написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 1-2 (26-27) Июнь 2006

Решение задач инфраструктурной подготовки площадок под массовую застройку, закон о концессиях и эффективные модели частного управления муниципальной инфраструктурой

А.В.Баженов, Член Правления Евразийского водного партнерства, президент Центра развития ГЧП

Как известно, ГЧП в нашей стране - модный, относительно новый термин. В то же время можно сказать, что коммунальное хозяйство является наиболее развитым сектором в этой связи, потому что в этой отрасли взаимодействие частных компаний и власти, муниципалитетов развивается давно. Здесь существует большой опыт - позитивный, негативный, выявлены сильные и слабые стороны, которые относятся не столько к тому, в какой очередной контрактной форме можно описать ГЧП, сколько к тому, как все остальные законы влияют на инвестиционный климат, позволяющий привлекать внебюджетные, нетарифные инвестиции в развитие коммунального хозяйства и инфраструктурную подготовку площадок.

Так получается, что на сегодняшний момент выступающие будут говорить о воде. Это удивительно, потому что если мы посмотрим на развитие ГЧП в коммунальном хозяйстве в других странах, то вода, как правило, замыкала привлечение частного бизнеса в эти сферы деятельности. Вначале развивались такого рода сферы деятельности в коммунальной энергетике, газоснабжении, управлении отходами, а вода, наиболее чувствительная и наиболее опасная тема для принятия неквалифицированных решений, существенно отставала от этих процессов. Но так получается, что в России все, что наиболее опасно и чувствительно, доверяют частному бизнесу, и он развивается вперед.

На сегодняшний день, с точки зрения того опыта, который представляется в компании «Евразийское Водное Партнерство» и Центре развития ГЧП, мы бы хотели поговорить о том, какое значение имеет ГЧП в решении задач инфраструктурной подготовки площадок под массовую застройку, в какой степени закон о концессиях, на который на сегодняшний день возлагаются большие надежды, способствует решению задач, связанных с реабилитацией коммунальной структуры и развитием массового строительства доступного жилья, и какие эффективные модели частного управления на сегодняшний день применяются в Российской Федерации для работы между местным управлением и частным бизнесом.

На сегодняшний день совершенно очевидно, что несмотря на то, что сектору уделяется большое публичное внимание, ситуация не улучшается. Несмотря на то, что в секторе произошел очень существенный рост доходов - фактически в 4 раза с 2002-06 гг., сопоставимого роста инвестиций или сокращения задолженностей коммунальных предприятий не происходит, т.е. экономическая ситуация не изменяется. Происходит рост степени износа основных фондов, приводящий к росту затрат на капитальный и восстановительный ремонт, увеличение потерь, что составляет примерно 5% в год, что является немонетарным фактором инфляции в этом секторе. Закон о регулировании тарифов коммунального сектора ограничил рост тарифов в этом секторе в среднем на 20%, и мы можем смело сказать, что 5% от этих 20% съедается именно тем, что недофинансируются инвестиции в капитальный ремонт, и мы не можем преодолеть тенденцию роста затрат. Задач у коммунального сектора - две: надо качественно обслуживать потребителей, предоставляя коммунальные услуги, и обеспечивать развитие города, развитие жилищного строительства. В этой связи, какую бы сторону роста качества коммунальных услуг или развития мы ни взяли, все зависит от того, что в этот сектор надо инвестировать. На сегодняшний день, если мы возьмем английский опыт, то, допустим, в компании «Северен Трейд» на поддержание инфраструктуры водоснабжения и канализации на территории проживания 8 млн человек каждый день практически инвестируется 1 млн фунтов стерлингов в капитальный ремонт, модернизацию, развитие новой инфраструктуры, для того чтобы поддерживать высокое качество услуг по водоснабжению и охране окружающей среды.

Политический сектор сделал такую довольно сильную диагностику того, почему у нас на сегодняшний день буксует проблема, связанная с массовой застройкой, с подготовкой площадок. Если их все перечислить, то вот что у нас происходит: существует коррупция при распределении участков, в частности, участки распределяются не через аукционы, а мы знаем, что на сегодняшний день, на аукционах нет участков, которые можно было бы выделить, чтобы были обеспечены коммунальной инфраструктурой в том объеме, в котором требуется. Доходы от продажи земли, даже если муниципалитеты продают эту землю, зачисляются в общий баланс, они используются не для дальнейшего развития инфраструктуры, а на текущие цели муниципалитетов. Огромной проблемой является уплата тарифов за подключение участков к коммунальной инфраструктуре, которая, по существу, особенно в случае продажи неподготовленных участков на аукционах, является вторым элементом платежа, который может быть значительно больше, чем приобретение участка. Следующая проблема заключается в том, что все затраты на подготовку инфраструктуры в рамках сегодняшнего экономического механизма, независимо от того, делают ли их коммунальные хозяйства или застройщики, в итоге возвращаются через цену жилья. На сегодняшний день другого механизма распределения этих затрат на другие источники возврата или на другие сроки возврата нет, все, что вложили структуры, должно возвратиться при продаже земли, при продаже жилья, что составляет, по разным оценкам, в разных регионах РФ от 20 до 56%.

Следующая проблема связана с тем, что развивать инфраструктуру надо под общий объем застройки. Затраты, которые несут либо первые застройщики, либо коммунальные предприятия, являются значительно более долгими, чем срок освоения площадки, и являются, если мы будем привязываться к цене жилья и продажи первых участков, практически не рентабельными. Вопрос связан с тем, что земля приобретается, но не застраивается, и других механизмов, кроме налогового регулирования, пока здесь не предусмотрено. Строительство жилья и подготовка инфраструктуры часто ведутся последовательно, что очень сильно удлиняет строительный цикл и т.д. Это основные проблемы.

Каким образом можно преодолеть эти проблемы на сегодняшний день, если правильно подходить к определению ролей и места коммунальных предприятий в этом процессе?

Здесь существуют несколько принципов, они находятся в противоречии с сегодняшней позицией регулирующих органов, которые представлены в Правительстве РФ, в частности, с позицией Федеральной антимонопольной службы, которая сегодня говорит о том, что никакие коммунальные предприятия не должны допускаться к инфраструктурной подготовке площадок под застройку массовым жильем. В чем состоят эти принципы?

Первый принцип заключается в том, что для продажи земельных участков с инфраструктурной подготовкой и гарантией к моменту завершения строительства жилья должны происходить следующие вещи: операторы коммунальной инфраструктуры должны являться девелоперами этих площадок. Для этого у них существуют достаточные собственные доходы, из которых они могут заказывать необходимую проектно-сметную документацию и могут финансировать эти работы.

Второй принцип заключается в том, что финансирование строительных работ на этой площадке тоже должно производиться сообща с соответствующими коммунальными операторами и гарантироваться за счет поступлений от будущих коммунальных платежей, которые могут распространятся на самом деле не только на срок строительства этой самой инфраструктуры, а на срок действия долгосрочных договоров между этими коммунальными операторами и муниципалитетами. Эти инвестиционные программы должны покрываться не за счет продажи жилья, а они должны вкладываться в инвестиционные программы коммунальных операторов и окупаться в течение срока их деятельности на территории локального рынка, например, в течение 10-15-20 лет. Соответственно, это позволит перенести затраты на подготовку площадок, которые могут составлять в среднем 5-10% от населения города, и эти затраты могут относиться на все население города.

В этой связи, если мы применяем этот механизм и используем коммунальные предприятия как девелоперов инфраструктурной подготовки площадок под массовое строительство, то в этом случае мы можем решить вопрос, связанный с оплатой за подключение, потому что, по существу, на сегодняшний день, если правильно применять Закон № 210 и учитывать, что в него введены инвестиционные надбавки на строительство и подготовку местной инфраструктуры, то мы можем на территории локальных рынков в том числе входить и запрещать плату за подключение, поскольку затраты могут компенсироваться в рамках инвестиционных надбавок. В случае точечной застройки эти затраты могут компенсироваться за счет привлечения займов на подключение, которые должны гарантироваться муниципалитетом и оплачиваться в следующем регулируемом периоде, относиться к затратам на инвестиционные надбавки, а в случае целенаправленной работы по развитию новых площадок - относиться на те же самые инвестиционные надбавки, но на длительный срок действия коммунальных операторов.

Мы говорим о том, что решить задачи, связанные с обеспечением массовой застройки площадок инфраструктурой, можно, если у нас появятся источники капиталовложений, которые будут иметь не тарифный характер, т.е. эти затраты будут финансироваться не из текущего бюджета, а будут привлекаться средства со стороны.

На сегодняшний день все капиталовложения должны быть возвратными, срочными и платными, и мы должны понимать, как они привлекаются. Либо они должны быть бюджетными, невозвратными, бессрочными, бесплатными, либо у нас существует третий источник - тарифная выручка.

С точки зрения привлечения капиталовложений в этих трех формах, существуют драйверы - управляющие факторы, которые либо позволяют либо не позволяют привлекать капиталовложения в деятельность коммунальных предприятий. Если мы хотим привлечь инвестиции в капитал коммунального предприятия, у него должна быть внятная корпоративная форма - совершенно очевидно, что оно не должно быть унитарным предприятием. У него должна быть долгосрочная дивидентная политика, которая должна быть одобрена регулятором, и у него должна быть возможность вывода этой компании, в том числе на фондовый рынок. В случае, если это заемные средства, предоставляемые коммунальному предприятию, то опять-таки должно быть обеспечение возвратности. Здесь должно быть внятное регулирование, здесь должны быть имущественные или бюджетные гарантии, связанные с невыполнением обязательств по регулированию деятельности коммунального предприятия. Если это собственные средства коммунального предприятия, то здесь это - эффективный менеджмент, о котором в последнее время так часто говорят, это повышение собираемости и эффективности затрат, управление затратами и рост тарифов. И, наконец, бюджетные субсидии - это все определяется возможностями муниципалитетов.

На сегодняшний день, несмотря на дискуссии о том, что улучшается инвестиционный климат в этом секторе, мы видим, что на самом деле рост тарифов - это практически единственный способ управления ситуацией в силу того, что другие источники привлечения капиталовложений в коммунальный сектор практически закрыты. Бюджетные субсидии недостаточны для покрытия затрат на восстановление, реабилитацию и развитие коммунальной инфраструктуры. Возвратность инвестиций, предоставляемых коммунальному предприятию в долг, не обеспечена в силу того, что долгосрочное тарифное регулирование отсутствует, и те упражнения, которые на сегодняшний день федеральное правительство делает в области тарифного регулирования (когда оно в последний момент перед Новым годом, несмотря на все правила бюджетного регулирования, принимает решение об ограничении роста тарифов), приводят к тому, что невозможно доверять тому тарифному регулированию, которое на сегодняшний день складывается.

Объем оборотоспособного ликвидного имущества в этом секторе тоже практически ограничен. Такого же рода ситуации существуют и в других секторах, где существуют государственные формы собственности на активы. Например, в атомной промышленности обсуждается указ о реструктуризации атомной промышленности, который предполагает упрощенную процедуру регистрации имущества при реструктуризации предприятия в этом секторе, когда по существу регистрация права собственности происходит на основании акта приема-передачи, а не проведения регистрационных действий различными органами регистрации. Вероятно, что в коммунальном секторе такого рода подходы тоже должны быть разработаны для того, чтобы эта проблема не стояла на пути массового привлечения бюджетных инвестиций.

Инвестиции в капитал невозможны в массовом порядке, потому что в ГУП и МУП капитал, как говориться, не вложишь. И, наконец, собственные средства коммунального предприятия - это единственное, что остается для того, чтобы покрывать те самые затраты на ремонт, на развитие инфраструктуры и на покрытие, будем говорить, неэффективности этой инфраструктуры, связанной опять-таки с ее старением. Поэтому на сегодняшний день у нас остается повышать эффективность управления затратами, с одной стороны, а с другой стороны, увеличивать тарифы. Это вся альтернатива, которая сложилась в результате применения политики экономического и законодательного регулирования сектора.

Сейчас предложим в качестве решения проблемы как в транспортной, так и в коммунальной инфраструктуре закон о концессиях. Этот закон принят в прошлом году, и на сегодняшний день ведется процесс разработки так типовых концессионных соглашений для различных секторов народного хозяйства, включая транспорт, культуру и коммунальный сектор.

Теоретически закон о концессиях мог бы остановить рост тарифов и являться формой привлечения инвестиций в нетарифное развитие инфраструктуры. В результате оказывается возможным сначала вложить достаточное количество денег, добиться прекращения роста издержек, реализовать экономический эффект, повысить качество услуг, и в результате условия могут сложиться таким образом, что рост тарифов будет значительно ниже, чем если бы мы финансировали весь рост издержек и все капитальные работы только из текущего тарифа.

К сожалению, вместо закона об инвестиционных соглашениях в коммунальном комплексе был принят рамочный закон о концессиях, который был подготовлен в большей степени под воздействием транспортного лобби, и на сегодняшний день его применение в коммунальном секторе очень ограничено. Целью концессий по закону является строительство или реконструкция отдельно взятого объекта инфраструктуры, например, станции водоснабжения или очистки стоков. Но в какой степени это может быть применимо к части коммунального предприятия, которое обслуживает массу объектов инфраструктуры, связанных между собой единой сетью, и где претензия к коммунальному предприятию заключается не том, чтобы построить еще большее количество объектов, а в том, чтобы улучшить качество обслуживания и, возможно, без строительства нового объекта? Собственность на объект инвестиций переходит в концессионном законодательстве к публичному органу власти сразу после завершения строительства. То есть, я вложил деньги, и сразу после того, как строительство закончилось, собственность переходит к муниципалитету, после этого я должен надеяться на то, что муниципалитет будет соблюдать (и это не в его власти), все необходимые правила экономического регулирования, чтобы мои инвестиции могли вернуться от моей деятельности. Во-первых, муниципалитет не отвечает за регулирование, во-вторых, муниципалитет ничем не может гарантировать мне, что эти условия регулирования или будущая экономическая ситуация позволят ему рассчитаться со мной за произведенные инвестиции. В данном случае либо мы должны вернуться к тому, чтобы у муниципалитетов были обеспечены бюджетные гарантии, возникли бюджетные обременения, либо мы этим путем пользоваться не можем.

Концессия присуждается по результатам тендера, который должен быть обеспечен оборотоспособным имуществом, готовым проектом, проектно-сметной документацией, готовым контрактом. Такого рода затраты на подготовку концессий являются очень немалыми, есть примеры развития концессий на теплоснабжение и водоснабжение в странах Восточной Европы, в странах бывшего Советского Союза, Прибалтики. Такого рода затраты на миллионный город могут достигать на одну концессию 1-2 млн долл., которые, как правило, финансируются международными финансовыми организациями. Предполагать, что муниципалитеты в России обладают достаточными компетенциями для того, чтобы правильно сформулировать условия договоров, разработать документацию и провести конкурс, - очень смело. Для этого надо развивать компании, которые смогут помогать муниципалитетам, в том числе обеспечивать их финансированием такого рода работ, либо отказываться от такой формы развития бизнеса.

Следующий момент, очевидно, сделан под транспорт, - там, где возникает требование к инциденту арендовать землю под строящимся объектом на срок действия концессии. К случаю с муниципальным имуществом она не имеет отношения, мы же строим не частный объект, а занимаемся публичной инфраструктурой, аренда земли необходима нам, по существу, только на момент строительства, а в дальнейшем в силу того, что это имущество относится к муниципалитету, вообще говоря, аренда земли не необходима. В этой связи нам не надо поднимать тарифы для того, чтобы соблюдать формальное требование закона. В конечном итоге, мы видим, что закон о концессиях приводит к росту затрат на подготовку этой самой транзакции, росту бюджетных затрат на то, чтобы обеспечивать исполнение этого договора, и к росту затрат внутри исполнения этого договора в силу того, что необходимо соблюдать большее количество формальных требований. В результате инвестиции тратятся, но довольно большая их часть тратится еще более не производительно.

Аналогичные прецеденты присутствуют и в другом спектре законодательства по коммунальному хозяйству и по развитию инфраструктуры в коммунальном хозяйстве. Совсем недавно в результате спора между руководителями РАО ЕЭС и Министерством экономики Министерство финансов поддержало РАО ЕЭС и высказало мнение, что рост тарифов в энергетике способствует ограничению инфляции, хотя за 2 месяца до этого было принято решение о том, что рост тарифов в коммунальном хозяйстве способствует росту инфляции. В результате получается, что рост тарифов на энергетику может расти, а рост тарифов в замыкающем секторе в коммунальном хозяйстве должен быть ограничен, и конечном итоге от большого пирога отрезается все большая часть в пользу государственных монополий и все меньшая часть остается на обеспечение потребностей коммунального сектора.

Мы до сих пор не смогли добиться изменения подходов, связанных с организацией управления федеральными инвестиционными программами по принципу замыкающего финансирования, когда муниципалитет либо частный бизнес должен разработать, профинансировать проекты, добиться привлечения средств и только на остающуюся часть он может добиться привлечения федеральных инвестиций. По существу, это опять-таки приводит к тому, что муниципалитет должен быть активным инвестором, притом что его бюджет и его возможности привлекать средства ограничены, привлечение этих федеральных инвестиций не дает никакой гарантии для частного инвестора.

Вопрос, связанный с решением проблем задолженностей по недофинансировавшимся мандатам, которые возникли в свое время вследствие того, что были приняты решения законодательного характера, предоставление возможных льгот, которые не были обеспечены источниками в бюджете, в результате у коммунальных предприятий существует достаточно большая задолженность, которая на сегодняшний день не реструктуризируется. У муниципалитетов есть проблемы, связанные с Бюджетным кодексом, они не могут быть активными инвесторами-участниками процесса восстановления своей инфраструктуры, их муниципальное имущество не зарегистрировано, и они могут принимать на себя обязательства на очень ограниченный период времени, а коммунальные инфраструктуры и долго строятся, и долго возвращаются.

Тем не менее в коммунальном секторе идет развитие частного бизнеса, но оно идет вопреки современным тенденциям развития государственной политики и базируется на том, что сложился большой опыт не только в сфере коммунального хозяйства, но и в других отраслях экономики. Подходы базируются, в свою очередь, на моделях, которые существуют и отработаны в рамках Гражданского кодекса РФ: простого товарищества, коммунального предприятия, частного оператора, приватизации инфраструктуры либо сочетания приватизации и оператора, т.е. без инфраструктуры, при сохранении инфраструктуры в муниципальной собственности и потом организации всевозможных арендных отношений. Есть передача коммунальной инфраструктуры в аренду частному оператору и, наконец, оплата улучшений муниципальной инфраструктуры в рассрочку. Сочетание долгосрочной арендной инфраструктуры с инвестиционным договором позволяет реализовывать ту же модель концессий, но без ограничений на деятельность частного оператора, рисков, связанных с работами муниципалитетов в реальном законе о концессиях.

Не во всяком городе, коммунальной инфраструктуре, можно ожидать привлечения частных инвестиций. Совершенно очевидно, что они приходят туда, где они могут быть возвращены и где существует достаточный масштаб деятельности. По оценкам, которые сделаны на сегодняшний день, целевой рынок для частных инвестиций в коммунальную инфраструктуру составляет 60 млн человек, это города с населением от 300 тыс. человек, где существует более высокий платежеспособный спрос, лучшая бюджетная обеспеченность и развитая тарифная политика. В общей сложности получается, что около 20% от этого целевого рынка уже на сегодняшний день обслуживается частными операторами, в том числе более 10 млн человек уже снабжаются теплом, электричеством, услугами водоснабжения и канализации от частных операторов коммунальной инфраструктуры. Эти контракты на сегодняшний день - зрелые. Если посмотрим сектор водоснабжения и канализации, то в этом секторе было заключено 19 контрактов, из них 9 - долгосрочных, 6 - были перезаключены в прошлом году. Как видим, заключалось большое количество контрактов, в прошлом году произошло существенное улучшение этих контрактов, операторы успели и смогли заключить долгосрочные договора на срок от 15 лет. Качество таких контрактных взаимоотношений между частными операторами и муниципалитетами происходит, в том числе, из этих долгосрочных контрактов, два контракта несут в себе конструкцию сочетания инвестиционного договора и долгосрочной аренды, которые позволяют частному оператору в том числе брать на себя инвестиционные обязательства привлекать внебюджетные нетарифные инвестиции в улучшение коммунальной инфраструктуры.

Мы можем говорить о том, какая государственная политика нужна для того, чтобы ГЧП в Российской Федерации в коммунальной сфере на самом деле было не проявлением энтузиазма отдельных бизнесменов и руководителей муниципалитетов, а для того, чтобы они случились как факт. На сегодняшний день в этом секторе ключевой представляется политическая проблема, которая заключается в том, что макроэкономическое значение взаимодействия со всей экономикой страны никем не описано и никем не определена его важность, его вклад в экономический рост, стабильность и благосостояние в Российской Федерации. Соответственно, к нему относятся по остаточному принципу, а остаточный принцип сильно мстит, потому что инфляция растет, качество услуг не улучшается. В результате, за политическую стабильность приходится платить все большими бюджетными дотациями.

Можно реорганизовать муниципальные предприятия, сделать это быстро без больших финансовых вложений и при этом создать предпосылки для привлечения частных операторов либо в управление, либо в финансирование оборотного капитала, либо впоследствии, если складывается правильное условие регулирования, в том числе и в финансирование инфраструктур.

Тарифное регулирование в России на сегодняшний день строится таким образом, что всех регулируем одинаково, будь это муниципальное предприятие без каких-либо финансовых инвестиций, частные предприятия с инвестициями в оборотный капитал или с инвестициями в оборотную инфраструктуру. На сегодняшний день нужно принять принципиальную политику по привлечению внебюджетных инвестиций на федеральном уровне путем принятия отдельных актов.

Нетарифное регулирование - проблема в коммунальной инфраструктуре связана с тем, что все говорят о качестве коммунальных услуг, о росте эффективности, но никто не знает, в чем оно выражается. На сегодняшний день есть пример компании «Интерросс» в Перми, которая определила путем соглашения с муниципалитетом 86 целевые показателя качества эффективности своих услуг, которые она должна добиться в течение какого-то времени. В Омске компания «Евразийское водное партнерство» включило как свое договорное обязательство добиться улучшения показателя качества эффективности коммунальных услуг по 20 показателям в течение 5 лет, и в это она должна вкладывать инвестиции. Муниципалитет в данном случае говорит о том, что вы мне обеспечьте качество услуг на такие-то проценты, на такое-то количество рублей, увеличьте энергоэффективность вашего производства, увеличьте производительность вашего труда, соответственно, через 5 лет мы имеем возможность проконтролировать результаты вашей деятельности и снова включить новые целевые показатели в условиях тарифного регулирования на следующие 5 лет. В том случае, если муниципалитет и частный оператор не способны сформулировать эти цели, кто-то должен формулировать государственную политику, связанную с требованиями повышения производительности труда, энергоэффективности и качества обслуживания. Для этого у нас существуют массы надзорных органов, которые пока только контролируют не по принципу от достигнутого и ставят цели повышения эффективности, а контролируют от абстрактного идеала. Никто не может сказать, что утечки в каком-то водоканале в размере 20% не являются экономически неэффективным при сегодняшнем уровне тарифов, возможно, положить новые трубы будут стоить дороже, чем согласиться с этим уровнем утечек. Но если мы говорим о том, что в стратегическом плане мы стремимся к сокращению потребления водных ресурсов и ставим себе задачу снижения утечек до 10% , в этом случае затраты на повышение эффективности инфраструктуры должны быть включены в тарифное регулирование, и в течение 5 лет путем привлечения инвестиций в первый год и расплаты тарифной выручки за эти инвестиции в последующие 5-10 лет мы должны добиться повышения эффективности, как нам установлено. Но цели для этой инфраструктуры должно начать формулировать государство.

Подготовка конкурсов. Мы говорим о том, что надо вкладывать деньги в государство, не в замыкающее финансирование объектов инфраструктуры, а в то, чтобы реструктурировать эту отрасль. Для этого муниципалитетам надо помогать деньгами, но не просто давать деньги, а вместе с ними организовывать проведение соответствующих процедур.

И наконец, развивать квалифицированных частных операторов. Здесь существует достаточно много перегибов, связанных с тем, что частных операторов у нас много, но при этом они могут не вкладывать никаких денег ни в развитие инфраструктуры, ни в переобучение персонала. Проблема заключается в том, что не всякие компании должны допускаться к бизнесу в этом секторе. Здесь тоже есть расхождения с позицией Федерального антимонопольного ведомства, которое говорит о том, что в конкурсах на концессии, на аренду инфраструктуры имеют право участвовать любые компании. Но любая ли компания должна отвечать за массовое здравоохранение города в миллион человек жителей? Когда компании начинают отвечать за водоснабжение, за санитарию, в этом случае к ней должны предъявляться определенные требования, она должна отвечать деньгами, она должна быть к этому подготовлена. Вот такого рода вещи тоже должны стать основой государственной политики в развитии ГЧП в этом секторе.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100