написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 3-4 (28-29) Декабрь 2006

Законодательство о приватизации социально-значимых объектов. Что день грядущий…

Феоктистова А.Б., руководитель Департамента комплексных проектов КГ "Михайлов и партнёры", Манкулова Ж.А., ведущий юристконсульт КГ "Михайлов и партнёры"

22 февраля 2006 г. Минэкономразвития России (МЭРТ) направило в Правительство РФ проект федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О приватизации государственного и муниципального имущества». Полный текст законопроекта размещен на официальном сайте МЭРТа.

Как следует из пояснительной записки к проекту федерального закона, его разработчики поставили целью решение таких задач, как:

а) расширение практики продажи имущественных комплексов унитарных предприятий (УП) без их преобразования в открытые акционерные общества;

б) прекращение института нормативной цены в процедуре приватизации;

в) упрощение продажи единичных акций открытых акционерных обществ;

г) совершенствование процедуры продажи государственного и муниципального имущества посредством публичного предложения;

д) переход на качественно новый уровень информационной прозрачности приватизации;

е) упрощение создания открытых акционерных обществ при приватизации;

ж) создание правовых условий для привлечения инвестиций в акционерные общества, более 25% акций которых находится в государственной собственности;

з) переход на среднесрочное планирование приватизации федерального имущества.

И хотя проект не призван совершенствовать регулирование института приватизации социально-значимых объектов, изменения не обошли стороной ст. 30 Закона «О приватизации…».

Прежде всего, обращает на себя внимание расширение состава имущества, запрещенного к приватизации в составе имущественного комплекса УП за счет включения в п. 1 ст. 30 новых абзацев 6 и 7.

Кстати, их формулировки позаимствованы из Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 06.10.03 № 131-ФЗ, приведение в соответствие с которым Закона «О приватизации…» также входит в планы МЭРТ. Очевидно, что планы эти совершенно оправданны: Закон «О приватизации…», принятый в 2001 г., объективно не мог учитывать положений № 131-ФЗ 2003 г. и в этом смысле определенно устарел. По проекту МЭРТ, в категорию запрещенного к приватизации в составе имущественного комплекса УП попадает имущество, предназначенное для электро-, тепло-, газо- и водоснабжения, водоотведения, снабжения топливом, освещения улиц и большая часть объектов транспортной инфраструктуры. Отметим, что действующая редакция ст. 30 таких обширных ограничений не содержит. Сейчас этот список включает только объекты энергетики и транспорта.

Трудно оценить, является ли расширение состава имущества, запрещенного к приватизации по п. 1 ст. 30, случайным, т.е. допущенным вследствие автоматического применения формулировок № 131-ФЗ, либо вполне осознанно задумывалось разработчиками проекта.

Интересно, что в ноябре 2005 г. в Государственную Думу РФ был внесен законопроект «О внесении изменений в ст. 30 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества», снимающий ограничение на приватизацию объектов энергетики в составе имущественного комплекса УП. Согласно пояснительной записке к вышеназванному законопроекту необходимость внесения данной поправки была обусловлена потребностью сохранения при приватизации в составе имущественного комплекса энергоемких предприятий объектов энергетики, входящих в единый производственный цикл, но попутно выполняющих функцию обслуживания жителей соответствующего поселения. По результатам рассмотрения на Комитете по собственности данный законопроект был отозван с целью его дальнейшей доработки.

С другой стороны, в федеральном законопроекте «О государственном и муниципальном имуществе», подготовленном Минимуществом РФ, предусмотрено, что имущество, которое по своему функциональному назначению необходимо для осуществления Российской Федерацией, субъектами РФ и муниципальными образованиями возложенных на них федеральными законами исключительных публичных полномочий, должно находиться в публичной собственности.

И все же в действующем законодательстве, включая № 131-ФЗ, пока нигде не сказано, что, например, объекты энергетики должны находиться в муниципальной собственности, хотя организация электро- и теплоснабжения населения в границах поселения отнесена к вопросам местного значения. Но организация электро- и теплоснабжения населения может осуществляться и без нахождения в собственности муниципальных образований имущества, предназначенного для этого. Ведь нельзя исключать случаи, когда на территории конкретного муниципального образования находятся исключительно частные объекты энергетики. Это не означает, что снабжение теплом и светом жителей такого образования не должно быть организовано.

Порождает ряд вопросов новая формулировка п. 3, согласно которому «Объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения, разрешенные для приватизации, но не включенные в подлежащий приватизации имущественный комплекс УП, могут приватизироваться отдельно в соответствии с настоящим Федеральным законом, если они находятся на территории иного административно-территориального образования, чем остальное имущество УП».

Из данного пункта, при его толковании во взаимосвязи с п. 1 и 2 ст. 30 в редакции, предлагаемой МЭРТом, может следовать вывод о наличии запрета на приватизацию объектов соцкультбыта, не включенных в подлежащий приватизации имущественный комплекс УП и не обособленных территориально.

Но, по имеющейся информации, речь в данном пункте идет о возможности отдельной приватизации объектов, территориально обособленных от основного места нахождения имущества УП, если они не были приватизированы в составе имущественного комплекса УП, вне связи с каким-либо запретом или ограничением на их приватизацию любым способом, а по мотивам целесообразности, который будет устанавливаться в каждом конкретном случае. При этом предполагается не обязательным для принятия решения об отдельной приватизации объекта соцкультбыта, чтобы он находился «...на территории иного административно-территориального образования, чем остальное имущество унитарного предприятия», как это прямо следует из текущей редакции МЭРТ п. 3 ст. 30. Территориально обособленным объектом может считаться объект, находящийся и в пределах одного административно-территориального образования с основным имуществом УП. При этом целесообразной, например, может быть признана приватизация вне имущественного комплекса УП отдельных особо ликвидных активов, находящихся, например, на территории одного административного округа г. Москвы с остальным имуществом УП. Полагаем, что в этой части стоит ожидать доработки текста законопроекта.

Подытоживая, следует признать, что на текущий момент редакция МЭРТ ст. 30 (также как и действующая редакция) не решает вопрос о дальнейшей приватизации объектов соцкультбыта, переданных в собственность субъекта РФ или муниципального образования.

Но кроме указанного, действующая редакция ст. 30 содержит и иные недостатки.

Статьей 79 № 131-ФЗ установлены особенности организации местного самоуправления в городах федерального значения. В соответствии с этими особенностями перечень вопросов местного значения в городах федерального значения определяется законами данных субъектов РФ, исходя из необходимости сохранения единства городского хозяйства. В Москве и Санкт-Петербурге многие вопросы местного значения решаются на уровне субъекта в целом, а не отдельного (отдельных) муниципальных образований. Таким образом, в городах федерального значения к вопросам местного значения не относятся вопросы, имеющие общегородское значение.

Действующая редакция ст. 30 Закона «О приватизации…» не учитывает вышеуказанную специфику организации местного самоуправления в городах федерального значения, устанавливая, что объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения, не включенные в подлежащий приватизации имущественный комплекс УП по основаниям, указанным в п. 1 ст. 30, подлежат передаче исключительно в муниципальную собственность.

Сейчас право изменения назначения объектов, перечисленных в п. 1 ст. 30, предоставлено только органам местного самоуправления муниципальных образований. Однако с учетом вышеизложенного такое же право должно быть предоставлено городам федерального значения.

Законопроектом МЭРТа эти изъяны устраняются путем введения вместо указания на органы местного самоуправления указания на органы государственной власти субъектов РФ либо органы местного самоуправления муниципальных образований, в собственности которых, согласно законодательству РФ, могут находиться объекты соцкультбыта.

Но основным неустраненным законопроектом МЭРТа недостатком действующей редакции можно назвать отсутствие в ст. 30 критериев отнесения объектов, перечисленных в п. 1, к запрещенным к приватизации, причем любым способом - как в составе имущественного комплекса, так и отдельно от него.

Пункт 1 ст. 30 Закона «О приватизации…» содержит полный запрет на приватизацию объектов коммунально-бытового назначения, отвечающих указанным в данном пункте признакам, в составе имущественного комплекса. Причем для любых предприятий. А по имеющейся у нас информации, существует убеждение, что в нынешнюю редакцию ст. 30 Закона «О приватизации…» была заложена идея об освобождении приватизируемых УП от исключительно непрофильных объектов путем их изъятия из приватизируемого имущественного комплекса в муниципальную собственность. Это позволяет избавить частного собственника от несвойственных ему функций по содержанию объектов социальной инфраструктуры.

Но есть же УП, созданные специально для осуществления деятельности, в которой применение объектов соцкультбыта, поименованных в п. 1 ст. 30, является неизбежным. Так, деятельность в сфере производства, передачи и сбыта тепло- и электроэнергии невозможна без объектов энергетики. Их исключение из имущественного комплекса предприятия при приватизации в силу соответствующей трактовки п. 1 ст. 30 может привести к нарушению единого технологического процесса предприятия, что может повлечь не только негативные последствия собственно для его деятельности, но и негативные экологические, экономические и социальные последствия в границах деятельности предприятия. Это лишает приватизацию подобных УП всякого смысла.

Очевидно, что трактовка в пользу запрета, главным образом, «бьет» по предприятиям, специализированным в сферах жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ) и энергетики, для которых коммунально-бытовые объекты составляют производственные фонды, используемые для осуществления основных видов деятельности. Здесь, однако, следует упомянуть об оглашенной недавно позиции Высшего Арбитражного Суда, согласно которой запрет на приватизацию в составе имущественного комплекса объектов коммунально-бытового назначения, установленный п. 1 и 2 ст. 30 Закона «О приватизации…», не распространяется на специализированные УП, оказывающие коммунальные услуги населению в качестве своей основной деятельности1.

Но проблема этим не исчерпывается, поскольку решаться она должна на законодательном уровне.

Комментируя последние инициативы вокруг приватизации социально-значимых объектов, отметим, что становление рыночной экономики все настойчивее требует трансформации большей части государственной собственности в частную.

Попробуем понять, как сам собственник таких социально-значимых объектов, как объекты энергетики, относился к их приватизации.

Вопросом приватизации электроэнергетики государство озаботилось еще в 90-е годы прошлого века. В 1992 г. в соответствии с указами Президента РФ от 15.08.92 № 923 и от 05.11.92 № 1334, направленными на обеспечение управляемости Единой энергетической системы и сохранение электроэнергетики в виде единого комплекса при акционировании предприятий и организаций, выходивших из ведомственной подчиненности, было учреждено ОАО РАО «ЕЭС России». И приватизационные процессы продолжаются до сих пор, в том числе через снижение доли государственного участия в генерирующих компаниях РАО «ЕЭС России». А в Законе от 26.03.03 № 36-ФЗ «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период…» определены способы обеспечения контроля государства за деятельностью организаций, создаваемых при реорганизации РАО «ЕЭС России».

В электроэнергетике все более или менее понятно. Акционирование большинства предприятий электроэнергетики состоялось. Законы, плохие они или хорошие, приняты, есть возможность их обсуждать. А вот в теплоснабжении - правовой вакуум. В частности, есть проект закона «О теплоснабжении», который около 4 лет ждет своего выхода. Вопросы системы теплоснабжения широко обсуждаются на федеральном уровне, на форумах, конференциях с привлечением представителей некоммерческих партнерств по теплоснабжению, энергетиков крупных городов России, представителей РАО «ЕЭС России», членов правительства и фигурантов, непосредственно вовлеченных в законотворческую деятельность. Но, к сожалению, эта проблема осталась неучтенной, и сегодня теплоснабжение вообще никак не регулируется законодательно.

Итак, объекты теплоэнергетики по большей части до сих пор находятся в муниципальной или государственной собственности.

Ниже приведены результаты исследований аналитических материалов и нормативных документов, посвященных состоянию отраслей ЖКХ, тепло- и электроэнергетики в их взаимосвязи с вопросами приватизации, акцентированными на проблему объектов теплоэнергетики.

И начнем мы обзор с Национального доклада «Теплоснабжение Российской Федерации. Пути выхода из кризиса» 2001 г. (далее - Национальный доклад или Доклад). Рассматривая обязанности государства в управлении реформированием теплоснабжения страны, составители Доклада отмечали среди вопросов государственного значения определение формы собственности объектов теплоэнергетики - частная или государственная. Исследованию необходимости приватизации системы теплоснабжения и условий ее осуществления относительно каждого типа объектов, входящих в систему теплоснабжения, посвящен отдельный раздел Доклада. Приведем мнение авторов по приватизации наиболее значимых объектов.

Приватизация теплоэлектроцентралей (ТЭЦ) возможна, но должна проводиться с большой предварительной работой по совершенствованию законодательства, созданию системы ответственности за непрерывность теплоснабжения, определению особого порядка взаимодействия единой системы передачи электроэнергии и ТЭЦ.

Для тепловых сетей (ТС) и центральных тепловых пунктов (ЦТП) в зоне действия крупных ТЭЦ предлагается следующая схема объединения существующих АО-энерго и муниципальных теплоснабжающих организаций:

  • выделение из РАО «ЕЭС России» акционерного общества теплоснабжения «Тепло России»;
  • разделение региональных АО-энерго с выделением из них АО-теплоэнерго на основе предприятий ТС;
  • вхождение в состав акционеров новых АО муниципалитетов городов с увеличением уставного капитала на величину имущественного взноса - основных фондов, находящихся на балансе муниципальных предприятий ТС и жилищных организаций.

При этом авторы Доклада справедливо указывают, что передача в АО-теплоэнерго всех ТС, тепловых пунктов и внутренних систем зданий не означает монополизацию их обслуживания, а объединение управления ТС позволит лучше организовать многие производственные вопросы.

Оценивая приватизацию котельных, составители Доклада отмечают, что в небольших городах на базе муниципальных теплоснабжающих предприятий могут быть созданы АО с участием кооперативов и товариществ собственников жилья, передающих в АО внутренние системы отопления зданий; бюджетных организаций, входящих в АО со своим тепловым хозяйством; предприятий-потребителей тепла и предприятий-владельцев теплоисточников, отапливающих жилой фонд либо имеющих резерв мощности. При этом централизация системы, внедрение рыночных механизмов функционирования АО позволит значительно уменьшить издержки.

Резюмируя, можно отметить, что авторы Доклада весьма положительно смотрят на приватизацию системы теплоснабжения в РФ. Это же подтверждается их позитивной оценкой опыта приватизации энергетики в Казахстане. А памятуя, что Доклад имеет статус национального, предположим, что авторы Доклада выражали в нем не только свое мнение, но и позицию властей, существовавшую на период его составления.

В Концепции развития теплоснабжения в России, включая коммунальную энергетику, на среднесрочную перспективу Минэнерго РФ 2002 г. (Концепция) также рассматриваются вопросы приватизации теплоснабжающих предприятий. В Концепции указано, что должно быть преодолено распространенное мнение о запрете на приватизацию коммунальной энергетики. Запрет был введен государственной программой приватизации только на 1992-93 гг. Согласно закону «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» от 28.08.95 «порядок и условия приватизации муниципальной собственности определяются населением непосредственно или представительными органами местного самоуправления самостоятельно».

Рассматривая проблемы теплоснабжения крупных городов, авторы Концепции также отмечали, что технически единые системы ТС крупных городов должны быть объединены в одной организации, что позволит отказаться от содержания дублирующих служб, оптимизировать схемы ТС, упростить финансовые расчеты и снизить издержки на транспорт тепла. А поскольку одна часть ТС принадлежит АО, а другая - муниципалитетам, то формой организации единого предприятия может быть только АО.

Так как в управлении этим АО должны преобладать интересы потребителей, контрольный пакет акций должен принадлежать государству (сумма акций, находящихся в федеральной и муниципальной собственности).

Передавать или нет в АО источники тепла, должно решаться отдельно для каждого города с учетом преимущества разделения выработки и транспорта тепла.

Как вывод, авторы Концепции отмечают необходимость разработки новых законов, либо внесения дополнений в существующие с освещением, в том числе следующих вопросов:

  • естественные монополии (в том числе локальные) в теплоснабжении;
  • порядок приватизации объектов теплоснабжения;
  • банкротство предприятий, осуществляющих теплоснабжение жилого фонда и объектов бюджетной сферы;
  • гарантии на инвестиции в теплоснабжении и т.д.

Надо отметить, что на большинство поставленных авторами Концепции еще в 2002 г. вопросов в законодательстве до сих пор ответа нет.

28 августа 2003 г. Правительство РФ своим Распоряжением № 1234-р утвердило Энергетическую стратегию России на период до 2020 г. (далее - Энергетическая стратегия). Согласно Энергетической стратегии к основным факторам, сдерживающим развитие топливно-энергетического комплекса (ТЭК) отнесен сохраняющийся в отраслях комплекса (кроме нефтяной) дефицит инвестиционных ресурсов и их нерациональное использование. Формирование благоприятного инвестиционного климата с учетом совершенствования налогового, ценового и таможенного регулирования также объявлено в числе основными факторов, которые будут определять развитие ТЭК в первой четверти XXI в.

Основой реализации энергетической политики Правительство РФ в своем Распоряжении называет постоянно развивающуюся нормативно-правовую базу. Ее совершенствование, как отмечено в Распоряжении, пойдет по пути дальнейшего формирования законодательства, обеспечивающего стабильность, полноту и непротиворечивость нормативно-правового поля этой важнейшей сферы жизнедеятельности общества.

Энергетической стратегией определено, что при проведении энергетической политики государство в полной мере будет использовать свои права собственника недр и активов в ТЭК. Для повышения эффективности этого процесса предусматриваются реструктуризация и акционирование государственной собственности в данной сфере со средоточением ее преимущественно в системообразующих секторах ТЭК (транспортная инфраструктура) и объектах повышенной опасности (атомная, гидроэнергетика и др.) с приватизацией других активов, прежде всего не находящихся под действенным контролем государства.

Рассматривая вопросы развития электроэнергетики, Правительство РФ указало на необходимость осуществления модернизации коммунальной энергетики, в том числе за счет привлечения частного капитала в эту потенциально привлекательную в инвестиционном отношении сферу хозяйственной деятельности на основе реформирования и модернизации всего ЖКХ Российской Федерации с преобразованием унитарных муниципальных предприятий, обеспечивающих электроснабжение населения и коммунальной сферы городов, в открытые акционерные общества и последующей их интеграцией с АО энергетики и электрификации, включая использование концессионных, арендных и других механизмов управления объектами коммунальной инфраструктуры.

В Распоряжении также справедливо отмечено, что теплоснабжение такой северной страны, как Россия, должно относиться к числу важнейших приоритетов государственной экономической и энергетической политики. При этом основной задачей является создание системы, обеспечивающей скоординированную работу различных государственных и частных организаций в интересах потребителей. После создания такой системы за государством должна остаться разработка стратегических направлений развития теплоснабжения, анализ возможных проблем и поиск путей их решения, а также государственный надзор. В числе мер, направленных на решение накопившихся проблем в теплоснабжении, Правительство называет объединение ТС АО энергетики и электрификации и муниципальных ТС в рамках одного предприятия (от коллекторов источников тепловой энергии до конечных потребителей), что определит ответственность таких предприятий за надежное и экономически эффективное теплоснабжение конечных потребителей со всеми вытекающими из этого правовыми, экономическими и технологическими последствиями. Такое объединение, как было отмечено, в том числе в Концепции развития теплоснабжения, возможно, только если такое предприятие будет иметь форму АО.

28 октября 2004 г. состоялось заседание Правительства РФ, на котором обсуждался ход реформы ЖКХ. В своем докладе «О первоочередных мерах по переводу предприятий и организаций ЖКХ на работу в рыночных условиях» на заседании Правительства РФ министр промышленности и энергетики РФ В.Б.Христенко назвал проведение реорганизации муниципальных УП в иные организационно-правовые формы предприятий в числе условий развития рыночных отношений в ЖКХ. В докладе министром была отмечена необходимость законодательного сопровождения реформ.

На заседании также выступил председатель Совета директоров ОАО «Российские коммунальные системы» М.А.Абызов, который в качестве решения проблем ЖКХ предложил, в том числе, акционирование всех муниципальных УП или их передачу в управление частному бизнесу. Несмотря на радикальность предложения, оно не вызвало возражений. Более того, первый вице-премьер Правительства РФ А.Д.Жуков поддержал г-на Абызова, заявив, что в реформе ЖКХ надо действовать решительно.

Оно и понятно, пока коммунальные предприятия не превратились в объективно удобную частному инвестору бизнес-форму, возможны только бюджетные вливания в ЖКХ, объем которых явно недостаточен для поддержания работоспособности основных фондов в коммунальном хозяйстве на должном уровне. Как следствие, мы опять возвращаемся к вопросу реорганизации УП в АО, поскольку именно такую форму преобразования УП в результате приватизации их имущественного комплекса подразумевает Федеральный закон о приватизации.

Полагаем, что приведенный обзор убеждает в необходимости и наличии существенных предпосылок для совершенствования ст. 30 Закона «О приватизации…», решающей вопрос «наполнения» имущественных комплексов специализированных в сферах ЖКХ и энергетики УП, преобразуемых в АО, объектами коммунально-бытового назначения.

Рискнем предложить направления, с которыми мы связываем такое совершенствование. А поскольку законопроект МЭРТа уже представлен на рассмотрение Правительства РФ, наши предложения будут сформулированы с учетом предложенных МЭРТом изменений в ст. 30. Как было указано выше, редакция п. 1 ст. 30 МЭРТа, как и действующая, содержит полный запрет на приватизацию объектов соцкультбыта, используемых по указанному в Законе назначению и имеющих предназначение - обслуживание населения, в составе имущественного комплекса.

Полагаем, может быть признано целесообразным смягчение данного запрета в следующем порядке. С учетом того, что невозможно создание оптимального универсального механизма регулирования необходимости приватизации объектов коммунально-бытового назначения в составе имущественного комплекса, оценка возможности и способа приватизации таких объектов в каждом конкретном случае может быть возложена законом на собственника имущества в лице его уполномоченных органов.

Возможность приватизации объектов, предназначенных для электро-, тепло-, газо- или водоснабжения населения соответствующего поселения, водоотведения, снабжения топливом населения, для освещения улиц соответствующего поселения в составе имущественного комплекса УП, должна быть обусловлена наличием решения уполномоченного органа государственной власти субъекта РФ либо органов местного самоуправления муниципальных образований, подтверждающего факт использования данных объектов для осуществления деятельности в соответствующих сферах. Это позволит избежать ситуаций, когда на баланс вновь образованных открытых АО перейдут объекты, потенциально способные к использованию для обслуживания населения, но не используемые по назначению в текущей хозяйственной деятельности приватизируемыми УП в силу разных обстоятельств.

Логично, что помимо права решать вопрос о принципиальной возможности приватизации объектов либо ее отсутствии, собственник в лице уполномоченного органа должен быть наделен правом определения способа приватизации - в составе имущественного комплекса УП или отдельно от него.

Обязательным условием приватизации мы видим сохранение в уставном капитале АО, созданного в результате преобразования УП, неснижаемой доли акций, находящейся в собственности субъекта РФ или муниципального образования, в общем количестве обыкновенных акций в размере, например, не менее 50% плюс 1 акция.

По нашему мнению, обязывая субъекты и муниципальные образования сохранять «навсегда» их долю в АО в размере не менее 50%+1, мы сужаем круг государственных УП - «держателей» объектов энергетики, при приватизации которых субъект РФ или муниципальное образование примет решение о включении в состав имущественного комплекса энергообъектов. Например, при приватизации прачечной с котельной, обслуживающей, в том числе, жилые дома, муниципалитет, скорее, исключит котельную из состава имущественного комплекса, чем согласится на «вечное» владение 50%+1 акций в подобном бизнесе.

Контроль за самими объектами соцкультбыта, попавшими на баланс открытого АО, может быть обеспечен в том числе путем ограничения круга их последующих возможных приобретателей субъектом РФ, муниципальным образованием или хозяйственным обществом с преобладающей долей субъекта РФ или муниципального образования.

Безусловно, предлагаемые направления внесения изменений в законодательство о приватизации социально значимых объектов не являются ни исключительными, ни бесспорными. Это - только некое видение возможных путей его развития. Более того, внесение подобных поправок потребует изменения не только приватизационного законодательства, но и законодательства об АО, о банкротстве, об исполнительном производстве и т.д. Однако считаем, что озвученные в статье идеи могут быть полезными при решении вопросов определения возможности и порядка приватизации объектов соцкультбыта, поименованных в п. 1 ст. 30 Закона «О приватизации…».

Примечания.

1. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 05.09.06 № 111 «О приватизации специализированных унитарных предприятий жилищно-коммунальной сферы, оказывающих коммунальные услуги населению».

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100