написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 3-4 (32-33) Декабрь 2007

Материалы Государственного совета по вопросам привлечения инвестиций в экономику регионов (Уфа, 11.10.07)

В.В.Путин, Президент Российской Федерации

Вступительное слово

В повестке нашего заседания комплекс вопросов, связанных с привлечением в российские регионы масштабных и долгосрочных инвестиций. Фактически речь идет о вложениях в крупные инновационные и инфраструктурные проекты, а следовательно, о создании за счет этого новых рабочих мест и повышении уровня жизни миллионов граждан нашей страны.

В современных условиях именно инвестиции способны заметно увеличить объемы валового внутреннего продукта, регионального продукта и существенно пополнить местные бюджеты, и для большинства российских территорий это реальная возможность укрепить конкурентные преимущества, завоевать новые экономические ниши, раскрыть свой инновационный потенциал.

По сути своей, это возможность выйти на качественно новый уровень роста. И мы не раз отмечали, что основные предпосылки для запуска действительно крупных инвестпроектов в целом уже созданы. Так, только за 8 месяцев текущего года инвестиции в основной капитал выросли почти на четверть, а прямые иностранные инвестиции - в 1,5 раза.

Кроме того, на государственном уровне созданы такие механизмы инвестиционной политики, как Банк развития, Инвестиционный фонд, Российская венчурная корпорация. Только в этом году их совокупный финансовый портфель, капитал пополнился на 300 млрд руб. Мы с вами ничего подобного в прежние годы себе позволить не могли и не делали никогда.

Инвестпроекты стали важной составляющей программ создания в России особых экономических зон и технопарков.

В то же время ряд экономистов считает, что современный рост отечественных и зарубежных капиталовложений является лишь своего рода компенсацией за прошлые недоинвестированные периоды развития России, и в целом крупных и долгосрочных инвестпроектов (особенно в регионах) по-прежнему маловато.

Одна из причин такой ситуации - это недостаток готовых инвестиционных площадок. Многие перспективные предложения оказываются под угрозой срыва из-за дефицита энергомощностей, из-за низкого качества дорожной сети и логистики, инженерных и телекоммуникаций.

Инвестиционный приток в экономику - и прежде всего в инфраструктуру - надо сделать стабильной тенденцией, постоянной тенденцией. А для этого как на федеральном, так и на местном уровнях нужно в целом улучшить инвестиционный климат, создать для инвесторов единые и понятные правила.

В этой связи хотел бы обратить особое внимание на ряд приоритетных задач. Главная из них - это четкое определение инвестиционных стратегий и, прежде всего, на уровне крупных экономических районов. Такие стратегии должны быть увязаны с планами развития естественных монополий, других инвесторов и включать в себя единые документы территориального планирования в области транспорта, связи, энергетики, а также ряд других документов, предусмотренных Градостроительным кодексом РФ.

Важную роль в этом должно сыграть и Министерство регионального развития. Оно призвано скоординировать с этим направлением деятельность как субъектов Федерации, так и федеральных ведомств. Я ожидаю от Министерства, от вновь назначенного Министра самой активной работы. Мы существенным образом поменяли и увеличили компетенцию Министерства. Если чего-то не хватает, скажите прямо сейчас, - добавим. Мы ждем от вас эффективной работы.

Ключевой задачей остается организация эффективной работы институтов развития, как я уже сказал. Банку развития уже в ближайшее время нужно определить линейку инвестиционных продуктов, которые он сможет предложить, а также соответствующие тарифы. Во многих других странах, в том числе в странах с переходной экономикой, в Китае, например, такие институты работают, и работают успешно. Полагаю, что Банк развития мог бы стать и своего рода инкубатором крупных инвестиционных проектов, оказывая им поддержку уже на этапе подготовки.

Кроме того, на повестке дня оптимизация процедур оценки проектов, поступающих в Инвестиционный фонд. Сегодня лист ведомственных согласований по некоторым из них превышает 20 подписей. Однако процедуры оценки у отдельных министерств заметно отличаются друг от друга и по-прежнему непрозрачны для инвестора.

Регионы должны активнее запускать концессионные проекты государственно-частного партнерства. Так, уже фактически началась реализация проекта автодороги «Западный скоростной диаметр». Объявлены конкурсы и по нескольким другим крупным проектам. Кстати говоря, согласования в сфере сопряжения усилий бизнеса и государства еще идут крайне долго. Валентина Ивановна [Матвиенко] здесь, да? Вот она знает, сколько прошло времени с тех пор, как мы начали говорить о некоторых проектах подобного рода в Петербурге. Год, полтора согласовывали - это при моем непосредственном участии. А если не заниматься так вот, в «ручном» управлении?

Между тем нарабатывать опыт государственно-частного партнерства должны не только регионы. Насколько мне известно, в большинстве федеральных министерств сегодня нет публичных отработанных регламентов работы с такими проектами. И просил бы в оперативном порядке такую работу провести. Обращаюсь к Министру экономического развития, к Эльвире Набиуллиной. Вы нам должны пообещать в Уфе - ведь это Ваше родное место, как я понимаю, - что Вы все сделаете, и сделаете это как можно быстрее. Конечно, нужно следить за тем, чтобы государственные ресурсы расходовались эффективно и чтобы здесь не было никаких злоупотреблений государственными средствами, когда мы подключаем частных инвесторов. Это само собой разумеется, но мы с вами знаем, что наиболее эффективный все-таки способ реализации тех или иных проектов - это сопряжение возможностей государства и частного бизнеса. Отработайте ясный механизм.

Свою часть пути должны пройти, конечно, и регионы, и территории. Сегодня нужно более активно заниматься подготовкой площадок для строительства новых производств. Здесь должны комплексно и оперативно решаться и вопросы предоставления земельных и лесных участков, их обеспечения инженерной, коммуникационной, транспортной инфраструктурой. Задача региона - предоставить инвестору площадку с подготовленной инфраструктурой, что называется, под ключ. И с таким подходом мы уже встречаемся во многих территориях Российской Федерации: это Липецкая, Белгородская область, Татарстан, другие территории.

Серьезного внимания сейчас требует развитие социальной инфраструктуры. Практика показывает, что одновременно с запуском крупных производств возникает необходимость строительства новых школ, детских садов, дорог. Причем средства на эти цели не всегда удается выделить из регионального бюджета - хотя нужно, потому что регионы заинтересованы в развитии и реализации этих проектов. Но конечно, согласен с тем, что определенное внимание к решению проблем подобного рода в порядке софинансирования можно было бы осуществлять и из федерального центра.

Это не означает подмену полномочий субъекта Федерации и местного самоуправления. Федеральные целевые программы должны быть откорректированы таким образом, чтобы усилия и федерального, и регионального уровня власти концентрировались на важнейших направлениях, чтобы они давали эффект, а то муниципалитет вообще ничего не может сделать. Территория что-то делает, центр вкладывает в другие проекты - и тянется все у нас годами, а подчас и долгострой потом умирает.

И я бы обратил внимание вот на что. Мы не должны перекладывать на инвесторов решение социальных задач. Школы, больницы и прочее - это все мы должны делать за наш счет: за счет регионов и там, где обоснованно, с привлечением возможностей федерального центра. Если мы будем на инвесторов перекладывать решения задач подобного рода, то инвестиционная деятельность будет подавлена, мы не сможем добиться того эффекта, которого мы ожидаем, а он возможен.

Отдельно остановлюсь на таком важном вопросе, как информационное обеспечение инвестиционной политики. Мы уже не раз отмечали, что успехи отечественной экономики и общее улучшение инвестиционного климата открывают новые перспективы для инвестиций в России. И об этих возможностях нужно системно и последовательно информировать потенциальных инвесторов - и российских, и зарубежных. Не секрет, что компании ряда стран предостерегают от инвестиций в Россию, пугают нерыночными методами ведения бизнеса и некоммерческими рисками, и часто это, конечно, делается из конкурентных соображений. Между тем и Правительству, и региональным властям нужно повысить качество информационной работы по продвижению имиджа России как привлекательного места для инвестиций - часто именно этого и не хватает.

В заключение еще раз подчеркну: устойчивый рост инвестиций в регионах - это реальный путь повышения их экономического потенциала, решение многих социальных проблем. Уверен, что и в Правительстве, и на местах к этой задаче подойдут профессионально и ответственно.

Заключительное слово

В соответствии с практикой, которая у нас сложилась, будет подготовлен перечень поручений министерствам, ведомствам, Правительству, в том числе и с учетом тех замечаний, которые были сделаны вами в ходе сегодняшней дискуссии.

Отмечу, что сфера, которую мы рассматривали, - это не тот вопрос, не та сфера, где нужно немедленно, в срочном порядке что-то спасать, поскольку в последние годы мы в целом могли бы быть довольны тем, что происходит в сфере инвестирования, инвестиционной деятельности. Прирост инвестиций в основной капитал, я повторю некоторые вещи, в 2006 г. составил 13,7%, в январе-июле 2007 г. по сравнению с этим же периодом прошлого года - 22,7%. Для сравнения - вот Эльвира Набиуллина мне дала данные по странам Европы: лидер здесь Германия - 6,4% в 2006 г. Все остальные значительно меньше. Но там объемы другие - это в процентном отношении, в развитых экономиках объемы другие.

Иностранные инвестиции в нефинансовых секторах у нас прирастают: в 2006 г. - 28,6 млрд долл., в первом полугодии 2007 г. - уже 24,6 млрд долл., я уже говорил об этом в своем вступительном слове. Это в 1,5 раза больше, чем в предыдущем году. Это неплохо - казалось бы неплохо, но по сравнению с другими развивающимися рынками это пока крайне мало. Вот правильно Валентина Ивановна [Матвиенко] сравнила нас с некоторыми восточноевропейскими странами, вот таблица. Стыдно смотреть.

Объем экономики России возьмите и объем экономики Венгрии - сопоставимые цифры. Польша нас обгоняет. Так что пока у нас нет повода задирать нос, преждевременно. Недоразвитая инфраструктура, неумение сложить усилия регионов и центра, сосредоточив ресурсы на ключевых направлениях, злоупотребления и коррупция, отсутствие практики применения подчас и самой необходимой нормативно-правовой базы - все это мешает развитию страны, не дает возможности своевременно и оперативно реагировать и на то, что происходит на мировых рынках. И мы сейчас с вами столкнулись с конкретными проявлениями известных проблем, например на продовольственном рынке.

Россия интегрируется, конечно, в мировую экономику - со всеми минусами и плюсами. Но что происходит с ценами, что происходит у нас в агропромышленном комплексе? Мы начали вкладывать в агропромышленный комплекс сотни миллиардов рублей. Вроде отдача есть. Мы наблюдаем увеличение товарной продукции. Урожай собираем рекордный: 78 млн т, по-моему, в этом году собрали зерновых. В некоторых регионах просто исторический максимум достигнут. А цены на продовольствие растут.

На федеральном и региональном уровнях необходимо более настойчиво развивать рыночную инфраструктуру. Избавляться от монополизма, недобросовестной конкуренции, спекуляции. Не уверен, что все необходимое для развития этой инфраструктуры делает Правительство и соответствующие министерства. Рассчитываю на активное продолжение этих усилий со стороны Министерства сельского хозяйства и со стороны Минэкономразвития. Вот этому направлению тоже пора уделить серьезное внимание. Реагировать на колебания цен на мировых рынках оперативнее, используя весь набор имеющихся у Правительства рыночных инструментов. Их достаточно.

А если мы не успеваем этого делать, то, разумеется, задача государства, наша с вами задача заключается в том, чтобы защитить наших людей, прежде всего граждан с низкими доходами, от этого роста цен, чем бы они ни были вызваны: колебаниями на мировых рынках либо другими причинами. Что это за граждане, что это за категории граждан, нам с вами хорошо известно: это прежде всего наши пенсионеры.

Перед нашим совещанием мне удалось посетить часть праздничных мероприятий по случаю 450-летия присоединения Башкирии к России. Одна из участниц этих мероприятий, с которой удалось поговорить, женщина явно пенсионного возраста - она, кстати, представилась: Швецова Пелагея Григорьевна, - несмотря на праздничное настроение, которое царило на площадке, неоднократно обратила внимание на необходимость повышения пенсии. А индексация недавно совсем была проведена. По закону все правильно - по объему она, конечно, очень маленькая. А план следующего 2008 г. у нас какой: с 1 апреля повышение, индексация по инфляции - 7%, с 1 августа 2008 г. плановое повышение базовой пенсии на 14,6%. В общем и целом это всего 285 руб. по году. И этого-то слишком мало, а с учетом роста цен в последнее время - недопустимо мало. Ни Пелагея Григорьевна, ни другие наши пенсионеры таким нашим усилиям не порадуются.

Считаю необходимым и поручаю Правительству пересмотреть планы по темпам роста доходов пенсионеров. И не в следующем, 2008 г. поднять пенсии на 285 руб. совокупно, а уже с 1 декабря текущего, 2007 г. поднять базовую часть пенсии как минимум на 300 руб. Это значит, что для отдельных категорий это повышение базовой пенсии составит и 350, и свыше 550 руб. Это касается, конечно, прежде всего участников Великой Отечественной войны. Изыщите источники и совместно с депутатами Государственной Думы внесите необходимые изменения в действующее законодательство. Спасибо большое.

Д.Н.Козак, Министр регионального развития Российской Федерации

Хотел отметить то, что в докладе рабочей группы, в тех материалах, которые вам представлены, достаточно полно и объективно отражены все и достижения, и проблемы, связанные с привлечением инвестиций в российские регионы.

В целом, исходя из той картины, которая достаточно объективно отражает ситуацию в этой сфере, следует то, что у нас в стране есть и инвестиции, и средства для инвестиций, и есть соответствующие механизмы в стране в целом для их привлечения. В докладе также есть понимание того, что только привлечение внебюджетных инвестиций может решить все и социальные проблемы, и проблемы материального благосостояния людей, и проблемы обеспечения безопасности, в конечном итоге, безопасности и обороны нашей страны.

Я не буду останавливаться на тех вопросах, которые касаются страны в целом, остановлюсь только на региональном аспекте федеральной инвестиционной политики. Прежде всего хотел отметить, что в этой сфере у нас, к сожалению, накопилось достаточно много проблем, которые сдерживают привлечение инвестиций на региональный уровень, которые являются тормозом для привлечения внебюджетных частных инвесторов на большую часть территории страны и для большей части населения нашей страны, следовательно являются тормозом для повышения благополучия и социального самочувствия большей части жителей нашей страны. Приведу только некоторые цифры.

Дифференциация инвестиций в основной капитал на душу населения в 2004 г. составляла 158 раз среди регионов, в 2005 г. - 234 раз, а в 2006 г. - 250 раз. В результате, как и отмечено в докладе, в 2006 г. на долю 8 субъектов Российской Федерации - 10% территории страны и с численностью населения 24% от общей численности населения страны - приходится 47% внебюджетных инвестиций в основной капитал, а объем иностранных инвестиций в этих же регионах составляет 82%.

В результате по объему валового регионального продукта на душу населения минимальное и максимальное значение среди российских регионов: в 2004 г. различалось в 35 раз, в 2006 г. - в 43 раза.

По уровню безработицы минимальное и максимальное значение: в 2004 г. составляло 29 раз, сегодня - 53 раза по уровню регистрирования безработицы. По уровню бюджетной обеспеченности на душу населения дифференциация, как была в 2004 г. в 17 раз, так и осталась на сегодняшний день такой.

Сохранение этих тенденций таит в себе очень много, прежде всего политических, опасностей. Дальнейшее увеличение диспропорции уровня социально-экономического развития регионов и, следовательно, уровня материального самочувствия граждан увеличивает возможности так называемой стихийной миграции, о которой мы так много говорим, следовательно, увеличивается опасность возникновения межнациональных конфликтов, возникновения очагов социальной напряженности в отдельных регионах. Поэтому нам необходимо на федеральном уровне, понимая всю важность сохранения и обеспечения макроэкономических показателей экономического развития страны в целом, самое пристальное внимание уделять и региональным аспектам федеральной экономической политики.

Основной проблемой, как нам представляется, для привлечения инвестиций в регионы для повышения стимулов региональных и муниципальных властей является то, что на федеральном уровне в настоящее время отсутствуют долгосрочные ясные ориентиры для органов власти. Ясные ориентиры прежде всего с точки зрения обеспечения регионов необходимой инфраструктурой, федеральное видение стратегии развития крупных регионов, как было отмечено Президентом во вступительном слове.

Как известно, основными инструментами инвестиционной политики для всех уровней власти, для государства в целом является снятие инфраструктурных ограничений и создание благоприятного инвестиционного климата. Под благоприятным инвестиционным климатом я понимаю и снятие административных барьеров, и развитие финансовой, банковской инфраструктуры, устранение коррупции и поборов в органах государственной власти и в органах местного самоуправления, повышение объективности, эффективности работы судебной и правоохранительной систем.

Но сначала несколько слов о развитии инфраструктуры. В настоящее время необходимо внедрить на федеральном уровне прежде всего такие механизмы, которые обеспечивают согласованность действий федеральных, региональных и местных властей по снятию инфраструктурных ограничений, по развитию производственной инфраструктуры. Сегодня законодательная основа для таких механизмов создана. Ее необходимо только наполнить соответствующим содержанием, выработать эффективно действующие механизмы. Повторяю, механизмы, а не ручное управление этими процессами с федерального уровня. Мы должны реалистично подходить к этим процессам и понимать, что мы не в состоянии из Москвы руководить всем и вся в регионах.

Основными инструментами федерального центра в этом плане являются стратегия развития страны с привязкой ее к территориям, схема территориального планирования Российской Федерации и федеральные или, как сегодня закреплено в Бюджетном кодексе, долгосрочные целевые программы развития страны.

Что касается стратегии развития страны, то есть соответствующее поручение Президента Российской Федерации, и мы сегодня над этим работаем вместе с Минэкономразвития. Я надеюсь, что в ближайшее время нам удастся представить Правительству Российской Федерации и Президенту Российской Федерации и, следовательно, вам всем стратегию развития страны, которая будет описывать наше видение развития не только секторов экономики, но и крупных экономических районов. Эта стратегия послужит основой для того, чтобы разработать федеральные схемы территориального планирования.

В настоящее время необходимость разработки таких схем предусмотрена Градостроительным кодексом Российской Федерации. Правда, нам необходимо несколько изменить технологию, вернее хронологию подготовки таких схем.

В соответствии с действующим кодексом в настоящее время в первоочередном порядке должны быть подготовлены схемы территориального планирования регионов и муниципалитетов, и подготовка таких схем, которые должны описывать, прежде всего, транспортную, энергетическую инфраструктуру, инфраструктуру связи, возложена в первоочередном порядке на субъекты и муниципалитеты, а затем на федеральные органы исполнительной власти.

Как нам представляется, необходимо развернуть эту ситуацию. В первоочередном порядке и в обязательном, а не добровольном, как это предусмотрено сегодня для федеральных органов исполнительной власти, должна быть, исходя из стратегии развития страны, подготовлена схема территориального планирования Российской Федерации, где должно быть определено федеральное видение и размещение федеральной инфраструктуры в те регионы, которые должны будут развиваться в соответствии со стратегией в том или ином направлении, исходя из конкурентных преимуществ каждого региона. А затем, в соответствии с этой схемой, которая должна к тому же быть скоординирована, я на этом тоже хотел остановиться, регионы и муниципалитеты в такой хронологии должны подготовить и утвердить свои схемы территориального планирования. При этом нам нет необходимости проверять или согласовывать эти схемы территориального планирования на федеральном уровне, как это делается сегодня. Мы опять же не в состоянии их в деталях оценить. Это должно быть видение регионов в пределах их полномочий.

Максимум, что может делаться на федеральном уровне, и это необходимо законодательно закрепить, что региональные и муниципальные схемы не могут противоречить утвержденным официально федеральным схемам территориального планирования, с тем чтобы у нас региональные и местные дороги, газопроводы, энергетические сети не пересекались или не двигались в другом направлении, чем это предусмотрено федеральными схемами территориального планирования. После того эти схемы будут утверждены и взаимоувязаны, с точки зрения развития соответствующих территорий, на федеральном уровне, а сегодня такой механизм, как ни странно, в Градостроительном кодексе не предусмотрен.

Схема территориального планирования разрабатывается каждым ведомством самостоятельно, изолированно от других ведомств, и нет никакого механизма их взаимоувязки. После того как регионы получат такого рода стратегии, такого рода схемы и другие федеральные ведомства, после этого на федеральном уровне должны быть разработаны долгосрочные целевые программы, которые обеспечат реализацию этих стратегий и схем, реализацию их во времени, исходя из прогноза социально-экономического развития, прогноза бюджетных возможностей, финансовых возможностей федерального бюджета. И эти долгосрочные программы также должны быть согласованы, взаимоувязаны и с точки зрения хронологии их реализации, и с точки зрения привязки к конкретным территориям. Именно с этой целью был принят Указ Президента Российской Федерации, в котором вот эта функция по согласованию федеральных целевых программ закреплена за Министерством регионального развития.

После получения этого набора инструментов регионы должны выработать свои собственные стратегии, свои собственные схемы территориального планирования и свои собственные долгосрочные инвестиционные программы. Все, что входит в зону их ответственности, они должны решать самостоятельно.

Хотел бы остановиться отдельно на вопросе разработки федеральных целевых программ.

Нам необходимо на федеральном уровне отказаться от мелочной опеки регионов в отношении развития социальной и инженерной инфраструктуры на региональном уровне, которые входят в зону их ответственности. Необходимо прекратить управлять этим процессом в ручном режиме, в котором действуют только разновекторные лоббистские усилия самых различных должностных лиц, депутатов, граждан, кого угодно.

Приведу пример. У нас есть два источника инвестиционной поддержки инженерной и социальной инфраструктуры регионов Российской Федерации - это Фонд софинансирования из федерального бюджета инженерной и социальной инфраструктуры и федеральные целевые программы территориального развития. По программам, которые в настоящее время находятся на рассмотрении в Правительстве, разберем, например, программу «Юг России» в Южном федеральном округе.

По Фонду софинансирования, который распределяется, исходя из дефицита региональной и местной инженерной и социальной инфраструктуры, некоторые регионы в Южном федеральном округе не нуждаются в помощи из федерального бюджета, у них там стоит цифра «ноль», а у некоторых стоит на душу населения цифра - 322 руб., исходя из критериев оценки. Но почему-то те объекты по федеральной целевой программе, на которой мы работаем в ручном режиме, те объекты, та сфера, которая не должна вообще финансироваться из федерального бюджета в конкретном регионе, финансируется в 13 раз больше, чем в том регионе, который максимально нуждается по методике в инвестиционной поддержке в эту сферу. Мы сами себе можем хоть как-нибудь объяснить, почему это происходит?

В этом вопросе нам необходимо навести полную ясность и по максимуму все инвестиции из федерального бюджета распределять не в ручном режиме, а передавать по соответствующим заранее установленным критериям, чтобы каждый регион знал, на что он имеет право претендовать. И регионы сами должны определять, какие объекты они должны строить...

Эта кажется трудной задачей, но сегодня у нас есть полное согласие в отношении такого направления движения и с Министерством финансов, и с Министерством экономического развития и торговли. Мы очень надеемся, что нам удастся наполнить этот механизм, эти принципы конкретным содержанием, которое обеспечит большую самостоятельность регионов. Как нам представляется, такие же механизмы, такие же принципы должны реализоваться в отношениях между региональной и муниципальной властью. Муниципальная власть должна самостоятельно решать вопросы, связанные с муниципальной инфраструктурой, но с механизмами ответственности перед региональной властью за конечный результат.

Теперь, что касается инвестиционного климата. Мы видим свою задачу прежде всего в том, чтобы на федеральном уровне были установлены такие механизмы, которые стимулируют регионы к наращиванию собственного налогового экономического потенциала, и для этого сегодня часть задач уже решена. В Бюджетном кодексе закреплены положения, которые предусматривают дифференциацию степени подконтрольности регионов в зависимости от уровня их дотационности. Этот механизм считаем справедливым.

Нам сегодня необходимо перестать кивать на историю развития производительных сил. Уже есть множество примеров и в России, когда депрессивные регионы, которые пришли в таком состоянии после развала Советского Союза, за это время значительно шагнули вперед самостоятельно, с конца рейтинга экономического развития в первой двадцатке появились.

В докладе рабочей группы приведено множество примеров и наших, отечественных, и зарубежных, когда абсолютно депрессивные регионы, проводя внятную экономическую, инвестиционную политику, выбирались из депрессивного состояния достаточно быстро. И поэтому сегодня считаем справедливым расширение механизмов контроля со стороны федерального центра в отношении тех регионов, которые получают существенную помощь из федерального бюджета. Мы не ограничиваем полномочия органов государственной власти субъектов, не лишаем их самостоятельности. Полномочия у всех одинаковые, но степень контроля за использованием средств должна быть повышена.

Второй механизм, который должен стимулировать регионы в наращивании собственного налогового потенциала, создании благоприятного климата, - это та система показателей, которая сегодня предусмотрена указом Президента РФ.

Мы должны поощрять и морально, и материально регионы в двух направлениях: морально - регионы, которые уже достигли высокого уровня развития, материально - те, которые демонстрируют высокую динамику экономического развития, наращивание собственного экономического потенциала. Те, кто по отношению к самим себе в очередном году демонстрирует высокие темпы экономического развития, должен получать не только моральное удовлетворение, но и существенную материальную помощь со стороны федерального бюджета. И те 2 млрд руб., которые сегодня предусмотрены в бюджете на такого рода поощрения, как нам представляется, недостаточны, удельный вес стимулирующей составляющей межбюджетной стороны трансфертов должен быть в перспективе существенно увеличен после того, как мы отработаем механизмы оценки эффективности работы органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Это что касается ответственности.

И в случае, если будут работать такого рода механизмы, у регионов появятся стимулы к наращиванию потенциала, к отказу от помощи за счет других территорий, но одновременно с ответственностью с этими силами нам необходимо также дать региональным властям прежде всего соответствующие инструменты для того, чтобы влиять на инвестиционный климат, на предпринимательскую среду в регионе.

Я уже неоднократно об этом говорил, еще не работая в Правительстве Российской Федерации. Ключевые инструменты влияния на предпринимательскую среду, на инвестиционный климат находятся в территориальных органах, федеральных органах исполнительной власти, которых у нас огромное множество на территориях. На что жалуется бизнес прежде всего? На контрольно-надзорные органы, они все являются практически федеральными. Они сегодня находятся в двойном подчинении, что крайне неэффективно, и не несут никакой ответственности за комплексное развитие соответствующих территорий.

Нам необходимо продолжить делегирование полномочий органам государственной власти субъектов Российской Федерации. Но не под честное слово, а с конкретными механизмами ответственности за исполнение федеральных функций. И за комплексное развитие территорий. И об этой ответственности я уже сказал.

При наличии такого рода механизмов у нас могут появиться надежды, что в нашей огромной стране мы будем действовать согласованно, скоординированно. В каждом регионе, каждом муниципалитете, где живут люди, есть экономический потенциал. Каждый будет искать свою нишу в экономике и развивать соответствующую территорию.

В.А.Толоконский, губернатор Новосибирской области, руководитель рабочей группы Госсовета

Обсуждаемая сегодня тема имеет исключительно важное значение для социально-экономического развития России. Успешная инвестиционная деятельность - главный фактор технологического обновления производства и социальной сферы, создания современной инфраструктуры, улучшения качества жизни граждан, повышения конкурентоспособности регионов и страны в целом.

Безусловно, инвестиционный процесс самым непосредственным образом зависит от предпринимательской активности, но в не меньшей степени от государственной политики, направленной на формирование условий для привлечения и эффективного использования инвестиций. С этой позиции и следует в первую очередь оценивать работу органов власти в сфере экономики.

В представленном докладе проанализировано состояние инвестиционной деятельности, обозначены наиболее острые проблемы, сформулированы основные предложения по совершенствованию инвестиционной политики.

Рабочая группа исходила из того, что именно региональный аспект приобретает сегодня особую актуальность. Не случайно в подготовке документов вместе с руководителями и специалистами федеральных ведомств, научных и деловых кругов самое заинтересованное участие приняли специалисты органов власти из 73 субъектов Федерации.

Как показывает анализ, с 2000 г. в стране и в большинстве российских регионов наблюдается устойчивый нарастающий рост инвестиций. В прошлом году объем инвестиций превысил 4,5 трлн руб. За 8 месяцев нынешнего года в экономику уже вложено более 3 трлн руб. Заметно изменилась в положительную сторону динамика инвестиций в таких отраслях, как транспорт, связь, строительство, сельское хозяйство. В то же время следует признать: ни достигнутый уровень, ни отраслевая и территориальная структура инвестиций пока еще не соответствуют обозначенным Президентом России и Правительством широкомасштабным задачам социально-экономического развития страны. Они не обеспечивают условий для структурной перестройки экономики, обновления ее технологической базы.

Несмотря на возросшие темпы инвестирования в обрабатывающие отрасли, самые высокие показатели по-прежнему фиксируются в добывающих отраслях. Суммарная доля инвестиций в производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования, изделий машиностроения в общем объеме занимает немногим более 2%. Понятно, что такая низкая доля инвестиций не позволит преодолеть технологическое отставание производственной базы и обеспечить повышение конкурентоспособности отечественных машиностроения и приборостроения. Территориальная структура инвестиций также отличается крайней неравномерностью. Инвестиционные ресурсы в основном концентрируются в крупных мегаполисах и богатых природными ресурсами регионах. Более половины объема вложений сосредоточено всего в 10 субъектах РФ.

Серьезным сдерживающим фактором следует признать состояние российского финансового рынка, как банковского сектора, так и рынка ценных бумаг. Их ресурсы совершенно недостаточны для инвестиционного прорыва. Финансовая система по-прежнему не обеспечивает межотраслевой перелив капитала. Быстрорастущие государственные и частные накопления не трансформируются в эффективные вложения в реальный сектор экономики. Главным источником обновления фондов и расширения производства остаются собственные средства предприятий. Их доля занимает более 45%.

Совершенно очевидно, что решающую роль в повышении эффективности инвестиционной деятельности призваны сыграть органы государственной власти, поскольку именно государство обеспечивает базовые условия функционирования всей экономической системы. В настоящее время сформированы государственные подходы к развитию инвестиционного процесса. Приняты необходимые законы, найдены инструменты и методы стимулирования инвесторов, в том числе путем оказания конкретной государственной поддержки. В условиях, когда государственная политика перешла на принципы децентрализации инвестиционной деятельности, региональные власти стали уделять гораздо больше внимания инвестиционной привлекательности своих территорий, формированию необходимой инженерной, транспортной, финансовой и социальной инфраструктуры, совершенствованию управленческих механизмов.

Многие субъекты Федерации сегодня стремятся привлечь не просто любые инвестиции, а прежде всего те, которые соответствуют задачам перспективного развития. Эти задачи формируются в соответствующих документах, стратегиях и территориальных схемах социально-экономического развития. В них обозначены конкурентные преимущества территории, приоритеты инвестиционной политики, наиболее предпочтительные типы инвестиций. Однако внимательный анализ показывает, что многие регионы осуществляют инвестиционную политику без учета специфики своих природных и социально-экономических факторов, страдают от недостатка опыта, дефицита финансовых и кадровых ресурсов.

Следует также признать, что, разрабатывая экономическую, в том числе инвестиционную политику, каждый субъект Федерации во главу угла ставит исключительно свои интересы и зачастую входит в противоречие с интересами других регионов. Есть немало примеров дублирования тех или иных производств, инвестиционных проектов. Хотя, как показывает мировой опыт, именно специализация и производственная кооперация наиболее продуктивны для роста эффективности экономики.

Эффективность инвестиционной политики может значительно повыситься, если регионы будут ясно видеть перспективы реализации своего потенциала, координировать свои действия в рамках общенациональной стратегии социально-экономического развития. Отчасти именно этот фактор сдерживает формирование региональных схем территориального планирования, работа над которыми должна быть завершена к началу 2008 г.

В своих предложениях большинство регионов в качестве важнейшей задачи называет необходимость усиления роли федерального центра как координатора региональной инвестиционной политики. Одновременно стоит задача выработать более эффективные механизмы стимулирования региональной инвестиционной деятельности.

Здесь следует выделить два момента. Первое. Сложившаяся система государственного регулирования такой деятельности, соответствующая нормативно-правовая база не полностью отвечают требованиям структурной перестройки и кардинального ускорения социально-экономического развития. Многоступенчатая система отбора и согласования проектов, сложность бюрократических процедур при отводе земли и получении различных разрешительных документов во многом сдерживают интенсивность инвестиционных процессов в регионах.

По мнению рабочей группы, нужны новые подходы в предоставлении инвестиционных ресурсов из федерального бюджета. Традиционно они распределяются по программно-целевому принципу, с жестким администрированием со стороны федеральных ведомств, независимо от масштабов проекта. Финансовые средства распыляются на большое количество объектов, что затягивает сроки их ввода и не позволяет эффективно использовать бюджетные вложения.

В связи с этим считаем, что принцип распределения значительной части ресурсов целесообразно изменить, передав соответствующие полномочия на региональный уровень. Речь идет о том, чтобы оказывать инвестиционную поддержку из федерального бюджета в форме межбюджетных трансфертов на условиях обязательного софинансирования проектов из региональных бюджетов.

Второй момент касается повышения эффективности созданных в последние годы институтов развития. Сегодня разработаны законодательные основы организации особых экономических зон и технопарков, принят закон о концессиях, образованы Государственный инвестиционный фонд, Банк развития, Венчурная компания. Все это демонстрирует новую модель реализации масштабных инвестиционных проектов на принципах государственно-частного партнерства, особую технологию управления, возможность концентрации полномочий в одном органе.

Однако в существующем виде подобные институты развития, ориентированные на общенациональные проекты, пока являются инструментами ограниченного применения. В них заложены жесткие параметры, предполагающие крупные затраты на подготовку проектов, длительную процедуру согласования, большие объемы инвестиций. К примеру, 5 млрд руб. - нижний порог для проекта, претендующего на софинансирование из Инвестиционного фонда.

Учитывая, что по сути своей институты развития являются персептивной моделью государственно-частного партнерства, есть предложение создать в федеральных округах, ряде субъектов РФ местные отделения Инвестиционного фонда и Банка развития, которые бы работали с региональными проектами. Целесообразно снизить минимальную планку стоимости проектов, уточнить требования по процедуре и объемам финансовых затрат на их разработку, но в то же время сохранить существующие механизмы предоставления государственной поддержки.

Многие субъекты Федерации считают важным распространить Концепцию о создании особых экономических зон на региональный уровень. Более того, отдельные территории уже формируют для этого соответствующую базу. Так, в Липецкой области принят Закон «Об особых экономических зонах регионального уровня», предусматривающий господдержку проектов в рамках региональных полномочий. В Новосибирской области приступили к реализации проекта промышленно-логистического парка. Есть и другие примеры формирования региональных зон развития.

Подобные зоны привлекательны для инвесторов упрощением организационных процедур, устранением ряда административных барьеров при размещении производства, инженерной обустроенностью участков отводимой земли, наличием необходимых инфраструктурных объектов. Но в этой работе регионы сталкиваются с целым рядом сдерживающих факторов, и прежде всего с несовершенством инвестиционного законодательства.

Необходимо узаконить статус региональных зон развития, отладить механизмы взаимодействия с федеральными институтами развития. Но, пожалуй, самое главное - урегулировать земельные отношения. У субъектов Федерации нет полномочий, чтобы принять полноценные решения по отводу земельных участков для реализации крупных инвестиционных проектов. Требуется много согласований. На них уходят месяцы, а порой и годы.

Еще одна важная задача, на которой хотелось бы остановится, связана с социальным аспектом региональной инвестиционной политики. В конечном счете инвестиционная деятельность, экономическое развитие в целом должны быть направлены на повышение качества жизни граждан на всей территории страны. Серьезных позитивных изменений удалось в последнее время добиться, благодаря реализации приоритетных национальных проектов, однако темпы роста инвестиций в социальную и коммунальную сферу должны быть еще выше.

Региональные власти четко понимают, что без создания благоприятных условий для жизни граждан, качественного образования, здравоохранения, высокой культуры, развитых транспортных коммуникаций нельзя успешно решить задачи инвестиционного развития своих территорий. Наличие трудового ресурса является важнейшим условием инвестиционного развития. Серьезный инвестор приходит туда, где есть стабильное население и квалифицированные кадры. Рекомендации, изложенные в докладе, акцентируют внимание властей на необходимость подготовки профессиональных кадров, без которых невозможна эффективная инвестиционная деятельность. Прошло то время, когда приходилось бороться за новые производства исключительно ради расширения трудовой занятости. Сегодня мы сталкиваемся с другой проблемой. Многим регионам не хватает квалифицированных рабочих, инженеров, строителей, представителей самых разных специальностей, и это серьезно тормозит реализацию инвестиционных программ.

В заключение хотел бы поблагодарить членов рабочей группы, всех, кто принимал участие в подготовке доклада. Основной его вывод заключается в том, что в России созданы базовые условия для масштабного обновления производственных, инфраструктурных и социальных фондов, для эффективного развития всей экономики и роста на этой основе уровня жизни граждан. У большинства регионов есть достаточно ясное понимание, как должна складываться работа с инвесторами, какие должны быть здесь задействованы управленческие механизмы. Однако масштаб социально-экономических задач сегодня таков, что становится совершенно очевидна необходимость существенного повышения не только динамики, но и качества инвестиционного процесса. Роль регионов здесь должна быть значительно усилена за счет более действенных административных, законодательных, финансовых механизмов стимулирования инвестиционного процесса.

С.М.Дарькин, губернатор Приморского края

Уважаемый Владимир Владимирович, Вы в своем вступительном слове очень глубоко и точно определили те проблемы и вызовы, которые стоят перед нами, по решению задач привлечения инвестиций в регионы. Дмитрий Николаевич Козак в своем выступлении поставил задачи, которые нам необходимо делать, и я с этим абсолютно согласен, потому что за последние несколько лет на федеральном и на региональном уровне определились ключевые направления инвестиционного развития и те инструменты, которые способствуют привлечению этих инвестиций.

Итоги проведенных последних трех форумов - в Санкт-Петербурге, в Сочи, Тихоокеанский экономический конгресс показали, что в большинстве российских регионов уже сформировались базовые портфели стратегических инвестиционных проектов, на эффективность которых оказывает влияние ряд новых факторов. Во-первых, мы считаем, что рентабельность инвестиционных проектов в настоящее время более чувствительна к уровню базовых тарифов на услуги инфраструктурных монополий и транспортным издержкам, чем к ставкам налогообложения, как это было раньше.

Наиболее критическим условием для привлечения инвестиций и реализации инвестиционных проектов становится инфраструктурный потенциал территорий. За последние 2 года приняты: «Энергетическая стратегия Российской Федерации до 2020 года», «Схема размещения объектов электроэнергетики», «Восточная газовая программа», «Транспортная стратегия» нашей страны. Однако региональный фактор в данных документах проработан достаточно слабо и не всегда соответствует реальным планам развития регионов.

Приведу ряд примеров по Приморскому краю. Мы имеем «Восточную газовую программу», но до сих пор у нас нет понимания, когда будет газ в Приморском крае.

Второе. У нас серьезно буксует реформа энергетики, большой энергетики в Приморском крае. У нас идут отключения федеральной сетевой компании ЛЭП-500 и 220.

Третий фактор, который, очень важен, что в этих условиях построение диалога с инвесторами невозможно без четкого понимания, когда и как будут реализованы планы инфраструктурных корпораций, а это, в свою очередь, приводит к сложности долгосрочного прогнозирования региональных балансов, уровня тарифов и структуры издержек частного бизнеса.

Дмитрий Николаевич уже сказал, что одна из главных проблем - согласованность действий федеральных и региональных властей, снятие административных барьеров.

Мы до сих пор не можем начать программу ФЦП «Дальний Восток», программу подготовки города Владивостока к проведению форума АТЭС в 2012 году именно из-за этих проблем. Четыре месяца у нас документы находятся в Росэкспертизе на согласовании, и мы не можем начать строительство ни дорог, ни мостов.

Во-вторых, определяющим фактором инвестиционного развития, является уровень развития городской среды. Очевидно, что наиболее комфортные условия для ведения бизнеса создают крупные городские агломерации.

В настоящее время в России городских образований численностью населения более 1 млн человек - всего 12 городов, городов, которые за счет агломерации способны переступить этот порог численности, тоже около 12. То есть мы имеем в потенциале примерно еще дополнительно 12 новых городов с населением более 1 млн человек. Для территории Российской Федерации это крайне мало. Причина в том, что российские города, которые были спланированы в советское время, не соответствуют современным инвестиционным тенденциям. Появляются новые функции городов, связанные с развитием новых видов деятельности: сектора финансовых услуг, сетевой торговли, логистических услуг и новых промышленных площадок. В связи с этим возникает большое количество проблем и дисбалансов, связанных с неразвитостью транспортной структуры, обеспечивающей оптимальную транспортную доступность между городами.

Для этого, чтобы снять часть обозначенных ограничений и создать предпосылки для формирования современных городских агломераций, необходимо пересмотреть существующую практику территориального планирования. Считаю, что градостроительные решения городов должны быть согласованы со схемами пространственного развития страны, в первую очередь, с территориальными схемами развития регионов и планами развития инфраструктурных корпораций в рамках понятного единого федерального формата работы. Это все то, о чем говорил Дмитрий Николаевич Козак.

И в третьих. Последний фактор, влияющий на привлечение инвестиций - это, конечно, нам необходимо реализовывать именно кластерный подход как инструмент привлечения целевых инвестиций, эффективно усиливающих влияние инвестиционного мультипликатора на темпы экономического развития территорий. При этом стратегические цели крупных кластеров выходят за границы одного региона. Поэтому для формирования эффективной кластерной политики предлагаю сформировать механизмы поддержки развития именно кластеров, а не отдельных отраслей, а также адекватную рынкам федеральную схему размещения ключевых кластеров межрегионального уровня и определить механизмы согласования планов развития между регионами.

С.И.Морозов, губернатор Ульяновской области

Уважаемый Владимир Владимирович!

Разрешите поблагодарить Вас за выбранную тему сегодняшнего Государственного совета. На мой взгляд, коллега Толоконский подготовил сегодня великолепный материал.

Я не буду рассказывать о ситуации в Ульяновской области, о нашей инвестиционной политике, об инвестиционных проектах. Разрешите мне внести несколько предложений.

Главная задача сегодня, об этом уже говорилось, - создать эффективную систему финансирования работ по обеспечению инфраструктуры перспективных инвестиционных проектов, в том числе используя механизмы государственного и частного партнерства.

Во-первых, обеспечить доступ к ресурсам инвестиционного фонда проектов, которые не дотягивают до установленной планки в 5 млрд руб. Есть несколько вариантов решения этой проблемы. Первое, как предлагают некоторые мои коллеги из других регионов, - снизить этот норматив до 1 млрд руб. Есть и другой вариант, Владимир Владимирович, - норматив оставить, но собрать в регионе проекты среднего уровня и объединить их в единый пул. К примеру, проект по созданию инфраструктуры двух промышленных зон на территории Ульяновской области стоит порядка 3 млрд руб. Нам нет нужды раздувать запрашиваемый объем инвестиций до 5 млрд руб. Но можно сформировать единый портфель из 5-6 проектов среднего уровня, объединенных по территориальному признаку, и проблема будет решена.

Во-вторых, я всецело поддерживаю идею, высказанную в докладе рабочей группы, о создании в федеральном бюджете специального фонда, предоставляющего на конкурсной основе гранты или кредиты на оказание финансовой помощи регионам для подготовки инвестиционных площадок, обеспеченных всей необходимой инфраструктурой.

В-третьих, для многих российских регионов-середняков жизненно важен вопрос, связанный непосредственно с подготовкой крупных инфраструктурных проектов с привлечением консалтинговых структур. Проблема заключается в том, что чем масштабнее проект, тем дороже стоят услуги по его предварительной подготовке. Так, например, у нас есть очень интересный и жизненно важный для всей страны проект по созданию транспортно-логистического кластера «Волжский транзит». Но только подготовка бизнес-плана и другой необходимой документации по этому проекту обойдутся областному бюджету, по нашим оценкам, не в одну сотню миллионов рублей.

Поэтому предлагаю в развитие идеи, высказанной в докладе рабочей группы, распределять на конкурсной основе не только средства на подготовку инвестиционных площадок в регионах, но и на предпроектную подготовку наиболее значимых инвестиционных проектов.

В-четвертых, еще одна важная проблема, связанная с координацией деятельности федеральных и региональных органов власти, отвечающих за развитие инфраструктуры и привлечение инвестиций и естественных монополий. Здесь я предлагаю решать этот вопрос не только через систему соглашений регионов с нашими монополистами в сфере тепло- и электроэнергетики, а создать постоянно действующую межведомственную, правительственную комиссию по территориальному и инвестиционному развитию с участием представителей Минрегиона, Минэкономразвития, заинтересованных министерств и ведомств, а также естественных монополий и РСПП.

И наконец, последнее. В целях более эффективного использования инструментов развития в реализации региональных инвестиционных проектов, на мой взгляд, целесообразно создание на принципах государственно-частного партнерства на уровне Федерации агентства, ответственного за продвижение регионов и привлечение инвестиций. На мой взгляд, это своеобразное сердце страны - ответственность за инвестиционное и территориальное развитие, за продвижение благоприятного имиджа как регионов, так и России в целом.

Уважаемый Владимир Владимирович, теперь важно, чтобы все эти части единого механизма были притерты друг к другу и, как Вы недавно сказали, работали бы, как хорошие швейцарские часы.

В.И.Матвиенко, губернатор Санкт-Петербурга

Владимир Владимирович, Вы все основные акценты расставили. Если позволите, несколько предложений.

Понятно, что для привлечения инвестиций в различные сферы экономики нужны эффективные механизмы и инструменты. Хорошо, что в России в последние годы принят Закон о концессионных соглашениях, об инвестиционном фонде, создан Российский банк развития, мы на него возлагаем очень большие надежды. Но, к сожалению, Закон о концессиях и инвестфонде практически не работает. Инвестфонд еще не раскрыт и, если не внести изменения, вряд ли он будет в ближайшее время открыт. И на практике регионы в том виде, в котором они существуют, практически их использовать не могут.

Мы прошли сложный путь подготовки двух концессионных соглашений, по которым уже объявлены конкурсы, и сегодня отчетливо понимаем, какие изъяны в этих законах. Поэтому я бы просила, если это возможно, записать поручение в протокол Госсовета поручить Министерству экономики создать рабочую группу обязательно с привлечением регионов, проанализировать опыт, практику применения этих двух важнейших инструментов и оперативно, не откладывая, внести изменения. Тогда эти механизмы реально смогут использовать регионы.

Следующее. Доступ инвесторов к земле и градостроительные процедуры. Здесь я не могу согласиться с выводами доклада о том, что большая часть административных барьеров в российской экономике якобы сосредоточена в субъектах Федерации. Да, нам действительно есть что в регионах совершенствовать, нам еще есть много над чем работать, но вопросы и градостроительства и земельные, в большей своей части регулируются Федеральным законодательством.

Давайте посмотрим, Градостроительный кодекс приняли, а нормативные акты до сих пор не приняты, не разработаны технические регламенты, продолжают действовать старые строительные нормы, которые предусматривают получение порядка 30 согласований различных федеральных, региональных ведомств.

Мы не первый раз на эту тему говорим, и я поддерживаю Александра Николаевича Ткачева, т.е. мы вынуждены работать в рамках нового градостроительного законодательства, но по нормам прошлого века. Реально говорить ни о каком едином окне не приходится. Ряд положений Градостроительного кодекса противоречит Жилищному кодексу. Конечно же, нужно внести целый ряд изменений в законодательство, привести в соответствие и, главное, разработать нормативные акты, без которых мы не можем дальше работать.

Просто один пример по жизни. Чтобы расселить аварийный дом с угрозой обрушения, вы себе не представляете, сколько нужно пройти мытарств. Первое, вышло новое распоряжение Правительства о том, что нужно заключение только специализированной организации. Сейчас все дома, которые у нас числятся аварийными, мы заново должны провести обследование, это очень дорогое удовольствие. Дальше мы должны собрать общее собрание жильцов, не менее двух третей должны проголосовать за изъятие земельного участка. После этого мы должны подать документы на изъятие земельного участка. Они проходят длительную процедуру согласования - дом рухнет. А мы собираем документы. Поэтому, конечно, надо от жизни посмотреть все нормативные акты и привести их в соответствие.

Далее, согласование с федеральными структурами. Александр Николаевич говорил об этом, но не могу тоже удержаться. Я честно говорю, я уже запуталась, сколько их на территории конкретно Санкт-Петербурга. Кроме региональных, очень много еще окружных, зарплаты у них низкие, конечно, это жалко, что федеральные служащие получают такие зарплаты, недокомплект и, конечно же, полным ходом по-прежнему идет использование при них коммерческих структур.

Вот два последних примера, я разбиралась вчера перед отъездом. Ростехнадзор. Приходят за согласованием. Реконструкция котельной. Ему говорят: «Ты должен получить экспертизу именно в этой конкретной коммерческой структуре, без заключения этой структуры к нам не приходи». Он идет туда. Проектно-сметная документация стоила 500 тыс., у него там запросили 200 тыс. Согласование федеральных структур нами не регламентируются, все до 3 месяцев. Мы постарались синхронизировать процесс согласования, запараллелить, мы не можем, потому что у федеральной структуры другой регламент.

И я бы просила дать поручение Минрегионразвития посмотреть внимательно, системно разобраться в этой проблеме и один раз навсегда принять нормативные документы, регулирующие деятельность этих структур.

Еще один пример: Ростехнадзор. Компания «Тойота», крупнейшая компания с мировым брендом, уже в декабре первые машины начнет выпускать. Приходят, выписывают огромный штраф - за что бы вы думали? За то, что не вовремя подан отчет об экологическом вреде офисной деятельности. Японцы говорят: «Мы не понимаем, о чем идет речь?». Они смотрят на нас, как на динозавров. И вот таких требований, безумных к инвесторам, осталось очень много. И, конечно, об инвестиционной привлекательности в таких случаях говорить очень сложно, я уж не говорю о количестве проверок, к сожалению, сохраняющихся.

Еще одна чрезвычайно важная тема, я думаю, что она волнует не только Петербург, но и многие другие регионы - это вопросы разграничения собственности.

Владимир Владимирович, поверьте, ситуация критическая. Росимущество по-прежнему считает, что они из Москвы обязаны и должны управлять вот такусенькими зданиями, развалинами, и любыми правдами и неправдами не передают полномочия субъектам. Вы давали поручение: передайте здания памятников архитектуры субъектам. После этого вышел закон, но его искорежили до такой степени, что передать памятники архитектуры субъекту можно только те, которые используют для государственных нужд. Ну бред, конечно. Мы не возражаем, пусть Росимущество, но тогда вкладывайте. Ну стыдно смотреть на развалины. Колизей, каждое второе федеральное здание стоит. Ну спрашивается: зачем? Мы что, другое государство? Мы что, не государственная собственность?

Доходит до парадокса: реализуется крупный инвестиционный проект, в частности, Ухта-центр. Старое бомбоубежище, развалины на территории. Просим: передайте городу. Нет, мы можем только через торги. Понятно, что когда реализуется инвестпроект, что такое - через торги продать бомбоубежище.

Другой пример. Огромная городская территория. Вот, в частности, у нас, мы строим административный центр, где-то в углу находится разваленная проходная бывшего уксусного завода и остов бывшего цеха. Мы 2 года не можем получить это в собственность субъекта. Миллион препятствий. Мы не сможем быстро запускать в хозяйственный оборот здания, которые находятся по-прежнему в федеральной собственности.

Мне кажется, что Министерство экономического развития должно все-таки принять какие-то определенные на этот счет решения.

И последнее. Инвестиционный процесс надо стимулировать. Но зачастую таможенная тарифная политика оказывает на этот процесс вредительское воздействие, я бы сказала. Например, таможенные пошлины на ввоз компонентов для производства электроники: компьютеров, мобильных телефонов, например, на мобильные - 10%, а на ввоз готовых телефонов - 5%. Получается, производить в России высокотехнологичную продукцию невыгодно.

Например, бумага. Таможенные пошлины на ввоз бумаги для печати высокого качества и картона составляет 15%, на большинство видов книжной продукции - они равны нулю. В результате даже российские компании выводят свои производства в сопредельные страны. Ну кто к нам придет!? Мы с двумя инновационными компаниями ведем переговоры, они говорят: «Нам лучше производить где-то в другой стране, мы производим в Венгрии и на Украине, а к вам выгоднее ввозить готовую продукцию». Надо пересмотреть в таком случае таможенные пошлины, чтобы стимулировать приход инвестиций в инновационную сферу, производящую современные товары.

Если можно, по этим вопросам, Владимир Владимирович, дать поручения министерствам и ведомствам их отработать и принять решение.

А.Л.Кудрин, заместитель Председателя Правительства РФ, министр финансов РФ

В докладе было сказано, что в прошлом году у нас общий объем инвестиций в основные фонды составил 4,5 трлн руб. Это абсолютно так и это раза в 4 больше, чем в 2000 г. Но созданные условия и инструменты финансового рынка позволят, по нашему консервативному с Минэкономразвития прогнозу, в 2009 г. удвоить объем инвестиций в основные фонды к 2006 г. При том, что уже первое полугодие этого года показывает, что темп прироста инвестиций серьезно возрос, даже по сравнению с нашими консервативными прогнозами, и в 2009 г. объем инвестиций составит 9,5 трлн руб. в основные фонды. То есть удвоение за 3 года - это уже наши реалии и это, по сути, те проекты, которые уже начаты или начитаются в субъектах Российской Федерации.

Действительно, недостаточна еще роль финансовой системы по сравнению с аналогичными западными странами, но темп прироста и капитализации, и объема кредитно-финансовой системы сегодня примерно 50% в части активов банков и 30-40% в части объемов кредитования реального сектора.

Но тем не менее я хотел бы остановиться на том, что объем инвестиций самих субъектов Российской Федерации уже стал немаленьким, и в объемах бюджетов в среднем по стране объем инвестиций составляет 21% от расходов бюджетов субъектов Российской Федерации. Этот показатель неравномерно распределяется по регионам. Например, если в Центральном округе исключить Москву и Московскую область, то это примерно около 13-14% в составе бюджетов субъектов, около 12% в Дальневосточном округе и в Сибирском. Но тем не менее если посмотреть: а как государственные инвестиции работают на частные инвестиции, как эти государственные инвестиции, включая федеральные и частные, привлекают инвестиции частные, картина совсем переворачивается.

Дело в том, что если взять государственные федеральные и субъектовые инвестиции вместе, которые идут, прежде всего, в инфраструктуру, ту самую среду, за которыми должны идти частные инвестиции, то самый высокий показатель, как ни странно, в Дальневосточном округе: на один рубль сегодня приходит 7,3 руб. частных инвестиций в год. На втором месте стоит Уральский округ. Я бы его выделил особо - это 6 регионов наиболее богатых, прежде всего связанных с нефтегазовыми ресурсами. На третьем месте стоит Северо-западный округ, где нет нефтегазовых ресурсов, на 1 руб. - 6,3 руб., дальше Сибирский округ: на 1 руб. - 6 руб.

Но есть регионы, например, как Центральный округ, если опять выделить Москву и Московскую область, на 1 руб. приходит 3,4 руб. инвестиций. В Южном округе на 1 руб. - 4 руб., в Приволжском, одном из самых богатых, где в среднем частные инвестиции на регион составляют по 54 млрд руб. в год, если разделить на количество регионов, то тем не менее это примерно на 1 руб. - 5 руб. инвестиций.

Это означает, что эффективность государственных вложений в инфраструктуру и использование государственных ресурсов очень различно. И как ни странно, в регионах, казалось, отдаленных, сибирских, дальневосточных объем инвестиций на рубль вложений государства сегодня не ниже, что я и хотел, собственно, сказать. Поэтому у нас возможности для наращивания частных инвестиций в нашей экономике есть достаточно серьезные.

Я, может быть, отдельно сказал бы об опыте Москвы и Санкт-Петербурга. Здесь, в Санкт-Петербурге, на 1 руб. - 5 руб. В Москве неожиданная ситуация. При 555 млрд руб. инвестиций общих в экономику Москвы в прошлом году - 280 млрд руб. из них - государственные. То есть здесь статистика 1 к 2 примерно, но с другой стороны, Московская область дает 1 к 10. Скорее всего, инфраструктура Москвы работает в том числе на инвестиции прилегающих регионов Московской области, здесь нужно посмотреть вместе.

Тем не менее это все тоже заслуживает внимания. Я бы хотел сказать, что мы сегодня работаем в той среде, которая каждый год позволяет наращивать инвестиции, и те проблемы, которые мы обсуждаем, это, скорее, проблемы роста и решения проблем, которые должны помочь раскрепостить дополнительные ресурсы.

И один комментарий, связанный с предложением Ткачева, по поводу того, что нужно создать свободные зоны субъектам, дать им право создавать свободные зоны и выделить дополнительные льготы.

Дело в том, что даже когда мы шли на промышленные зоны, а вы знаете, у нас 2 промышленные зоны и 6 - технико-внедренческих, мы очень аккуратно отнеслись к льготам. Льготы по налогам там не являются главным привлекательным преимуществом. Там на первом месте стоят организационные и административные услуги и подготовка территорий для промышленного строительства, вложение в инфраструктуру, чтобы инвестор приходил и сразу имел все условия, в том числе условия «одного окна» по получению всех разрешений на земельный участок, на строительство. Конечно, там важен и таможенный режим, который специально создан.

Если говорить о налоговых льготах, то они нецелесообразны, поскольку эти зоны работают по производству и поставке продукции и на внутренний рынок. И любое предприятие в этой зоне станет заведомо конкурентом любого традиционного предприятия в любом из наших регионов. Мы создадим неконкурентные преимущества.

Раньше даже китайские зоны, как правило, были экспортными, у них не было внутреннего потребления. Сегодня условия ВТО запрещают создавать экспортные зоны. Зону можно создавать только с условием, что вы будете создавать продукцию и на свой рынок. Если вы готовы выдерживать эту конкуренцию, то вы можете создавать зону с особыми привилегиями, которые будут работать и на экспорт.

Но я уже приводил примеры, что у нас уже в те промышленные зоны, которые создаем, приходят предприятия, аналогичные нашим предприятиям в традиционных промышленных центрах, которые получают льготы и, по сути, имеют конкурентное преимущество.

Но в рамках тех льгот, которые сегодня есть у субъектов, это налог на прибыль - 4%, полностью налог на имущество и целый ряд других налогов регионального характера. Мне кажется, этот объем налогов был бы достаточным, если бы вы этот налоговый режим хотя бы настроили для привлекательности. Кстати, например, такой город, как Петербург целый ряд налогов делает льготными для инвесторов. Я знаю, и другие регионы конкурируют за инвесторов.

Тем не менее главными преимуществами в таких зонах должны быть условия, связанные с подготовленной инфраструктурой и разрешениями на землю, строительство и соответствующее проектирование. Технико-внедренческие зоны отличаются тем, что мы в них, действительно, ввели еще особую льготу по налогу, это на ЕСН, в связи с высокой квалификацией и трудозатратами именно в этих зонах, желанием создать особые комфортные условия для научной и технико-внедренческой интеллектуальной деятельности. Это особый случай, но таких зон, как мы говорим, их больше. Кстати, по технико-внедренческим зонам мы не создаем такую острую конкуренцию, потому что там создается, как правило, штучный товар, это интеллектуальный результат, поэтому расширять применение технико-внедренческих зон можно. Больше того, мы пошли на введение специального режима для предприятий, создающих информационные технологии. Сегодня по всей стране без ограничения применяются ЕСН 14%, а не 26%, для предприятий, работающих с информационными технологиями и выполняющих соответствующие требования для получения этой льготы по ЕСН.

С.Б.Иванов, первый заместитель Председателя Правительства РФ

Сначала несколько общих замечаний. Я считаю, что уже переход российской экономики на инновационный путь состоялся. А коли так, нам не обойтись без нововведений в системе государственного управления и механизмах реализации госполитики. Об этом сегодня много говорили: о несовершенствах законодательства, действий федеральных органов власти. Это и есть нововведения в сфере государственного управления. Причем главной управленческой инновацией, конечно, о чем уже говорилось сегодня неоднократно, должно стать государственно-частное партнерство.

Из институтов развития Инвестфонд, на мой взгляд, только начинает свою работу и он еще, по существу, не раскрыт.

Если говорить об институтах развития, я бы больше даже выделил Банк развития, который еще будучи ВЭБом, уже активно начинал кредитовать промышленность, наукоемкие производства, те отрасли, в которые мы сейчас просто добавляем инвестиции, финансовые ресурсы, которые впервые появились у государства.

Если говорить об Инвестфонде, то все проекты, которые формально уже приняты, - это строительство, вы знаете, железнодорожной ветки к месторождениям в Туве, новый нефтехимический кластер в Нижнекамске, проект комплексного развития Нижнего Приангарья и строительство западного скоростного диаметра в Санкт-Петербурге - все эти проекты очень крупные и все они рождались в МЭРТе.

К чему я это говорю? Сегодня звучали предложения создать какой-то орган, агентство, может быть. Я считаю, что здесь главная роль должна остаться у МЭРТа. Может быть, там что-то внутри перезагрузить, но все равно МЭРТ должен определять крупные инвестиционные проекты, потому что он владеет ситуацией и, собственно, те проекты, которые уже действуют. Люди-инвесторы приходили в МЭРТ, там проект рождался, там он разрабатывался, там он утверждался в конечном счете и воплощался в жизнь.

Теперь, несмотря на такие, может быть больше теоретические, чем практические успехи, конечно, есть и проблемы. Прежде всего проблемы в привлечении средств Инвестиционного фонда для регионов. Причем здесь я как раз хочу встать на защиту регионов и, не обвиняю их в излишнем консерватизме и нежелании привлекать инвестиционные ресурсы, а прежде всего считаю здесь проблему в сложности и громоздкости процедур, которые предусматриваются тем же Инвестфондом, а самое главное, и об этом говорил сегодня губернатор Новосибирской области В.А.Толоконский, очень высокой стоимостью барьера или, если хотите, входного билета в Инвестфонд - 5 млрд руб.

Для некоторых регионов планка 5 млрд руб. - это не проблема. Это и на диаграммах показано - Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Татарстан, Башкортостан, ряд других регионов, где сами региональные власти создают для инвестора достаточно привлекательные условия, он туда приходит, инвестирует без всякого участия федерального центра...

Но регионы у нас все-таки разные, и уровень социально-экономического развития регионов тоже разный. И мы не должны игнорировать интересы тех регионов, которые нуждаются в поддержке или выступают с инициативой проекта очень небольшого по финансированию, меньше 5 млрд руб.

И сегодня на заседании Правительства Российской Федерации мы рассматривали вопрос, Эльвира Сахипзадовна докладывала очень подробно по этому, и мы приняли решение, что мы будем оказывать помощь регионам в продвижении малых проектов, чтобы они не оказывались за бортом формальной планки, если ниже 5 млрд руб., то и не подходи. Кстати, об этом же, я помню, и в Сочи на Экономическом форуме многие из здесь присутствующих обращались и говорили: «Почему обязательно 5 миллиардов, почему меньше нельзя, если польза от проекта очевидна?». Решение такое сегодня принято.

Теперь у нас большие проблемы, конечно, с концессиями. Это касается, прежде всего, инвестиционных проектов, связанных со строительством дорог. Здесь проблема в том, что у нас бюджетное законодательство, уже сейчас это очевидно, не адаптировано к процессу совместного вложения государственными и частными компаниями инвестиционных средств в объекты концессионных соглашений.

Кроме этого, у нас существуют просто процедурные расхождения между основными правовыми актами, регулирующими функционирование инвестфонда, и заключением концессионных соглашений. Пример западного скоростного диаметра - раз. На отдельных участках платной дороги «Москва - Санкт-Петербург» мы до сих пор не можем начать строительство. Уже очевидно, что в Закон о концессиях надо вносить поправки, и чем быстрее, тем лучше, потому что без этого механизм инвестиций в инфраструктурные и, прежде всего, дорожные проекты просто не работает.

Инвестору, не важно какой он, российский или иностранный, важно получить гарантию, что по этой дороге будут ездить, и он сможет за счет платности возвращать инвестиции. И кроме того, он должен быть уверен, что государство будет финансировать в равных долях, с чем мы столкнулись и по западному скоростному диаметру, и по дороге «Москва - Санкт-Петербург». Инвестор стал выплачивать средства, а государство свою долю еще не выплачивает. Но это же просто компрометация хорошей идеи изначально. А невозможно это сделать по техническим причинам, о которых я уже сказал выше.

Теперь в целом еще о привлечении инвестиций. Это мировая практика. И здесь, наверное, не надо нам особо своего пути выдумывать. Но по дорогам хочу сказать свое мнение. Здесь звучало предложение - давайте привлекать иностранного инвестора с его технологией, с его техникой и с его рабочей силой. Я за то, чтобы привлекать иностранного инвестора, но насчет материалов строительных и рабочей силы я бы подумал, прежде чем такие решения принимать. Здесь могут быть проблемы, даже, по-моему, очевидные. Вряд ли австрийский или немецкий инвестор, строящий дорогу, повезет в Сибирь или на Дальний Восток своих рабочих и свои стройматериалы. Или они станут архизолотыми, в любом случае. Поэтому я бы не стал все это на откуп отдавать. У нас своих инвесторов хватает, в конце концов, в том числе и по дорогам.

И по кадрам и информационным услугам. Да, у нас уже у МЭРТа, на мой взгляд, по моей оценке, отработана система презентаций, работы с заграницей, здесь, на форумах, с привлечением инвесторов. В регионах, особенно в крупных, появляются даже свои региональные структуры, которые занимаются пиаром, привлечением инвестора. Но главная проблема здесь и на федеральном уровне, и на региональном - это кадры. У нас по существу нет молодых профессиональных кадров, умеющих работать в режиме частно-государственного партнерства. И это очень большая и очевидная проблема.

И последнее кратко. Проблема, все-таки мы не должны за благой целью привлечения инвестиций, совсем абстрагироваться от проблемы безопасности. Здесь я имею в виду прежде всего то, что, надеюсь, Государственная Дума до конца этого года примет закон о порядке осуществления в Российской Федерации иностранных инвестиций в коммерческие организации, имеющие стратегическое значение. Законопроект этот разработан МЭРТом, находится в Думе. Мне кажется, что он достаточно либеральный, как это ни парадоксально звучит, если мы сравним этот законопроект с аналогичными законопроектами, которые есть у наших западных партнеров. По некоторым направлениям их законодательство куда более драконовское на сегодняшний день, чем наше.

Но надо этот закон принять для того, чтобы для всех инвесторов, в том числе и иностранных, были ясные и понятные правила игры, куда можно вкладывать, куда нельзя и на каких условиях.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100