергетической безопасности.

5. Укрепление социальной основы для создания более всеобъемлющих и гармоничных обществ, более активной хозяйственной координации и формирования достаточно устойчивых национально-государственных структур.

На вышеупомянутой конференции в Джакарте была принята “Декларация по государственно-частному партнерству в целях развития инфраструктуры в странах Азии и Тихого океана” (см. Приложение), в которой акцент был сделан на реализацию всех намеченных мероприятий. В ней также предлагается создать целевую рабочую группу для разработки элементов регионального механизма финансирования и создания Азиатско-Тихоокеанской сети подразделений ГЧП и на этой базе реализации программ развития всех элементов инфраструктуры.

Хорошо понимая весьма глубокую дифференциацию и различия в территориальной структуре хозяйства всей зоны АТР, программы ЭСКАТО строятся с учетом этих особенностей региона по пяти субрегиональным пространственным образованиям:

1. Океания (Австралия, Фиджи, Кирибати, Маршалловы Острова, Федеративные Штаты Микронезии, Науру, Новая Зеландия, Палау, Папуа Новая Гвинея, Самоа, Соломоновы Острова, Тонга, Тувалу и Вануату).

2. Восточная и Северо-Восточная Азия (Китай, КНДР, Япония, Монголия, Южная Корея и Российская Федерация).

3. Северная и Центральная Азия (Армения, Азербайджан, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Российская Федерация, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан).

4. Южная и Юго-Западная Азия (Афганистан, Бангладеш, Бутан, Индия, Исламская Республика Иран, Мальдивы, Непал, Пакистан, Шри-Ланка, Турция).

5. Юго-Восточная Азия (Бруней, Камбоджа, Индонезия, Лаосская Народно-демократическая Республика, Малайзия, Мьянма, Филиппины, Сингапур, Таиланд, Восточный Тимор и Вьетнам).

Подобная субрегиональная структура программ ЭСКАТО позволяет в гораздо большей степени сфокусироваться на конкретной технической поддержке в решении ключевых проблем данных пространственных образований и развития их инфраструктуры посредством стимулирования хозяйственной активности, проведения различных видов экономического и финансового консультирования, организации обучения управленческого персонала и реализации полевых проектов и программ. Работа на субрегиональном уровне также позволяет концентрировать и объединить аналитическую, нормативную и информационную работу ЭСКАТО как в рамках данных территорий, так и в целом на национальном уровне. Для более эффективной и конкретной практической реализации различного рода программ комиссия, наряду с действующим Тихоокеанским операционным центром (ESCAP Pacific Operations Centre), ориентированным в основном на Океанию, организовала в 2009 г. три новых представительства в таких пространственных образованиях, как Восточная и Северо-Восточная Азия (СВА), Северная и Центральная Азия и Южная и Юго-Западная Азия. Активность комиссии в Юго-Восточной Азии координируется центральным офисом ЭСКАТО.

С позиций научных интересов Института экономических исследований ДВО РАН, которые представляет автор данного материала, наибольшее внимание привлекает субрегион Восточная и Северо-Восточная Азия (СВА), т.к. именно это пространственное образование, включая, конечно, российский Дальний Восток, выступает непосредственным объектом НИР института. Но в развитии методики ГЧП в данном субрегионе существуют определенные как сущностные, так и организационные проблемы.

Отечественный опыт становления методики ГЧП

В мировой практике наиболее успешный опыт, широкое применение и высокий уровень развития форм ГЧП наблюдаются, как правило, в высокоразвитых странах Западной Европы и Северной Америки. Перспективные экономические лидеры (Китай, Индия, Россия, Бразилия и пр.) пока заметно уступают им как по степени развитости форм ГЧП, так и по широте применения.

В современной России координационным центром в данной области можно по праву считать “Экспертный совет по законодательству о государственно-частном партнерстве” Комитета Государственной Думы ФС РФ по экономической политике и предпринимательству, Положение о котором было утверждено решением этого Комитета 15.10.2008 № 216 [3]. Этому совету принадлежит ведущая роль во внедрении методов ГЧП в практику хозяйственного развития страны. Что касается направленности его деятельности на решение региональных проблем в области законодательства, то в одном из последних решений данного совета от 28.04.2010 подчеркивается: “ 1. Экспертный совет считает, что модельный региональный закон «Об участии субъекта Российской Федерации, муниципального образования в проектах государственно-частного партнерства» (далее — Модельный закон) играет важную роль в оказании методологической помощи регионам Российской Федерации в формировании законодательной базы участия субъектов Российской Федерации в проектах государственно-частного партнерства” [3]. Совет одобрил соответствующие предложения по данному вопросу и направил в адрес законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ обращение с просьбой о внесении предложений об изменениях и дополнениях в Модельный закон.

Депутат Государственной Думы ФС РФ, председатель Экспертного Совета по ГЧП Х.М.Салихов на Форуме регионов России «Государственно-частное партнерство в комплексном развитии территорий», который состоялся в апреле 2010 г., отмечал:

“Хочу выделить основные моменты, способные уже в ближайшей перспективе качественно повысить эффективность механизмов ГЧП в России:

  • при выборе проектов на условиях ГЧП органам федерального и муниципального уровня необходимо повысить качественную и, главное, своевременную проработку предлагаемых проектов и предлагать детальный регламент по каждому проекту на проведение конкурса по выбору профессионального и кредитоспособного частного оператора;
  • на региональном уровне требуется развитие контрактных моделей, инструментов гарантий и страхования, совершенствование регионального законодательства и его «стыковка» с федеральным. В совокупности они должны обеспечить приемлемые риски частных инвестиций в общественную инфраструктуру. Со стороны государства при этом требуется четкое исполнение своих договорных обязательств;
  • необходимо более эффективное использование нашего общероссийского кадрового, профессионального потенциала. С одной стороны — это постоянное повышение квалификации госслужащих, вовлеченных в процесс управления капиталовложениями и развитием совместных государственно-частных проектов. С другой — результативное привлечение богатого практикой побед и неудач частного профессионального «капитала» участников современного производственного и торгово-экономического процесса” [4].

Важную роль в развитии инструментария ГЧП играет и созданное в России в июне 2009 г. некоммерческое объединение «Центр развития государственно-частного партнерства». Главная задача этого центра формулируется следующим образом: “Для успешного развития в стране инфраструктурных проектов на основе механизмов государственно-частного партнерства необходим координационный орган, выполняющий функцию национального оператора и консалтингового Центра.

Создание организационной структуры по инициированию и управлению инфраструктурными проектами на основе механизмов ГЧП является шагом на пути к развитию современной инфраструктуры (транспортной, энергетической, социальной) в России” [5].

Что касается направлений его деятельности в регионах, то в 2010 г. планировалось создать 5 региональных центров ГЧП при поддержке Минрегионразвития России, направленных на реализацию различного рода проектов с целью привлечения внебюджетных источников финансирования, а также использования бюджетных и внебюджетных средств на осуществление предпроектных работ. Эти региональные структуры создаются на базе исполнения тех экспертных проектов по инвестиционной привлекательности субъектов РФ, которые центр проводил в Нижегородской, Липецкой, Ленинградской областях и др. В настоящее время центр развития ГЧП при поддержке Минрегионразвития проводит исследования на тему: “Реализация инфраструктурных проектов и развития механизмов ГЧП в Сибирском и Уральском федеральных округах”. Результаты данных исследований будут представлены в форме аналитических отчетов, где будет собрана вся актуальная информация о проектах развития инфраструктуры и состоянии ГЧП в регионах СФО и УФО. Ранее центр выполнил работу по теме: «Развитие государственно-частного партнерства в регионах Центрального федерального округа: инвестиции и инфраструктура», презентация которого состоялась в мае 2010 г. в Москве.

В последнее время возникло еще несколько научно-прикладных структур в области применения методики ГЧП, в частности — в региональном развитии. Например, Институт государственного и муниципального управления (ИГМУ) ГУ-ВШЭ с 2005 г. ведет работу по аналитическому обоснованию, информационному и методическому обеспечению и образовательным программам в области ГЧП, рассматривая его инструментарий как эффективный механизм расширения номенклатуры, увеличения объемов и качества общественных услуг при одновременной оптимизации бюджетных расходов всех уровней [6]. Международная “Гильдия финансистов” (Президент Гильдии — вице-премьер России, Министр финансов РФ А.Л.Кудрин) также ориентирует свою деятельность на широкое использование инструментария ГЧП в осуществлении инновационных проектов и решении задач социальной сферы, в повышении инвестиционного потенциала, экономической активности и инфраструктурной обеспеченности субъектов Российской Федерации [7].

Одним из последних весьма важных мероприятий в области проблем ГЧП является прошедший 30.11.2010 в Москве в Институте современного развития Круглый стол «Развитие государственно-частного партнерства в России". Участники круглого стола обсудили аналитический доклад по результатам исследования Экспертного института «Барьеры развития механизма ГЧП в России», выполненный НПФ «Экспертный институт» совместно с НП «Центр развития государственно-частного партнерства» и Национальным агентством финансовых исследований при поддержке сотрудников ГУ-ВШЭ, Института экономики РАН и Финансового университета при Правительстве РФ [8].

Основные выводы рассматриваемого доклада следующие:

1. Законодательная база для развития ГЧП в России имеется, но требуется ее доработка. Существующие правовые лакуны и проблемы закрываются на стадии совместной работы над проектом, но только в том случае, если как со стороны государства, так и со стороны бизнеса участвуют компетентные субъекты. Если качество госаппарата низкое, то такой совместной работы достичь не удается. Однако при работе над законодательными новациями есть опасность движения в направлении увеличения зарегулированности данной сферы, что не решит проблемы, а лишь увеличит полномочия государственных чиновников.

2. Потребность в ГЧП со стороны государственных органов часто носит декларативный характер: на стороне государства отсутствуют компетентные, бизнес-ориентированные и ответственные чиновники, которые могли бы понимать законы функционирования частного бизнеса и его проблемы. На их месте сидят чиновники, стремящиеся к максимизации контроля над управленческими решениями и денежными потоками, и при этом они стараются избегать личной ответственности за принятие или непринятие решений.

3. Одна из самых важных проблем ГЧП в России — отсутствие политической стабильности, краткосрочность государственного бюджетирования и распространенность практики изменений правил игры.

4. В отношениях государства и бизнеса отсутствует третий игрок — гражданское общество, которое гарантирует публичность и открытость взаимодействия частных компаний и госструктур в рамках ГЧП, поэтому функция контроля над решениями в области экономики полностью принадлежит чиновникам, что порождает коррупцию.

5. ГЧП в России не является партнерством: государство проявляет себя либо как всесильный начальник, принуждающий бизнес к участию на невыгодных бизнесу условиях, либо оно — спонсор, который обеспечивает поступление финансовых ресурсов в аффилированные частные компании. В первом случае бизнес вступает во взаимодействие для того, чтобы, используя государство, решить какие-то свои другие проблемы, что негативно сказывается на качестве управления данным проектом (в котором бизнес не заинтересован), во втором случае последствия еще хуже, поскольку изначально закладывается коррупционная схема «освоения» бюджетных средств.

6. Одним из барьеров развития ГЧП в России является отсутствие стратегического целеориентированного подхода к планированию. В большинстве случаев используется устаревший подход к выработке стратегии развития страны, выражающийся в формуле «найти задачу под имеющиеся бюджетные средства, а не средства под задачу». Это означает, что в планировании проектов ГЧП участвует только одна сторона — государство, тогда как правильнее было бы еще на этапе принятия стратегии развития территории принимать во внимание возможности бизнеса по финансированию таких проектов. Но для этого со стороны государства должна быть четкость и прозрачность, которой пока нет, причем речь идет как о формальных, так и о неформальных правилах.

7. Российский бизнес больше мотивирован к взаимодействиям с государством в виде ГЧП, нежели государство. Хотя и на стороне бизнеса в большом количестве присутствуют компании, аффилированные с государством и в силу этого демонстрирующие «эффективность» только в условиях неконкурентной среды.

Суммируя экспертные оценки, полученные в проведенном исследовании, а также опираясь на выводы зарубежных исследований, эксперты приходят к следующему общему заключению, что «основным барьером, создающим наибольшие препятствия для развития ГЧП как в мире, так и в России, является низкий уровень квалификации и отсутствие опыта у чиновников, курирующих проекты ГЧП от лица государства. Критичным является также отсутствие механизмов накопления этого опыта и передачи компетенций. В России и Китае серьезным препятствием для развития ГЧП выступает еще и высокий уровень коррупции и политических рисков» [8].

Участие Дальнего Востока в ГЧП для развития инфраструктуры

Анализ зарубежного и отечественного опыта в развитии форм ГЧП и их приложений к формированию инфраструктуры АТР, в особенности его второго субрегиона — СВА показывает, что участие самого Дальнего Востока в данных мероприятиях оставляет желать лучшего. Ни в научном, ни в прикладном плане эти методические подходы на региональном уровне еще не стали достаточно важными объектами для проработки. Несмотря на все критические соображения, касающиеся реальной эффективности данной методики, все-таки представляется необходимым более тщательное изучение ее возможностей для социально-экономического развития региона и его инфраструктурной обеспеченности как на внутреннем, так и на международном уровнях.

Научно-исследовательские и образовательные организации экономического профиля, а также региональные исполнительные органы, безусловно, принимают достаточно активное участие в работе ряда международных структур, ориентированных на СВА, например, в такой структуре, как “Экономический форум Северо-Восточной Азии” (Northeast Asia Economic Forum — NEAEF) [9]. Этот форум представляет собой неправительственную организацию, которая спонсирует и поддерживает научно-прикладные разработки, создание сети исследовательских организаций и создает условия для диалога различных сил, имеющих отношение к социально-экономическому развитию СВА. Секретариат этого форума расположен в Гонолулу (Гавайи, США). Российский Дальний Восток в нем представляют 7 научно-исследовательских и образовательных учреждений, а также исполнительных органов Приморского и Хабаровского краев, среди которых — Институт экономических исследований (ИЭИ) ДВО РАН. На последней, 19-й ежегодной конференции этого форума в августе 2010 г., которая прошла в Улан-Баторе (Монголия) с докладом от российского Дальнего Востока выступил директор ИЭИ академик П.А.Минакир.

Однако если посмотреть на перечень тем и программ, которые проводятся по эгидой этого форума его рабочими группами, то в нем среди весьма важной для СВА тематики нет каких-либо конкретных проблем, связанных с использованием методики ГЧП в ее приложении к формированию межрегиональной инфраструктуры второго субрегиона АТР. К инфраструктурной тематике в деятельности этого форума относятся только вопросы региональной транспортной сети, чем, несмотря на значимость этой проблемы, далеко не исчерпываются все вопросы инфраструктурного развития данного пространственного образования.

Конечно, последняя Конференция министров по ГЧП для развития инфраструктуры в зоне АТР показала, что отношение различных стран и их регионов к данной проблеме неоднозначно. Например, в работе данной конференции приняли участие представители лишь 22 стран из 53 членов ЭСКАТО. Из них только 17 представителей подписали декларацию конференции. Что касается СВА, то в числе подписантов были представители только 3 стран этого субрегиона — России, Южной Кореи и Монголии. Представители Японии, Китая и Северной Кореи вообще не присутствовали на этой конференции. Но все-таки довольно большое сосредоточение в последние годы как научных, так и прикладных организаций и их творческих усилий и в мире, и в России на проработке проблем ГЧП в инфраструктурной сфере показывает, что в этой области есть резервы повышения эффективности хозяйственного развития, в особенности — на региональном уровне.

Нужно отметить, что в декларации конференции были отражены довольно существенные мероприятия в данной области, например, предложение о создании регионального инфраструктурного фонда, накапливаемые средства которого должны направляться целевым образом только на финансирование развития межрегиональной инфраструктуры, обеспечивающей экономический рост и определенное социальное благополучие. Также предлагалось создать Азиатско-Тихоокеанский Центр по ГЧП, на который была бы возложена задача по обобщению всей информации по выявлению наилучшего инструментария ГЧП и его внедрению в деятельность субрегиональных органов исполнительной власти.

Но первое, что здесь прослеживается с позиций конкретного региона — Дальнего Востока, это все-таки недостаточное внимание его научных организаций и органов исполнительной власти к данной теме, что, по всей видимости, влечет за собой потерю каких-то существенных резервов интеграции и региональной глобализации в повышении эффективности рассматриваемой территории. Проблемы всей огромной зоны АТР — это, конечно, политико-экономические вопросы всей страны, решаемые в гораздо большей степени научными и правительственными структурами федерального уровня и в меньшей степени — региональными научными организациями и исполнительными органами. Что же касается второго субрегиона этой зоны — СВА, то здесь обратная картина: его проблемы в большей степени являются региональными и в меньшей степени — проблемами федерального уровня. В этой связи представляется целесообразным, чтобы значительная часть полномочий по участию России в решении проблем данного субрегиона была передана на уровень региональных научных организаций и исполнительных органов.

Дальний Восток каждый день живет в зоне политико-экономического и инфраструктурного влияния его ближайших соседей, и кому как не этому региону взять на себя основную ответственность за разрешение насущных проблем в СВА, одним из инструментов которого в значительной мере являются методы ГЧП. Содержательная часть такой передачи полномочий с федерального на региональный уровень, конечно же, непроста. Но сейчас становится все более очевидно, что она уже в ближайшее время должна стать предметом специального диалога между правительственными и региональными структурами, цель которого — в гораздо большей степени использовать сложившийся творческий потенциал Дальнего Востока и обеспечить реальную модернизацию механизмов его участия в межрегиональном разделении труда на территориальном уровне на базе повышения эффективности его реального сектора. Использование мирового и отечественного опыта в данном случае, тем более приближенного к конкретному региону — СВА, поможет для Дальнего Востока в реализации Стратегии его социально-экономического развития на ближайшие 15 лет и в реформировании его производственного и социального потенциала на основе опережающего развития как внутренней, так и локальной международной инфраструктуры.

Приложение

Декларация, принятая в Джакарте, по общественно-частному партнерству для развития инфраструктуры в Азии и Тихоокеанской зоне*

*Авторский перевод с английского.

Мы, министры и представители правительств, принимающие участие в Азиатско-Тихоокеанской министерской конференции по общественно-частному партнерству (PPP) для развития инфраструктуры 2010, которая состоялась в Джакарте, Республика Индонезия, 17.04.2010

подчеркиваем критическую роль экономической и социальной инфраструктуры, которая включает, но не лимитирует транспортные средства и обслуживание, водоснабжение, обработку сточных вод, использование твердых отходов, дренажные системы, энергоснабжение, источники энергопитания, информационные и коммуникационные технологии, образование, обеспечение здоровья и благосостояния, что поддерживает достижение Целей Развития Тысячелетия,

понимаем, что неадекватные инфраструктурные средства и обслуживание оказывают сильное неблагоприятное влияние на движение товаров и услуг, производственные процессы и трансакционные издержки, а также на уровни социального благополучия и индивидуального здоровья и благосостояния, что отражается на усилиях по развитию и тормозит страны региона на пути реализации их полного потенциала развития,

сознаем, что обычно требования к инфраструктуре значительно больше, чем возможности бюджетного обеспечения, и что новаторские решения необходимы для того, чтобы увеличить финансирование для развития инфраструктуры, улучшить эффективность инфраструктурных операций и создать стимулы повышения уровня обслуживания инфраструктурных объектов,

сознаем созидательную силу работающих совместно общественного и частного секторов в привлечении их финансовых, управленческих и технических ресурсов в совместное улучшение обеспечения деятельности и обслуживания инфраструктурных объектов,

признаем, что влияния финансового и экономического кризисов требуют постоянного внимания правительств к совершенствованию их законодательства, регламентационной и процедурной среды для общественно-частного партнерства (РРР),

отмечаем, что важная роль, которую играет развитие физической инфраструктуры в комплексе экономических стимулов, дает новые возможности для РРР,

принимаем во внимание решения Министерской конференции по РРР для развития инфраструктуры в АТР, прошедшей в Сеуле 2-4.10.2007,

также принимаем во внимание продолжающееся влияние Резолюции ЭСКАТО 64/4 на исполнение Сеульской Декларации по РРР для развития инфраструктуры в АТР, принятой соответствующей Комиссией на 64-й сессии, прошедшей в Бангкоке в 2008 г.,

помним Декларацию тысячелетия ООН, принятую в результате Саммита Мира 2005, Декларацию в Йоханнесбурге по устойчивому развитию и Монтеррейский консенсус Международной конференции по финансированию для развития, которые поддерживают и укрепляют концепцию РРР в процессах развития,

отмечаем достижения вклада богатого опыта стран региона в разрешение главных проблем как общественного, так и частного секторов в отдельности, что часто воспринимается в качестве барьеров в развитии эффективного партнерства,

отмечаем необходимость углубления понимания в создании «окружающей среды», ориентированного на обеспечение более активного участия частного сектора в развитии инфраструктурных объектов и их услуг, включая:

(a)  Формулирование рамочной политики РРР;

(b) Реформирование законодательных и регламентационных режимов через повышение активности участия в этих процессах правительств;

(c)  Стимулирование стран и региональных программ для создания институциональных механизмов и партнерских инструментов в целях повышения качества управления при помощи РРР;

(d) Увеличение емкости общественного сектора для реализации РРР,

принимаем во внимание 8 главных характеристик хорошего управления, а именно — целевым образом направленное, консенсус-ориентированное, подотчетное, прозрачное, социально-отзывчивое, эффективное и исполнительное, справедливое и следующее руководству законов,

отмечаем значительный прогресс, достигнутый во многих странах для облегчения и повышения эффективности РРР,

отмечаем важный вклад, который на двухсторонней основе вносят частные и общественные доноры, международные финансовые институты и другие организации для помощи странам в части использования их полного потенциала развития в поддержании экономического роста, социального процветания и сокращения бедности при помощи механизмов РРР,

повторяем окончательные решения, которое мы сделали в Резолюции ЭСКАТО 64/4 по реализации Сеульской Декларации по РРР для развития инфраструктуры в АТР с акцентом на использование РРР как эффективного средства в сочетании усилий правительства и частного сектора в укреплении принципов хорошего управления,

приглашаем страны АТР, если они это посчитают возможным, к пересмотру и определению их:

(a)  рамок РРР, секторальных и других соответствующих политико-экономических действий и планов развития инфраструктуры;

(b) готовности к РРР и определению ключевых вопросов, которые нужно адресовать правительству в повышении роли РРР для развития инфраструктуры;

(c)  процессов и процедур для исполнения РРР, включая эффективный менеджмент в течение их жизненного цикла;

(d) законодательной, регламентационной и экономико-правовой среды для РРР вообще и на секторальных уровнях в частности для определения каких-либо барьеров в их эффективности;

(e)  внутренних и внешних барьеров РРР, отражающиеся на развитии инфраструктуры;

(f)  масштабов исполнения РРР и оценку его влияния на развитие;

(g)  наличия новаторских творческих и капитальных ресурсов для фондирования потребностей в PPP проектах;

(h)  наличия местных механизмов в управлении рисками и инструментария сократить или ограничить проектные риски и уменьшить конечные цены инфраструктурных проектов,

поддерживаем страны АТР, как это возможно, для их активного включения в региональные инициативы сотрудничества, включая: меры по созданию сети РРР; образовательные и тренировочные программы; формирование и распространение соответствующей информации; стандартизация контрактов, процессов и процедур; обеспечение технического консультирования,

обращаемся с просьбой к органам ООН и специальным агентствам, а также соответствующим офисам Секретариата ООН, международным финансовым институтам и другим организациям и финансовым донорам:

(a)  помочь странам АТР в достижении преобразований в развитии инфраструктуры при помощи:

(i)  регионального и межрегионального сотрудничества в развитии РРР;

(ii) организации совещаний и расширении региональной сети, ориентированной на обмен опытом и информацией;

(b) помочь странам АТР на основе взаимных соглашений в их программах увеличения хозяйственного потенциала, включая формулирование политики и рамок РРР, законодательной и регламентационной реформы и административной структуры для РРР,

(с)  обеспечить техническую поддержку, по запросу, в увеличении готовности стран АТР к РРР, включая, но не ограничивая:

(i)  подготовку регионального инструментария по финансированию и управлению рисками для уменьшения трансакционных издержек;

(ii) развитие смягчающих риски механизмов, учитывающих возникающие рассогласования валют,

(d) создать “силы особого назначения” для тщательной разработки элементов региональной финансовой архитектуры, которая могла бы обслуживать АТР для существенного роста инвестиционных вложений в развитие инфраструктуры (региональный инфраструктурный фонд);

(e)  работать коллективно для создания подразделений и программ Азиатско-Тихоокеанской сети РРР, которые будут, наряду с другими инициативами, обслуживать регионы консультациями в критических ситуациях, тренингом управленческого персонала, соответствующей информацией, а также координировать региональные совещания национальных подразделений и программ РРР,

Выражаем благодарность Правительству Исламской республики Ирана, которое будет выступать хозяином третьей Министерской конференции по общественно-частному партнерству для развития инфраструктуры в АТР.

*Статья подготовлена в качестве исполнения НИР по конкурсу ДВО РАН по проекту № 09-I-П24-01 "Дальний Восток России в национальном и субглобальном пространстве". Данный проект является составной частью исполнения программы фундаментальных исследований Президиума РАН № 24 "Фундаментальные проблемы пространственного развития Российской Федерации: междисциплинарный синтез".

Примечания

1. Asia-Pacific Ministerial Conference on Public-Private Partnerships (PPP) for Infrastructure Development 2010. http://www.unescap.org/ttdw/ppp/index.html.

2. The United Nations Economic and Social Commission for Asia and the Pacific (ESCAP). www.unescap.org.

3. www.ppp-lawrussia.ru.

4. Салихов Х.М. Актуальные вопросы совершенствования правовой базы государственно-частного партнерства». www.ppp-lawrussia.ru/anal/dokl-for-28.htm.

5. www.pppcenter.ru/ru/activities/projects.

6. Государственно-частное партнерство в деятельности ИГМУ. www.ipamm.hse.ru/naprav/partner.

7. Материалы Форума регионов России «Государственно-частное партнерство в комплексном развитии территорий». www.guildfin.org/news/a28post.php.

8. Барьеры развития механизма ГЧП в России. М., 2010.

9. www.neaef.org.

10. www.unescap.org/ttdw/ppp/ppp_jakarta2010/jakarta_declaration.pdf.

КРАСНОПОЛЬСКИЙ Борис Хананович . Доктор экономических наук. Более 25 лет вел исследовательскую работу в Северо-Восточном КНИИ ДВО РАН. С 1993 г. работал в Университете штата Аляска, занимался преподавательской и исследовательской деятельностью, координировал совместные американо-российские программы в области образования и экономико-экологических исследований. С 2004 г. - заместитель директора по науке Института экономических исследований (ИЭИ) ДВО РАН, с 2010 г. - руководитель Представительства ИЭИ в г. Москве. Профессор-совместитель кафедры управления социальными и экологическими системами Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100