написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 3-4 (28-29) Декабрь 2006

Отдельные аспекты проблемы "налоговой преступности"

Карякин В.В., заместитель директора Департамента правового обеспечения и внешних связей Минкультуры России

Добросовестное исполнение обязанности налогоплательщика, к сожалению, не стало нормой среди предпринимателей, что является свидетельством низкого уровня правовой культуры в целом и налоговой грамотности в частности.

По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, по итогам опроса 1600 человек, проведенного в 100 населенных пунктах в 40 областях, краях и республиках России, большинство россиян (59%) высказываются против практики уклонения от выплаты налогов государству в полном объеме, даже если на практике такая возможность существует. При этом 5 лет назад, в 2001 г., против уклонения от уплаты налогов выступало несколько больше - 64% опрошенных, а 7 лет назад, в год финансового кризиса (1998 г.) - 61%. Одновременно выросла доля тех, кто считает уплату налогов необязательной, если только есть возможность от них уклониться, - с 26 до 32%.

Чем богаче опрошенные, тем более либерально они относятся к уклонению от налогов: его готовы допустить только 26% граждан с доходами до 1500 руб. в месяц, 38% - с доходами 3000-5000 руб. и 58% опрошенных с доходами свыше 5000 руб. в месяц. Зато 59% опрошенных с доходами до 1500 руб. считают уклонение от налогов недопустимым (среди опрошенных с доходами свыше 5000 руб. - только 38%). Таким образом, «уклонисты» численно превосходят «законников», но только в самой обеспеченной группе, которая, по сути, и представляет собой социальную прослойку предпринимательства, приносящего основной доход в бюджеты всех уровней.

После введения «плоской» шкалы исчисления подоходного налога общество не стало относиться лучше к этому нововведению. Только четверть (25%) россиян считают «плоскую шкалу» справедливой, а 65% - нет. Чем выше уровень материального положения, тем больше сторонников единой ставки налога: среди респондентов, оценивающих свое материальное положение как хорошее и очень хорошее, ее считают справедливой 42%, в группе среднеобеспеченных - 27%, плохо и очень плохо обеспеченных - 16%. Но даже в высокообеспеченной группе больше тех, кто считает плоскую шкалу несправедливой (49%), в самой же малообеспеченной группе их подавляющее большинство (74%).

Одним из главных аргументов в защиту плоской шкалы подоходного налога считается то, что он помогает вывести доходы граждан из тени. Однако 53% опрошенных не согласны с такой точкой зрения (согласны только 31%). Скептически оценивают такую вероятность во всех доходных группах, хотя среди тех, кто зарабатывает свыше 5000 руб. в месяц, оптимистов несколько больше - 39%1.

Указанные статистические сведения ярко свидетельствуют о системных недостатках законодательства, регулирующего сферу налогообложения, и о социально-экономических «корнях» налоговой преступности. Тем самым обозначая ключевые моменты, требующие незамедлительного реагирования со стороны государства.

Говоря об эффективности действующей системы уголовной ответственности за налоговые преступления, отметим, что порой формулировка правовой нормы, предусматривающей уголовную ответственность по налоговому составу, может быть истолкована по-разному, что влечет существенные трудности в правоприменительной практике.

Примером такой неоднозначности является ст. 199.2 УК РФ, предусматривающая ответственность за сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, совершенное собственником или руководителем организации либо иным лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации, или индивидуальным предпринимателем в крупном размере.

Появление в УК РФ ст. 199.2 - вполне оправданная мера, призванная обеспечить надлежащее исполнение требований налогового законодательства в той его части, которая регулирует порядок принудительного взыскания недоимки по налогам и сборам. Хотелось бы подчеркнуть, что речь идет не о любом сокрытии денежных средств или иного имущества, предназначенных для уплаты налога, а только о том, на которое в соответствии со ст. 46-48 НК РФ было обращено взыскание. Иными словами, объективная сторона преступления состоит в сокрытии денежных средств и иного имущества на стадии исполнительного производства, когда налоговый орган выносит решение о взыскании налога уже после того, как налогоплательщик (плательщик сбора) по каким-то причинам не исполнил свои обязанности добровольно.

Понимание этой статьи вызывает затруднения у налогоплательщиков, а правоприменительную практику пока нельзя считать сложившейся. Между тем за период январь - ноябрь 2005 г. по ст. 199.2 было возбуждено 1743 уголовных дела, прирост к предыдущему периоду составил 58%. Только 943 дела дошли до суда, но это на 217,5% больше, чем в прошлом периоде. К уголовной ответственности были привлечены 582 человека, таким образом, количество осужденных возросло на 212,9%2.

Из норм статьи следует, что лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за сокрытие средств от уплаты налогов. Поэтому представляется важным разобраться в том, что считать сокрытием.

Под сокрытием активов, с одной стороны, можно понимать реальную недостаточность имущества, за счет которого предполагается удовлетворить требования по уплате налогов. С другой стороны, сокрытие может обозначать искажение сведений об объеме активов налогоплательщика (т.е. имущество объективно имеется, но информация о его наличии всячески утаивается).

Есть примеры, когда суды склонялись к первому толкованию. Так, в Обзоре судебной практики Кемеровского областного суда по делам о налоговых преступлениях (ст. 198-199.2 УК РФ), рассмотренным судами Кемеровской области в 2004 г., прямо указывается, что под действие ст. 199.2 УК РФ подпадают ситуации, когда при наличии задолженности по уплате налогов и страховых взносов во внебюджетные фонды денежные средства, тем не менее, расходовались руководителями предприятий на производственные нужды, заключались соглашения об уступке права требования долгов от собственных должников третьим лицам при наличии реальной возможности получить денежные средства на счет предприятия, задолжавшего бюджету.

То есть суд предлагает считать преступление совершенным, даже если имущество передавалось в рамках обычной производственной деятельности и сведения об имуществе надлежащим образом отражались в отчетной документации. Подобное толкование уголовной нормы позволяет правоохранительным органам вмешиваться в хозяйственную деятельность предприятий, привлекая к ответственности за совершение, в общем-то, законных сделок.

В то же время, как отмечает А.Бутурлин, «подобный подход вполне сочетается с тем толкованием ст. 57 Конституции РФ, закрепляющей обязанность каждого платить законно установленные налоги и сборы, которое предложил Конституционный Суд РФ в постановлении от 17.12.96 № 20-П: «Налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну»3. Можно спорить о том, могут ли в такой ситуации действия налогоплательщика быть квалифицированы именно как «сокрытие». Но в любом случае факт отсутствия у него имущества (денежных средств) вряд ли будет признан судами. Если налогоплательщик не платит налогов в полной мере, но полно и добросовестно отражает в отчетности все свои хозяйственные операции и активы, то сложно обвинить его в сокрытии. Он полностью открыт для контроля со стороны налоговых органов. Иначе обстояло бы дело в случае, если бы налогоплательщик фальсифицировал отчетность, пытаясь доказать, что у него нет имущества, в то время как оно у него имеется, такие действия действительно можно было бы рассматривать как сокрытие. Таким образом, состав преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, должен заключаться не в сокрытии имущества как такового, а в сокрытии информации о нем.

Примечания.

1. www.WCIOM.ru.

2. www.mvdinform.ru.

3. См.: Сотов А. Сокрытие активов как способ уклонения от уплаты налогов // Финансовый директор. 2006. № 3.

Карякин Владимир Викторович. Кандидат юридических наук. В 2000-2004 гг. работал в органах налоговой полиции и МВД РФ. С 2004 г. - заместитель директора Департамента правового обеспечения и внешних связей Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100