написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 1 (22) Март 2005г

Разграничение и приватизация памятников истории культуры как путь сохранения культурного наследия России (материалы парламентских слушаний Государственной Думы ФС РФ с сокращениями, 06.12.04)

Кобзон И.Д., председатель Комитета Государственной Думы ФС РФ по культуре

На государственной охране в России состоит около 90 тыс. объектов культурного наследия, памятников истории и культуры и более 140 тыс. выявленных объектов культурного наследия. Более точную цифру назвать нельзя, т.к. не уточнен пообъектный состав памятников и не проведена инвентаризация указанных объектов. По имеющейся информации, в хорошем состоянии находится 30% памятников истории культуры, в удовлетворительном состоянии - 20%. Остальные объекты находятся в неудовлетворительном и аварийном состоянии.

Состав памятников культуры по сложившейся типологии показывает, что здания и сооружения, приватизация которых возможна, составляют 21% общего числа памятников. Львиную долю охраняемых объектов занимают памятники археологии, военные мемориалы, мавзолеи и иные мемориальные сооружения. Из числа зданий и сооружений, возможных к приватизации, 27% памятников являются объектами религиозного назначения и приватизации, как вы понимаете, не подлежат. Не подлежат приватизации, кроме памятников археологии и памятников религиозного назначения, также особо ценные объекты культурного наследия. Это 40 комплексов.

Историко-культурные заповедники юридически пока отсутствуют, но существуют более 120 историко-культурных заповедников, которые, по сути, являются такими историко-культурными заповедниками, а также объекты, включенные в список всемирного наследия, - 12 комплексов. Указанные комплексы могут проходить одновременно по всем трем номинациям: Соловецкий историко-культурный музей-заповедник, Государственный музей-заповедник "Московский Кремль", музей-заповедник "Кижи", Ферапонтовский монастырь с росписями Дионисия и Кирилобелозерский историко-архитектурный музей-заповедник, дворцы-пригороды Санкт-Петербурга - Царское Село, Петродворец, Гатчина и др.

Из общего числа памятников лишь 36% являются памятниками федерального значения. Основной массив памятников федерального значения используется под культурно-просветительские и музейные цели. Таким образом, круг памятников федерального значения, возможных к приватизации, не слишком широк. Памятники истории культуры регионального значения, которых значительно больше, разрешены к приватизации в 1994 г. указом Президента РФ Б.Н.Ельцина. Приватизация объектов культурного наследия разрешена федеральным законом о приватизации государственного и муниципального имущества, но приостановлена Федеральным законом "Об объектах культурного наследия, памятников истории культуры народов Российской Федерации" до принятия федерального закона, позволяющего разграничить объекты культурного наследия, находящихся в государственной собственности.

До настоящего времени не удалось снять этот мораторий на приватизацию памятников истории культуры, поскольку в большинстве субъектов РФ не урегулированы вопросы разграничения объектов культурного наследия. В действительности имеется ряд проблем в существующем положении дел с разграничением памятников культуры, которые надо решить путем принятия федерального закона. О каких проблемах идет речь? Формулировка приложения № 1 к постановлению Верховного Совета РФ от 27.12.91 № 32-1 о разграничении государственной собственности так нечетко сформулирована, что до 1997 г. все памятники истории культуры считались исключительно федеральной собственностью. Об этом свидетельствуют инструктивные письма Госимущества, разъяснения Правового управления Государственной Думы и другие документы.

Только в 1997 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда России дал разъяснение в своем вестнике о том, что к исключительно федеральной собственности относятся памятники истории культуры общероссийского значения.

Возникает вопрос: к чьей собственности относятся памятники местного регионального значения, которые имели этот статус с 1991 по 1997 г.?

Однако не во всех субъектах РФ прислушались к разъяснению Высшего Арбитражного Суда России и в ряде территорий, например, в Иркутской, Калининградской областях, все памятники истории культуры считаются федеральной собственностью. Необходимо установить, на какой период времени распространяется действие указанного выше постановления Верховного Совета России, определить собственность памятников истории и культуры, изменивших свою категорию значимости после 1991 г., в том числе на земли объектов археологического наследия.

Не лишним было бы указать в законе, что изменение категории значимости объектов культурного наследия или объявления объекта недвижимости памятников истории культуры не влечет за собой изменения права собственности на этот объект.

Для осуществления полноценного разграничения объектов культурного наследия необходимо определить пообъектный состав памятников истории культуры, состоящих под государственной охраной на день вступления в действие постановления Верховного Совета.

На сегодняшний день законодательно не установлена возможность передачи памятника истории культуры федерального значения в собственность субъекта РФ и муниципальную собственность, а также памятников регионального и местного муниципального значения в федеральную собственность, хотя нужда в этом есть.

Поэтому в Законе "О разграничении объектов наследия" эту возможность необходимо предусмотреть.

Целесообразно установить характеристики объектов культурного наследия, на основании которых памятники федерального значения могут и должны быть переданы в собственность субъектов РФ и муниципальную собственность объектов, в которых размещаются органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления, объекты, являющиеся жилыми помещениями, в соответствии с жилищным законодательством Российской Федерации, объекты археологического наследия. Возможно, есть и другие нерешенные проблемы.

Комитет по культуре создал рабочую группу по подготовке проекта федерального закона, устанавливающего порядок отнесения объектов культурного наследия, находящихся в государственной собственности к федеральной собственности, собственности субъектов РФ и муниципальной собственности.

Несмотря на официальное мнение Минэкономразвития о нецелесообразности такого законопроекта, специалисты министерства согласились, что поставленные выше вопросы требуют решения.

Что касается приватизации объектов культурного наследия, то и в этом вопросе имеются свои сложности. Если сделка приватизации оформлена, а памятник в процессе ремонта лишился своей историко-культурной значимости или условия охраны обязательства выполнены не в полном объеме, вернуть памятник в государственную собственность безвозмездно нельзя, а вернуть деньги с собственностью, как обычно, неоткуда. И возвратить объект в государственную собственность невозможно.

Приватизация объектов культурного наследия должна осуществляться через программу приватизации федерального имущества, что исключает приватизацию по заявочному принципу.

Однако участие государственных органов охраны памятников, формирование прогнозного плана приватизации объектов культурного наследия ни в одном документе не предусмотрено.

В охранных обязательствах и в паспортах объектов культурного наследия должен быть указан порядок доступа граждан к объектам культурного наследия с учетом права граждан на защиту своего частного жилища, особого режима деятельности организаций, предприятий, учреждений, расположенных в объектах культурного наследия, здания дипломатических представительств, органов государственной власти, учреждения и предприятия, здания заводов, фабрик и т.д.

Охранные обязательства составляются соответствующим органом охранно-культурного наследия и включают в себя меры по ремонту и реставрации памятника.

Пообъектный состав памятников не установлен. Не установлена и не утверждена территория памятника, отсутствует предмет охраны памятника. Без этого памятник истории культуры невозможно зарегистрировать ни в Государственном реестре имущества, ни в Земельном кадастре. А без этой регистрации не работает требование по особому режиму содержания земель данных объектов культурного наследия.

Выполнить перечисленные требования можно только после утверждения Правительством РФ положений о Едином государственном реестре объектов культурного наследия и о государственной историко-культурной экспертизе.

После вступления в силу этих документов и начала регистрации памятников в реестре, которая как раз и включает в себя уточнения пообъектного состава, установление территории предмета охраны, можно начинать подготовку к приватизации объектов.

От будущих собственников объектов культурного наследия наивно ожидать бережного отношения к памятникам. Правовой нигилизм пустил глубокие корни в нашей стране. Приватизация возможна только при условии активной работы органов охраны культурного наследия всех уровней власти, надзорных органов, прокуратуры и судов. Пока, к сожалению, вопросы охраны наследия остаются на обочине правосудия.

Исходя из изложенного, можно рекомендовать Правительству РФ не торопиться с приватизацией памятников истории и культуры и начинать ее, только утвердив необходимые подзаконные акты, обеспечивающие определение предмета охраны объектов культурного наследия, границ его территории и пообъектный состав памятников истории и культуры.

Соколов А.С., министр культуры и массовых коммуникаций РФ

Базовым законодательным актом в сфере охраны и сохранения недвижимого культурного наследия является Федеральный закон от 25.06.02 № 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятников истории культуры) народов Российской Федерации". Конституция РФ определяет обязанность каждого гражданина заботиться о сохранении культурного наследия народов Российской Федерации и дает право каждому на доступ к культурным ценностям, связанным с объектами культурного наследия.

Объекты культурного наследия, таким образом, представляют собой, как сказано в упомянутом законе, объекты недвижимого имущества со связанными с ними произведениями живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, объектами науки и техники и иными предметами материальной культуры, возникшие в результате исторических событий и представляющие собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры.

Так в чьей же собственности могут находиться объекты культурного наследия? Именно этот вопрос сегодня стал остро дискуссионным.

Напомню, что в 1997 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ дал разъяснение о том, что к исключительно федеральной собственности относятся объекты историко-культурного, природного наследия, художественные ценности общероссийского значения, а также учреждения культуры общероссийского значения, которых насчитывается около 32 тыс. Но не решенными остаются вопросы собственности на остальные памятники истории и культуры, а их более 59 тыс.

Итак, на данный момент вопросы отнесения объектов культурного населения к собственности субъектов РФ и муниципальной собственности не решены. Каков выход из сложившейся ситуации?

Рабочей группе специалистов Минкультуры России, Минэкономразвития России и других заинтересованных министерств необходимо разработать соответствующий федеральный закон.

Но почему именно закон? Иного варианта не существует, поскольку есть прямое указание императивной нормы п. 4 ст. 2 Федерального закона "Об объектах культурного наследия Российской Федерации". Там установлено, что: "Разграничение собственности на объекты культурного наследия, памятники истории культуры народов Российской Федерации, находящиеся в государственной собственности, осуществляется федеральным законом, регулирующим отнесение объектов культурного наследия к федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации и муниципальной собственности". Означенная правовая норма согласуется со ст. 72 и 76 Конституции РФ, а также п. 5 ст. 214 Гражданского кодекса РФ, которыми вопросы государственной собственности отнесены к предмету совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ и регулируются именно федеральным законом. Что следует ожидать в результате принятия федерального закона?

Начну с того, что принятие такого закона позволит избежать серьезных конфликтов. С 01.01.05 органам исполнительной власти субъектов РФ придется заключать соглашения с уполномоченным федеральным органом исполнительной власти – Росимуществом для обеспечения производства ремонтно-реставрационных работ на объектах культурного наследия в федеральной собственности. Требования по охране и сохранению памятников истории и культуры одинаковы, независимо от того, в чьей собственности находится объект наследия, разница заключается только в источнике финансирования работ по сохранению данного объекта. Основы законодательства РФ о культуре были приняты в 1992 г. и, вследствие динамики развития российского законодательства за последние 12 лет, требуют значительных изменений.

В Государственной Думе находится в разработке проект новой редакции Основ, и Минкультуры России активно участвует в работе над этим законодательным актом. Федеральный закон от 21.12.01 № 178 РЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества" в ст. 29 определяет порядок приватизации объектов культурного наследия любой категории значимости. Но его нормы вступают в силу после снятия запрета на приватизацию, установленного ст. 63 Федерального закона № 73 "Об объектах культурного наследия народов Российской Федерации".

Игнатов В.М., аудитор Счетной Палаты РФ

По обращению депутатов третьей Государственной Думы в прошлом году была проведена масштабная проверка исполнения Постановления Верховного Совета № 3020-1, собственно говоря, проверка ситуации с памятниками федерального значения в Москве и Санкт-Петербурге. Каким образом они учитываются, как они охраняются, как они используются коммерчески и какая перспектива их развития.

На сегодняшний день проходит аналогичная проверка уже по просьбе министра. Мы проверяем использование памятников федерального значения в Центральном федеральном округе. И картина такая же - в общем, достаточно печальная по многим параметрам, особенно в Московской области, где сконцентрировано очень много памятников.

В Санкт-Петербурге учет и эксплуатация достаточно неплохо налажены, хотя Санкт-Петербург, конечно, тоже отличается в части приватизации памятников федерального значения.

К сожалению, а, может быть, и к счастью, каких-то громогласных результатов в проверке Москвы нет, потому что Москва, зарегистрировав большое количество памятников федерального значения в свою собственность и вкладывая в них деньги, реконструируя их, консервируя их, в общем-то, внесла достаточно большой вклад в сохранение очень многих культурных ценностей, но при этом умудрилась зарегистрировать в свою собственность даже Третьяковскую галерею. Хотя опять же Федерация не вкладывала в Третьяковскую галерею денег, а Москва в нее вкладывала деньги.

Также Москва достаточно свободно относилась к паспортным данным, которые описывают земли, прилежащие к памятнику. А земля, принадлежащая памятнику, является нераздельной частью памятника.

В итоге проверки деятельности учреждений юстиции и Московской прокуратуры в свое время был внесен протест правительству Москвы на регистрацию. Дальше, Министерство культуры и Министерство имущественных отношений обратились в Арбитражный Суд о признании регистрации недействительной, в связи с тем, что Постановление № 3020-1 действует. Москва оспорила его в Конституционном Суде, что нормы закона (а это постановление Верховного Совета имеет норму федерального закона) на сегодняшний день отменены действующей Конституцией.

И в этой связи вся наша проверка была, по сути, нивелирована, потому что, когда нет предметности, то и считать нечего. Собственно говоря, если Конституционный Суд решает в ту или в другую сторону, то, соответственно, или конфликт между Федерацией и Москвой разрешается, или же он переходит в более острую фазу. Поэтому надо дождаться решения Конституционного Суда.

Что касается сегодняшних парламентских слушаний, мне, конечно бы, хотелось особо обратить внимание на то, что принятый в 2002 г. закон, который должен был остановить регистрацию, на самом деле ее только притормозил. Потому что уже в процессе принятия закона документы были поданы на регистрацию, и дальше нормы одних законов начали входить в противоречие с нормами других законов и т.д.

Можно также долго рассказывать про законодательные дебри, которые у нас иногда возникают на стыке нескольких законов, например, закона «О приватизации» и закона «Об охране памятников», законе «О культурном наследии».

Росляк Ю.В., первый заместитель мэра Москвы в Правительстве Москвы

Принятый в 2002 г. Федеральный закон "Об объектах культурного наследия, памятниках истории культуры народов Российской Федерации" создал современную правовую основу для обеспечения сохранности объектов культурного наследия, которые соответствуют Конституции.

Нормы этого закона - результат непростого компромисса, который в 2002 г. был достигнут между Правительством РФ, Государственной Думой, Советом Федерации и органами власти субъектов РФ. Его основой стало понимание, что памятники являются особым, не рядовым видом недвижимого имущества, который обладает уникальными особенностями, составляющими предмет охраны.

При этом нужно помнить о том, что данный компромисс был нацелен на скорейшее законодательное определение правового механизма формирования эффективных собственников памятников, способных нести бремя по сохранению и ответственность за обеспечение сохранности памятника перед государством и обществом. При этом все прекрасно понимали, что нам нужна долгосрочная государственная политика, система отношений и правил в этой сфере.

С тех пор прошло уже 2 с лишним года. Давайте посмотрим, а что у нас реально на сегодня изменилось? Как раз из-за отсутствия эффективных и ответственных собственников объекты культурного наследия ежегодно продолжают утрачивать значительную часть своего уникального историко-культурного потенциала, который является такой же основой национального богатства и не ниже, чем нефть или газ.

Средства федерального бюджета, которые выделяются на реставрацию памятников федерального значения, составляют менее 10% от потребных и постоянно сокращаются, несмотря на их индексацию при утверждении бюджета. Это только те объекты и памятники, которые выполняют современные действующие функции: музеи, театры, галереи или административные здания. А остальные здания, а их большинство, фактически не имеют шансов на защиту своих законных прав.

Эту сегодня выполняют субъекты РФ, которые, по мнению некоторых оппонентов, не имеют права на выполнение этих функций. А финансовое обеспечение, выполнение этих работ, по оценке Министерства культуры, составляет порядка 40% общих средств, которые на сегодня тратятся на сохранение, реставрацию и поддержание памятников истории культуры.

При этом существует достаточно парадоксальная ситуация, по которой, в связи с принятием новых наших законов, с 01.01.05 субъекты РФ и органы местного самоуправления лишаются права осуществлять затраты на сохранение памятников федерального значения. Это неизбежно повлечет за собой ухудшение ситуации, а в некоторых случаях, и утрату предмета охраны в большинстве таких объектов.

Хотя, вместе с тем, если посмотреть на реальное состояние, большинство памятников федерального значения сегодня занимают организации культуры, здравоохранения, науки, учебные заведения или иные государственные или муниципальные учреждения, организации субъектов РФ, а также органы власти и управления субъектов РФ и органов местного самоуправления. При этом финансирование содержания этих организаций, в том числе работ по сохранению занимаемых ими объектов, осуществляется сегодня за счет средств соответствующих бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов.

Вместе с тем многие федеральные органы исполнительной власти и федеральные учреждения, наоборот, расположены в объектах культурного наследия регионального значения. Но финансирование содержания данных органов, в том числе работа по сохранению этих объектов, осуществляется за счет средств федерального бюджета.

Значительное количество памятников местного значения, объявленных объектами муниципального, охранного статуса, в 1995 г. Указом Президента РФ № 176 было отнесено к объектам федеральной собственности путем принятия соответствующего указа, который, по нашей оценке, опять же, не вписывается в рамки действующей Конституции.

Нам говорят, что вы сохраняйте только свои памятники за счет региональных бюджетов, а мы будем сохранять только свои федеральные, за счет федерального бюджета.

Ну, во-первых, я думаю, что у нас нет своих и чужих памятников, и это предмет совместного ведения. И государственное решение этой проблемы является задачей всех уровней государственной власти, включая региональную власть.

Во-вторых, большая часть объектов культурного наследия является постоянным источником расходов. И нельзя говорить о том, что что-то из этих памятников можно было использовать с точки зрения доходов. Потому что здесь должна быть исключительно 100% гарантия выполнения тех расходных полномочий тем собственником, которому принадлежит этот памятник.

Кудрявцев А.П., ректор Московского архитектурного института

Не может происходить передача памятников в частные руки без четко разработанного положения о приватизационных конкурсах, без методики оценки объектов наследия, без четко разработанных условий обременения для новых владельцев.

Наиболее распространенными являются три формы, а в ряде стран, таких как Италия, Франция, Испания и др., обладающих основной долей всемирного наследия, преобладает государственная форма. Это можно объяснить тем, что государство получает значительные поступления в бюджет от туризма с использованием объектов наследия.

Другая, частная форма преобладает в тех странах, где в руках отдельных собственников находятся крупные земельные владения, на территории которых располагаются отдельные объекты наследия, относящиеся к национальному достоянию. Государство при этом контролирует процесс сохранности и обязывает собственника отвечать за состояние объекта. Однако содержание, реставрация, обслуживание и использование таких объектов становятся для многих владельцев весьма обременительными, несмотря на активную поддержку со стороны государства.

В результате этого появляется третья форма, наиболее развитая в Великобритании, странах Европейского Содружества, воспринятая в Соединенных Штатах Америки, так называемая трастовая форма владения и управления объектами национального достояния.

Целью создания в далеком 1895 г. Национального траста было спасение традиционной среды, без которой, по мнению большинства англичан, не выживет и сама нация. И сейчас в районах Англии, наиболее ценных своими пейзажами, средой и памятниками архитектуры, 80% территории принадлежит Национальному трасту.

Сегодня в мире просматривается тенденция передачи как государственными, так и частными владельцами объектов наследия в доверительное управление Национального траста и других управляющих компаний.

Вступая на путь рыночной экономики, мы, естественно, должны прислушаться к тому огромному опыту, который есть у этой системы в деле сохранения наследий. Нельзя все время пытаться по-новому делить собственность, и особенно объекты наследия.

Как известно, в развитых демократических странах переход собственности на объекты наследия осуществляется на основе перехода от частной собственности к коллективной, например, в трастовой форме.

Сегодня мы обсуждаем очень важный вопрос выработки общего подхода к проблемам законодательного обеспечения, разграничения собственности и норм приватизации объектов наследия, когда ответственность за реальное сохранение в соответствующих объемах берет на себя и государство, и общество, и сами граждане.

Долг гражданских институтов - всячески способствовать переходу из одной системы мышления в другую. Поэтому мы должны учиться взаимодействовать и быть единомышленниками, даже партнерами. Особая ниша, как показывает мировой опыт, существует в этой сфере и для общественных некоммерческих организаций типа британских национальных трастов, продемонстрировавших в течение своей более чем 100-летней истории высокую эффективность доверительного управления наследием. Доверительную форму управления объектами наследия успешно применяют в 60 странах мира, в том числе в постсоциалистических европейских государствах, где государство, бизнес и гражданское общество действуют как партнеры. Более чем в 30 странах парламенты приняли соответствующие законодательные акты относительно деятельности своих национальных трастов.

Осознавая возможность, даже необходимость формирования системы доверительного управления объектами природного и культурного наследия нашей страны, мы, добровольное сообщество, профессионалы этой сферы, учредили Национальный центр опеки наследия, действующий на основе принятого нами устава. Национальный центр опеки наследия намерен в течение полутора-двух лет разработать и представить правительству и Государственной Думе проект нормативного документа по созданию российского национального траста. Таким образом Национальный центр опеки наследия полагает осуществить выполнение своего проекта - создание доверительной системы управления объектами наследия народов Российской Федерации.

Реализация проекта предусматривает создание необходимого стимулирующего правового поля по участию как бизнеса, так и граждан России, заинтересованных в сохранении прошлого для будущих поколений. Национальный центр опеки наследия намерен сосредоточиться на пропаганде и популяризации объектов национального достояния. Известно, что население не только пользуется памятниками истории и культуры, но и формирует критерии отношения к ним. Если в сознании граждан размыто или утрачено понятие о культурном значении памятника, то деятельность по его охране превращается в сумму мероприятий, лишенных перспективы.

Национальная трастовая организация по сути является некоммерческой организацией, за которой следует законодательно закрепить следующие основные положения, принятые во всех национальных трестах:

  • создание поощрительной системы для меценатов, жертвующих финансовые средства для сохранения объектов наследия;
  • траст не может делить полученную от использования объекта наследия прибыль среди своих учредителей и членов;
  • принцип неотчужденности, т.е. гарантии, что объект наследия передается в вечное пользование и в интересах всех граждан;
  • освобождение Национального траста от налогов на имущество, поскольку объект наследия находится в доверительном управлении и используется в интересах общества, куда доступ к нему гарантируется;
  • передача прав на доверительное управление объектами наследия.

Макаров Н.А., директор Института археологии РАН

Совершенно очевидно, что проблемы, связанные с сохранением археологического наследия, а это огромный массив памятников, по оценкам Министерства культуры, которые прозвучали в докладе Александра Сергеевича на заседании правительства, это около 60% всех объектов культурного наследия.

Эти проблемы имеют свою специфику. Недвижимые объекты археологического наследия: селища, городища, курганы, в отличие от архитектурных памятников, о которых сегодня в основном шла речь, не требуют затрат на содержание и реставрацию. Поэтому устрашающие цифры тех затрат, которые необходимы для поддержания в порядке архитектурного наследия, могут быть урезаны по крайней мере в 2 раза.

Однако сохранение археологического наследия связано с жестким ограничением хозяйственной деятельности на соответствующих земельных участках. Эти ограничения предписаны законом, но, как мы знаем, в реальной практике они повсеместно нарушаются. Владельцы земли, хозяйствующие субъекты не готовы их соблюдать.

Современный строительный бум нанес огромный урон археологии, в особенности в центре и на юге европейской России, в исторических городах и на пригородных территориях, которые насыщены объектами археологического наследия. Ежегодно гектары культурного слоя исчезают в строительных котлованах. Согласно действующему закону памятники археологии практически не подлежат приватизации. Статья 49 гласит, что объекты археологического наследия находятся в государственной собственности, а согласно ст. 5 земельные участки в границах территорий и объектов культурного наследия, включенных в реестр, относятся к землям историко-культурного значения. Это очень разумная позиция. И хорошо, что она подтверждена в тех рекомендациях, которые будут приняты по итогам сегодняшнего заседания.

Но я хочу подчеркнуть, что приватизация земельных участков, на которых находятся археологические объекты, никак не может создать лучшие экономические условия для их сохранения. К сожалению, реально положение о том, что археологические памятники находятся в государственной собственности, не выдерживается, поскольку процедура отнесения территории памятника к землям историко-культурного назначения законодательно не отработана. Земельные участки с памятниками археологии сотнями передаются в частные руки в аренду или в собственность.

Установленный законом раздельный гражданский оборот археологических памятников и земельных участков, на которых они расположены, создает ситуации, трудно разрешимые в реальной жизни, ведь земли покупаются не для того, чтобы сохранять памятники, а для того, чтобы хозяйствовать, чтобы строить, чтобы вести земляные работы. В лучшем случае владельцу земли дается обременение, заключается охранный договор. Но, насколько мне известно, подобная практика по памятникам археологии сложилась пока лишь в нескольких субъектах РФ.

К сожалению, нередко обременение принимает вид обязательств провести охранные раскопки, т.е. фактически ликвидировать памятник, произвести его снос руками археологов, тогда как закон понимает под сохранением памятника прежде всего обеспечение его физической сохранности.

Положение усугубляется тем, что имеющаяся в нашем распоряжении информация о памятниках на территории России очень не полна. По нашим оценкам, в наших реестрах зарегистрировано не более 20-30% всего массива существующих памятников. Поэтому при передаче земельных участков в собственность мы рискуем, даже не узнав об их существовании, передать памятники в частные руки.

Какие наши предложения? Что необходимо сделать?

Во-первых, при определении пути сохранения археологического наследия мы должны исходить из ст. 50 закона 2002 г., который устанавливает, что объекты археологического наследия не подлежат отчуждению от государственной собственности. Для реализации этого положения необходимо избежать передачи земельных участков в частные руки без проведения историко-культурной экспертизы. К сожалению, пока положение об экспертизе не принято. Причем археологическая экспертиза должна проводиться квалифицированными государственными научными учреждениями. Перечень таких учреждений должен быть специально утвержден правительством.

Шаронов А.В., первый заместитель министра экономического развития

Во-первых, что касается закона о разграничении и разграничения. Мы исходим из того, что постановление правительства действует, Постановление Верховного Совета Российской Федерации № 3020-1 действует. И в этом отношении разграничение произведено.

Поэтому мы не считаем необходимым принимать новый закон о разграничении памятников. Это первый пункт, на мой взгляд, важный, правоустанавливающий момент.

Второй момент. Совершенно справедливой является критика по поводу объема средств, которые направляются на сохранение памятников. Юрий Витальевич говорил здесь о 10%, возможно, эта сумма еще меньше.

Совершенно понятно, что она не достаточна. Исходя из этого возникает вопрос: что делать с таким количеством памятников федерального значения, которые неподъемны для текущих возможностей федерального бюджета, даже, наверное, перспективно.

Очевидно, что здесь два выхода. Первое - это передавать памятники и пользование на различных вещных правах, прежде всего, в аренду, в том числе речь может идти и должна, наверное, идти об аренде символической, арендной платы.

Другой возможный способ - это приватизация памятников. Я бы не считал и не согласился с прозвучавшей здесь мыслью, что приватизация противоречит идее сохранения памятников. Мировой опыт показывает обратное.

Думаю, что можно согласиться с тем, что должен быть очерчен круг памятников, исчерпывающий список, которые никогда ни в каком случае не могут быть приватизированы. Но все, что за рамками этого списка, может быть приватизировано с оговоренными условиями по сохранению этих памятников и организации того или иного режима доступа к этим памятникам со стороны граждан.

Понятно, что необходимо ускорить формирование реестра, который был бы основой для решений по передаче в пользование и приватизации памятников.

И еще один момент, который звучал здесь. Действительно, мы до сих пор не согласовали ряд нормативных актов, которые вытекают из федерального закона № 73. Вынужден признать, что мы, к сожалению, затянули этот процесс.

Что касается акта, который здесь упоминался, о компенсации собственникам расходов на содержание и реставрацию объектов, то здесь мы видим серьезный риск. Мы не отрицаем необходимости такого механизма, но в варианте, который рассматривался, мы видим серьезный риск по неконтролируемому увеличению обязательств бюджета при предъявлении собственниками расходов, которые они понесли на реставрацию и на сохранение этих объектов.

Поэтому здесь мы пытаемся найти формулу, которая бы, с одной стороны, простимулировала собственников выполнять свои обязательства и поддерживать памятники в необходимом состоянии. С другой стороны, не привела к неконтролируемому росту федеральных обязательств, которые мы не сможем выполнить, и что само по себе уже плохо. Мы считаем, что постановление Верховного Совета 1991 г. действует. И в этом отношении вопрос с федеральными памятниками решен. Это решение не содержит вопросов разграничения по нефедеральным памятникам. В этом отношении, возможно, такое решение необходимо дополнительно.

Наша позиция состоит в том, что у федеральных памятников есть один собственник, он уже определен. Это Российская Федерация. А дальше Российская Федерация будет распоряжаться этим имуществом. Часть она может передать на иных личных правах субъектам РФ, часть может приватизировать. Это не процесс разграничения. Это процесс управления, распоряжения своим имуществом, которое является имуществом Российской Федерации.

Приданова Л.И., заместитель руководителя Росимущества

Никакой специфики в использовании памятников нет, за исключением того, что пользователи, не важно, собственники это, арендаторы или обладатели иных личных прав, обязаны выполнять охранные обязательства определенного уровня. И задача государства состоит как раз в том, чтобы определить степень охраны каждого этого здания, памятника и сооружения.

По поводу использования, управления имуществом, Федеральное агентство по управлению имуществом как управляло, так и будет продолжать управлять и распоряжаться, в том числе получать доходы от использования этих памятников.

Напоминаю, что доходы должны поступать в бюджет, и в том числе из бюджета должны направляться средства на содержание и охрану этих памятников.

И задача не в том, чтобы передать субъектам РФ или муниципалитетам и определить их уровень собственности на памятники, а в том, чтобы определить как раз уровень охраны этих памятников. Абсолютно юридически безразлично, в чьих руках будет находиться памятник в том случае, если будут выполняться условия по его охране. И задача как раз федеральной службы по охране памятников - обеспечить действенный контроль за исполнением всех этих условий.

Здесь часто упоминался Санкт-Петербург. Государственная инспекция по охране памятников Санкт-Петербурга сделала много, но там реально работают 106 человек, включая водителей, секретарей и т.д. При этом в городе в аренду сдается около 20 тыс. объектов. Для каждого договора аренды требуется охранное обязательство. Вот реально ли этими силами выполнить и выявить все охранные обязательства и проконтролировать их выполнение? Конечно, нет. Поэтому, наверное, речь идет именно о создании службы и ее финансовом обеспечении.

Договоры аренды заключаются с условием подписания охранного обязательства, трехсторонне. И как раз та служба, которая обязана следить за использованием, охраной и выполнением этих обязательств, может выходить в суд.

Подбирать пользователя - это дело Агентства по управлению федеральным имуществом, а охрана и соблюдение условий по охране - Федеральной службы по охране памятников.

Условия договора аренды и иного использования имущества таковы, что те, кто не может их выполнить, отказываются сразу. Могу привести пример опять-таки в Санкт-Петербурге. Здание небольшое, около 3000 м2, но работа по его реставрации и всему остальному составляет около 30 млн долл. В результате, одна отнюдь не бедная нефтяная компания не согласилась на договор аренды на 49 лет, посчитав эти затраты чрезмерными. Если бы была возможность получить этот объект в собственность, то они вложили бы эти деньги, но аренда даже на 49 лет их не устраивает.

По поводу использования памятников в законе есть еще ограничения, связанные с сохранением целевого назначения. Целевое назначение конюшни - памятника федерального значения? Вы полагаете, что это целевое назначение сейчас должно сохраняться на объекте в центре города в несколько десятков тысяч квадратных метров или оно должно меняться?

Если мы говорим о памятниках, то они все специфичны. Росимущество в состоянии объективно оценивать на основании заключений, выданных специалистами по охране памятников, что и как должно использоваться.

По поводу оценки никаких проблем нет. Вопрос в том, кто ставит техзадания и что туда включается. Закон "Об оценочной деятельности" действует, объекты и памятники оцениваются. И никаких дополнительных норм в этой части не требуется.

По доверительному управлению опять-таки нет никакой необходимости делать специальную главу в законе "Об охране памятников". Механизм доверительного управления действует. Проблема в том, что пятилетний срок, который ограничен Гражданским кодексом, не способствует тому, чтобы привлекать кого-либо для использования этих памятников.

Кроме того, есть проблема с федеральным бюджетом. Доверительный управляющий должен получать определенную компенсацию за свой труд. Но строки в бюджете на это нет. Даже если она будет, механизм получения этих денег из бюджета растянется как минимум на 2 года, что опять-таки не стимулирует привлечение доверительных управляющих.

Соколовский В.И., начальник Главного управления охраны памятников Москвы

Обеспечение сохранности объектов культурного населения - это комплексная задача, требующая привлечения специалистов разных отраслей знания. Ее решение невозможно без предварительной всесторонней оценки объектов культурного наследия с учетом наличия у них предмета охраны, территории, ограничение обременении, их использования и иных особенностей памятников как особого вида недвижимого имущества.

В отличие от обычных объектов недвижимости каждый объект культурного наследия уникален, поскольку обладает индивидуальными особенностями, формирующими его историко-культурный потенциал, который составляет такую же основу национального богатства нашей страны, как всем известные нефть и газ. Утрата предмета охраны объекта культурного наследия безвозвратна, поэтому неверная его оценка, а также неправильные выводы, сделанные на ее основе, неизбежно повлекут за собой значительный материальный ущерб для памятника, который во многих развитых странах расценивается как одно из самых тяжких преступлений перед государством и обществом.

Проблема состоит в том, что в настоящее время в Российской Федерации отсутствует единая система оценки объектов культурного наследия, позволяющая обеспечить адекватным инструментом всех, кто решает задачи государственной охраны, сохранения и использования памятников. Применение стандартных подходок к оценке памятников невозможно, т.к. для них неприемлемы классические понятия: износ и амортизация и связанные с ними традиционные методы оценки недвижимого имущества.

Существующие сегодня в нашей стране отдельные разработки в данной области не позволяют говорить о возможности полноценного и эффективного включения памятников в хозяйственный оборот. Как правило, историко-культурный потенциал объекта культурного наследия, в результате чего стоимость памятника существенно занижается, что не позволяет государству и обществу получить необходимый экономический эффект от его использования.

Мировой опыт оценки памятников построен на давно сложившихся отношениях собственности и его применение в нашей стране ограничено. Отсутствие единой системы оценки памятников также не позволяет определить размер ущерба, который нанесен объекту культурного наследия, определить его действующую инвестиционную привлекательность, страховую стоимость и, наконец, реальную стоимость его арендной платы или приватизации.

Данное обстоятельство было отмечено на заседании Правительства РФ. Пунктом 4 протокольного решения правительства по данному вопросу поручено Минкультуры и Минэкономразвития рассмотреть вопрос об особенностях оценки и создана комиссия по этому вопросу. Задача поставлена. Какой путь ее решения будет выбран? Будет ли она решаться комплексно с учетом всех особенностей объектов культурного наследия и аспектов связанной с ними хозяйственной деятельности или, как это часто бывает в нашей стране, будет решена лишь одна локальная задача в целях конкретной группы лиц и в ущерб интересам государства и общества?

Исходя из многолетнего опыта Главного управления охраны памятников Москвы, с учетом данных анализа, проведенного недавно специалистами управления, могу с уверенностью утверждать, что система оценки объектов культурного наследия должна быть единой и содержать следующие взаимосвязанные группы оценки в порядке последовательного их проведения:

  • историко-культурная оценка, включающая определение предметов охраны, границ территории, режимов содержания и использования памятников истории и культурную оценку его территории, а также комплексную оценку его историко-культурного потенциала;
  • оценка состояния памятника, в том числе состояния его предмета охраны и территории;
  • оценка страховой, реставрационной стоимости памятника, основанная на разработанной и утвержденной в установленном порядке проектно-сметной документации, обосновывающей проведение комплексных и ремонтно-реставрационных работ на конкретном памятнике;
  • оценка инвестиционной привлекательности памятника, определяющая максимальную достижимую для него эффективность использования с учетом действия установленных или предполагаемых в отношении него ограничений обременения;
  • оценка ущерба, который причинен памятнику, в том числе с учетом затрат на его государственную охрану, сохранение, использование, популяризацию, а также безвозвратной утраты его историко-культурного потенциала;
  • оценка рыночной стоимости памятника как объекта недвижимого имущества, в том числе определение и аренды памятника, аренды земельных участков в границах его территорий, а также приватизация памятника и связанных с ним земельных участников с учетом всех установленных ограничений.

Каждая группа оценки должна быть основана на отдельной профессиональной методике, и в обязательном порядке учитывать результаты предыдущих групп оценки.

Система оценки объектов культурного наследия должна быть единой на всей территории Российской Федерации, ее разработка должна проводиться с участием органов власти субъектов Федерации и с обязательным привлечением специалистов в соответствующих областях знаний. Унификация данной системы в рамках единого государственного стандарта оценки объектов культурного наследия, его утверждение на уровне Правительства РФ позволит придать ей необходимый правовой статус и обеспечить соблюдение указанных норм всеми субъектами хозяйственной деятельности.

Скорейшее решение данной проблемы станет залогом успешного решения проблем отнесения объектов культурного наследия к той или иной форме собственности, в которой наилучшим образом обеспечивается их сохранность, а также возможности последующей приватизации памятников.

Кузьмин А.В., главный архитектор Москвы

Как главному архитектору мне недавно журналисты задали один вопрос: "Александр Викторович, как вы относитесь к тому, что здание "Метрополя" по собственности было передано, (я не помню) от федералов к москвичам или от москвичей к федералам"? И никакого мне интереса к этому нет.

И я думаю, всем остальным тоже нет интереса, кому будут передавать, и как будут соответствовать вопросы собственности и охраны в тех объектах, которые хорошо сохранились.

Мы постоянно обсуждаем Москву, Санкт-Петербург, иногда звучит Московская область. Но мне кажется, самый сложный вопрос-то возникает не в этих регионах, а там, где, я думаю, и не найдутся люди, которые пойдут на приватизацию тех объектов, а именно там каждый день утрачивается, как сказал Александр Петрович, один памятник. Это не памятники в Москве, Санкт-Петербурге или в губернских городах, а это те деревянные памятники, которые разбросаны, например, по Заонежью, в других местах большой концентрации памятников.

Мне кажется, в первую очередь не тот вопрос, что перейдет, с какого уровня куда, а мне кажется кто, что имеет, кто, за что уже отвечает тот и должен отвечать и разобраться с теми памятниками, которые никого на сегодняшний день не интересуют.

Недавно собирались на парламентских слушаниях по Градостроительному кодексу, так там-то вообще ничего об этом нет, там-то вообще ничего. И я уже устаю произносить эту фразу, мне и Александру Петровичу она очень нравится - мы все постепенно становимся работниками имущества.

Сейчас вспоминают то федеральное агентство, которое было Минимуществом и Минкультуры. Вы знаете, почему оно не работало? А как оно могло работать? Когда собрался совет Министерства культуры и вновь назначенный чиновник на это агентство (я не помню фамилию того человека) вышел и сказал: "Уважаемые историки, уважаемые любители старины! Не волнуйтесь, не интересует меня это. Для меня памятники - это имущество". Ну и какую он мог получить поддержку от тех людей, которые искренне любят нашу историю?

Я, например, как архитектор теперь должен формулировать задание своим сотрудникам. Я должен теперь буду писать: не формирование ансамбля Красной площади, а схема размещения объектов недвижимости в районе Красной площади.

Интересно мне это? Мне это совершенно неинтересно. Но меня удивляет то, что из каждого закона исчезает изюминка, исчезает смысл, а все остальное превращается именно в соотношение земли, собственности и недвижимости, когда здание стоит на земле.

Плескачевский В.С., председатель Комитета по собственности Государственной Думы ФС РФ

Существующая система охраны памятников, как бы она ни была построена на культурологических или на имущественных основах, сегодня не удовлетворяет, видимо, совершенно очевидно.

Проблема всякого рода надзора за сохранностью памятников, наверное, тоже при всей своей кажущейся строгости, компенсируется вполне неисполнением. Поэтому мы поставили вопрос примерно так: есть необходимость, изучив то, как это делается сегодня в мире, в частности в Европе, попытаться построить или хотя бы сверить подходы к строительству новой принципиальной системы распоряжения памятниками, системы надзора за памятниками, системы управления памятниками и т.д. И как объектами культурного наследия, и, простите, как объектами имущества.

Потому что у меня иногда складывается впечатление, что искусствоведы не хотят понимать, что, в конце концов, все памятники культуры - это имущественные объекты. И некоторые имущественники, к которым отношу я и себя, все-таки понимают, что, скажем, картина, в конечном итоге, это, конечно, святотатство, но это объект прав, в конце концов, здание и сооружение - это объект недвижимости вместе с земельными участками и отношениями, возникающими отсюда. Поэтому во всякого рода обороте такого рода объектов возникают отношения, которые приходится описывать институтами гражданского права, возможно, даже со специальными какими-то оговорками. Поэтому давайте поищем какую-то серединку золотую, которая позволит нам повысить эффективность этого процесса.

Очевидно, что не хватает ни одного бюджета в мире для того, чтобы покрывать своей заботой все памятники. И привлечение внебюджетных средств - это такая же задача и в Лондоне, и в Париже, и во Франкфурте и во многих других городах Европы, а значит, наверное, и для нас тоже.

Какие формы привлечения есть? Ну, конечно же, есть всякого рода формы благотворительности, меценатства, когда без какой-либо выгоды для себя наиболее успешный предприниматель спонсирует содержание того или иного памятника, того или иного музея. Но есть другая форма использования внебюджетных средств - это предоставление в собственность с огромным количеством сервитутов, с огромным количеством ограничений, но ясных и понятных в отношениях между чиновником, который занимается надзором за конкретным памятником, и правообладателем.

В чем проблема сегодня, на наш взгляд? В том, что эти отношения до такой степени детально не описаны, что они сегодня не синхронизированы. И сегодня чиновник может в эту охранную грамоту поместить все практически, что ему угодно, не всегда руководствуясь здравым смыслом.

Поэтому мы считаем, что эти слушания - это всего лишь попытка сверить подходы между, может быть, двумя направлениями в решении такой непростой задачи.

Именно поэтому слушания совместные - комитета по культуреы и комитета по собственности.

Мы спрашиваем: сегодняшнего законодательства достаточно для того, чтобы определить, кто является собственником конкретного памятника? Достаточно.

Возможно, при этом мы не считаем, что у нас значение памятника и форма собственности - связанные вещи. Конечно же, нет. В этом мы поддерживаем позицию Москвы. Но на сегодняшний день собственность на памятники определена. Как-то, может быть, не очень здорово, не очень определенно, но тем не менее. В конце концов, для этого есть суд.

Давайте посмотрим с другой стороны, а что будет, если Постановление № 30-20 будет отменено? То есть, фактически, на мой взгляд, будет закреплено право любого, кто положил глаз на любой объект, по которому не определена собственность, зарегистрировать его на себя, используя все свое влияние. Наверное, это называется беспредел, наверное, это называется какая-то другая форма неопределенности, которая меньше всего связана с заботой о памятнике.

Конечно, вот эта возникающая ситуация с 01.01.05... У нас очень много претензий к правительству и в части Земельного кодекса, где тоже упоминалось, уже дважды переносили дату введения в действие отдельных статей Земельного кодекса. Поэтому, по всей видимости, требует специального анализа.

Как можно решить эту проблему, на наш взгляд? Сегодня упоминалась уже такая форма - доверительное управление. Есть две формы концессии доверительного управления. В одном случае предоставляется в пользование право, в другом случае - имущество. Поэтому мы можем в такой системе координат найти правильное решение и предложить вариант использования памятников и, в том числе сохраняя федеральную форму собственности, допустим, на этот замечательный манеж, передать его за копейку или за нулевую цену в доверительное управление Москве.

Никто не шумит о приватизации памятника Пушкина, например, или Ростральной колонны в Петербурге. В основном шум идет о приватизации тех памятников или о форме собственности на те памятники, из которых может быть извлечена выгода. И сегодня это главный критерий, который вызывает споры, скажем так, между разного рода субъектами.

Вот если мы сегодня будем руководствоваться не целесообразностью, т.е. не мотивами в условиях, допустим, суда и состязательности сторон, а логикой процесса, то, может быть, нам придут какие-то свежие идеи. Скажем, в конце концов, памятники уровня Лувра в мире сдаются в доверительное управление. Конечно, может быть, нам еще рано касаться этой темы, у нас огромное количество заброшенных не используемых зданий.

Почему, собственно, в Страсбурге в некоторых случаях муниципалитет даже приплачивает собственнику памятника, чтобы он, боже упаси, ничего не делал? Частному собственнику, господа.

Мы не говорим о том, что сегодня найдено какое-то оптимальное решение. Наверное, об этом еще говорить рано. Но ясно, что здесь должен быть и искусствоведческий, и культурологический полноценный подход, но и в равной степени имущественный подход при построении новой модели сохранности, новой модели использования памятников.

Те органы, которые надзирают за сохранностью памятников, на наш взгляд, должны быть облечены полноценными полномочиями прокуратуры, потому что какая, в конце концов, разница - муниципалитет, Федерация, субъект или частник владеет этим памятником?

Ведь мы же говорим о том, что охранные обязательства или, в нашем понимании, паспорт объекта, в котором перечислены ясные и понятные структуры, являются неотъемлемой частью объекта. Это означает, что и к Федерации, и к муниципалитету могут быть предъявлены меры надзора за соблюдением условий сохранности памятников, в конце концов, вне зависимости от формы собственности.

Брызгалов М.А., министр культуры Саратовской области

Мы очень заинтересованы в том, чтобы была принята позиция, я думаю, что это позиция всех, что средства должны идти от аренды памятников на сохранение памятников. Других средств у регионов недостаточно для того, чтобы памятник не разрушился.

Существующий порядок проведения мониторинга не позволяет прогнозировать его состояние для предотвращения повреждений или утраты предмета охраны объекта культурного наследия.

Система планирования мониторинга, к сожалению, отсутствует. И мы очень нуждаемся в проведении исследований и контроля под воздействием, и часто приоритеты выбираются под воздействием каких-то второстепенных факторов. Во многом, на наш взгляд, причиной данной ситуации является практическое отсутствие единой информационно-технической службы на федеральном уровне.

Работы, проводимые по объектам культурного наследия, не соответствуют требованиям закона № 73. Как правило, эти работы носят характер реконструкции, что не имеет ничего общего с сохранением объекта культурного наследия в контексте ст. 40 закона № 73. Заказчиками работ очень часто бывают организации, не располагающие профессиональными кадрами по технадзору, да и сами работы выполняют часто организации, которые не владеют технологией реставрации и не располагающие необходимыми специалистами.

Проведение инвентаризации объектов культурного наследия в регионах является первичной стадией мониторинга. Это большая работа. Ну, например, в Саратовской области нам необходимо на сегодняшний день инвентаризировать более 5 тыс. объектов. И здесь я хотел бы также сказать, чтобы к мнению регионов прислушивались и сделать такое предложение. По итогам инвентаризации, на наш взгляд, каждый регион должен сформировать предложение по перечню объектов культурного наследия, которые целесообразно сохранить в федеральной собственности и собственности субъекта и муниципальной. Одновременно формируются предложения по уточнению отнесения объекта к той или иной категории.

Разработка и принятие нормативного акта, направленного на повышение уровня ответственности, в том числе, и за имущественное нарушение законодательства в сфере охраны культурного наследия, вполне возможно, необходимо внести изменения в Кодекс об административных правонарушениях, а также в Уголовный кодекс РФ.

При приватизации объектов культурного наследия, возможно, предпочтение следует отдавать арендатору, который при использовании объекта направлял бы свои средства на сохранение данного объекта. Порядок должен содержать требования о сохранении будущим собственником характера деятельности находящейся в данном объекте структуры. В первую очередь, конечно, это относится к структурам, деятельность которых связана с безопасностью страны, а также учреждениям социальной сферы.

Необходимо разработать механизм прекращения права собственности на объект культурного наследия в случае использования данного объекта с нарушением законодательства в сфере охраны памятников. На наш взгляд, было бы правильно определить орган в Российской Федерации по охране культурного наследия с наделенными полностью полномочиями, потому что в этом для нас также есть большая сложность.

***

Рекомендации парламентских слушаний на тему "Законодательное обеспечение разграничения и приватизации памятников истории и культуры как путь сохранения культурного наследия России" (с сокращениями), 06.12.04

Объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации (далее - объекты культурного наследия) представляют собой «объекты недвижимого имущества со связанными с ними произведениями живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, объектами науки и техники и иными предметами материальной культуры, возникшие в результате исторических событий, представляющие собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры». <…>

 В соответствии с нормами международного права и российским законодательством каждый объект культурного наследия:

  • представляет собой уникальную ценность для всего многонационального народа Российской Федерации и является неотъемлемой частью всемирного культурного наследия;
  • обладает особенностями, послужившими основанием для отнесения его к объектам культурного наследия и подлежащими обязательному сохранению (далее - предмет охраны);
  • является особым видом недвижимого имущества, в отношении которого устанавливаются особенности реализации прав владения, пользования и распоряжения;
  • представляет собой объект градостроительной деятельности особого регулирования.

При этом статус объекта культурного наследия является основанием для введения мер по обеспечению сохранности объекта культурного наследия при проектировании и проведении землеустроительных, земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных и иных работ.

По данным Министерства культуры РФ, под охрану государства подпадают около 90 тыс. объектов культурного наследия и более 140 тыс. выявленных объектов культурного наследия. До настоящего времени не уточнен их пообъектный состав и не проведена инвентаризация наличия указанных объектов и их физической сохранности. По имеющимся данным, в хорошем и удовлетворительном состоянии находятся, соответственно, 30 и 20% объектов культурного наследия, остальные 50% находятся в неудовлетворительном и аварийном состоянии.

Объектами культурного наследия федерального значения являются 36% объектов культурного наследия. Основная часть объектов культурного наследия федерального значения используется для культурно-просветительских и музейных целей.

Порядок приватизации объектов культурного наследия установлен Федеральным законом "О приватизации государственного и муниципального имущества" и в обязательном порядке предусматривает обязательства по содержанию, сохранению и использованию объекта (охранные обязательства), которые принимает на себя собственник такого объекта при его приватизации. Порядок подготовки и выполнения охранных обязательств при приватизации объектов культурного наследия определен Постановлением Правительства РФ от 16.12.02 № 894.

Однако, в соответствии с п. 2 ст. 63 «Срок и пределы действия нормативных актов об охране и использовании памятников истории и культуры Российской Федерации» Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» приостановлена приватизация объектов культурного наследия федерального значения впредь до принятия федерального закона, разграничивающего объекты культурного наследия, находящиеся в государственной собственности, на федеральную собственность, собственность субъектов РФ и муниципальную собственность. Также приостановлена регистрация права федеральной собственности и права собственности субъектов РФ на объекты культурного наследия, находящиеся в государственной собственности.

Указанная правовая норма остановила процесс привлечения частных инвестиций в восстановление и реконструкцию объектов культурного наследия посредством их приватизации, а также путем передачи их в аренду, т.к. распоряжение, в том числе отчуждение, указанными объектами требует первоначальной регистрации прав собственности государства на эти объекты. Отсутствие указанного законодательного акта о разграничении объектов культурного наследия, находящихся в государственной собственности, отрицательно сказывается, в первую очередь, на положении самих объектов культурного наследия, которые в отсутствие финансирования их содержания и реставрации находятся в большинстве своем в плачевном состоянии. По существу, неопределенность собственника каждого конкретного объекта культурного наследия, несущего бремя его содержания и ответственность за его сохранение, приведет в скором времени к утрате многих объектов, являющихся историческим и культурным достоянием народов Российской Федерации.

В этой связи участники Парламентских слушаний в целях комплексного решения проблемы сохранения объектов культурного наследия, привлечения инвестиций для содержания их в надлежащем состоянии, восстановления и реконструкции считают необходимым принять следующие нормативно-организационные меры:

Государственной Думе:

  • разработать и принять федеральный закон о разграничении объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, находящихся в государственной собственности, который должен установить правовые основы разграничения объектов культурного наследия, находящихся в государственной собственности, на объекты культурного наследия, находящиеся в федеральной собственности, объекты культурного наследия, находящиеся в собственности субъектов Российской Федерации, и объекты культурного наследия, находящиеся в муниципальной собственности. <…>
  • разработать и принять федеральный закон о внесении изменений в Федеральный закон "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" (в части обеспечения доступа граждан к объектам культурного наследия и уточнения круга объектов, не подлежащих приватизации);
  • внести необходимые изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Федеральный закон "О приватизации государственного и муниципального имущества";<…>
  • законодательно установить исчерпывающий перечень требований и ограничений по функциональному использованию объектов культурного наследия;
  • уточнить в Федеральном законе "О приватизации государственного и муниципального имущества" порядок перехода права собственности к покупателю приватизированного объекта культурного наследия, обеспечивающей выполнение покупателем охранного обязательства в полном объеме;
  • законодательно установить возможность безвозмездного изъятия в судебном порядке (прекращения права собственности (пользования)) приватизированного объекта культурного наследия, либо на земельный участок или участок водного объекта, в пределах которых располагается объект археологического наследия, в случае, если собственник (пользователь) указанного объекта культурного наследия не соблюдает установленных в отношении данного объекта требований по сохранению облика и интерьера объекта культурного наследия, требований к обеспечению доступа к объекту, охранных обязательств или совершает действия, угрожающие сохранности данного объекта и влекущие утрату им своего значения. <…>

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100