написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 3 (44), Октябрь 2010.

Кооперативы: новое рождение?

Бочкарев В.К., Губернатор Пензенской области

Опираясь прежде всего на международный опыт, необходимо в кратчайшее время разработать и утвердить стандарты деятельности кооперативов, определить технологию их взаимодействия с органами местного самоуправления и наметить хотя бы в общих чертах порядок контроля по регулированию кооперативного движения в стране.

Ключевые слова: история кооперативного движения, кооперативы, хозяйственная деятельность, самоуправление.

***

Роль кооперации в социализации рыночных отношений трудно переоценить, потому как трудовые отношения, построенные только на агрессии и соперничестве, особенно на ранних стадиях становления буржуазных отношений, не всегда дают положительный хозяйственный эффект. В этой связи повышенный интерес ныне в России к кооперативному движению как никогда, считаю, оправдан. Однако чтобы понять, что происходит у нас с кооперативным движением, обратимся к российской специфике его становления.

История кооперативного движения началась у нас весьма своеобразно еще за 30 лет до отмены крепостного права и связана она с забайкальской каторгой декабристов. Создание в 1827 г. С.Г.Волконским, С.П.Трубецким, А.З.Муравьевым, А.И.Якубовичем, Е.П.Оболенским и другими наиболее «опасными» участниками декабрьского восстания в читинском остроге первого потребительского кооператива по сей день считается днем рождения потребительской кооперации в стране.

Со становлением гражданского общества в Российской Империи кооперативное движение после отмены крепостного права развивалось особенно бурными темпами. Период до Октябрьской революции 1917 г. - пожалуй, наиболее яркая страница в кооперативном движении России. В этот период процветали и кредитные, и потребительские, и производственные кооперативные товарищества. Правда, все они находились под недремлющим административным оком - прямым административным государственным контролем:

  • кредитные товарищества были в ведении управления мелкого кредита;
  • общества взаимного кредита - особенной канцелярии по кредитной части;
  • производительные товарищества или артели - отдела торговли Министерства промышленности и торговли;
  • потребительские общества - департамента общих дел Министерства внутренних дел;
  • общества взаимного страхования - страхового управления Министерства внутренних дел;
  • сельскохозяйственные товарищества - соответственно, отдела сельской экономии и департамента земледелия Министерства земледелия.

Хотя такого рода административная опека и сильно обременяла развитие кооперативного движения в Российской Империи, но только в начале ХХ в. на первом Всероссийском кооперативном съезде в 1908 г. в Москве был поставлен вопрос о выработке проекта кооперативного закона, который, во-первых, устранил бы полностью эту административную опеку, во-вторых, стал единым законом для всех кооперативов, в-третьих, обеспечил свободу соединения кооперативов в союзы. Однако и этот «запоздалый» проект из-за разногласий в Государственном совете так и не был принят. И лишь Постановлением Временного правительства от 20.03.1917 был принят Закон, закреплявший «Положение о кооперативных товариществах и их союзах», который разрешил, наконец, все стоящие перед тогдашним кооперативным движением в России проблемы. В объяснительной записке к Закону так и говорилось: все виды кооперативов имеют одну цель, не зависящую ни от форм кооператива, ни от его состава, и поэтому закон для них должен быть общим.

На переднем крае Россия оказалась в это время и по собственно содержанию кооперативного движения. Авторитетнейший экономист-теоретик кооперации того времени М.И.Туган-Барановский по этому поводу писал: «кооперация есть такое хозяйственное предприятие нескольких добровольно соединившихся лиц, которое имеет целью не получение наибольшего барыша на затраченный капитал, но доставление его сочленам, благодаря общему ведению хозяйства, каких-либо выгод иного рода». Кроме того, закрепленный в законе кооперативный принцип распределения голосов был сугубо кооперативным (=гражданским): один член - один голос. В этом главное его отличие от разного рода ООО, ОАО, а также других форм хозяйственных сообществ, в которых «сила голоса» прямо пропорциональна доле вложенного капитала.

Кооперативная форма организации хозяйственной деятельности настолько в мире во второй половине XIX в., начале ХХ в. социализировала капиталистическую, т.е. частную форму собственности, что это дало повод большевикам в первой четверти ХХ в. объявить кооперацию чуть ли не панацеей от всех общественных бед и самым коротким путем к коммунизму. Чтобы понять, насколько рьяно большевики пытались приспособить кооперативное движение к текущим нуждам построения «светлого будущего», достаточно обратиться хотя бы к известной статье В.И.Ленина «О кооперации», в которой он, в частности, писал: «На кооперацию у нас смотрят пренебрежительно, не понимая того. какое исключительное значение имеет эта кооперация… В сущности говоря, кооперировать в достаточной степени широко и глубоко русское население при господстве нэпа есть все, что нам нужно, потому что теперь мы нашли ту степень соединения частного интереса, проверки и контроля его государством, степень подчинения его общественным интересам, которая составляла камень преткновения для многих и многих социалистов». А потому, считал В.И.Ленин, «надо поставить кооперацию политически так, чтобы не только кооперация вообще и всегда имела известную льготу, но чтобы эта льгота была чисто имущественной льготой (высота банковского процента и т.п.). Надо ссужать кооперацию такими государственными средствами, которые хотя бы ненамного, но превышали те средства, которые мы ссужаем частным предприятиям, вплоть хотя бы до тяжелой промышленности и т.п.».

Что же помешало большевикам реализовать столь дерзкий план? Ответ мы находим в той же статье: «собственно говоря, нам осталось «только» одно: сделать наше население настолько «цивилизованным», чтобы оно поняло все выгоды от поголовного участия в кооперации и наладило это участие. «Только» это… Но для того, чтобы совершить это «только», нужен целый переворот, целая полоса культурного развития всей народной массы».

Если продолжить анализ попыток приспособления кооперативных начал к текущим политическим задачам, то для сталинского периода будет характерно уже даже не сведение кооперативов к колхозам, а, скорее, дух ненависти к кооперативному движению вообще и потребкооперации, в частности. Так, на Объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) 1930 г. констатировалось: «Усилиями партийных, профсоюзных организаций и кооперативного актива должен быть вытравлен торгашеский дух из работы потребкооперации… Потребкооперация должна перестроить свою работу в сторону безусловного обеспечения в первую очередь важнейших участков социалистического строительства и увязки дела снабжения с выполнением производственных планов, повышением производительности труда, борьбой с текучестью рабочей силы и поощрением социалистических форм организации труда». В то же время, говорится в резолюции этого пленума, «кооперация должна добиться быстрого продвижения товаров с фабрично-заводских складов к потребителю и решительно отстаивать перед промышленностью максимальное приспособление ассортимента товаров к запросам потребительских масс». Однако как в условиях полной ликвидации торгашеского духа это сделать? Остается лишь один путь: «засорение аппарата потребкооперации чуждыми и враждебными рабочему классу элементами ставит с чрезвычайной остротой задачу решительного обновления кооперативных кадров», - говорится в итоге резолюции пленума.

Эпоха правления М.С.Горбачева привнесла в процесс приспособления кооперативного движения к текущим политическим нуждам государства еще больший хаос и алогизм. И позже, признавая, что в кооперативах фактически происходило «отмывание денег и перетекание средств из государственного сектора в частные руки», М.С.Горбачев, вместе с тем всегда подчеркивал, что другого способа начать реформирование советской экономики у него не было. «Кооперативы были нужны, но хозяйственники начали решать свои проблемы, когда на базе каждого государственного предприятия создавались свои кооперативы», - рассуждал он.

В целом в советскую эпоху существовало множество различных видов кооперативных организаций. Однако основная масса их занималась производственно-хозяйственной деятельностью. Это были колхозы, (сельскохозяйственные артели), рыбколхозы, промысловые артели, артели инвалидов. Потребительская кооперация в этот период жестко связывалась с торгово-закупочными кооперативами (главным образом на селе) в целях обеспечения потребности граждан в потребительских промышленных товарах, переработки и сбыта производимой ими, в основном в подсобных хозяйствах, сельскохозяйственной продукции. Кооперативами, близкими по своему статусу к потребительским, были жилищные, жилищно-строительные, дачные и др.

Являлись ли эти кооперативы в подлинном смысле слова кооперативами - ответ на это будет отрицательный, потому как все советские кооперативы действовали под прямым административным контролем и в рамках, устанавливаемых распоряжениями исполнительной власти. Здесь не было также и свободы вступления ни в производственные, ни в потребительские кооперативы. Даже принятый 26.05.1988 Закон СССР «О кооперации в СССР» был слишком общим по содержанию, а потому не мог стать полноценным рабочим инструментом для разработки уставов конкретных кооперативов, определения особенностей их создания, ликвидации. Отсюда исторический откат кооперативного движения в советский период по сравнению с дореволюционным налицо.

Современное состояние российского кооперативного движения также далеко от европейского передового. Сегодняшнее кооперативное законодательство не непрозрачно и не едино. Для современного периода характерно жесткое разделение кооперативной организации экономической деятельности на два различных организационно-правовых типа: производственные кооперативы (предпринимательская структура) и потребительские кооперативы (некоммерческое юридическое лицо). Для производственных кооперативов установлены две различные организационно-правовые формы: просто производственный кооператив и сельскохозяйственный кооператив. Первый, создаваемый и действующий на основе Федерального закона от 08.05.1996 № 41-ФЗ «О производственных кооперативах», является общей организационно-правовой формой для всех производственных кооперативов. В то же время принятый ранее Федеральный закон от 08.12.1995 № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» устанавливает принципиально отличные от него организационно-правовые формы сельскохозяйственной кооперации.

Потребительские кооперативы еще более размыты. Здесь нет уже и намека на единство организационно-правых форм. Кроме потребительских кооперативов системы потребительской кооперации, функционирующей на основе Федерального закона от 19.06.1992 «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации», здесь имеются сельскохозяйственные потребительские кооперативы (перерабатывающие, сбытовые, снабженческие, садоводческие, кредитные и пр)., статус которых определяет ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации». Отдельным Федеральным законом от 07.08.2001 «О кредитных потребительских кооперативах граждан» устанавливается статус потребительских кредитных кооперативов. Статус жилищных и жилищно-строительных кооперативов определен Жилищным Кодексом РФ, (раздел 5), статус жилищных накопительных кооперативов - Федеральным законом от 30.12.2004 «О жилищных накопительных кооперативах» и т.п. 03.07.2009 принят Государственной Думой и 07.07.2009 одобрен Советом Федерации Федеральный закон «О кредитной кооперации», где в ч. 2 ст. 1 прямо указано, что «Действие настоящего Федерального закона не распространяется на сельскохозяйственные кредитные потребительские кооперативы и их объединения, правовые и экономические основы создания и деятельности которых определяются Федеральным законом от 08.12.1995 № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации»».

Таким образом, история кооперативного движения в России до настоящего времени так и не смогла «отстояться», а мы, в очередной раз пытаясь создать «строй цивилизованных кооператоров», по-прежнему искажаем кооперативные принципы либо в пользу публичного начала, либо в пользу капитала, учитывая то, что весь советский период кооперативы в России развивались как вспомогательные по отношению к государству публичные образования, мало чем отличающиеся от юридических лиц и действующие под жестким публичным контролем, а в настоящее время российское законодательство являет собой пример применения к кооперативам юридических конструкций, свойственных хозяйственным товариществам и обществам, т.е. фактически с отступлениями от демократического принципа управления в пользу доли участия в капитале, расширения участия инвесторов и пр.

Из сказанного следует главный вывод: опираясь прежде всего на международный опыт, мы должны в самое кратчайшее время разработать и утвердить стандарты деятельности кооперативов, определить технологию их взаимодействия с органами местного самоуправления, и наметить хотя бы в общих чертах порядок контроля по регулированию кооперативного движения в стране.

К примеру, по мнению одного из ведущих немецких специалистов в области кооперативного права Европы, в современном кооперативе должно обязательно присутствовать 6 более или менее выраженных признаков, определяющих его индивидуальность:

  • личностно ориентированный союз лиц, покоящийся на активном участии членов в качестве агентов и клиентов общей хозяйственной единицы (тождество агентов и клиентов - принцип тождественности);
  • добровольность членства;
  • изменяющееся, переменное число членов вследствие свободного вступления и выхода;
  • демократичность внутренней структуры (процедур принятия решений и контроля);
  • намеренное сведение к минимуму власти капитала, т.е. предоставление голосов и распределение прибыли по иным, нежели размер доли в капитале, правилам;
  • ориентация предприятия на обеспечение общих нужд.

Ныне, особенно по линии государственных Центров занятости населения в надежде на государственную помощь, зачастую успешно лавируя между несколькими федеральными законами, кооперативы начали расти, как грибы после дождя. Их только в Пензенской области в 2009 г. создано около 1000. И это хорошо. Только на открытие государственной кредитной линии, считаю, должны рассчитывать те, кто достиг при этом определенных, установленных государством стандартов деятельности. Иначе повсеместного распространения лжекооперативов, бутафорских товариществ не избежать. Что мы уже не раз проходили.

БОЧКАРЕВ Василий Кузьмич. Кандидат социологических наук. В 1987 г. избран председателем исполкома Железнодорожного района г. Пензы, в 1991-1998 гг. - глава администрации этого района. В 1998 г. избран главой администрации Пензенской области, Губернатором Пензенской области, в 2002 г. избран на пост Губернатора повторно. В 1990-1993 гг. - народный депутат РФ. В 1998-2001 гг. - член Совета Федерации ФС РФ. С 2000 г. - член Государственного совета РФ. В 2003 г. избран Президентом ассоциации экономического взаимодействия субъектов РФ "Большая Волга".

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100