написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 1 (46), Май 2011.

Особенности инвестиционного рынка Кыргызстана

Богатырев К.А.

***

В статье представлен краткий обзор факторов, оказывающих влияние на формирование экономики Кыргызстана. Показано, какое огромное значение имеет приток иностранного капитала в это государство для активизации производственных сил. Кратко изложены основные проблемы кыргызской политики.

Ключевые слова: Кыргызстан, экономика, инвестиции, конфликт.

***

Кыргызстан оказался на грани гражданской войны и полного распада государства, когда в апреле 2010 г. беспорядки и вооруженные столкновения в Бишкеке завершились государственным переворотом и созданием временного правительства. Позже на юге страны разгорелся этнический конфликт между местными киргизами и узбеками. В основе современных проблем страны лежит целая совокупность причин и обстоятельств. Характерной чертой конфликтов, произошедших за последние 20 лет в Кыргызстане, является значительное влияние на них экономического фактора.

Прошлогодний конфликт был межэтническим, как и события 20-летней давности, так называемая «ошская резня». При этом следует отметить, что противоречия между киргизами и узбеками в этой части Ферганской долины все предыдущие годы не разрешались, а лишь накапливались. Действительно, прокатившаяся по азиатским республикам бывшего СССР на рубеже 1980-х — 1990-х гг. волна межэтнических конфликтов ускорила процессы распада единого государства. Развиваясь в рамках другой общественно-политической системы и иной исторической ситуации, те конфликты были порождены причинами, схожими с нынешними, и стали прообразом столкновений, происходящих в странах Центрально-Азиатского региона в наши дни.

В основе ошского конфликта лежали отчетливо выраженные социально-экономические причины. В отличие от узбеков киргизы традиционно занимались скотоводством и не имели навыков земледелия, а следовательно — и стимулов для проживания в сельской местности. Соответственно, миграция киргизов в города происходила более интенсивно. К концу 1980-х гг. в городах Киргизской ССР скопилась значительная масса сельских переселенцев, в большинстве своем не имевших собственного жилья, востребованной в городских условиях специальности, а зачастую — и постоянной работы. В течение 1989 г. в Киргизии возникло несколько объединений застройщиков, претендовавших на земли вокруг Бишкека (Фрунзе) и других крупных городов. В Оше таким объединением стало общество «Ош-аймагы», участники которого 07.05.1990  потребовали предоставить им для застройки земли пригородного колхоза им. Ленина, среди работников которого преобладали узбеки. В ответ узбеки выдвинули требования создания автономии и придания узбекскому языку статуса государственного. 4 июня на спорном поле собрались толпы узбеков и киргизов, для разгона которых милиция открыла огонь на поражение. После этого в Оше начались массовые погромы, поджоги и убийства узбеков. Беспорядки охватили г. Узген и сельские районы, большинство населения которых составляли киргизы. 06.06.1990 в охваченные волнениями населенные пункты были введены части Советской армии, которым удалось овладеть ситуацией [1].

Известно, что при создании СССР границы республик проводились порой без учета этнического фактора, единые этнические общности буквально резались на части. Причем это происходило не в силу какого-то преднамеренного изуверства большевиков, о чем сегодня любят поговорить в молодых постсоветских государствах. Это было следствием того, что, действительно, непросто вычленить этнически чистое образование, для этого делить пришлось бы села и аулы. К тому же в то время межреспубликанские границы носили сугубо административный характер, никто к ним серьезно не относился. И вообще, при нарезке территорий республик советскую власть больше интересовала экономическая целесообразность, а не этническо-культурные сантименты.

Так или иначе, но в результате такой политики в состав Кыргызстана вошла часть Ферганской долины, компактно населенная узбеками. Кстати, при советской власти на этой земле не было ни одного конфликта на национальной или религиозной почве. Ибо на протяжении столетий (если не тысячелетий) границ в европейском понимании здесь не было. В советское время действовали и многочисленные механизмы политической стабилизации. Например, жители Киргизии по 4 месяца в году собирали узбекский хлопок. За что, в отличие от граждан Узбекской ССР, получали «киргизскую» надбавку. Относительное материальное благополучие узбеков, их организованность и религиозность по-уличному противопоставлялись «широте души» и «врожденной толерантности» соседей-киргизов. В условиях характерного для СССР жесткого контроля над всеми сферами общественной жизни социальные конфликты в Средней Азии носили латентный характер.

Положение изменилось в конце 1980-х гг., когда власть союзного центра существенно ослабла. Одним из факторов, провоцировавших конфликты, стала начавшаяся в период «перестройки» замена руководства союзных республик, которая затрагивала экономические и политические интересы местных кланов. Массовые беспорядки начала 1990-х гг. привели к смене руководства практически всех среднеазиатских республик. В Киргизии председателя Верховного Совета А.Масалиева, который к тому времени сосредоточил в своих руках большую часть властных полномочий, сменил А.Акаев. Тогда Киргизия по основным социально-экономическим критериям занимала последние строчки среди 15 республик СССР.

Акаев происходит из северокиргизского рода. Выше было упомянуто, что в Киргизии сохранились основные черты так называемого посткочевого общества. Киргизы до сих пор сохранили, пусть и в несколько ином качестве, чем столетия назад, традиционное деление на родовые группы. И хотя сегодня они практически утратили свой социальный смысл как основы иерархии кочевого общества, тем не менее, в менталитете современных киргизов родовые различия по-прежнему многое значат. Система родовых и семейных связей и раньше, и теперь играет у киргизов огромную роль. Архаичными, родоплеменными социальными формами — кланами, традиционным противостоянием севера и юга, а также перманентной борьбой кланов за перераспределение власти и ресурсов обусловлена внутренняя политика в Кыргызстане. Она представляет собой постоянные качели: от доминанты северных элит к доминанте южных и наоборот. Борьба кланов усугубляется тем, что две части страны обособлены друг от друга, их соединяет единственная дорога, вьющаяся через высокогорные перевалы. В стране нет консенсуса элит, отсутствует диалог между властью и оппозицией. При такой ситуации основную роль играют неформальные и никем не контролируемые элементы. Эти элементы часто и являются основными распространителями антигосударственных настроений и провоцируют межнациональные конфликты.

Поэтому только в России и в других европейских странах А.Акаев известен как академик, избранный в 1989 г. народным депутатом СССР, а затем президентом Киргизии. У себя на родине А.Акаев для киргизов — это, прежде всего, представитель определенного рода. Свой клан А.Акаев также ценил больше, чем демократию и законность. Постепенно в Киргизии сформировалось негативное отношение к правлению А.Акаева. Основной зоной недовольства выступали южные районы республики, всегда враждебно относившиеся к его роду.

Одним из важнейших направлений в структурных преобразованиях экономики Кыргызстана стала приватизация государственного имущества, имевшая своей задачей трансформацию отношений собственности и, как следствие, — создание многоукладной экономики, формирование саморегулирующихся рыночных механизмов [2]. Однако в ходе ее проведения были допущены существенные ошибки и упущения, имевшие негативные последствия. Так, например, приватизация изначально преследовала в основном политические цели. Она не имела антикризисной направленности и не обеспечила создания эффективного собственника, а осуществлялась по количественному принципу. Смена формы собственности превратилась в самоцель. Рост же эффективности производства, создание конкурентной среды, обеспечение условий для развития отечественного капитала, хотя и провозглашались в качестве целеустановок, реально оказались на заднем плане.

В ходе приватизации не были сформированы действенные стимулы экономического роста, оживления инвестиционной деятельности. Бесплатная раздача и распродажа госимущества по явно заниженным, экономически необоснованным ценам не позволили создать государственные финансовые резервы для экономического маневра и социальной поддержки населения. Форсированные же темпы, которыми проходила приватизация, а также массовое перепрофилирование предприятий привело к разрыву хозяйственных связей и резкому падению как исполнительной, так и договорной дисциплины. Как следствие, резко ослаб контроль за реализацией принятых решений и была потеряна управляемость народным хозяйством.

Форсированная приватизация отодвинула на второй план работу по улучшению управлением государственными предприятиями и собственностью. В обстановке кризиса руководители предприятий и трудовые коллективы основное внимание уделяли не модернизации производства, а перераспределению доходов и собственности. Неадекватное управление на приватизированных предприятиях ведет к повышению рисков по долгосрочным кредитам, поэтому финансирования постприватизационных предприятий со стороны банков почти не существовало. Это явилось одной из самых распространенных проблем на таких предприятиях.

Приватизация породила неконтролируемые социальные процессы. Чековая приватизация открыла каналы для вторжения в отношения собственности криминальным структурам, резко возросли масштабы коррупции.

Не удалось привлечь иностранных инвесторов к процессу приватизации. Программа Международного купонного аукциона, рассчитанная на привлечение иностранных инвесторов, предложила на продажу большую долю в прибыли нескольких государственных предприятий республики. Первый аукцион проведен 8-9 ноября 1995 г., на нем предлагались лоты 9 предприятий, уже преобразованных в акционерные общества. Фактически был продан один лот — Бишкекский ликероводочный комбинат (20% участие). Зарубежные страны не проявили особого интереса к аукциону, который не был широко разрекламирован, а ссылка на минимальную цену, базирующуюся на номинальной стоимости (не менее 75%), удержала от участия потенциальных покупателей.

Несмотря на предоставление значительных и разнообразных льгот кыргызским Законом «Об иностранных инвестициях», иностранное присутствие в Республике осталось весьма ограниченным. За 1991-1994 гг. было образовано 342 фирмы с иностранным участием с общим уставным капиталом 91,7 млн сомов, или 7,6 млн долл. США. Этот показатель был самым низким по сравнению с республиками бывшего СССР и другими постсоциалистическими странами. Позже иностранный капитал несколько активизировался: из всех использованных средств (4,3 млрд сомов) 51% составляли иностранные кредиты и прямые иностранные инвестиции (ПИИ). Однако следует отметить, что подавляющая доля ПИИ приходилась на крупное кыргызско-канадское золотодобывающее предприятие «Кумтор — Оперейтинг».

Таким образом, широкомасштабного привлечения иностранного капитала не произошло, что было обусловлено тем, что на начальных этапах не приватизировались предприятия, которые могли бы представлять интерес для иностранных инвесторов. Также сыграло свою роль и то что несмотря на благоприятный налоговый режим, нестабильная общеэкономическая ситуация отпугивала инвесторов. Не был внедрен эффективный механизм страхования иностранных инвесторов. Практически отсутствовал развитый рынок капиталов, фондовый рынок находился в начальной стадии развития. Была фактически проигнорирована необходимость погашения долгов приватизируемых предприятий, величина которых зачастую приближается к стоимости их активов [2].

Весной 1997 г. А.Акаев подписал с Пекином соглашение о передаче около 90 тыс. га киргизской земли на участке Узен-Куш Китаю, что вызвало законное возмущение всего населения. Поэтому-то любые варианты сохранения власти его клана отторгались не только населением южных регионов Киргизии, но и не находили действительно массовых сторонников на севере. Два десятка киргизских племен, а тем более представителей иных этносов, не могла устраивать такая политика. А.Акаев сам создал своими действиями революционную ситуацию. А.Акаев, академик, физик, не имевший никакого управленческого опыта, став президентом Кыргызстана, попытался превратить свою страну в «витрину демократии» в Центральной Азии, действуя по принципу: «в стране нет нефти и газа, значит, будем зарабатывать на демократии».

В 1998 г. на территории Баткенского района вновь произошли столкновения из-за распределения воды, после чего были созданы совместные дружины для контроля над ее распределением. Пограничные проблемы Таджикистана, Киргизии и Узбекистана резко обострились в результате баткенских событий. В 1999-2000 гг. вооруженные формирования Исламского движения Узбекистана (ИДУ) дважды производили рейды с территории Северного Таджикистана в Киргизию и Узбекистан, с трудом отраженные армейскими подразделениями, причем во время последних боев 2000 г. возникла непосредственная угроза Ташкенту. Опасаясь повторного прорыва боевиков ИДУ, Ташкент начал одностороннее минирование границ с Таджикистаном и Киргизией, что повлекло за собой многочисленные жертвы среди мирного населения.

В 1999 г. в регионе произошел серьезный конфликт. Агрессия исламских боевиков произошла на южной границе республики в высокогорной части Баткенского района. Боевики взяли в заложники киргизского генерала, нескольких солдат и 4 японских геологов (в плену они пробыли 2 месяца). Война с боевиками шла в течение августа и сентября до тех пор, пока их не вытеснили за пределы республики.

Результаты расследования баткенских событий наглядно продемонстрировали преступное бездействие официального Бишкека. После баткенских событий бывший сотрудник ГРУ Министерства обороны СССР А.Атаханов обвинил тогдашнего руководителя МНБ Кыргызстана Ахмада Бакиева (родной брат К.Бакиева) в потворстве проникновению на территорию Баткенской области крупных бандформирований. Проблема приграничных отношений между Киргизией и Узбекистаном обострялась с каждым годом. При этом А.Акаев не решался проявить в этом вопросе принципиальность. Но его выдержка оборачивалась выжидательностью, а осторожность — мягкотелостью. К тому же он постоянно смещал волевых и принципиальных губернаторов южных областей [3].

В 2005 г., в период так называемой «тюльпановой революции», обвиненный в узурпации власти, семейственности и коррупции, А.Акаев вынужден был бежать с семьёй в Казахстан, откуда позже перебрался в Россию.

Первый президент суверенной Киргизии академик и «северянин» А.Акаев был чужд южанам и жителям сельской местности. За это через 15 лет его самым революционным образом сверг сермяжный хозяйственник и «южанин» Курманбек Бакиев. Не случайно магазины в Бишкеке громили, главным образом, сельские жители, привлеченные возможностью хоть что-то успеть урвать для себя из тех богатств, которыми, по их мнению, их обделили. Однако при всей определенной дикости киргизского бунта на самом деле республике тогда удалось избежать куда более серьезных угроз, лежащих, в частности, в межэтнической плоскости [4].

К.Бакиев сменил должность директора завода на пост первого секретаря Кок-Жангакского горкома партии в 1990 г. В 1991-1992 гг. был заместителем председателя Джалал-Абадского облсовета народных депутатов. С 1992 по 1994 г. возглавлял Тогуз-Тороузскую райгосадминистрацию. В 1994 г. был назначен заместителем председателя Фонда госимущества. В 1995-1997 гг. стал заместителем, а позже возглавил Джалал-Абадскую облгосадминистрацию. С 1997 по 2000 г. он — губернатор Чуйской области. С 21.12.2000 по 22.05.2002 занимал пост премьер-министра Киргизии. 22.05.2002 подал в отставку в связи с трагическими событиями на юге республике 17-18.03.2002, когда во время массовых беспорядков на юге страны 5 человек погибли и несколько десятков были ранены. С 2004 г. возглавил оппозиционное Народное движение Кыргызстана (НДК).

К.Бакиев за 5 лет добился полной концентрации власти в своих руках. На ключевые должности в государстве он назначал родственников, а также лично преданных ему людей. В удержании власти он явно делал ставку на насилие. Но, как было упомянуто выше, специфика киргизского общества, как и многих других государств Востока, состоит в их родоплеменном устройстве. С государственных постов не просто снимались политические оппоненты и конкуренты, а отстранялись от власти целые кланы.

За годы реформ в Кыргызстан так и не удалось ни привлечь ожидавшихся объемов, ни обеспечить надлежащее качество иностранного капитала. Во многом эти неудачи объясняются политическими и макроэкономическими условиями, ошибками при осуществлении и незавершенность рыночных реформ, но в значительной мере они связаны с недостатками или даже отсутствием самой политики привлечения ПИИ. Попытки формирования государственной политики в отношении ПИИ, осуществлявшиеся в 1991-2006 гг., характеризовались отсутствием комплексного подхода, непоследовательностью, несоответствием провозглашаемых намерений реальным мероприятиям. Несмотря на формальное признание приоритетности задач по стимулированию ПИИ, реальная деятельность государства нередко прямо противоречила декларируемым целям, создавая дополнительные барьеры частным инвестициям. Так, иностранные инвесторы оказались исключены из участия в процессе приватизации государственной собственности, как на первом, так и на последующих этапах, что не позволило Кыргызстану использовать один из наиболее эффективных механизмов стимулирования привлечения ПИИ. Система правового и административного регулирования ПИИ до сих пор страдает рядом существенных недостатков, не дающих эффективно конкурировать с другими странами с развивающейся (КНР, Индия) и переходной экономикой (Россия, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркмения) на рынке ПИИ.

На сегодняшний день можно констатировать, что эксперимент по созданию из азиатского Кыргызстана «островка демократии» с треском провалился. Оказалось, что на этом этапе развития страна не способна одновременно быть и демократической, и азиатской. О таких демократиях обычно говорят как об импровизированных, непродуманных, нежеланных, невыстраданных, как о демократии без демократов. В связи с этим придется признать правоту председателя Координационного совета российских соотечественников Кыргызстана С.Епифанцева, считающего неправильным обвинять во всех бедах только и исключительно К.Бакиева. Потому что любой другой избранник в условиях слабости демократических традиций, экономической отсталости, клановости буквально обречен стать очередным диктатором [5].

Кыргызстан — не только самая маленькая, но и самая бедная страна региона. Она не обладает ни нефтью, ни газом, столь востребованными сегодня на мировом рынке, за счет экспорта которых те же Туркмения, Казахстан, Узбекистан обеспечили своим гражданам более или менее сносный уровень жизни. Сегодня Кыргызстан по ВВП на душу населения является самой бедной страной на постсоветском пространстве — лишь 630 долл. Сельское население составляет 65%. Сегодня ВВП страны формируется за счет торговли и услуг (более 40%), сельского хозяйства (около 30%) и промышленного производства (около 15%). В отношении сегодняшнего Кыргызстана существует своеобразная формула «трижды по 30%» — страна живет за счет экспорта рабочей силы (условные 30% ВВП), американо-российского военного присутствия (не менее 30%) и еще советских активов, постоянно утрачивающих былую прибыльность. Это когда энергетик получает зарплату не за «продажу» тока, а за поддержание станции в исправном состоянии, т.к. почти отсутствуют промышленные потребители энергии. Лишь 30% вырабатывает энергетика от объема 1986 г. Тогда Киргизия по основным социально-экономическим критериям занимала последние строчки среди 15 республик СССР. Страну могут спасти только инвестиции, но до полной стабилизации политической ситуации о полноценных инвестициях можно забыть.

В советский период нефтегазовое взаимодействие между Россией (РСФСР) и Кыргызстаном (Киргизской ССР) в основном касалось плановых поставок российских нефтепродуктов в эту республику. Несмотря на отсутствие промышленных запасов углеводородов, Кыргызстан был гармонично вписан в систему межреспубликанского обмена энергоресурсами: помимо нефтепродуктов из России в республику поставлялся газ из Туркменистана и Узбекистана, уголь из Казахстана. В свою очередь, Кыргызстан наряду с соседним Таджикистаном входил в число крупных производителей и поставщиков электроэнергии.

В начале 2008 г., с учетом ухудшающейся экономической ситуации в республике и в целях стимулирования деловой активности российского бизнеса, правительство Кыргызстана предложило «Газпрому» принять участие в приватизации ряда объектов республиканского нефтегазового комплекса. Осенью того же года в ходе визита Президента России в Кыргызстан был подписан меморандум о намерениях по приватизации национальной газотранспортной компании «Кыргызгаз». Летом 2009 г. правительство Кыргызстана приняло окончательное решение продать «Газпрому» контрольный пакет акций «Кыргызгаза», что должно было позволить российскому концерну полностью контролировать газотранспортную инфраструктуру на территории Кыргызстана. В итоге, помимо приватизации объектов нефтегазовой отрасли (преимущественно газотранспортной системы), основные проекты компаний из России в Кыргызстане связаны с освоением местного рынка нефтепродуктов, а также разведкой кыргызских газовых месторождений.

В Кыргызстан за 2009 г. поступило в виде ПИИ 556,7 млн долл., или 64,3% к уровню 2008 г. Такие данные были приведены в отчете премьер-министра Кыргызстана о деятельности правительства за 2009 г. По его данным, это связано с замораживанием инвестиционных ресурсов в период кризиса. «Наиболее привлекательными для инвесторов в 2009 г. стали финансовая деятельность, удельный вес которой в общем объеме инвестиций составил 42,4%, операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг потребителям — 27,4%, обрабатывающая промышленность — 12,2% , торговля, ремонт автомобилей, бытовых изделий и предметов личного пользования — 8,4%, строительство — 3%», — констатируется в документе.

Как отмечается в отчете, приток ПИИ из стран вне СНГ составил за 2009 г. около 70% к уровню 2008 г. Основными инвесторами в 2009 г. стали: Великобритания, Китай, Канада — 3,5% (19,7 млн долл.), Австралия и Турция. Объем ПИИ из стран СНГ по сравнению с 2008 г. снизился, составив 57,2%. Отток инвестиций за 2009 г. составил 480 млн долл. «Отток объясняется возвратом большей части полученных кредитов от зарубежных совладельцев предприятий и торговых кредитов. Он прослеживается практически во всех отраслях.

Кыргызстан располагает богатейшими ресурсами стратегического сырья. В республике находятся крупнейшие в Средней Азии промышленные запасы урановых руд, золота, серебра, молибдена, ртути. Вот только сегодня там реально что-то добывается на базе всего лишь 5% разведанных запасов, нет долгосрочных инвестиций.

Вода и электроэнергия всей Центральной Азии генерируются как раз в Кыргызстане и Таджикистане, а это стратегические ресурсы для региона. Именно через Кыргызстан планируется протянуть новые нефте- и газопроводы из Средней Азии в Китай и далее — в Японию и Корею. Ранее поток туристов, особенно из Казахстана, не иссякал, однако из-за беспорядков, вандализма и мародерства туризм понес существенные потери. В последние годы Кыргызстан превратился в крупный перевалочный узел товарных потоков из Китая и Турции в Россию, Казахстан, Узбекистан и Таджикистан.

Перспективных отраслей много, но пока не создана нормальная законодательная база для вложений иностранных инвесторов и отсутствуют гарантии со стороны правительства, что бизнес никто не отберет и огромные вложения и ресурсы не пропадут, не будет никаких позитивных поворотов в инвестиционном климате республики.

Примечания

1. Брусина О.И. Киргизия: социальные последствия аграрного перенаселения // Этнографическое обозрение. 1995. № 4. С. 99-100.

2. Алышбаева А.Д. Кыргызстан: опыт преобразования государственной собственности // Центральная Азия и Кавказ. 1999. № 1.

3. Горькие уроки Баткена // Вечерний Бишкек. 1999. 15 окт.

4. Два лица А.Акаева // Киевский телеграф. http://telegrafua.com/382/world/7682/

5. Многострадальный Кыргызстан: чем он интересен инвесторам даже во время войны? // Биржевой лидер. 2010. 27 июня. http://www.profi-forex.org/country_traders/entry1006270219.html.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100