написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 2 (35) Июль 2008

О развитии инновационной системы Российской Федерации (материалы заседания Президиума Государственного совета, Москва, 18.04.2008)

Д.А.Медведев, Президент Российской Федерации

Сегодня на Президиуме Госсовета мы обсудим перспективы развития национальной инновационной системы.

Успех на этом направлении для нас имеет ключевое значение. По сути, это решающее условие для долгосрочного роста нашей экономики, но с ростом экономики связан и ощутимый рост качества жизни всех наших людей.

Известно, что сектор научных разработок и их эффективная коммерциализация - это основа конкурентоспособного промышленного производства. И в развитых странах развитая же инновационная система включает в себя не только инновационные проекты и реализующий их впоследствии инновационный бизнес, но и исследовательский сектор, сферу образования - всё это находится в одном большом кластере.

Базовыми элементами этой системы являются создаваемые сегодня наукограды, особые экономические зоны, технопарки, центры трансфера технологий, так называемые бизнес-инкубаторы и иные подобные структуры, которые появляются сейчас в довольно большом количестве. А высокая скорость и непрерывность инновационного цикла должна обеспечиваться финансовыми институтами, в том числе венчурными инновационными и инвестиционными фондами.

Инновационная система - это такой приводной механизм научно-промышленного развития, который применяется в большинстве современных государств. Её главная задача - обеспечить эффективное прохождение всего инновационного цикла. Именно на это работает целая совокупность правовых, экономических, организационных и финансовых инструментов. И именно к этой модели мы сегодня и стремимся.

Что касается российской инновационной системы, у нас, с одной стороны, созданы и уже работают её основные элементы, однако мы прекрасно понимаем (и, собственно, прежде всего, ради этого собрались здесь): инструменты поддержки инноваций сегодня слабо увязаны друг с другом. Отдельные циклы инновационного производства разобщены и плохо состыкованы друг с другом. Наверное, сегодня в этом основная проблема. И мы просто вынуждены открыто констатировать, что сегодня, по сути, системой они не являются. Хотя мы и используем этот термин «инновационная система», но, по сути, пока это не система: это набор близких, но пока ещё достаточно разнородных элементов. И поэтому созданные у нас элементы инфраструктуры определяющей роли в продвижении соответствующих проектов пока не имеют. Как результат - и масштаб, и сама отдача инновационной деятельности пока остаются весьма низкими.

Я приведу несколько цифр, они многим из вас хорошо известны. Тем не менее - для того чтобы нам войти в курс: доля промышленных предприятий, осуществляющих разработку и внедрение технологических новаций, не превышает у нас 10%. А доля инновационной продукции в общем объеме продукции промышленного производства составляет всего 5,5%. Это данные статистики.

Я вчера, когда готовился к сегодняшнему мероприятию, задался вопросом: как это считается? И даже эти цифры не вполне для меня очевидны.

Ясно, что должны быть найдены решения, позволяющие обеспечить массовое, серийное создание инноваций, так чтобы доля предприятий, осуществляющих технологические инновации, возросла до 40-50%, а доля инновационной продукции в общем объёме промышленной продукции - до 20-25%. При этом внутренние затраты на исследования и разработки должны вырасти с 1% от ВВП сегодня до 3% ВВП, в том числе за счёт увеличения расходов частного бизнеса на науку.

Подчеркну, это абсолютно реальные ориентиры, на которые отечественная инновационная система должна выйти уже к 2020 г. Это не просто реальные ориентиры - это наша обязанность. Если мы этого не сделаем, то мы и соответствующую программу не реализуем. И, соответственно, программа, обеспечивающая их безусловное достижение, должна стать одним из ключевых разделов Концепции социально-экономического развития страны на период до 2020 г.

Этот документ должен, во-первых, содержать конкретный план действий по соответствующим вопросам; во-вторых, заложить единый, скоординированный подход к реализации как отраслевых, так и региональных инновационных проектов, тем самым создав условия для концентрации бюджетных ресурсов на таких приоритетных для нас направлениях, как нано- и биотехнологии, энергосбережение, экология, новейшие информационные системы и др.

Такой документ нужен не только государству, но и бизнесу. Он должен предметно назвать те сферы, где государственно-частное партнерство должно использоваться максимально эффективно.

Сама по себе эффективность инновационной системы зависит также от объективного знания глобальных тенденций развития. Не секрет, что в сегодняшней ситуации прогнозирование у нас разрозненно по отдельным отраслям, по технологическим направлениям, а все расчеты зачастую просто не согласуются друг с другом. Поэтому считаю необходимым разработать объективный долгосрочный прогноз научно-технологического развития страны, прогноз на перспективу до 2030 г.

Ещё одна группа задач связана с преодолением сегодняшнего состояния, когда у нас разобщены научный и корпоративный сектора инновационной системы. К сожалению, это так. Обратных примеров пока не так много. Один из них - это Дубна, есть ряд других наукоградов. Именно здесь коренятся трудности с внедрением в производство инновационных продуктов. И одно из решений - выстраивать в инновационной среде сквозные технологические коридоры, т.е. такие механизмы, которые обеспечивают продвижение передовых знаний к рынку и привлекают инвестиции в самые прорывные проекты.

В порядке первоочередных мер следует обеспечить скорейшее принятие ряда законопроектов, об этом мы тоже говорили: это и закон «О передаче технологий», и закон «О патентных поверенных». Оба эти документа, по сути, вытекают из ряда более общих законов, которые мы приняли за последнее время. Они будут содержать правовые нормы, которые должны стимулировать инновационную деятельность.

Надо, кроме того, повышать спрос реального сектора экономики на технологии и инновации. Распоряжение ими должно стать выгодным активом, способным резко повысить капитализацию наших предприятий.

И, наконец, важнейшая задача - развитие инновационной среды на местах, в регионах. Рассчитываю, уважаемые коллеги, услышать от вас сегодня ваши предложения.

Ещё раз хотел бы сказать, что развитие инновационной системы - это, по сути, структурный сдвиг российской экономики и реальный выход к модели, позволяющей достичь опережающего развития. А это та цель, которую ставят перед собой сегодня большинство стран. Но только при таком подходе у нас могут появиться и новые лидеры производства, и само производство станет, наконец, высокотехнологичным.

В.А.Толоконский, губернатор Новосибирской области

Прежде всего, считаю необходимым обозначить общую системную проблему, сдерживающую такое развитие. Да, Россия обладает мощным научно-образовательным потенциалом и современными наукоемкими производствами. Благодаря политической воле руководителей государства в последние годы созданы важные элементы инновационной системы, приняты законы и программы, предполагающие качественный рост бюджетного финансирования и поддержку научных исследований. Организованы государственные корпорации, способные заказывать и реализовывать крупные исследовательские разработки и высокие технологии, сформированы особые технико-внедренческие и технопарковые зоны, созданы современные механизмы и институты инновационного развития в виде Инвестиционного фонда, Венчурной компании, Банка развития, осуществляется грантовая поддержка лучших университетов, молодых ученых, научных школ.

И в то же время качественные изменения в науке и образовании, освоение новых технологий, уровней производительности и эффективности труда еще крайне незначительные и явно не соответствуют заявленным целям и возможностям. Реализация инновационных программ идет медленно, без должного масштаба и связана с целым рядом неоправданных ограничений. Не стану приводить много примеров, вы их хорошо знаете, назову пример из практики развития технопарковой зоны в нашей области.

Для подготовки прав застройки земельных участков, всей разрешительной документации на строительство технопарковых объектов в новосибирском Академгородке нам потребовалось почти 2 года. Это в условиях, когда были приняты соответствующие правительственные решения, имелись подготовленные, инженерно обустроенные территории, негосударственные инвестиционные ресурсы практически на весь объем строительства. И при этом я не могу упрекнуть какие-либо государственные органы в стремлении затянуть процесс. Вовсе нет. Они выполняли требование закона, находились в рамках традиционной управленческой практики. Подобные преграды и барьеры сдерживают темпы развития особых технико-внедренческих зон, технопарков, университетских центров, малого инновационного бизнеса. Многим из нас не раз приходилось убеждаться в том, что существующее законодательство и управленческая практика нацелены на поддержание сложившихся условий и структурных пропорций, но слабо адаптированы к решению задач быстрого инновационного развития. Поэтому для успешной реализации инновационной стратегии нам необходимо качественно обновить и наше законодательство, и нашу систему управления.

Какие в этом ключе вносим конкретные предложения?

1. Считаем важным расширить временные горизонты прогнозирования и разработки программ научно-технологического и инновационного развития страны, усилить их комплексность и системность. Стратегия развития страны до 2020 г. должна уточнить цели, приоритеты и конкретные механизмы развития национальной инновационной системы. Одновременно качественный прогноз развития науки и технологий на период 20-30 лет должен во многом определять экономические и социальные цели и задачи развития нашего общества и государства. Д.А.Медведев сейчас такое поручение, такое решение уже сформулировал.

2. Систему государственного управления необходимо максимально ориентировать на проектно-целевой принцип. Обычно механизм согласования не всегда обеспечивает нужную динамику в принятии управленческих решений. Политическая стабильность и особая важность инновационной политики дают нам основание предложить, чтобы реализация особо крупных и значимых проектов регулировалась указами Президента России. Опыт работы по приоритетным национальным проектам доказал действенность и эффективность проектно-целевого подхода и концентрации управленческих полномочий. Одновременно с усилением проектно-целевого принципа управления важно расширить полномочия и усилить ответственность субъектов РФ в реализации программы инновационного развития.

3. Следует внести необходимые дополнения и уточнения в профильные законы и нормативные акты, регулирующие научную, образовательную и в целом инновационную деятельность, и на этой основе внести поправки в законодательные акты общего системного действия.

Отмечу, что здесь больше всего было предложений от членов рабочей группы, которые касаются предоставления права государственным научным и образовательным учреждениям быть учредителями малых инновационных предприятий с использованием для этого нематериальных активов и собственных заработанных средств. Предоставление такого права позволит качественно ускорить процесс внедрения научных разработок в хозяйственную практику, эффективно коммерциализировать результаты исследований, масштабно привлечь в инновационную сферу частный капитал и существенно повысить мотивацию деятельности научных организаций и ученых, я бы даже сказал, привлекательность их работы в России. Рабочая группа поддерживает предложения ряда министерств, Российской академии наук о внесении изменений в ФЗ № 94 о размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных нужд. Нынешняя его редакция зачастую не позволяет научным учреждениям использовать наиболее качественные детали и комплектующие, формировать долговременные партнерские отношения, участвовать в международных проектах и многое другое.

Считаем важным дальнейшее совершенствование налогового законодательства. Оно должно эффективно стимулировать спрос со стороны производственного сектора на научные разработки и их практическое применение, способствовать внедрению современных высоких технологий, требующих больших разовых капиталовложений, содействовать развитию технопарковой инфраструктуры, давать широкие возможности для использования государственных средств и частных инвестиций на приобретение научного и экспериментального оборудования.

Мы видим целесообразность в развитии нормативной базы, регулирующей деятельность государственных институтов развития. Полагаю, что ни у кого не вызывает сомнений, что развитие национальной инновационной системы потребует существенного роста инвестиций, и без эффективной государственной поддержки здесь не обойтись. На это должны быть максимально ориентированы инвестиционные и венчурные фонды, Российский Банк развития, вся финансово-кредитная система.

4. Повышение качества и темпов инновационного развития предполагает концентрацию ресурсов для формирования крупных научно-образовательных центров мирового уровня, таких центров, которые способны быть точками роста для инновационной экономики всей страны. Для этого необходимо активизировать региональную инновационную политику, создать субъектам Федерации серьезные стимулы для развития инновационной экономики, качественно улучшить всю сферу жизнедеятельности на тех территориях, где сосредоточен высокий научно-технологический и образовательный потенциал.

5. Инновационное развитие требует особой системы подготовки кадров. Нам нужны специалисты, которые способны находить новые решения, создавать и совершенствовать научные школы, внедрять высокие технологии во всех сферах деятельности. К сожалению, коммерциализация высшего профессионального образования, неправильные и порой лицензионные требования к вузам привели к росту численности студентов, но одновременно и к деформации профессиональной структуры, к снижению качества подготовки многих специалистов.

На всех приоритетных направлениях инновационного роста мы сталкиваемся с дефицитом необходимых кадров. Поэтому здесь требуются серьезные законодательные и управленческие инновации. Обязательным условием предпринимаемых усилий должно быть существенное укрепление взаимодействия науки и образования, максимальная адаптация учебных планов и программ к реальным задачам и механизмам инновационного развития.

А.А.Фурсенко, Министр образования и науки Российской Федерации

Центральным элементом инновационного сценария развития экономики является национальная инновационная система. И благодаря предпринятым в последние годы усилиям удалось достичь определенных результатов практически по всем основным направлениям формирования национальной инновационной системы. В частности, может быть отмечено развитие профессиональной подготовки в рамках нацпроекта «Образование», который включает поддержку инновационных вузов, техникумов, колледжей, разработку новых стандартов, целевых программ. Проведена модернизация научного сектора, принят новый закон о науке, утвержден устав Российской академии наук, утверждена программа фундаментальных исследований государственных академий. Если говорить об инфраструктуре, то за последние годы создано более 60 центров коллективного пользования, более 120 инновационно-технологических центров и технопарков, 86 центров трансфера технологий, возникли особые экономические зоны. Заработали институты развития, это Российская венчурная компания, это ряд госкорпораций.

Как сказал Д.А.Медведев, вообще элементов построено довольно много, и, в общем, все элементы работают. При этом для задания государством ориентиров в инновационной сфере, имеющих эффект на уровне экономики и безопасности страны в целом, запущен ряд важнейших инновационных проектов. Я могу сказать, что в рамках федеральной целевой программы «Исследования и разработки» на эти цели предусмотрено 5 млрд руб., при этом доля внебюджетного финансирования - до 60% от общего объема финансирования, а ежегодная выручка - 5 руб. на каждый вложенный бюджетный рубль. Только за счет этого механизма к концу программы, где-то к 2011-2012 гг., прирост инновационной продукции составит как минимум 100 млрд руб.

Таким образом, можно констатировать, что, несмотря на значительно меньший по сравнению с ведущими индустриальными державами опыт ведения инновационной деятельности, в России существует система, осуществляется коммерциализация научно-технических результатов, обеспечивается рост производства новой технологической продукции, но масштаб этой деятельности ни в коем случае не может нас устраивать. Это элементы, а не единая мощная комплексная система. И главным ограничителем здесь является как раз недостаток этого комплексного подхода к развитию инновационного сектора, подхода, при котором любые решения экономической направленности рассматривались бы с позиции стимулирования именно инновационного развития. Именно в этом случае мы могли бы перейти от управления затратами к управлению результатами и обеспечить инновациям адекватную роль в развитии экономики страны. Сегодня все-таки мы главным образом говорим, как потратить деньги.

Министерство образования и науки имеет ряд предложений по существу вопроса. Прежде всего, требуется переломить сложившуюся крайне негативную тенденцию, при которой увеличение бюджетного обеспечения сферы научных исследований не приводит к увеличению объема ее финансовых ресурсов в целом, а лишь вытесняет и замещает деньги частного сектора. Бизнес сегодня не хочет и не готов полноценно участвовать в формулировании задач и заказов. В нашей федеральной целевой программе есть специальное направление работы по тематике бизнес-сообщества, только бюджетное финансирование - 15 млрд руб. Самые большие проблемы с конкурсом идут именно по этому направлению, мы не можем найти необходимого количества проектов.

Далее. Явным препятствием на пути ускоренного инновационного развития остается, с одной стороны, недостаточная конкурентоспособность российского сектора исследований и разработок, а с другой - низкий уровень коммерциализации получаемых научно-технических результатов. Для устранения первой проблемы предлагается ввести в практику конкурсы программ развития научно-исследовательских институтов по аналогии с продемонстрировавшим успешность конкурсом инновационных вузов в рамках национального проекта «Образование». Адресная бюджетная поддержка лидирующих исследовательских центров в конечном счете обеспечит и процесс необходимой реструктуризации госсектора науки в целом, а также достижение нового качества научных результатов. Мы соответствующий проект документов подготовили и предлагаем его рассмотреть в ближайшее время на Правительстве.

Тот же конкурсный подход должен быть реализован для российских исследовательских структур и на международном уровне. Такую возможность предоставляет присоединение России к 7-й рамочной программе научно-исследовательского и технологического развития Европейского сообщества. Это не только откроет нам доступ к научному потенциалу основных европейских исследовательских организаций, но и даст мощный стимул к развитию коммерциализации получаемых результатов, к реформированию неэффективной структуры и управления.

Мы ведем в настоящее время предметные российско-европейские консультации о конкретных условиях присоединения. Только в рамках этого конкурса мы действительно сможем определить, какие у нас научные организации конкурентоспособны, а какие не могут быть конкурентоспособны в мире, а значит, они не конкурентоспособны и в нашей стране, потому что наука все-таки сугубо местной быть не может, сегодня особенно.

С учетом особой важности для инновационной сферы системного долгосрочного прогнозирования научно-технологического развития России нами начата работа по реализации на основе международно-признанной методологии Форсайта прогноза на период до 2025 г. На сегодня получены первые результаты, которые показывают, в частности, что для перехода к политике ускоренной технологической модернизации следует сконцентрировать ресурсы государства на следующих трех основных технологических направлениях.

Первое - на тех проектах, которые находятся в сфере непосредственной ответственности государства. Это оборона, здравоохранение, образование и фундаментальная наука.

Второе - это направления, которые востребованы бизнесом, но одновременно входят в сферу интересов государства. Например, экология, атомная энергетика, модернизация инфраструктуры.

И, наконец, это направления, где обеспечивается создание новейшей технологической базы, формирование которой лежит за пределами традиционных горизонтов планирования коммерческой деятельности, например, нанотехнологии.

В рамках упомянутого комплексного подхода эти задачи могут быть эффективно решены специфическими взаимоувязанными инструментами - технологическими коридорами, которые действительно должны быть частью, может быть, базовой частью национальной инновационной системы. Однако возможности этого развития сегодня ограничены действующим законодательством. Сегодняшняя нормативно-правовая база сформирована с ориентиром, прежде всего, на обеспечение стабилизации, а не развития, охраны, а не использования результатов интеллектуальной деятельности. И сегодня наша правовая среда фактически блокирует то новое, что вносит сама жизнь, а в целом является неблагоприятной для формирования и развития эффективной инновационной системы.

В то же время поставленные задачи требуют совершенно иного подхода - это стимулирование инновационной деятельности, снятие сдерживающих барьеров. Ключевую роль снятия сыграло принятие 4-й части Гражданского кодекса. Это был ключевой момент, и в развитие этого положения законопроекты, о которых говорил Д.А.Медведев, не только разработаны, они приняты Правительством, и, насколько я знаю, первый закон о передаче технологий должен сегодня быть внесен в Думу.

Кроме этого разработан ряд постановлений Правительства, которые бы обеспечили имплементацию этих законопроектов в жизнь. И эти меры обеспечивают в основном создание целостной системы управления правами на результаты научно-технической деятельности, полученными за счет средств федерального бюджета. В частности, за госбюджетными учреждениями образования и науки, которые создают сегодня основной объем таких результатов, закрепляются права на эти результаты, что мотивирует предприятия и, главное, исследователей на инновационное поведение. Однако для практического внедрения эти учреждения должны иметь адекватные механизмы.<…>

Одна из возможностей - это создание малых предприятий, при которых вносятся в качестве вклада оцененные, я подчеркиваю, оцененные независимыми оценщиками права на результаты интеллектуальной деятельности. И это требует определенных изменений в Гражданском и Бюджетном кодексах, другие федеральных законах. Но, на наш взгляд, суть этих законов это не изменит. Мы подготовили предложения по соответствующему законопроекту и тоже хотели бы, чтобы Президиум Госсовета поддержал работу над этим законопроектом.

Также было сказано по поводу определенных изменений в Федеральном законе № 94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Требуется учет законов на НИОКР, в частности, вопросы, связанные с софинансированием работ со стороны бизнеса, - это вопрос, который в полной мере сегодня в ФЗ № 94 не решен.

Также требуется определенное повышение в этих работах квалификации исполнителей и возможности заключения контрактов, например - с несколькими участниками. Разговор идет о поисковых работах. Мы такой проект подготовили, он сейчас согласуется в Минэкономразвития, и, по-моему, мы находим понимание.

Я хочу сказать, что инновация - это движение вперед и важнейший инструмент развития всех сторон общества, но, конечно, она ломает существующие правила. Это все-таки инструмент развития, и если он развивает, то, несомненно, что-то отметает, что-то ломает. И всегда существуют опасности, что при этих изменениях мы что-то потеряем, но мы можем гораздо больше приобрести. И такой мягкий, медленный эволюционный путь для этого, наверное, не годится.

Я хочу вспомнить, что был момент, когда в Соединенных Штатах начали внедрять вычислительную технику. И там был придуман такой очень мощный маркетинговый ход, когда предложили первые персональные компьютеры. Там изобретатели "Apple" бросили лозунг «Дети не могут ждать!», и под этим лозунгом были введены компьютеры в школы, произошел качественный переворот. Вот я хочу сказать, что инновации сегодня не могут ждать. Поэтому мы должны пойти на изменения, даже если они носят такой рискосодержащий характер.

Д.В.Зеленин, Губернатор Тверской области

<…>Процессы формирования и функционирования инновационной системы являются очень масштабными и, несомненно, нуждаются в координации. И было бы, на мой взгляд, целесообразно определить единственный федеральный орган государственной власти, на который будет возложена ответственность за реализацию инновационной политики, а также ее межведомственная координация по образцу других межведомственных, таких сопрягающихся отраслей.<…>

Конечно же, очень важна необходимость четкого определения термина «инновации» и внедрение его в законодательную практику на федеральном уровне. Но очень актуальна также и поддержка малых инновационных предприятий, это пересекается с решениями и рассмотрением вопроса на недавнем президиуме Госсовета в Тобольске. И считаю, что необходимо законодательно определить особый статус и описать формы государственной поддержки именно для малых инновационных предприятий как отдельной составляющей части.

Следующий момент - это естественнонаучные специальности. Их сейчас крайне мало в высших учебных заведениях, и сейчас по этим специальностям обучается всего лишь около 1% студентов. Этот вопрос обсуждался на недавних секциях в рамках съезда «Единой России». Остальные - юристы и экономисты и еще несколько специальностей, необходимость в которых тоже есть, но не в таком количестве, в котором есть студенты.

И здесь для инновационной сферы очень важно также приложить усилия по улучшению материально-учебной базы в высших учебных заведениях по естественнонаучным специальностям, которые, конечно, требуют больших капиталовложений. И, может быть, это требует отдельного финансирования.

Национальная инновационная система должна касаться, на мой взгляд, не только технологических инноваций. Она не может существовать без осуществления организационно-управленческих инноваций. И здесь непрерывная система обучения внедрению инноваций, в том числе для руководителей предприятий, должна тоже встать на государственный уровень. Да, у нас внедряется система MBA, но вот именно обучение инновациям в непрерывном цикле, от пятилетнего возраста до пенсионного, на мой взгляд, является очень важной составляющей. И здесь большую роль могла бы сыграть президентская программа подготовки кадров, которую также можно было бы внедрить в этот процесс.

И последнее предложение. Абсолютно с Вами согласен по поводу официальной статистики. К сожалению, из статистического учета и классификаторов давно исчезло понятие «наука и научное обслуживание», т.е. у нас нет статистического учета по развитию инновационной деятельности. У нас есть только экспертные наблюдения, статистические экспертные наблюдения. Поэтому создание системы государственного статистического учета в области инновационного развития назрело и крайне необходимо.

Д.А.Медведев, Президент Российской Федерации

Я насчет статистики сказал очень аккуратно, но вообще-то, я вам признаюсь, просто не понятно, что это такое? Смотрите, 5,5% в общем объеме промышленной продукции - это инновационная продукция. А что имеется в виду? Это, видимо, имеется в виду ситуация, когда, допустим, предприятие по какому-то из видов продукции в лучшем случае зарегистрировало патент, а так это, скорее всего, просто некие технологические изменения, которые, по мнению людей, которые такую статистику проводят, создают инновационный эффект. Но мы же с вами понимаем, что это все не то, что нужно. Можно изображать эту инновацию, перекладывая одни элементы в другие. То есть достоверной статистики, реально свидетельствующей о том, что происходит в этой сфере, у нас нет. Это совершенно очевидно. Мы должны просто подумать, это наша с вами как раз задача, какие дополнительные критерии нам необходимо использовать для того, чтобы ориентироваться в том, что мы создаем. Вот эта новая продукция, которая возникает, она инновационная, или же это, по сути, традиционная продукция, которую нарядили в соответствующую инновационную одежду? Нам-то нужен качественный рост, а не просто разговоры о том, что какие-то проценты увеличились, даже если речь идет об увеличении общего финансирования и о тех цифрах, которые в рамках ВВП мною были названы.

В.В.Артяков, Губернатор Самарской области

Естественно, базу инновационного развития экономики России составляют опорные, индустриально развитые регионы.<…>

На федеральном уровне, кроме того, предлагается не в отдаленной перспективе, а именно сейчас принять конкретные решения по стимулированию инноваций и государственно-частного партнерства через налоговую систему, амортизационную политику и бюджетные дотации. Это будет просто необходимо сегодня.

Необходимо внести изменения в Федеральный закон «Об особых экономических зонах в Российской Федерации», позволяющие создавать особые экономические зоны на небольших производственных площадках с высокой концентрацией высокотехнологичных производств. Этим самым мы можем сегодня стимулировать и малый, и средний бизнес, о чем мы говорили на недавнем президиуме Госсовета. Здесь мы можем дать некий импульс. Мы имеем примеры, когда на таких маленьких локальных производствах сосредоточен именно как раз высокотехнологичный бизнес и высокотехнологичные процессы.

Сегодня отсутствуют базовые законы об инновациях и венчурном инвестировании. Целесообразно в короткие сроки разработать и принять эти важнейшие законы.

Внимание также следует обратить и на проблему создания и развития региональных управляющих компаний, которые будут специализироваться на поиске, развитии и продаже инновационного бизнеса. Это очень важный рыночный элемент в развитии регионов.

И одним из наиболее важных факторов развития инновационной экономики следует считать ее опережающее кадровое оснащение.<…> Если мы запустим эти механизмы, то они помогут запустить механизм саморазвития инновационной системы, обеспечить устойчивость ее результатов.<…>

Также необходима и определенная инновационная специфика подготовки научных кадров в системе послевузовского образования. В этой сфере кроме академических исследований требуются ученые-менеджеры, чей успех определяется способностью привлекать финансовые и управленческие ресурсы.

Таким образом, очевидно, как все уже отмечали, что к развитию инновационных систем необходимо сегодня подходить комплексно, не только на региональном, но и на федеральном уровне, с пониманием того, что без поддержки федерального центра в регионах многие вопросы решить будет невозможно.

С.Г.Митин, губернатор Новгородской области

Я продолжу тему об определении критериев инновационной продукции. Вот цифры этого доклада: 2940 предприятий в 2006 г. имели инновационный характер деятельности. И в этой связи после внимательного изучения доклада и оценки его как очень серьезного документа мне кажется, что мы очень сильно в последнее время уходим больше в инфраструктуру инновационной системы, уходя от самого предмета инноваций. Здесь, конечно, определение инновационного предприятия, инновационной технологии, инновационного продукта, о котором мы сказали, - его надо законодательно определить, и, конечно, какой орган это определение будет представлять.

Вот, казалось бы, наиболее такое важное - это патент, который Российская Федерация выделяет на инновационную продукцию, он мог бы являться таким критерием. Но, определив критерий (думаю, что мы это рано или поздно сделаем законодательно), не надо забывать, наверное, и о мотивации. Как же «замотивировать» предприятие, которое бы занималось этой инновационной деятельностью?

Вот я хочу напомнить, что еще в советское время прибыль, которая направлялась на научно-техническое перевооружение, не облагалась налогом. Такая ситуация была до середины 90-х гг. примерно, и этот показатель был очень важен, очень многие воспользовались им, и он эффективно очень работал. Сегодня у нас такого нет, как и нет налоговых каникул, как и нет отсрочки платежа по тем средствам, которые привлекаются.<…>

И здесь хотелось бы еще об одном показателе сказать - о правах предприятий на результаты интеллектуальной деятельности. Здесь тоже вопрос достаточно серьезный. Хотелось бы, чтобы мы как можно быстрее это определили, потому что сегодня предприятие, даже имея такие результаты, должно очень серьезно с государством разобраться, как и на каких условиях они ему достанутся. И самое главное, что, как мне кажется, особенно актуально для малых предприятий - разрешить им капитализировать результаты научно-технической деятельности, для того чтобы взять те же самые кредиты для подготовки производства.

П.И.Сумин, Губернатор Челябинской области

<…>У нас доля инновационной продукции по статотчетности составила в минувшем году 8,4%. За 3 года объем научно-исследовательских работ вырос в 1,3 раза, составив 8 млрд руб. А вот производительность труда в результате этого, потому что мы внедрили свыше 4000 инноваций в технологии, в производство, производительность, выросла с 2004 г. в 2 раза. Безусловно, не без проблем.

Есть и работает у нас технопарк, есть у нас инкубаторы, мы создаем и новые рабочие места, есть у нас уже вторая программа по инновационной деятельности.<…>

О проблемах развития инновационной системы. По-моему, есть эта проблема - проблема венчурного финансирования. Имеются «ножницы» между новым Бюджетным кодексом, запрещающим финансирование коммерческих структур, и приказом Минэкономразвития России. В региональной практике конкурсного отбора управляющей компании для передачи ей в управление средств областного венчурного фонда пока тоже нет. А мы в текущем году в областном бюджете на эти цели заложили довольно солидные финансовые ресурсы и пока не можем их распечатать.

Второе - о патенте. На мой взгляд, в представленных материалах практически ни слова не сказано о проблемах изобретательского и рационализаторского движения, методах их решения. В России до сих пор невыгодно быть по-настоящему изобретателем. Патентная работа, защита авторских прав, внедрение рационализаторских предложений, вознаграждение за них - ахиллесова пята нашей инновационной политики<…>.

Принятая 2 года назад 4-я часть Гражданского кодекса РФ, которая регулирует права на результаты интеллектуальной деятельности, из-за отсутствия нормативных законов работает недостаточно. Видимо, необходима рекомендация ускорения принятия Государственной Думой этих законов.

И третье. <…>Следовало бы ввести более эффективные налоговые льготы при учете затрат на исследования и разработки, в том числе для научно-исследовательских институтов и опытно-конструкторских организаций, которые за последние годы были довольно солидно, откровенно говоря, потрепаны. Им нужно восстановить свой потенциал, обновить фонды и привлечь инвесторов.

Д.А.Пумпянский, руководитель комитета Российского союза промышленников и предпринимателей по техническому регулированию, стандартизации и оценке соответствия

Я хотел бы остановиться на одном существенном, на мой взгляд, аспекте инновационного развития, обеспечивающем развитие национальной инновационной системы в стране, - на уровне и состоянии технического регулирования и стандартизации. Не секрет, что даже самые прорывные результаты НИОКР, формирующие инновационную составляющую экономической среды, экономического роста, будут востребованы промышленностью и потребителями только тогда, когда будут выражены в соответствующих нормативных документах. И, наоборот, эффективная система технического регулирования, стимулирующая новый уровень потребительских свойств и безопасности, является мощным стимулом для развития качества продукции и технологий.

Год назад при активном участии бизнеса были приняты существенные поправки в базовый закон о техническом регулировании, которые позволяют реально проводить реформу технического регулирования в стране. Однако процесс актуализации подготовленных текстов регламентов новым требованиям закона идет медленно, утопая в процедурах межведомственных согласований. Комитет РСПП по техническому регулированию проводит экспертизу практически каждого проекта технических регламентов, делая акцент на снятии излишних административных барьеров и соответствии мировой практике.

Что предлагается для ускорения реформы технического регулирования? В настоящий момент на первый план выходит вопрос создания систем стандартизации и аккредитации. Существующая база стандартов, сформированная еще во времена СССР, обновляется очень медленно и несистемно.

Кроме того, уровень гармонизации российских национальных стандартов с международными явно недостаточен. Поэтому актуальнейшим вопросом становится разработка и принятие федерального закона о стандартизации и национальной программы стандартизации, в том числе и для обеспечения прямой и эффективной связи науки и производства. На наш взгляд, эти меры позволят России сократить отставание и стать полноправным участником процесса и на международном уровне.

Несколько слов о создании единой национальной системы аккредитации. Простой пример: при выпуске продукции отечественные товаропроизводители несут фактически двойные затраты, сертифицируя свою продукцию для российского рынка и для зарубежного. С другой стороны, в нашей стране сегодня действует 19 узковедомственных систем аккредитации, которые взаимно не признают результаты испытаний друг друга, поэтому одно изделие зачастую необходимо сертифицировать несколько раз, с чем мы постоянно сталкиваемся на практике.

Совершенно очевидно, что такой сложный бюрократический механизм выступает тормозом инновационного процесса. Крупным компаниям очень тяжело, а мелким и средним компаниям эффективно развивать международные связи просто невозможно. Поэтому, на наш взгляд, необходимость принятия федерального закона об аккредитации также назрела.

По нашему мнению, разработка и принятие этих законопроектов станет важнейшей составляющей реформы технического регулирования, которая в свою очередь является действенным инструментом внедрения инноваций и развития национальной инновационной системы.

М.В.Ковальчук, член-корреспондент РАН, профессор, директор РНЦ "Курчатовский институт"

<…>Я хотел бы коснуться другой части развития инновационной системы, в частности, фундаментальных исследований.

Не так давно состоялось заседание Совета по науке, образованию и технологиям, на котором была утверждена программа фундаментальных исследований Академии наук, имеющей государственный статус. Но при этом я хочу обратить внимание на то, что фундаментальные исследования ведутся широким фронтом в нашей стране. У нас существует почти 60 государственных научных центров, которые специализируются на самых важных направлениях, которые потом переходят в прикладную науку, а базы для финансирования фундаментальных исследований, проводимых неакадемичными учреждениями, сегодня нет в принципе. Об этом давно идет речь, была протокольная запись заседания Правительства, но тем не менее эта система до сих пор не создана, и поэтому мы огромную часть нашего потенциала, который бы мог, должен и всегда участвовал в получении новых знаний, оставляем за бортом.

При этом я хотел бы обратить внимание на тот факт, что если мы сегодня не будем заниматься фундаментальными исследованиями, то нам завтра не надо будет обсуждать инновации, у нас не будет базы, откуда мы будем черпать следующие инновации. И это ключевой вопрос, который должен решаться одновременно.И поэтому вопрос о развитии фундаментальных исследований в предприятиях любой формы собственности и ведомственной принадлежности есть ключевой вопрос для движения по инновационному полю.

И в этой связи я хотел бы обратить внимание на конкретный факт. Сегодня, например, в рамках Организации экономического сотрудничества и развития существует много разных групп. Одна из них называется «Мега Сайнс Форум», т.е. это наука, проводимая на больших установках. И сейчас это очень актуально, потому что мы находимся в Дубне, которая как раз принадлежит именно вот к этому сегменту науки. Речь идет о мегаустановках, дорогих, дорогостоящих, сложных установках, наличие которых в стране, во-первых, характеризует технологический уровень развития государства, а во-вторых, в них сконцентрированы на самом деле сотни миллионов долларов и потенциал материальной стороны, интеллектуальный и технологический. Поэтому вокруг этих центров начинают разворачиваться как фундаментальные исследования, так и целый комплекс движения по прорывным проектам.

Но у нас сегодня, если говорить, скажем, о нашей классике, общепризнанной в мире, - ядерных центрах научных, у нас их 7. У нас 2 центра находятся под эгидой А.А.Фурсенко. Это представляемый мною Российский научный центр «Курчатовский институт», Дубна как международный центр. Плюс 2 центра находятся под Росатомом - это Институт теоретической и экспериментальной физики и Институт физики высоких энергий. И 3 института находятся в рамках Академии наук - это Институт ядерных исследований в Троицке, это Гатчинской институт [Петербургский институт ядерной физики им. Б. П. Константинова] и плюс Институт ядерной физики им. Г.И.Будкера в Новосибирске. Так вот эти институты как бы являются системообразующими.

Во всем мире существует отдельная система финансирования, обсуждения затрат, поскольку они стоят совсем других денег и они являются системообразующими. Например, в Германии существует общество Гельмгольца, некое отдельное агентство, которое руководит этой областью. А мы в этой области всегда были первыми в мире общепризнанно, но сегодня эта вся деятельность развивается в Европейский центр ядерных исследований, развивается в Германии, вот новый проект - XFEL (европейский рентгеновский лазер на свободных электронах), а мы как бы на самом деле фактически стоим и, я бы сказал, начинаем стагнировать очень сильно. Если мы до этого жили за счет западных ресурсов, то сегодня нет целевой программы и системы управления. Я бы просто хотел обратить внимание на этот, с моей точки зрения, крайне важный фактор, потому что это как бы инфраструктурная вещь, в которой мы всегда были сильны.<…>

Я бы сказал еще про образование. Вот мы сегодня говорим о нанотехнологиях. На самом деле, это решение двух принципиально разных задач. С одной стороны, новая технологическая культура создания материалов - значит, новые продукты, новые рынки и т.д.

А вторая часть - это запуск будущего. Это сближение биологических и, так сказать, неорганических технологий. Так вот, образование под новую науку, когда мы говорим о нанобиотехнологиях, требуется не узкоспециальное, которое мы сегодня готовим, а принципиально иное, наддисциплинарное. То есть сегодня наша система образования такая: мы учим людей 3 года общим курсом, потом начинается специализация, мы готовим физика, потом более узкого физика, еще более узкого химика. И вся система организации такова, что каждый знает что-то, но вместе они не могут ничего. Чтобы продвинуться в нанобиотехнологиях, мы должны иметь людей, которые должны быть наддисциплинарно образованны.

И вот есть такое переложение - мы договорились с Министерством образования, Московским университетом - продвинуть такую вещь: 4 года бакалавриат в ведущих институтах, например, Московский государственный институт электронной техники готовит электронщиков, Московский институт стали и сплавов - материаловедов, разные институты по разным специальностям. А затем они на конкурсе после бакалавриата поступают, например, в университет, который берет людей разных специальностей на одну кафедру, и после этого их не дифференцирует узкоспециально, как были, а интегрирует. Мы читаем этим людям, которые представляют разные специальности, лекции по физике, но рассчитанные не на физика, по химии - но не на химика. И если мы это начнем этой осенью, а мы планировали это делать, если бы была поддержка, то мы через 2 года первые в мире будем иметь принципиально по-новому подготовленных людей, междисциплинарно широко образованных. Они и есть те, которые должны иметь ключевую роль в области нанобиотехнологий, будущего дела.<…>

Э.С.Набиуллина, Министр экономического развития Российской Федерации 

Когда мы обсуждаем национальную инновационную систему, мы традиционно много внимания уделяем системе образования, системе науки как генерации инноваций и инфраструктуре инноваций, чтобы она покрывала все звенья. Важно как раз, что мы сегодня много упоминали мотивацию к инновациям, спрос со стороны экономики. Мне вообще кажется, что это, наверное, ключевая сейчас для нас тема, потому что это движущая сила инноваций для того, чтобы появился спрос на инновации со стороны экономики. Пока он у нас достаточно низкий, и нам нужно сделать так, чтобы и у существующих предприятий были стимулы к инвестициям в инновации, и при этом появлялось много новых инновационных компаний.

Что для этого нужно сделать? Мне кажется, очень важная вещь, может быть, она звучит общо, но она очень важная - это конкуренция, потому что без конкуренции никаких стимулов к улучшению, к инновациям, как бы их ни определяли, не будет. И без конкуренции инноваций не бывает, понятно, что конкуренция может быть без инноваций, но без конкуренции инноваций не бывает.

Но конкуренции также недостаточно, чтобы наши предприятия инвестировали в инновации. И нам сейчас на этом этапе точно нужны дополнительные стимулы. Мы сейчас такие стимулы начинаем создавать, обсуждали и налоговые инновации, если можно так сказать, с тем чтобы повышающие коэффициенты применять к затратам в НИОКР и амортизационную премию давать. Но, на мой взгляд, этого пока недостаточно, нам нужны дополнительные стимулы, в том числе, как мы распределяем бюджетные деньги на поддержку инноваций. На мой взгляд, надо в первую очередь давать гранты на софинансирование проектов бизнеса и инвестиций бизнеса в НИОКР там, где бизнес сам является инициатором. Если он является инициатором таких НИОКР, то, скорее всего, эти НИОКРы коммерциализируемые. Поэтому в первую очередь, на мой взгляд, нужно вот эти инструменты софинансирования бизнеса в частных НИОКРах посмотреть и развивать. Точно так же нуждаются в финансовой поддержке совместные проекты, совместные программы бизнеса и научных организаций.

При этом для частных компаний нам нужно создавать специальный стимул. У нас все-таки достаточно большой государственный сектор, естественные монополии, госзакупки, госинвестиции, в которых мы пока в значительной части ориентированы на экономию средств, но и не в достаточной мере включаем туда все инструменты, стимулирующие инновации. На мой взгляд, это нам тоже нужно учитывать, причем не только на федеральном, но и на региональном уровне, потому что на региональном уровне также много осуществляется госзакупок и инвестиций. И, формируя наши госзаказы, госинвестиции, мы должны предъявлять требования к применяемым технологиям, мы их будем отбирать на конкурсной основе, но предъявлять некие требования и к качеству, и к материалоемкости, и к энергоэффективности.

И, конечно, здесь нужно развивать технические регламенты и национальные стандарты, о которых говорилось. Это очень важно для стимулирования инноваций в частном секторе. Потому что наши устаревшие стандарты, они не просто не стимулируют инновации, они препятствуют инновациям.

Другая ключевая проблема - это создание новых инновационных компаний. И здесь все проблемы с созданием компаний мы знаем, их нужно решать. Но, на мой взгляд, то, что касается малых инновационных компаний, здесь, конечно, есть своя специфика, и мы должны стимулировать создание малых инновационных компаний при университетах, при научных институтах.

Много ставится вопросов о том, что это тяжело сделать бюджетным учреждениям. Действительно, бюджетным учреждениям тяжело делать, но у нас есть форма автономных учреждений. Если она чем-то не подходит, мы готовы посмотреть, как ее модифицировать, для того чтобы все-таки университеты и наши научно-исследовательские институты могли создавать в массовом порядке при себе малые инновационные компании, потому что из этого они и вырастают.

Тема, которая у нас пока не обсуждается, но может быть, потому что мало малых инновационных компаний, - это как помочь потом малым инновационным компаниям становиться средними и взрослеть. Это тема, к которой мы придем, и здесь очень важно настроить наши финансовые инструменты, потому что инновационные компании, для того, чтобы масштабировать свою деятельность, нуждаются в финансировании, и наши институты развития в эту сторону нужно будет настраивать, и думать уже об этом сейчас.

Поднимался вопрос, на который также в рамках компетенции своего министерства я хотела бы ответить, потому что мы курируем деятельность Российской венчурной компании, про «посевную» стадию. Мы все-таки приняли решение, что мы будем развивать и «посевную» стадию.<…>

У нас есть Российская венчурная компания, это федеральная компания. Кроме этого у нас программа поддержки малого бизнеса, когда мы софинансируем региональные венчурные компании.<…>

И в конце, наверное, я хотела бы упомянуть тему, которая мне тоже кажется очень важной. Это упоминавшаяся уже тема проектных инжиниринговых организаций. По отзывам самих предприятий, тема чрезвычайно острая. По сути дела, компании, если компания хочет внедрить инновацию, часто нужен посредник, потому что нужно приспособить перспективные разработки технологий к оборудованию, которое уже используется.

И с чем мы сталкиваемся на конкретных примерах? Компания хочет внедрить, например, энергоэффективное оборудование, поставляет заказ проектной организации. В проектной организации либо настолько низкий уровень кадров, что они даже не знают уровень современных технологий, либо делают проекты под существующее, не очень эффективное оборудование, которое уже есть на рынке. Это такой замкнутый круг. Поэтому многие наши компании покупают импортное оборудование, потому что там уже есть все сопровождение - инжиниринговое и проектное.

Поэтому проектные организации нам нужно создавать. Каким образом? Нужны кадры и нужна конкуренция проектных организаций, в том числе через наши системы госзакупок и госинвестиций. Потому что эта система монополизирована, мы поддерживаем часто старую проектную организацию, еще с советских времен, и не очень эффективную. Мне кажется, что вот эта тема тоже ключевая, это узкое место для продвижения инноваций.

А.Л.Кудрин, заместитель Председателя Правительства Российской Федерации - Министр финансов Российской Федерации

Инновационная разработка имеет достаточно длительный цикл и определенные рискованные затраты. Если мы эту разработку делаем в коммерческом секторе, мы ее хотим внедрить, точнее, разработать в коммерческом варианте - проект для фармацевтической промышленности, для любой другой промышленности - и внедрить, то это требует цикла разработки, экспериментального апробирования, т.е. больше, чем любая обычная товарная продукция. Срок получения этого результата более длительный и требует той экономической среды, которая делает такие затраты и такую отдачу абсолютно прогнозируемой на всем протяжении до самого конца и получение самого финансового результата окупаемости данной продукции.

Наша экономическая среда на данный момент абсолютно не приспособлена для инновационного обслуживания или финансовая система не обеспечивает и не обслуживает такие длительные разработки с совершенно прогнозируемым результатом и коммерческой отдачей. Здесь я назову банальную причину: наша макроэкономическая среда, или наша макроэкономика, является недостаточно стабильной и адекватной инновационному типу экономики. Если строго говорить, у нас сейчас нет финансовой среды, которая обеспечивает инновационный тип экономики.

Чтобы обеспечить такие разработки, нужен, допустим, кредит под 4-5% на 10 и больше лет. Это обычная практика, я с ней знакомился на примере высоких технологий в фармацевтической промышленности США. Там еще есть и такой момент, что 3-4 компании одновременно делают одну и ту же разработку, но одна из них становится первой, которая и захватывает своим новым брендом рынок, а вторая и третья вынуждены приходить, уже создавая ту же самую продукцию, но с ценой на 20-30% ниже, потому что она на год или два пришла позже. В этом смысле законодательство этих стран защищает такого рода разработки, с одной стороны, предоставляя монопольное право пользоваться патентом, с другой стороны, делая обязательным через какой-то период - лет через 10 или меньше - применение этого патента и возможность быть купленным и производиться любой другой компанией.

Если взять для примера 1990 год, Россия в составе СССР, объем инвестиций в промышленность, то мы сейчас находимся где-то на уровне еще 60-70% от того объема инвестиций в промышленность, который осуществлялся в 1990 г. Причем если взять поотраслевую структуру, то у нас сейчас на уровень примерно 80-100% от объемов инвестиций вышли строительство, торговля, даже транспорт и связь очень быстро мобилизуют инвестиции. А производство оборудования и технологий находится на уровне инвестиций в эту отрасль примерно 10% от уровня 1990 г., потому что именно этот сегмент рынка не может быть обеспечен теми нужными кредитами, окупаемостью, сроками, т.е. рынок не предлагает таких кредитов. Нужен кредит не под 15% на 3 года, а под 5% на 10 лет.

Причем даже внешнее финансирование, которое вроде как кажется более стабильным и дешевым, под 8%, это самые дешевые кредиты в валюте на 3 года, это тоже не прокачивает эту сферу, она тоже пока стоит вне зоны этих возможностей. И поэтому спрос на эту продукцию, технологичную и высокотехнологичную, не создается. Эти зоны пока еще спят, они не развиваются, не модернизируются.

Конечно, есть уже некоторые инструменты, они применяются, есть даже строящиеся заводы, но это просто не тот масштаб, просто несопоставимый масштаб того, что нужно делать в нашей стране. В этой связи наша макроэкономическая среда и обеспеченность ее требуют еще более качественной стабильности.

Китай 2 года назад вышел на 1-е место в мире по экспорту высокотехнологичной продукции, причем обойдя, наконец, США, но сегодня на китайском рынке можно взять кредит под 4% на 10 лет. И китайское правительство понимает, зачем это надо. Поэтому курс зафиксирован, он сейчас чуть-чуть двигается к доллару - это первая фундаментальная позиция, по которой Китай держит все издержки производства более конкурентоспособным по сравнению с любыми другими странами. Вторая - инфляция целевая 3%. В прошлом году она доехала до 7% .<…>

В нашем случае, например, если взять бизнес и высокотехнологичные разработки, нашему правительству нужно признаться вот здесь при всех: не верят, что мы способны в ближайшие 3-5 лет сделать абсолютно стабильно уменьшающуюся инфляцию из ставки по кредитованию.

Поэтому то, что я сейчас говорю, это тоже имеет прямое отношение к инновационному типу экономики. Все должны знать, что это сфера Правительства - обеспечить такую стабильность экономики. И все риски, которые связаны с платежным балансом, притоком-оттоком долларов, избыточным денежным предложением, существенным движением курса. Конечно, к этому относится и существенное движение тарифов на энергоносители на внутреннем рынке, к этому существенно относится заработная плата. Хотя она рыночная, но государство должно своевременно принимать решения, которые к нужному моменту обеспечивают предложения качественной рабочей силы на рынке. Потому что потом ее может в какой-то момент не оказаться, и все наши инвестиции будут неэффективными. И вот это расширение этого сектора требует опережающего продумывания на 5, 10 лет вперед по предоставлению на тот момент качественной рабочей силы. Это о первом, что относится к неким общим базовым показателям экономики.<…>

Мы достаточно принимали усилий по поддержке свободных экономических, технико-внедренческих зон. Я еще напомню, что я против промышленных зон, и я сохраняю свою позицию, но я всегда был за технико-внедренческие зоны, за технопарки, для создания там нормальных условий, потому что это, действительно, уникальные центры разработки такого рода продукции и знаний.

Поэтому у нас в свободных экономических зонах, т.е. в технико-внедренческих зонах, действует ставка ЕСН 14% (первая шкала), дальше 5,6 и 2%, т.е. существенно более льготная, чем для обычных условий производства. И в том числе, кстати, в обычных экономических зонах промышленных там тоже обычная ставка ЕСН, а для технико-внедренческих зон она льготная, чтобы стимулировать применение высококвалифицированного труда и это бы не так влияло на затраты.

2 года назад введена новая норма для предприятий, работающих в сфере информационных технологий. Первая ставка ЕСН - 26% применяется не с 280 тыс. руб., а с 75 тыс. руб., т.е. тоже регрессия быстро начинается и быстро снижает налоговую нагрузку.

В этом смысле уже какие-то решения по ЕСН приняты, но здесь есть одна проблема, о которой мы сейчас всерьез задумались. У нас эти сферы, применяющие пониженный ЕСН, уплачивают налоги в пенсионную систему, но не уплачивают налоги в обязательное медицинское страхование и в социальное страхование. То есть все работники, работающие на предприятиях с пониженным ЕСН, не формируют свои страховые обязательства или, возможно, права в сфере соцстраха и обязательного медицинского страхования, и за них, по сути, их делает государство за счет других источников. Увеличение вот этих вычетов или перевод еще большего объема категорий, не формирующих свои социальные права, сейчас затруднено.

Здесь нет никаких прямых предложений в докладе, здесь просто высказано о возможности дальнейшего расширения льгот по ЕСН. Очень осторожно высказано. Но если бы мы пошли по этому пути, то надо еще раз взвешивать эти ограничения.

Были предложения по дальнейшему улучшению применения налога на прибыль, амортизационных отчислений и стимулирование НИОКР. Здесь за последние 2-3 года сделаны существенные подвижки. Как известно, введена новая премия по амортизации - 10% в момент постановки оборудования. Введены новые категории ускоренной амортизации, быстро переносящие стоимость оборудования на себестоимость и снижение налогооблагаемой прибыли. Поэтому здесь какие-то приняты решения.

Мы сейчас в рамках основных направлений налоговой политики предлагаем еще ряд мер, которые бы существенно снизили бюрократические проблемы и улучшили, оптимизировали для предприятий возможность применения амортизационных схем. То есть, допустим, не по каждому объекту оборудования на предприятии вести амортизационный учет, а по всему комплексу оборудования, как бы пулом формируется и применяется группа, соответствующая ускоренной амортизации. Это существенно упрощает учет и дает дополнительные возможности предприятиям.

Сейчас в рамках основных направлений налоговой политики мы планируем применение повышающих коэффициентов в целях ускоренного роста текущих затрат на научные исследования. Но сейчас предлагаем это распространить только на отдельные виды научных исследований. Для начала - точечные <…> в ближайшее время надо определить те виды научных исследований, по которым будет повышен коэффициент отнесения на затраты, т.е. на единицу затрат разрешено списывать на затраты 1,2 или 1,3 с увеличением, что простимулирует именно эти виды инноваций. Это такая форма льготирования.

Предлагается, чтобы вводились льготы по налогу на землю под муниципальными образовательными, федеральными центрами, научными центрами. <…> Налог на имущество и налог на землю - это налог субъектов РФ. У нас сейчас субъекты ставят обратную задачу - отмена всех оставшихся льгот, как известно, на магистральные сети, электроэнергию, газ и др. И эта тема, этот закон вбрасывается каждый год, и давление мы испытываем достаточно серьезное.

Сейчас есть уже предложения транспортников об увеличении льгот под аэропорты и порты. Сейчас в данном докладе содержатся предложения под увеличение федеральных льгот, по сути, вычетов из доходов субъектов под научные центры и другие земли, связанные с научными полигонами и разработками. Вот здесь нужно очень аккуратно, здесь, как губернаторы скажут, так мы и пойдем, потому что это вычитание доходов субъектов РФ. Но тем не менее каждый субъект РФ сегодня имеет возможность предоставить самостоятельно такие льготы в рамках своего субъекта РФ.

Я бы, честно сказать, может быть, не жестким таким вариантом ввел эти льготы, а я бы просто каждому губернатору предложил создать так называемую модель инновационного развития своей экономики, в которой как бы обозначить, что к ним относится и предоставление в этом субъекте под такими центрами соответствующих льгот.

Д.А.Медведев, Президент Российской Федерации

Давайте подведем итог нашей работы. Во-первых, как обычно и бывает по итогам заседания Президиума, будет выпущено поручение, в частности, по тем вопросам, которые я называл: и по формированию специального раздела в концепции долгосрочного развития, который посвящен инновационной политике с расшифровкой ряда позиций, которые мы сегодня с вами обсуждали, и разработка долгосрочного прогноза научно-технологического развития России на период уже до 2030 г., а также ряд специальных мер, которые здесь прозвучали, в частности, и по повышению заинтересованности предприятий и организаций в постановке на баланс интеллектуальной собственности (я об этом чуть позже скажу) и дальнейшему движению по законопроектной работе. Я имею в виду продвижение в Государственной Думе проектов федеральных законов о передаче технологий и о патентных поверенных.

Ряд других пожеланий также высказывался и в ходе посещения некоторых объектов, на которых мы сегодня вместе с коллегами были, в частности, сейчас прорабатывается вопрос об изменениях в закон о технико-внедренческих зонах в части распространения вопросов, касающихся производственной деятельности и возможности создавать какие-то участки такого рода с более широкой компетенцией, чем это имеется сегодня. <…>

В отношении изменения в закон о государственных поставках тоже давайте посмотрим, какие там предложения есть. Если сочтем это приемлемым и подходящим для общей работы, соответственно, уже нормативные предложения подготовим.<…>

Вот только что говорил о постановке на бухгалтерский баланс и вовлечении в хозяйственный оборот объектов интеллектуальной деятельности, результатов интеллектуальной деятельности. Здесь говорилось о необходимости более тонкой оценки результатов вот такого рода работы. Это справедливо, и это вообще тема очень сложная. Над ней бьются не только у нас, но и в других странах. Вы знаете, насколько легко раздуть нематериальные активы, а потом все «грохнется», так как это бывало в ряде экономик.

Нам, конечно, по такому пути идти нельзя. В то же время мы должны добиться объективной, сбалансированной рыночной оценки результатов творческой деятельности. Не уверен, что здесь необходимы изменения в гражданское законодательство, думаю, что здесь проблема все-таки в другом. Но в любом случае это законодательство должно создавать стимулы для того, чтобы такого рода результаты, действительно, ставились на баланс после того, как они подвергнуты реальной экономической оценке. В конечном счете, это вопрос, если хотите, и экономической культуры. Вспомните, что было в 90-е годы, когда под видом нематериальных активов пытались продавать всякого рода, по сути, несуществующие ценности, вносили их в уставный капитал, а потом соответствующие акционерные общества заканчивали свой путь весьма печально, зачастую вместе с их учредителями. Но заниматься нужно этим обязательно.

Еще одна тема, которая у всех довольно активно звучала в выступлениях, - подготовка специалистов. <…> У нас 15% в общем объеме бюджетного заказа - экономисты, 15% - педагоги, 10% - юристы и 25% - это технологические специальности. Уменьшилось за последние 4 года количество мест по экономике на треть, по педагогике - на 20% и по гуманитарным наукам - тоже почти на 20%. Эти цифры, конечно, свидетельствуют о том, что мы все-таки возвращаемся к нормальной пропорции бюджетных мест и вообще нормальной пропорции по специальностям. Но, да простится мне это: может быть, я не уверен, что это та ситуация, где рынок все отрегулирует. Здесь мы должны все-таки давать некие знаки, потому что рынок регулирует, но иногда криво по тем самым местам - по юридическим и экономическим специальностям, это же тоже потребности рынка, но какого рынка? Образовательных услуг. Выгодно готовить специалистов такого рода, и готовят, потому что за это платят деньги. Рыночный регулятор? Рыночный. Экономике нужно такое количество специалистов? Нет. Значит, должны быть какие-то другие индикаторы, какие-то другие сигналы, которые свидетельствуют о правильном распределении специальностей. И мы дальше будем совершенствовать эту систему.

Говорилось о необходимости подготовки ряда документов. Я тоже думаю, что к этому можно вернуться и в части венчурного инвестирования, закона об инновациях<…>.

Петр Иванович [Сумин] сказал по поводу того, что нормативная основа для инновационной элиты, в частности Гражданский кодекс, работает не в полной мере, и необходимо вносить изменения. Я думаю, что проблема совершенно не в этом. У нас сейчас сложилось уже законодательство, законодательство творческой деятельности, то, что на Западе зачастую называется законодательством о промышленной и интеллектуальной собственности, со своими, наверное, достоинствами и недостатками, но проблема, конечно, в отсутствии стимулов к инновациям. А это уже проблема не гражданского законодательства. Гражданское законодательство определяет форму защиты интересов авторов на объекты авторского права, изобретательского права и т.д. А вот стимулы к инновациям - здесь у нас основные проблемы, это уже вопросы административного законодательства, налогового прежде всего, потому что это подвид административного законодательства.

Ничего не могу добавить к тому, что говорилось по поводу технического регулирования. Очень важный вопрос. Ситуация пока неважная, хотя мы меняли законодательство. Действительно, здесь и бизнес помогал неоднократно. Здесь присутствующие выступали на эту тему.

Технические регламенты принимаются крайне медленно, ничего не происходит все равно. Вот вроде уже передали от Государственной Думы в Правительство, и все равно все очень медленно происходит. За последнее время разработано буквально считанное количество этих регламентов. А нам нужно их приготовить сотни. Надо в какой-то момент все-таки определиться. Если мы не способны так их готовить, давайте вернемся тогда к прошлому, хотя это было бы явно неверно. Я имею в виду ту ситуацию, когда у нас стандарты принимались на уровне ведомств. Вот если это сейчас поручить нашим уважаемым ведомствам, они «напекут» этих документов в течение месяца, утвердят все. Возьмут, просто перепишут прежние государственные и отраслевые стандарты, СНиПы, и у нас будет создана основа для технического регулирования, но это, конечно, вчерашний день. Значит, нужно найти правильный вариант развития событий, создавать технические регламенты как нормативные акты, но, в то же время, принимать их гораздо быстрее.

Я также хотел бы, чтобы коллеги посмотрели и законодательство о науке, о наукоградах, в части более плотного привлечения к этой работе субъектов Федерации <…>

Михаил Валентинович [Ковальчук] говорил по поводу фундаментальных исследований и фундаментального же образования. Ничего не могу сказать, кроме того, что я двумя руками поддерживаю и первое, и второе. Если у нас не будет финансироваться фундаментальная наука и фундаментальные исследования, никаких инноваций не будет. Потому что, если говорить откровенно, мы пока выезжаем на советском потенциале - давайте смотреть правде в глаза. Кое-что сделано за последние годы, но в основном это закладки советского периода.

И даже та же самая Дубна, где мы сидим, мы все знаем, когда она появилась, в чем были соответствующие идеи и как сегодня эти проекты развиваются. Хорошо, что они развиваются как международные, но нужно делать что-то на будущее.

Мне понравилась и идея наддисциплинарного образования. В принципе на самом деле это такая классическая идея для классического образования, а наша страна всегда была сильна именно классическим образованием, фундаментальным образованием. Так что давайте двигаться в этом направлении.<…>

Я думаю, что главным врагом инноваций является инертность нашей административной системы, которая проявляется везде, начиная с федерального уровня и заканчивая муниципальным. По сути, мы сами вредим себе, потому что у нас общество с блестящим инновационным потенциалом, про креативность нашей нации говорится везде, в самых разных местах, мы сами понимаем, что есть способы к быстрому и творческому мышлению, но сами же себе и обрубаем все.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100