написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 3 (24) Август 2005г

Русская Православная Церковь и вопросы экономической этики

Протоирей Всеволод Чаплин, заместитель председателя Отдела церковных связей Московского Патриархата

Состояние экономики и социальной сферы постсоветских государств в 1990-2000-е гг. стало предметом достаточно пристального внимания Русской Православной Церкви в лице ее Священноначалия, духовенства и мирян, в том числе объединенных в церковно-общественные организации. В этом нет ничего удивительного, если принять во внимание, что общества в России и других странах Содружества Независимых Государств в посттоталитарный период пережили бурные перемены в экономической и социальной области, затронувшие буквально каждого гражданина. Церковь, призванная заботиться о духовном и материальном благе каждого человека, откликалась на происходящее, отвечая на многочисленные вопросы своих духовных чад. И если в начале 1990-х гг. церковный ответ на новое развитие экономической и социальной сферы сосредоточивался в основном на частных актуальных проблемах, к концу этого десятилетия и особенно в начале XXI в. православная социально-экономическая мысль стала затрагивать глубинные этические вопросы, лежащие в данной области.

Шок начала 1990-х: экономические преобразования на фоне морального кризиса

Крах советской экономики в конце 1980-х гг., за которым вскоре последовал распад тогдашней политической системы, поставил и государственную власть, и общество перед нелегкой задачей: реформированием экономики огромной сверхдержавы, ориентированной на тяжелую индустрию, прежде всего военного характера. Подобная задача была беспрецедентной в мировой истории. Большинство православных христиан с воодушевлением восприняло конец советского политического режима - не только в силу насаждавшегося им государственного атеизма, но и в силу его крайне идеологизированной экономической политики, которая была навязана обществу помимо его воли и которая силой репрессий разрушила традиционный для России уклад хозяйствования. В начале последнего десятилетия ХХ в. в постсоветских обществах сложился консенсус относительно того, что нежизнеспособная советская экономика должна была реформироваться согласно принятым за рубежом рыночным моделям.

Эти модели и были положены в основу радикальных преобразований начала 1990-х гг. Были упразднены советские структуры регулирования экономики, включены рыночные механизмы, осуществилась массовая приватизация государственной собственности. Реформаторы были искренне убеждены во всесильности и верности западных неолиберальных экономических доктрин. Их любимым термином стала "шоковая терапия", которая должна была за считанные годы привести Россию к благоденствию. Основная надежда на этом пути возлагалась на "невидимую руку рынка". Руководитель первого правительства реформаторов Егор Гайдар и через 10 лет после начала радикальных преобразований говорил: "Если нам удастся создать базу экономического роста, то экономический рост самостоятельно поменяет представление общества о том, что с ним происходит и что будет происходить"1.

Взгляд на экономику как на сферу, определяющую всю жизнь общества, включая духовность, нравственность и политику, сближает российских либеральных реформаторов и их хронологических предшественников - коммунистов. И те, и другие весьма невысоко оценивали самостоятельную важность внеэкономических факторов в жизни страны и государства. В итоге уверенность в том, что "рынок все устроит", привела к катастрофическому кризису общественной морали как в политике, так и в экономике. В первой половине 1990-х гг. лозунг обогащения любой ценой доминировал в России и других постсоветских странах. Открывшиеся просторы для проявления частной инициативы в первую очередь были освоены не честными тружениками, которым было нелегко в одночасье приспособиться к быстро и многократно менявшимся "правилам игры", но людьми, не отягощенными совестью и какими-либо принципами. Приватизация, проведенная сомнительными методами, обогатила недавнюю советскую экономическую бюрократию, а также удачных манипуляторов и криминалитет. Многомиллионные состояния создавались за счет близости к высшему государственному руководству или за счет нелегитимного применения силы. "Правила", принятые в криминальном мире, подчас оказывались единственным регулятором экономических отношений на местах.

Экономические преобразования сопровождались грандиозной социальной трагедией. На фоне быстрого, кричащего обогащения единиц десятки миллионов людей скатывались к нищете. Пенсий и зарплат большинства граждан хватало лишь на скудное питание, причем даже эти средства выплачивались нерегулярно или не выплачивались вообще. Сбережения, накопленные в советский период, полностью обесценились. Люди, трудившиеся на гигантских оборонных предприятиях, оказались юридически или фактически безработными. Возникла армия бездомных детей, до сих пор насчитывающая сотни тысяч человек - таких показателей страна не знала со времен Гражданской войны 1918-20 гг. Система бесплатного образования и медицинского обслуживания стала стремительно ослабевать и распадаться.

Стремительный отход от стабильного социального государства, к которому привыкли жители Советского Союза, породил массовое разочарование в политике реформ и крайнюю деморализацию общества. Значительная часть людей требовала возврата к советским методам хозяйствования, что подпитывало леворадикальных политиков и создавало угрозу возвращения к тоталитаризму. Нувориши - "хозяева жизни" - с экранов телевизоров откровенно плевали в лицо тем, кто всю жизнь трудился на благо страны, а в итоге оказался лишен не только участия в разделе государственной собственности, но и сколько-нибудь достойных средств к существованию. Опросы школьников показывали, что самыми популярными среди них "профессиями" были бандит и проститутка - именно эти персонажи ассоциировались с "красивой жизнью" крупных городов.

Нельзя отрицать, что архитекторам экономических реформ удалось практически невозможное: радикальная перестройка заложила правовую и политическую основу рыночной экономики в стране, к ней совершенно не приспособленной. При этом удалось избежать распада государства, гражданской войны и массового социального взрыва. Однако преобразования не оказались столь легкими, как их представляли либеральные политики начала 1990-х гг. Спустя 10 лет Егор Гайдар признавался: "Самое важное, что удалось, на мой взгляд, сделать - это добиться того, что у нас возникло государство и возникла экономика. Государство и экономика несовершенные, но они возникли и начали функционировать без катастрофического крушения всех институтов цивилизованного общества. Что не удалось? Не удалось провести экономические реформы быстро и последовательно, не удалось тот путь, который мы прошли за 10 лет, преодолеть за 5 лет, как хотелось"1.

Главным же негативным итогом начала первого постперестроечного десятилетия стал, как представляется, моральный упадок общества. Крушение идеала социальной справедливости, личные трагедии большинства граждан, озлобленность и социальная апатия, беспомощность перед лицом олигархов и преступников - все это тяжким грузом лежало на народной совести, а значит, не могло не заботить Церковь.

Православные суждения по экономическим вопросам в 1990-х и начале 2000-х гг.

Критические отзывы об экономическо-социальном положении и призывы возвратиться к тоталитарному прошлому побудили церковную иерархию в начале последнего десятилетия ХХ в. активно высказывать свою позицию. Пожалуй, первым крупным документом, где поднимались вопросы экономики, стало Обращение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, состоявшегося 31 марта - 4 апреля 1992 г.

В этом пастырском послании говорилось: "Наше слово к власть пpедеpжащим - о людях, котоpые с тpевогой думают сегодня о хлебе насущном. Сиpоты и инвалиды, пожилые люди и многодетные семьи, безpаботные и те, кто покинул обжитые места не по своей воле, должны быть окpужены заботой. Ведь их стpадания - это стpадания всего наpода, в котоpом, как и в теле человеческом, "стpадает ли один член, стpадают с ним все члены" (1 Коp. 12:26). Не надо забывать, что попечение о сиpых и убогих - это пеpвейший долг общества, меpа достоинства и нравственного здоровья нации. Госудаpство не должно бpосать на пpоизвол судьбы граждан своих. Иначе гоpькая чаша стpаданий неизбежно пpольется на всех нас…

Мы обращаемся к крестьянам. Помните, что ваш тpуд необычайно важен - ведь и стабильность общества, и гаpмония наpодного бытия, и сама жизнь человеческая зависят в пеpвую очеpедь от него. Возpождайте дух и тpадиции нашего славного земледельчества, будьте pачительными хозяевами земли, тpудясь единолично или совместно с дpугими во имя благоденствия вашего и ближних ваших. С любовью и беpежностью относитесь к земле, котоpая возделана многими поколениями ваших пpедков и, по слову псалмопевца, есть Господня.

Мы обpащаемся к пpедпpинимателям - к тем, кто свою энеpгию, талант и тpуд обpащает на дело возpождения хозяйственного уклада, pазpушенного за десятилетия тоталитаpизма. Имейте в виду, что путь, на котоpый вы вступили, тpебует пpочного нpавственного фундамента, отсутствие коего может пpивести к гpеху стяжательства. Не забывайте о делах милосеpдия и благотвоpительности, чтобы снискать Божие благословение на свои тpуды.

Мы обpащаемся ко всем людям тpуда. В ваших pуках - будущее наpода, благополучие котоpого ныне зависит не столько от системы, сколько от личности, ее действий и внутpеннего содеpжания. Не позволяйте более использовать себя для совеpшения непpаведных политических действий. Отстаивая свои кpовные интеpесы, заботьтесь пpи этом не только о матеpиальном достатке своем, но и о всестоpоннем благе общества"2.

Как видно из приведенной обширной цитаты, Священноначалие Русской Православной Церкви призвало к нравственному поведению в экономико-социальной сфере простых тружеников города и села, которые постепенно, на фоне попыток политических манипуляций, стремились найти свое место в новой рыночной экономике. Точно такой же призыв был обращен к предпринимателям, стремительно набиравшим экономический и политический вес в новых условиях. Одновременное обращение к работникам и работодателям в будущем стало характерной чертой документов Русской Православной Церкви, посвященных вопросам экономики.

Одной из серьезных проблем, поставивших миллионы людей на грань физического выживания, в 1990-х гг. стала хроническая массовая невыплата зарплат и пенсий как государством, так и бизнесменами, многие из которых стремились подешевле купить и вскоре выгодно продать предприятия (иногда просто в виде зданий и земель), но никак не развивать производство. 28.12.96 Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и Священный Синод Русской Православной Церкви выступили со специальным заявлением по проблеме невыплаты зарплат и пенсий. В этом документе говорилось: "Уклад жизни, политический строй, экономика огромной страны претерпевают стремительные перемены. Существовавшие на протяжении десятилетий старые экономические структуры разрушены, новые создаются с большим трудом, в условиях острой нехватки финансовых средств, а нередко и отсутствия необходимого для такой работы опыта… Сегодня далеко не все поддерживают происходящее в стране; у многих растет чувство недовольства, выражающееся в открытых столкновениях, конфликтах, демонстрациях и забастовках. В этой ситуации Церковь хотела бы напомнить о том, насколько важна свобода для полноты человеческого бытия. Свобода самовыражения, познания, поиска истины, выбора жизненного пути, передвижения, реальная, а не декларированная свобода совести - все это является несомненным успехом развивающейся российской демократии. Однако нельзя закрывать глаза на то, что для многих свободы, обретенные в результате перемен, обесцениваются из-за отсутствия экономической базы для их реализации. Свобода передвижения, например, оказывается свободой лишь для богатых, так как для большинства населения поездка к родным и друзьям - непозволительная роскошь. Получение образования, соответствующего призванию человека, во многих случаях недоступно тем, у кого нет средств на оплату своего обучения. В стране сложилась такая ситуация, при которой лишь ограниченное число людей может пользоваться благами, тогда как большинство оказывается за чертой бедности. Пропасть между богатыми и бедными достигла критического соотношения, которое, по существу, может свести на нет равенство гражданских прав населения страны.

Во все времена Церковь была и остается на стороне слабых и обездоленных. Сам Христос отождествил себя именно с этими людьми: Он пришел в мир как Мессия бедных, а не как могущественный политический вождь… И потому, когда голос Церкви перестает быть голосом нищих и забытых, униженных и оскорбленных, поруганных и отверженных, когда она отождествляется только с богатыми и могущественными, она утрачивает верность своему призванию, теряет доверие народа… Церковь сегодня напоминает о том, что человеческая жизнь, здоровье и благосостояние граждан должны быть безусловным приоритетом при распределении материальных средств, при выработке экономической и социальной политики. Церковь заявляет, что невыплата денег, заработанных честным трудом, является преступлением перед человеком и грехом перед Богом"3.

Святейший Патриарх Алексий в своих посланиях, выступлениях и интервью неоднократно затрагивал социально-экономическую проблематику, уделяя особое внимание страданиям простых людей. Так, в Рождественском послании 1998 г. он писал: "По-прежнему болит мое пастырское сердце о страданиях миллионов людей, не имеющих достойного пропитания и приличествующих современному человеку условий жизни. Тягостным остается положение пожилых людей, инвалидов, многодетных семей, детей-сирот, беженцев и вынужденных переселенцев. Экономические трудности и нравственное оскудение самым пагубным образом отразились на уровне рождаемости и на здоровье народа"4.

В период напряженных дискуссий о будущем российского земледелия и о формах собственности на землю Предстоятель Русской Православной Церкви выступил в журнале "Российская Федерация сегодня" с концептуальной статьей "Земля вверена человеку Богом". В этом тексте, рассуждая о духовных и нравственных основах землевладения и аграрного хозяйствования, Первоиерарх дистанцировался от радикализма как советского, так и постсоветского периода. Он назвал очевидными кризисные процессы, поразившие сельское хозяйство России. "К сожалению, - писал Патриарх, - за последние несколько лет наша страна утратила многие прежние достижения в этой области и оказалась перед угрозой превращения в вечного импортера продовольствия. В некоторых местах современные методы работы на земле уступают место ручному труду. Многие земледельцы оказываются не в состоянии реализовать плоды своих трудов из-за засилья различных коммерческих посредников и даже откровенно криминальных кругов, контролирующих некоторые рынки. Наконец, небывалому оскудению подвергся сам количественный и качественный состав тех, кто трудится на российской земле. Уход людей, особенно молодежи, в города, ужасающий рост пьянства и бытовой преступности среди сельских жителей ставит русскую деревню на грань демографической катастрофы.

Во всем этом усматривается следствие попыток радикально, любой ценой изменить вековой уклад сельской жизни - а мы знаем, что такие попытки предпринимались и в тоталитарный период, и в самые недавние годы… Власть и все общество должны любыми доступными средствами поддерживать те хозяйства, которые доказали свою эффективность и ответственность в природопользовании - будь то крупные аграрные сообщества или скромные семейные фермы. Тем же, кто не может пока правильно организовать свой труд, но работает неленостно и с полной отдачей, нужно помочь обучением новым методам, предоставлением техники и технологий, льготными займами. Наконец, необходимо сделать все, чтобы изменился существующий порочный порядок, когда крестьянин, продающий свою продукцию посредникам за бесценок, получает мизерный процент от ее рыночной стоимости. Рынки должны быть открыты для всех, а не для "избранных"…

С особой тщательностью надобно подходить к рассмотрению вопроса о формах собственности на землю. Бесспорно, хлебопашец должен чувствовать себя хозяином на своей земле. Если однажды кто-либо лишит его земли, само его доверие к собственному труду будет надолго подорвано, и наша недавняя история красноречиво свидетельствует об этом. Вот почему крайне необходимо, чтобы государство предоставило крестьянину твердые гарантии стабильности его труда на земле. В то же время было бы крайне неосмотрительно и опасно дозволять спекулятивные операции с земельными наделами, вывод их из сельскохозяйственного употребления, продажу за бесценок любым лицам или фирмам отечественного или иностранного происхождения, не намеренным использовать плодородные земли с отдачей для народа"5.

Кризис 1998 г., разоривший многие предприятия и отбросивший только народившийся средний класс назад в бедность, а миллионы других людей - в нищету, также требовал церковной реакции. Она прозвучала во множестве выступлений иерархов и священнослужителей. Так, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл в интервью газете "Сегодня" заявил: "Нынешние проблемы российской экономики возникли не 2 недели назад, они - закономерный итог экономического курса, проводившегося в течение последних лет. Он начался несправедливой приватизацией и был продолжен такими мерами, как сворачивание перспективных наукоемких производств, удушение среднего и мелкого предпринимателя, спекуляция правительства государственными долговыми обязательствами, неэффективная налоговая политика. Правительство, убаюканное собственными заявлениями о стабилизации, оказалось неспособным к четким и быстрым действиям. В итоге случилось то, что должно было случиться. Однако за всеми комментариями политологов и экономистов скрывается главный порок ныне обанкротившегося курса - стремление решать проблемы государства за счет народа, за счет людей"6.

Юбилейный Архиерейский Собор, состоявшийся в 2000 г., принял Основы социальной концепции Русской Православной Церкви - документ, впервые в истории православного мира кодифицирующий взгляд одной из Автокефальных Православных Церквей на вопросы ее взаимоотношений с государством и обществом, а также на множество проблем современности. Экономические вопросы затронуты, главным образом, в разделах этого документа, посвященных труду, его плодам и собственности. Так, в документе говорится: "С христианской точки зрения труд сам по себе не является безусловной ценностью. Он становится благословенным, когда являет собой соработничество Господу и способствует исполнению Его замысла о мире и человеке. Однако труд не богоугоден, если он направлен на служение эгоистическим интересам личности или человеческих сообществ, а также на удовлетворение греховных потребностей духа и плоти. Священное Писание свидетельствует о двух нравственных побуждениях к труду: трудиться, чтобы питаться самому, никого не отягощая, и трудиться, чтобы подавать нуждающемуся… Церковь благословляет всякий труд, направленный ко благу людей; при этом не отдается предпочтения никакому из видов человеческой деятельности, если таковая соответствует христианским нравственным нормам… Однако современность породила развитие целой индустрии, специально направленной на пропаганду порока и греха, удовлетворение пагубных страстей и привычек, таких как пьянство, наркомания, блуд и прелюбодеяние. Церковь свидетельствует о греховности участия в такой деятельности, поскольку она развращает не только трудящегося, но и общество в целом"7.

Плоды труда не должны быть исключительным достоянием самого трудящегося. "Работающий, - говорится в документе, - вправе пользоваться плодами своего труда… Церковь учит, что отказ в оплате честного труда является не только преступлением против человека, но и грехом перед Богом… Вместе с тем заповедь Божия повелевает трудящимся заботиться о тех людях, которые по различным причинам не могут сами зарабатывать себе на жизнь, - о немощных, больных, пришельцах (беженцах), сиротах и вдовах - и делиться с ними плодами труда, "чтобы Господь, Бог твой, благословил тебя во всех делах рук твоих" (Втор. 24. 19:22). Продолжая на земле служение Христа, Который отождествил Себя именно с обездоленными, Церковь всегда выступает в защиту безгласных и бессильных. Поэтому она призывает общество к справедливому распределению продуктов труда, при котором богатый поддерживает бедного, здоровый - больного, трудоспособный - престарелого. Духовное благополучие и самосохранение общества возможны лишь в том случае, если обеспечение жизни, здоровья и минимального благосостояния всех граждан считается безусловным приоритетом при распределении материальных средств"8.

Собственность воспринимается как нечто данное Богом не только для удовлетворения собственных нужд, но не в меньшей мере для служения ближнему: "Призывая искать прежде всего "Царства Божия и правды Его" (Мф. 6:33), Церковь помнит и о потребностях в "хлебе насущном" (Мф. 6:11), полагая, что каждый человек должен иметь достаточно средств для достойного существования. Вместе с тем Церковь предостерегает от чрезмерного увлечения материальными благами, осуждая тех, кто обольщается "заботами, богатством и наслаждениями житейскими" (Лк. 8:14). В позиции Православной Церкви по отношению к собственности нет ни игнорирования материальных потребностей, ни противоположной крайности, превозносящей устремление людей к достижению материальных благ как высшей цели и ценности бытия. Имущественное положение человека само по себе не может рассматриваться как свидетельство о том, угоден или неугоден он Богу…

Церковь призывает христианина воспринимать собственность как дар Божий, данный для использования во благо себе и ближним. В то же время Священное Писание признает право человека на собственность и осуждает посягательство на нее… Отторжение и передел собственности с попранием прав ее законных владельцев не могут быть одобрены Церковью. Исключением может быть такое отторжение собственности на основе соответствующего закона, которое, будучи обусловлено интересами большинства людей, сопровождается справедливой компенсацией"9.

Русская Православная Церковь решительно отказалась от навязывания ей споров о "более христианских" или "менее христианских" формах собственности, под которыми разные светские силы понимают то частную, то коллективную или общественную форму. Согласно Основам социальной концепции, "Церковь признает существование многообразных форм собственности. Государственная, общественная, корпоративная, частная и смешанные формы собственности в разных странах получили различное укоренение в ходе исторического развития. Церковь не отдает предпочтения ни одной из этих форм. При каждой из них возможны как греховные явления - хищение, стяжательство, несправедливое распределение плодов труда, так и достойное, нравственно оправданное использование материальных благ"10.

В разделе "Международные отношения. Проблемы глобализации и секуляризма" поднимаются ряд вопросов, относящихся к состоянию глобализующейся экономики и деятельности международных экономических факторов. Согласно документу, "лица, стоящие во главе международных экономических и финансовых структур, сосредоточивают в своих руках огромную власть, не подконтрольную народам и даже правительствам и не признающую никаких пределов - будь то государственные границы, этническо-культурная идентичность или необходимость сохранения экологической и демографической устойчивости. Подчас они не желают считаться с традициями и религиозными устоями народов, вовлекаемых в осуществление их планов. Церковь не может не беспокоить и практика финансовых спекуляций, стирающая зависимость доходов от затраченного труда... Подобные изменения в экономике приводят к утрате приоритета труда и человека над капиталом и средствами производства…

Многие положительные плоды глобализации доступны лишь нациям, составляющим меньшую часть человечества, но имеющим похожие экономические и политические системы. Другие же народы, к которым принадлежит пять шестых населения планеты, оказываются выброшенными на обочину мировой цивилизации. Они попадают в долговую зависимость от финансистов немногих промышленно развитых стран и не могут создать достойные условия существования. Среди их населения растут недовольство и разочарование. Церковь ставит вопрос о всестороннем контроле за транснациональными корпорациями и за процессами, происходящими в финансовом секторе экономики. Такой контроль, целью которого должно стать подчинение любой предпринимательской и финансовой деятельности интересам человека и народа, должен осуществляться через использование всех механизмов, доступных обществу и государству"11.

С середины 1990-х гг. православная экономико-социальная мысль начала развиваться не только усилиями иерархов и богословов, но и трудами многочисленных мирян - главным образом представителей академического мира и деятелей православных общественных организаций. Православный взгляд на экономику с этих пор разрабатывается, в частности, в Национальном институте развития отделения экономики Российской Академии наук (директор - проф. М.Гельвановский) и на экономическом факультете Российского православного университета (РПУ) во имя святого апостола Иоанна Богослова (декан - проф. Э.Афанасьев). Трудами представителей этих двух центров подготовлено несколько сборников и множество отдельных статей, посвященных нравственным основаниям экономики, связям православного христианства и экономической этики. На Экономическом факультете РПУ готовятся кадры экономистов, получающих христианское нравственное воспитание и обучающихся основам богословия.

В октябре 2000 г. на базе российского сетевого журнала "Соборность" состоялась международная интернет-конференция "Христианские начала экономической этики"12. Свои доклады представили исследователи из России, Белоруссии, Германии, США, Нидерландов и Швейцарии. Были обсуждены вопросы христианского понимания собственности, хозяйства, труда, предпринимательства, этических проблем рыночной экономики. Историческая часть конференции была посвящена специфике российской культуры хозяйствования и разработке экономической этики в трудах русских религиозных философов.

В рамках конференции столкнулись западный и российский подходы к христианской экономической этике, а также оптимистический и пессимистический взгляды на совместимость рыночной деятельности с евангельским нравственным идеалом. Так, доцент Негосударственного института современных знаний (Витебск, Беларусь) Сергей Тарасевич в своем докладе писал: "Не затрагивая другие искушения для предпринимателя-христианина, очевидно, что его деятельность во многом далека от евангельского идеала, и в рыночной экономике эмансипация мирских структур от христианских смыслов очевидна, что вносит трагическую раздвоенность в деятельность предпринимателя"13.

А декан экономического факультета РПУ профессор Эдуард Афанасьев заявил: "Сейчас, когда разработана и принята Архиерейским Собором социальная концепция Русской Православной Церкви, есть все основания утверждать о новом импульсе в социальном служении верующих людей. Время, когда православные христиане в России, не принимая светские порядки, не соучаствовали в "делах тьмы", прошло, наступает время активных хозяйственных, творческих действий, то время, когда, по словам известного изречения, "лучше зажечь маленькую свечку, чем проклинать темноту""14.

Определенное напряжение между идеалом "нищеты во Христе", радикального презрения к земным благам, с одной стороны, и стремлением к христианскому влиянию на прагматическое обустройство земного мира - с другой, продолжает и, наверное, продолжит сохраняться в русскоязычной православной дискуссии на социально-экономические темы. Это напряжение, возникшее в русской православной мысли еще со времен споров между "нестяжателями" и "осифлянами" в XVI веке, нуждалось и нуждается в гармонизации.

Кодекс нравственных принципов и правил в хозяйствовании

В декабре 2002 г. в Москве прошел очередной, седьмой по счету Всемирный русский народный собор - общественный форум, проходящий под председательством Святейшего Патриарха Алексия II и объединяющий священнослужителей, политиков, лидеров общественных организаций, представителей науки и мира творчества. На этот раз Собор был посвящен теме "Вера и труд: духовно-культурные традиции и экономическое будущее России". "Уверен, - писал в своем приветствии участникам Собора Президент России Владимир Путин, - что без укрепления духовных начал нашей жизни, ее нравственных основ невозможны поступательное развитие российского общества, формирование эффективной социально ориентированной экономики и ответственного отношения к труду, повышение благосостояния граждан"15.

На Соборе выступили представители разных политических сил и приверженцы разных взглядов на пути развития российской экономики. Среди докладчиков были представители экономических комитетов Федерального Собрания России, руководители крупнейших профсоюзов и бизнес-ассоциаций.

В Соборном слове - итоговом документе форума - говорилось: "Сегодня государственные власти, ученые, предприниматели, профсоюзы, общественные организации активно ищут пути преодоления негативных явлений в экономике. Такой поиск не может ограничиваться лишь областью цифр и законов рынка. Проблемы национального хозяйства нельзя разрешить, не вспомнив о моральном и духовном состоянии общества. Ведь многие причины нынешних трудностей сокрыты в душах и сердцах человеческих. Рецепты ученых и решения властей не сделают людей счастливыми, если не будут сопровождаться возрождением нравственной основы человеческой деятельности, установлением твердых и реально исполняемых правил поведения предпринимателя, работника, государственного служащего, любого другого участника экономических процессов.

Нужно научиться решительно отвергать преступную аморальность в экономике, отказывать в сотрудничестве бесчестным и нечистоплотным людям. Тот, кто не выдает вовремя зарплату, унижает работника, душит бизнес несправедливыми бюрократическими препонами, - достоин стойкого и твердого общественного осуждения… Экономика должна быть не только эффективной, но и справедливой, милосердной, обращенной к человеку, а не к одним лишь деньгам и товарам. Нам необходимо вполне осознать: цель хозяйствования - это прежде всего благо людей, молодых и пожилых, сильных и слабых, ныне живущих и тех, кто придет им на смену…

Определение судеб национального хозяйства не должно превращаться в "удел" чиновников, бизнесменов и экономистов. Все мы - народ, государство, Церковь, профсоюзы, ассоциации предпринимателей, наука, гражданское общество - должны воспринимать экономику России как область своей заботы и своих созидательных усилий. Стране необходим широкий и открытый диалог по экономическим и социальным вопросам, влияющий на принятие любых важнейших решений"16.

Собор принял решение разработать кодекс этики хозяйствования. Вскоре для составления его проекта была сформирована рабочая группа, в которую вошли представители диаметрально противоположных лагерей в российской экономико-политической дискуссии: депутат Государственной Думы, некогда министр правительства Гайдара, а ныне жесткий критик либеральных реформ Сергей Глазьев, ректор Академии народного хозяйства, один из архитекторов реформ начала 1990-х, сохранивший с тех пор верность своим убеждениям, Владимир Мау, заместитель председателя Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг Елена Катаева. Функции секретариата и технический драфтинг взяли на себя сотрудник Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата (ОВЦС МП) Павел Шашкин и автор этих строк.

Рабочая группа рассмотрела несколько вариантов подхода к кодексу, включая детальный анализ конкретных экономических реалий и явлений. Однако в конце концов было решено не дублировать уже существующие детализированные кодексы корпоративной этики, принятые в ассоциациях предпринимателей, а также нормы государственного законодательства. Документ, получивший название Свода нравственных принципов и правил в хозяйствовании17, был сформулирован на основе десяти заповедей Моисеева закона (сама структура Свода представляет из себя своеобразный декалог), а также на опыте их усвоения христианством и другими религиями, традиционно исповедуемыми в России.

Документ затрагивает целый ряд аспектов экономической и социальной жизни. Говорит он, в частности, о соотношении духовного идеала и материальных нужд. "В истории России, - написано в Своде, - были разные подходы к вопросу о приоритете материального или духовного, частных или общественных интересов. Духовный идеал много раз приносился в жертву утилитарным интересам и наоборот. В одни периоды общественное предпочиталось личному, в другие - личное общественному… Исторически российская духовно-нравственная традиция по преимуществу склонялась к приоритету духовного над материальным, к идеалу самоотвержения личности ради блага народа. Впрочем, крайности такого выбора приводили к страшным трагедиям. Помня это, мы должны создавать такой экономический уклад, который поможет гармонично реализовывать как духовные устремления, так и материальные интересы личности и общества"18.

Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании, обсужденный на нескольких совещаниях с представителями бизнеса, профсоюзов и общественных объединений, а затем принятый на VIII Всемирном русском народном соборе 04.02.04, был сразу же опубликован. Документ предложен "для добровольного принятия руководителям предприятий и коммерческих структур, предпринимателям и их сообществам, работникам, профсоюзам и всем другим участникам экономических процессов, в том числе государственным органам и общественным объединениям, вовлеченным в хозяйствование". Первыми реакцию высказали средства массовой информации. В целом отзывы были положительными; критические голоса главным образом говорили о "слишком общем" характере документа, а также оспаривали само право Церкви инициировать процесс применения нравственных норм в экономике. Следует заметить, что Свод действительно не был задуман как конкретный перечень технических правил, регулирующих экономику (что заложено в государственных законах и корпоративных кодексах, которых в России разработано уже немало). Роль данного документа - не в детальной регламентации экономического процесса, а в донесении до его участников нравственного послания библейской традиции, преломленной через опыт Православной Церкви и других традиционных религиозных общин. Попытка же лишить Церковь права голоса в экономической и социальной сфере вызывает принципиальное несогласие. В значительной сфере она продиктована инерцией советского мышления, которая сегодня находит поддержку и среди некоторой части либеральной интеллигенции, для которой любая общественная роль религии видится опасной.

Отзывы на Свод представили многие государственные и политические деятели, в том числе руководители федеральных министерств России, члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы. Так, министр здравоохранения и социального развития РФ Михаил Зурабов пишет: "Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации, внимательно ознакомившись со Сводом… глубоко поддерживает намеченные в нем пути формирования нравственных отношений между людьми в любой сфере деятельности - в хозяйствовании, здравоохранении и других" (архив ОВЦС МП). "По мнению Министерства, - говорится в письме первого заместителя министра экономического развития и торговли Российской Федерации Андрея Шаронова, - реализация большинства положений этого документа может позитивно повлиять на развитие деловой этики, изменение методов ведения бизнеса и конкурентной политики, а также будет служить ориентиром при формировании этических стандартов профессиональной деятельности саморегулируемых организаций" (архив ОВЦС МП). По мнению председателя Комитета Государственной Думы по экологии Владимира Грачева, "экономические интересы при решении хозяйственных вопросов зачастую превалирует над экологическими и нравственными. Поэтому решение проблем сохранения природной среды и обеспечение конституционных прав граждан на благоприятную окружающую среду напрямую зависит от духовного и нравственного состояния всего общества и принципов, на которых базируется российское законодательство. В связи с этим нравственные принципы и правила, изложенные в Своде, должны стать основой концепции совершенствования и развития российского законодательства и быть рассмотрены во всех комитетах и фракциях Государственной Думы" (архив ОВЦС МП). В письме председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике Валентины Петренко говорится: "Настоящий труд, по нашему мнению, глубоко и структурировано осмыслен. Правила рассчитаны на достаточно широкий круг читателей, это всевозможные коммерческие структуры, предприниматели и их сообщества, работники и профсоюзные организации. Поставлена цель, ради которой необходимо стремиться к чистой совести и достойной жизни человека, всех вовлеченных сторон в хозяйственной деятельности, не только применительно к сегодняшнему дню, но и в будущем. В целом же данный документ изложен интересно, доступно, являясь в то же время глубоко профессиональным и в своем роде уникальным" (архив ОВЦС МП). Председатель Комитета Совета Федерации по промышленной политике Валентин Завадников выразил следующую мысль: "Процесс секуляризации, отделения поведенческих проявлений от их религиозной основы активно протекает в российском обществе, и чем более общество удаляется от источника нравственного знания, тем более попадает во власть регламентаций и предписаний, имеющих источник в человеческом, а не в Божественном знании. Заповеди Божии всеобъемлющи и универсальны, они всегда были и будут выше всех человеческих предписаний, и один из примеров этого являет Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании" (архив ОВЦС МП).

На принятие Свода отреагировали руководители многих крупных компаний, в отзывах которых нередко говорится, что в своей деятельности бизнесмены руководствуются схожими принципами и правилами, которые к тому же перекликаются с корпоративными кодексами этих предприятий. Так, в письме председателя Совета директоров Акционерной финансовой корпорации (АФК) "Система" Владимира Евтушенкова говорится, что Свод, "определяющий моральные и этические нормы ведения бизнеса, взаимоотношения с партнерами и работниками, полностью отражает позицию АФК "Система" по данному вопросу. Основанный на десяти заповедях, данных Богом, и многовековых духовных традициях, Свод нравственных правил станет одним из документов, которыми АФК "Система" руководствуется в своей деятельности. Кроме того, по предложению Рабочей группы по социальной ответственности на основе Свода нравственных правил в ближайшее время будет разработан и предложен на рассмотрение Совета директоров АФК "Система" внутренний документ, определяющий критерии социально-ответственного поведения бизнеса, следовать которому будут обязаны компании Корпорации" (архив ОВЦС МП).

28.05.04 на региональном Тверском экономическом форуме, посвященном теме "К стабильному экономическому и социальному развитию Тверской области через духовно-нравственное возрождение", было принято обращение: "Участники Тверского экономического форума заявляют о своей готовности следовать Своду православных принципов и правил в хозяйствовании и призывают всех тверских предпринимателей присоединиться к этому кодексу чести, чтобы возродить некогда прерванные традиции русского предпринимательства на тверской земле"19.

Некоторые журналисты, говоря о Своде, представляли его как внутрицерковный документ, направленный исключительно на "православных бизнесменов". В то же время он разрабатывался в расчете на самую широкую аудиторию, включая последователей разных религий и неверующих людей. Именно поэтому в документе нельзя встретить ни цитат из Библии, ни христианской богословской аргументации. Не случайно в своем отзыве на Свод председатель Комитета Государственной Думы по делам ветеранов Николай Ковалев пишет: "Этот кодекс, по своей сути выражающий добровольные моральные обязательства поведения человека, найдет, на мой взгляд, понимание во всех конфессиях, действующих на территории Российской Федерации" (архив ОВЦС). А 09.12.04 Свод получил поддержку Межрелигиозного совета России, в который входят высокие представители православной, исламской, иудейской и буддийской общин страны. Выступая на пресс-конференции по этому поводу, председатель ОВЦС митрополит Кирилл сказал, что Свод "основан на десяти библейских заповедях, являющихся частью вероучения для православных христиан, мусульман и иудеев. Буддисты также положительно отнеслись к этому документу, поскольку десять заповедей, данных Богом Моисею на горе Синай, в полной мере выражают то, что в нерелигиозной этике принято называть общечеловеческой моралью. Благодаря этому принятый Межрелигиозным советом России документ является одинаково значимым для представителей всех традиционных религий страны"20.

В том же декабре 2004 г. документ поддержал Консультативный совет глав протестантских церквей России, куда входят лидеры евангельских христиан-баптистов, пятидесятников и адвентистов седьмого дня.

Перспективы нравственного влияния Православия на экономическую этику

Можно надеяться, что развитие экономической мысли в Русской Православной Церкви только начинается и вскоре будет переживать расцвет, беспрецедентный для всей истории нашей Церкви, включая дореволюционное время и, в частности, "серебряный век" русской религиозной философии (конец XIX - начало ХХ в.). Следует ожидать нескольких направлений такого развития.

Во-первых, будет и далее звучать голос церковной иерархии - как на уровне глубоких, мировоззренческих церковных документов, так и на уровне реакции на различные события экономической и социальной жизни. Так, совсем недавно, в связи с акциями протеста, сопровождавшими во многих регионах России замену социальных льгот денежным выплатами, Святейший Патриарх Алексий II сделал заявление, сказав: "Церковь не намерена указывать государству, какие именно экономические механизмы ему надлежит применять при осуществлении социальной политики. Для нас важно другое: эта политика должна быть справедливой и действенной, находить понимание у народа. Последние события свидетельствуют, что эти принципы в надлежащей мере не реализованы… Преобразования ни в коем случае не должны лишить людей реальной возможности пользоваться транспортом и связью, сохранить свое жилье, иметь доступ к медицинской помощи и лекарствам. В противном случае неизбежна трагедия миллионов наших сограждан - тех, кто всю жизнь трудился на благо Отечества, а сегодня нуждается в опеке и защите"21.

Данное заявление было широко отражено в материалах средств массовой информации, где вызвало в основном положительную реакцию. Впрочем, некоторые политики и журналисты поспешили опротестовать участие Церкви в обсуждении насущных экономических и социальных проблем. Наиболее известным стало заявление соратника Владимира Жириновского, депутата Государственной Думы Алексея Митрофанова, сказавшего: "Это опасный процесс вмешательства Церкви в реальную политику"22. Такой подход был оспорен не только представителями Церкви и некоторыми журналистами, но и коллегами господина Митрофанова по российскому парламенту. Вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин в ходе того же заседания, на котором выступал господин Митрофанов, заявил: "Хочу только приветствовать, что служители Церкви остаются вместе с прихожанами, вместе с народом, и запретить им высказывать свою точку зрения - это безнравственно и антигосударственно"23.

Во-вторых, различные церковные исследовательские центры и общественные организации православных мирян продолжат выступать с научными разработками и публичными заявлениями, касающимися социально-экономической сферы. Следует ожидать появления все новых исследований, докладов, аналитических записок и предложений, посвященных православной экономической этике, а также анализу отдельных экономических проблем с православной точки зрения. Особое внимание общественных организаций православных мирян будет, очевидно, уделяться вопросам глобализации экономики и вообще проблемам международных экономических отношений. Уже сейчас данная тематика активно обсуждается на религиозно-общественных конференциях, участники которых призывают к большей справедливости мирового экономического устройства и протестуют против усиления контроля стран "золотого миллиарда" и их финансовых элит за глобальным рынком и экономическим укладом других государств. Критика международных экономических организаций наверняка будет налагать свой отпечаток и на отношение православных общественных организаций к экономическому курсу правительств России и других постсоветских стран. Данная критика не всегда была и не всегда будет компетентной и профессиональной. Значительное место в ней занимают "охранительные" эмоции. Однако сбрасывать ее со счетов будет невозможно - как для церковной иерархии, так и для государства.

Мышление на экономические темы будет развиваться и в других религиозных общинах. Так, свои взгляды на экономику высказывает руководство протестантских церквей, старообрядцев, мусульман, иудеев. Причем в случае с протестантами и мусульманами уже сейчас речь идет о концептуальных документах, обращенных к широким общественным слоям.

Наконец, в-третьих, на состояние экономики будет влиять постепенное укрепление в вере значительного числа предпринимателей и работников. Если в начале 1990-х гг. взрыв моды на религию все еще сопровождался вопиющей религиозной безграмотностью, а пожилые женщины составляли в храмах всех религий и конфессий подавляющее большинство, то на рубеже столетий ситуация кардинально изменилась. Среди прихожан, по крайней мере в городах, доминируют семьи с детьми и люди среднего возраста. Многие из них глубоко осведомлены о вероучении, принимают активное участие в церковной жизни, соблюдают религиозные установления, практически забытые в советское время даже многими верующими. Так, по данным разных социологических опросов, в начале 2000-х гг. около 20% россиян соблюдали Великий пост (в 2004 г., по данным опроса "ROMIR Monitoring", 22% - см. сообщение агентства "Благовест-инфо" от 11.03.04).

Постное меню стало обычным в столовых государственных учреждений и крупных корпораций. В офисах бизнесменов и на рабочих местах простых тружеников все чаще можно увидеть иконы. Наконец, многие компании оказывают существенную помощь Церкви и декларируют христианскую мотивацию благотворительности. Существует немало предприятий, где вся корпоративная культура основана на Православии. Об одной из таких фирм, не называя ее имени, рассказывает экономический журнал "Расчет". Как говорит главный бухгалтер этой компании Ирина Крючкова, "наша культура подразумевает общую ответственность, уверенность в других людях, полное доверие к ним. Работая в этой фирме, я уверена, что меня не подставят, не "кинут", не обманут. Я могу целиком и полностью положиться на этих людей. И самое главное - мне здесь очень спокойно и уютно. Наверное, это связано и с православной культурой, и с человеческими качествами руководства, и с удачным подбором людей"24. Следует отметить, что в России существуют и компании, следующие протестантской и мусульманской деловой этике.

Одним словом, влияние Православия и вообще религии на экономическую жизнь постсоветских стран возрастает, несмотря на все утверждения коммунистов и либералов о "скором конце религиозного ренессанса". Автор этих строк надеется, что данная тенденция сохранится, помогая его соотечественникам, все еще переживающим моральный кризис, обрести себя и построить свободную, справедливую и эффективную экономику, которая была бы нацелена на благо человека, а значит - немыслима без прочного нравственного фундамента.

Всеволод Чаплин. С 1985 г. - сотрудник Издательского отдела Московского Патриархата. С 1990 г. - сотрудник Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата (ОВЦС МП). В 1991-97 гг. - заведующий сектором общественных связей ОВЦС МП, в 1997-2001 гг. - секретарь ОВЦС МП по взаимоотношениям Церкви и общества, с 2001 г. - заместитель Председателя ОВЦС МП. Член центральных комитетов Всемирного Совета Церквей (ВСЦ) и Конференции Европейских Церквей, комиссии ВСЦ по международным делам, экспертного совета при Комитете ГД ФС РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций.

Примечания.

1. www.gaidar.org/rech/vcera.htm.

2. Информационный бюллетень ОВЦС МП. 1992.

3. Информационный бюллетень ОВЦС МП. 1996; http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/97/163/4_patr.htm.

4. http://www.russian-orthodox-church.org.ru/nr060181.htm; на английском: http://www.russian-orthodox-church.org.ru/ne060181.htm.

5. Российская Федерация сегодня. 1998. № 6; http://www.russian-orthodox-church.org.ru/nr240781.htm.

6. Сегодня. 1998. 25 сент.; http://www.russian-orthodox-church.org.ru/nr250982.htm.

7. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. VI. 4-5; http://www.mospat.ru/chapters/conception/; на английском: http://www.mospat.ru/chapters/e_conception/index.htm.

8. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. VI. 6.

9. Там же. VII. 1-3.

10. Там же. VII. 3.

11. Там же. XVI. 3.

12. Материалы опубликованы в книге "Христианские начала экономической этики" (М., 2001) и на сайте www.sobor.ru/doctrina.

13. http://www.sobor.ru/doctrina/4Tarasevich_ru.asp; на английском: http://www.sobor.ru/doctrina/4Tarasevich_en.asp.

14. http://www.sobor.ru/doctrina/4Afanasiev_ru.asp; на английском: http://www.sobor.ru/doctrina/4Afanasiev_en.asp.

15. http://www.russian-orthodox-church.org.ru/nr212172.htm.

16. http://www.russian-orthodox-church.org.ru/nr212173.htm; на английском: http://www.russian-orthodox-church.org.ru/ne212173.htm.

17. http://www.mospat.ru/text/news/id/6353.html; на английском: http://www.mospat.ru/text/e_messages/id/6682.htm.

18. Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании, I. Текст документа опубликован в журнале "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. 2004. № 4.

19. http://www.mospat.ru/text/news/id/7016.htm.

20. http://www.mospat.ru/text/news/id/8204.htm.

21. http://www.mospat.ru/text/news/id/8397.htm.

22. http://www.religare.ru/news13579.htm.

23. http://www.religare.ru/news13579.htm.

24. http://www.berator.ru/raschet/article/2380.htm.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100