написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 2 (19) Июль 2004г

Права акционеров в Федеральном Законе "Об акционерных обществах": ретроспектива и перспективы изменений

Пепеляева Л.В., депутат Государственной Думы РФ, член Комитета по собственности

Общая характеристика Федерального закона "Об акционерных обществах"

Роль государства в регулировании корпоративных отношений вряд ли можно преувеличить. Государство задает общие правила игры в сфере корпоративных отношений, оно должно принимать своевременные и действенные меры для обеспечения и охраны прав субъектов корпоративных отношений, среди которых, конечно, на первое место необходимо поставить права акционера.

Говорить о реальном наличии у акционера того или иного права возможно лишь при выполнении двух условий: закрепления указанных прав в нормативных правовых актах и обеспечения их реализации принудительной силой государства.

Принятие ФЗ "Об акционерных обществах" от 26.12.95 № 208-ФЗ (далее - Закон об АО) было встречено с понятным оптимизмом со стороны предпринимательского сообщества. Имевшиеся к моменту принятия Закона об АО нормативные правовые акты, регулирующие отношения в данной сфере, не могли, к сожалению, разрешить многочисленные вопросы, возникающие у субъектов этого весьма существенного сегмента рынка.

Однако по мере возрастания уровня правоприменительных технологий становилось очевидно, что Закон об АО оставил без внимания целый ряд проблем, предложенное им регулирование не способствовало эффективному осуществлению своих прав акционерами.

В этой связи большое значение получили как уже имевшиеся к моменту принятия Закона об АО, так и появлявшиеся позже подзаконные акты, характеризующиеся большей (в сравнении с законом) оперативностью реагирования на потребности рынка. Среди них следует выделить указы Президента РФ, посвященные вопросам обеспечения защиты прав акционеров, создавшие соответствующую правоприменительную практику и в определенной степени послужившие основой при разработке соответствующих норм федеральных законов (указы Президента РФ от 27.10.93 № 1769 "О мерах по обеспечению прав акционеров", от 31.07.95 № 784 "О дополнительных мерах по обеспечению прав акционеров", от 18.11.95 № 1157 "О некоторых мерах по защите прав вкладчиков и акционеров", от 21.03.96 № 408 "Об утверждении комплексной программы мер по обеспечению прав вкладчиков и акционеров", от 18.08.96 № 1210 "О мерах по защите прав акционеров и обеспечению интересов государства как собственника и акционера", от 11.09.97 № 1009 "О региональных и местных фондах по защите прав вкладчиков и акционеров").

Значительную роль сыграла нормотворческая деятельность Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, осуществляемая в соответствии со ст. 42 ФЗ "О рынке ценных бумаг". Хотя в среде специалистов зачастую принято критически относиться к актам ФКЦБ РФ, особенно устанавливающим дополнительные требования, тем не менее нельзя не признать, что наличие у ФКЦБ РФ богатого инструментария воздействия позволило благотворно повлиять на формирующиеся рынок ценных бумаг и корпоративные отношения.

Среди наиболее существенных примеров участия данного уполномоченного органа в регулировании отношений в акционерных обществах можно привести такие акты последнего времени:

  • Постановление ФКЦБ РФ от 18.06.03 № 03-30/пс "О Стандартах эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг";
  • Постановление ФКЦБ РФ от 02.07.03 № 03-32/пс "О раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг";
  • Приказ Минфина РФ и ФКЦБ РФ от 29.01.03 № 10н, 03-6/пз "Об утверждении Порядка оценки стоимости чистых активов акционерных обществ";
  • Постановление ФКЦБ РФ от 31.05.02 № 17/пс "Об утверждении Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров".

Говоря об участии государства в регулировании корпоративных отношений, нельзя не упомянуть и о богатой судебной правоприменительной практике. Учитывая довольно скромное внимание законодателя к оперативному урегулированию возникающих проблем (об этом речь пойдет далее), вклад судебной власти можно с уверенностью назвать неоценимым. Отдельно должны быть упомянуты Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.11.03 № 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах", Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.03.01 № 62 "Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность", Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 02.04.97 № 4/8 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах". Хотя последнее из упомянутых постановлений уже отменено, в свое время именно оно урегулировало множество возникших за годичный период действия Закона об АО вопросов.

Несколько раз к Закону об АО было привлечено внимание Конституционного Суда РФ, который, впрочем, во всех случаях подтвердил соответствие норм Закона об АО положениям Конституции РФ.

Изменения Закона об АО

Вступление в силу в 1996 г. Закона об АО было предопределено принятым годом ранее Гражданским кодексом РФ (ст. 96).

В период с 1996 г. по настоящее время федеральный законодатель 7 раз редактировал нормы Закона об АО. Однако принятие большей части этих законов было вызвано необходимостью внесения изменений в Закон об АО в связи с принятием законодательных актов по отдельным вопросам других сфер отношений (ФЗ от 08.08.01 № 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц", ФЗ от 27.02.03 № 29-ФЗ "Об особенностях управления и распоряжения имуществом железнодорожного транспорта" и пр.). Эти изменения носили технический характер и не касались напрямую регулирования прав акционеров.

Поворотной точкой стало принятие ФЗ от 07.08.01 № 120-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" (далее - Закон № 120-ФЗ). Несмотря на то, что технически данный закон постатейно вносил изменения в Закон об АО, в среде специалистов принято считать, что фактически была принята новая редакция Закона об АО.

Как было указано в пояснительной записке к проекту этого закона, "внесение изменений и дополнений в Закон об АО вызвано необходимостью приведения положений указанного закона в соответствие с иными федеральными законами, принятыми позднее, а также практикой применения указанного закона. Ряд предлагаемых поправок направлен на устранение двойственного толкования некоторых положений Закона об АО, которое приводит к его неверному применению и создает основу для судебных споров… Значительная часть поправок связана с вступлением после Закона об АО в действие ряда других федеральных законов. В первую очередь это касается закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", предложившего в ряде случаев более удачную редакцию положений, аналогичных положениям Закона об АО. В этих случаях для того, чтобы исключить возможность различного применения таких положений, необходимо устранить различия в их редакции… Наконец, ряд поправок вносит в Закон об АО изменения, необходимость которых возникла в процессе его применения. В первую очередь к таким поправкам относятся поправки, направленные на защиту интересов акционеров акционерных обществ. Без создания надежной основы для защиты интересов акционеров нельзя рассчитывать на привлечение в акционерные общества инвестиций".

Следует отметить, что судьба этого закона была непростой. Так, внесенный Правительством РФ в Государственную Думу РФ еще в 1998 г., в 2000 г. он дважды отклонялся Советом Федерации, и лишь в результате работы специально созданной согласительной комиссии получил свою "путевку в жизнь".

После этого изменения в Закон об АО, прямо или косвенно затрагивающие права акционеров, вносились еще трижды: дважды они касались выплаты дивидендов, один раз были изменены нормы о порядке избрания Совета директоров общества.

Права акционера по Закону об АО в ретроспективе

Было бы бессмысленно с практической точки зрения приводить в рамках данной статьи постатейное сравнение различных редакций норм Закона об АО, выделяя каждое содержащееся в рассматриваемом нормативном акте право отдельно. Более целесообразным представляется осуществить распределение объема прав по отдельным группам согласно уже используемой специалистами классификации, и рассмотреть те из них, изменение нормативного регулирования которых является наиболее показательным.

В теории корпоративного права выделяют имущественные и связанные с ними неимущественные права акционера. Автор статьи придерживается именно такой точки зрения. Не отрицая самостоятельную важность такого права акционера, как право на управление посредством голосования на общем собрании, все же следует учитывать, что целью создания и существования акционерного общества как коммерческой организации является извлечение прибыли (получение дивиденда), а не управление существующей предпринимательской единицей как таковое.

К числу имущественных прав, как правило, относят:

  • право на дивиденды (п. 2 ст. 31, ст. 42 Закона об АО);
  • преимущественное право приобретения акционерами закрытых акционерных обществ акций, продаваемых другими акционерами общества (ст. 7 Закона об АО);
  • право на преимущественное приобретение акций, дополнительно выпускаемых обществом (ст. 40 Закона об АО);
  • право на получение доли имущества при ликвидации (п. 2 ст. 31 Закона об АО).

Учитывая природу корпоративных отношений, необходимость обеспечения акционером своих имущественных прав, у акционера имеется целый ряд неимущественных, так называемых "членских" прав:

  • право участвовать и голосовать на общем собрании акционеров (п. 2 ст. 31 Закона об АО) и вытекающие из него право требовать созыва общего собрания акционеров (ст. 55 Закона об АО) и право вносить предложения в повестку общего собрания и выдвигать кандидатуры в органы управления общества (ст. 53 Закона об АО);
  • право на получение информации (ст. ст. 46, 51, 52, 62, 91 Закона об АО и пр.);
  • право на обжалование в суд решений общего собрания акционеров.

Право на дивиденды

Как указывает О.В.Белоусов1, при рассмотрении права на дивиденд принято различать "членское" право и право "кредиторское". Членское право на дивиденд вытекает из обладания акциями и утрачивается одновременно с утратой членства в акционерном обществе, оно не позволяет акционеру требовать от общества выплаты конкретной суммы в качестве дивиденда. Кредиторское право дает возможность требовать выплаты дивиденда, но оно возникает с момента принятия решения компетентным органом управления общества о выплате дивидендов.

Первоначально Закон об АО отдал решение вопроса о сроке выплаты объявленных годовых дивидендов на усмотрение общества - вопрос должен был быть разрешен либо уставом общества, либо решением общего собрания. Однако практика показала, что не заинтересованные в выплате дивидендов группы акционеров или менеджеров либо не определяли сроки выплаты вовсе, либо устанавливали их явно неразумными (например, в течение 3(!) лет).

Законом № 120-ФЗ была предпринята попытка устранить это несоответствие, а именно, было установлено, что если срок выплаты годовых дивидендов не определен, такой срок не должен превышать 60 дней со дня принятия решения о выплате годовых дивидендов.

Однако одновременно Законом № 120-ФЗ была исключена возможность выплаты по решению Совета директоров промежуточных дивидендов, имевшаяся согласно первоначальной редакции закона об АО: дивиденды теперь должны были выплачиваться только один раз в год.

Очевидно, что такое положение не устроило правоприменителя. Как было указано в пояснительной записке к законопроекту, направленному на изменение этой ситуации (который воплотился в ФЗ от 31.10.02 № 134-ФЗ "О внесении изменений и дополнения в ФЗ "Об акционерных обществах"), "такое ограничение представляется необоснованным, и … необходимо расширить возможности акционерных обществ, а значит и их акционеров, в части оперативности и гибкости разрешения вопросов о расходовании получаемой прибыли, на что и направлен настоящий законопроект. При этом в ФЗ "Об акционерных обществах" содержится достаточно гарантий для предотвращения использования дополнительных прав по вопросам распределения получаемой прибыли во вред акционерному обществу, включая установленные законом ограничения на объявление и выплату дивидендов, выплаты дивидендов за счет специальных фондов акционерного общества".

В итоге возможность выплачивать дивиденды в течение года была восстановлена, однако право принимать решение о выплате дивидендов было закреплено только за общим собранием акционеров.

Принимая меры по защите прав акционеров на получение дивиденда, в Законе № 120-ФЗ законодателем одновременно была учтена необходимость соблюдения интересов других лиц - кредиторов общества. В связи с этим, учитывая, что дата выплаты дивидендов могла быть значительно отнесена во времени от даты принятия решения об их выплате, была введена новая норма, ограничивающая возможность выплаты объявленных дивидендов в случаях, если это приведет к неплатежеспособности акционерного общества.

Вышеуказанными мерами законодательная корректировка проблемы выплаты дивидендов не ограничилась. Оказалось, что недостаточно урегулирован вопрос об источнике выплаты дивидендов.

Изначально в качестве такового в п. 2 ст. 42 Закона об АО была определена чистая прибыль общества за текущий год.

Первым изменением стало устранение Законом № 120-ФЗ временного ограничения, стало допустимым выплачивать дивиденды за счет прибыли прошлых лет.

Между тем отсутствие в законодательстве четкого определения понятия "чистая прибыль" приводило к постоянным конфликтам между акционерами и менеджментом, который, например, считал чистой прибылью суммы валовой прибыли, уменьшенные как на суммы налогов, так и на суммы отчислений в специально созданные фонды. Все это вызывало негативное отношение потенциальных инвесторов.

В связи с этим ФЗ от 06.04.04 № 17-ФЗ "О внесении изменения в статью 42 Федерального закона "Об акционерных обществах" было дано определение чистой прибыли, согласно которому таковой является прибыль общества после налогообложения.

Неоднократная корректировка положений Закона об АО, касающихся выплаты дивидендов, лишь утверждает во мнении о существенности и значимости этого элемента корпоративных отношений для их участников. Законодатель пытался и, с высокой вероятностью можно утверждать, продолжит пытаться найти требуемый баланс интересов различных групп заинтересованных в разрешении данной проблемы лиц.

Преимущественное право акционеров закрытых акционерных обществ приобретения акций, продаваемых другими акционерами

В качестве некоторого отступления автор считает необходимым отметить следующее. Действующее российское законодательство предусматривает существование такой организационно-правовой формы юридического лица, как закрытое акционерное общество. Критический анализ обстоятельств его возникновения позволяет сделать вывод, что его появлением мы обязаны различному прочтению норм при создании текстов законов "О предприятиях и предпринимательской деятельности" и Гражданского кодекса РФ. Фактически нельзя не отметить, что правовой статус закрытого акционерного общества и общества с ограниченной ответственностью во многом совпадают, а имеющиеся различия не носят принципиального характера и вызваны уже тем, что в ходе дальнейшего законодательного регулирования закрытые акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью нормотворцами воспринимались как две различные формы.

Тем не менее правоприменителем предложенные законодателем условности были восприняты в качестве правил игры, и закрытые акционерные общества получили широкое распространение в предпринимательской среде России.

Одним из главных отличий закрытого акционерного общества от открытого стало наличие у участников закрытого общества прав преимущественного приобретения акций при продаже акций другими акционерами. В п. 3 ст. 7 Закона об АО в редакции 1995 г. соответствующая норма была предусмотрена. Однако первоначально законодатель наделил участников общества определенной свободой, указав, что порядок и сроки осуществления преимущественного права приобретения акций, продаваемых акционерами, устанавливаются уставом общества. Отсутствие законодательного закрепления порядка весьма затрудняло осуществление преимущественного права - уровень локального нормотворчества в акционерных обществах оказался чрезвычайно низок, в результате возник некоторый вакуум в данном вопросе.

Среди прочих изменений Законом № 120-ФЗ законодатель постарался исправить эту ошибку и четко установил порядок осуществления преимущественного права (на случай, если уставом общества этот вопрос не урегулирован). При этом была оставлена свобода определения уставом общества преимущественного права самого общества, порядка отнесения расходов на извещение, сроков, в течение которых возможно воспользоваться своим преимущественным правом.

Право на преимущественное приобретение ценных бумаг, дополнительно размещаемых обществом

Согласно ст. 40 Закона об АО в редакции 1995 г. право преимущественного приобретения голосующих акций и ценных бумаг, конвертируемых в голосующие акции, могло быть реализовано акционером только в том случае, если такое право было предусмотрено уставом общества и если акции и ценные бумаги, конвертируемые в голосующие акции, оплачивались в денежной форме. Общее собрание открытого акционерного общества могло принять решение о неприменении преимущественного права приобретения голосующих акций и ценных бумаг, конвертируемых в голосующие акции, в случае их размещения посредством открытой подписки. Такое решение должно было быть принято большинством голосов владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров.

На практике эта норма стала основанием для широкого распространения такого злоупотребления, как "размывание" долей акционеров2. Дополнительные выпуски акций размещались среди ограниченного круга лиц (акционеров или директоров общества), их доля в уставном капитале увеличивалась, одновременно уменьшалась доля акционеров, не имевших возможности своими силами принять решение о применении преимущественного права. В действительности уставы лишь немногих обществ предусматривали преимущественное право, а если и предусматривали, то крупный акционер всегда имел возможность принять решение об отказе от него.

Во изменение сложившегося положения Закон № 120-ФЗ закрепил преимущественное право акционеров на приобретение акций при их размещении, устранил возможность его отмены по решению общего собрания акционеров. Одновременно было предусмотрено, что если акции должны оплачиваться неденежными средствами, то акционеры, осуществляющие преимущественное право, могут по своему усмотрению оплатить их деньгами.

Право участвовать и голосовать на общем собрании акционеров

Что касается права владельца обыкновенных акций участвовать в общем собрании и голосовать на нем по вопросам повестки дня, то за период действия Закона об АО оно концептуально не претерпело значительных изменений.

По общему правилу, только обыкновенная акция предоставляет акционеру право голоса по всем вопросам компетенции общего собрания. Закон об АО устанавливает следующие принципиальные положения: не существует обыкновенных акций без права голоса; каждая обыкновенная акция предоставляет равное право голоса, или одна обыкновенная акция - один голос за исключением случаев проведения кумулятивного голосования. В основе этих положений лежит следующий принцип: каждый акционер должен влиять на содержание решения общего собрания только в пределах своего участия в уставном капитале. В целях реализации этих принципиальных положений Закон об АО требует, чтобы номинальная стоимость всех обыкновенных акций общества была одинаковой. Право акционеров не ставится в зависимость от их заслуг перед обществом и не связано с тем, какие интересы преследует акционер, участвуя в обществе. Право голоса можно определить как неимущественное право акционера, которое осуществляется посредством голосования в общем собрании акционеров, имеет целью принятие решения и влияет в рамках числа голосов на его содержание. Против воли акционера его право голоса не может быть реализовано1.

Закон № 120-ФЗ внес определенные уточнения, связанные с порядком проведения голосования с использованием бюллетеней, порядком проведения повторного и заочного собраний. Существенно были уточнены требования к порядку подготовки собрания, что было направлено на увеличение обеспеченности прав акционеров. Так, например, отсутствие в Законе об АО срока, в течение которого должно было быть проведено внеочередное собрание акционеров, позволяло совету директоров, не отказывая в проведении общего собрания, не созывать его в течение длительного периода времени. Закон № 120-ФЗ предусмотрел, что в тех случаях, когда совет директоров уклоняется от созыва общего собрания, акционеры и иные требующие его созыва органы обладают всеми необходимыми для этого полномочиями.

Можно считать существенными изменения, которые коснулись права голоса владельцев привилегированных акций. Привилегированная акция, по общему правилу, не предоставляет акционеру права голоса. Ранее Закон об АО предусматривал возможность установления уставом общества права голоса владельца привилегированной акции. Однако Закон № 120-ФЗ ситуацию в этом аспекте изменил, установив, что правом голоса привилегированные акции наделяют только в случаях, предусмотренных законом.

Законно установленные случаи возникновения у владельца привилегированной акции права голоса остались неизменными с 1995 г.: решение общим собранием вопросов о реорганизации или ликвидации, о внесении изменений и дополнений в устав, ограничивающих права акционеров - владельцев привилегированных акций, непринятие общим собранием решения о выплате дивидендов или принятие решения о неполной выплате.

Однако, учитывая ограничение по количеству привилегированных акций, даже имея право голоса, владельцы привилегированных акций не имели возможности помешать, например, принятию общим собранием невыгодного для них решения о внесении изменений в устав.

Чтобы защитить их интересы, Закон № 120-ФЗ предусмотрел, что такое изменение возможно только с согласия квалифицированного большинства всех акционеров - владельцев этих акций.

Право на информацию

Получение информации о деятельности общества, о его должностных лицах служит гарантией защиты иных прав акционера, позволяет акционеру наиболее целесообразно осуществлять свои права. Без получения информации осуществление некоторых прав акционера будет весьма затруднительно или просто невозможно. Например, можно поставить под сомнение возможность участия акционера в общем собрании, если он не был уведомлен ни о месте, ни о дате его проведения.

Как указывает Д.В.Ломакин, в одном случае акционер выступает как пассивное лицо, поскольку осуществление права акционера на информацию обусловлено главным образом действиями самого акционерного общества, его органов. В другом - для осуществления права акционера на информацию недостаточно только действий акционерного общества и требуются соответствующие действия самого акционера, обращение в общество с запросом, содержащим требование о предоставлении информации3.

Примерами закрепления в Законе об АО широких полномочий акционеров по получению информации могут быть, в частности:

  • право на получение выписки из реестра акционеров (ст. 46 Закона об АО);
  • право на получение информации о включении лица в список лиц, имеющих право на участие в общем собрании и право на получение списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании (п. 4 ст. 51 Закона об АО);
  • право на получение информации о проведении общего собрания и на ознакомление с информацией, подлежащей предоставлению при подготовке к общему собранию (ст. 52 Закона об АО);
  • право на получение информации о решениях, принятых общим собранием акционеров (п. 4 ст. 62 Закона об АО);
  • право на получение доступа к документам, хранимым обществом (ст. 91 Закона об АО).

Логично, что за период с 1996 по 2001 г. была выявлена необходимость корректировки некоторых из этих прав, что и было осуществлено Законом № 120-ФЗ:

  • сокращено количественное требование к количеству акций, принадлежащих акционеру, необходимых для получения списка лиц, имеющих право участвовать в общем собрании, с 10% до 1%;
  • конкретизированы сроки и порядок извещения акционера о проведении общего собрания (первоначальная редакция отсылала к положениям устава общества);
  • жестко определены сроки подготовки и доведения до акционеров информации о принятых общим собранием решениях;
  • определен срок предоставления документов, хранимых обществом, по требованию акционера и установлена возможность доступа к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа для акционеров, владеющих не менее 25% голосующих акций (ранее такая возможность была исключена во избежание возможной утечки информации, составляющей коммерческую тайну; это, в свою очередь, противоречило положениям ст. 67 Гражданского кодекса РФ).

Перспективы изменения Закона об АО

В части объема прав акционеров. Нельзя не согласиться с тем, что разработчиками Закона № 120-ФЗ была проделана серьезная скрупулезная работа по корректировке Закона об АО, которая была продолжена в федеральных законах от 31.10.02 № 134-ФЗ, от 24.02.04 № 5-ФЗ, от 06.04.04 № 17-ФЗ.

Тем не менее возможности совершенствования этого законодательного акта существуют, пока продолжают выявляться правоприменительные проблемы. Так, по состоянию на 09.07.04 на рассмотрении Государственной Думы РФ находятся 4 законопроекта о внесении изменений в Закон об АО.

Приведенный материал показывает, что законодателем были приложены значительные усилия, направленные на обеспечение прав мелких акционеров, что в определенный период было вызвано объективной необходимостью: миноритарные акционеры попросту игнорировались владельцами крупных пакетов акций.

Однако, как было указано в постановлении Конституционного Суда РФ от 24.02.04 № 3-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 74 и 77 Закона об АО, регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании "Кадет Истеблишмент" и запросом Октябрьского районного суда города Пензы", поскольку в процессе предпринимательской деятельности акционерного общества могут сталкиваться интересы кредиторов и акционеров, акционеров и менеджмента, акционеров - владельцев крупных пакетов акций и миноритарных акционеров, одной из основных задач законодательства об акционерных обществах является обеспечение баланса их законных интересов с учетом того, что Конституция РФ закрепляет принцип, согласно которому осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17), и гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (ч. 1 ст. 46). Наряду с обеспечением прав владельцев мелких пакетов акций законодательство должно предусматривать защиту права акционерного общества как целостной корпорации, поскольку защита интересов общества также легитимна и значима, в том числе для обеспечения законных прав и интересов других субъектов акционерных отношений.

По мнению автора, в настоящее время наблюдается уклон в сторону защиты исключительно прав и интересов мелких акционеров.

Только учет интересов всех субъектов акционерных отношений, в том числе самого общества, в части обеспечения стабильности управления, имущественной базы, инвестиционной привлекательности может гарантировать поступательное развитие акционерного общества и удовлетворение прав и законных интересов его участников и связанных с ним лиц.

В связи с этим уже сейчас могут быть рассмотрены некоторые возможные направления изменения акционерного законодательства.

В части права акционера на дивиденд. Миноритарных акционеров в традиционных зарубежных системах меньше всего интересует их право на управление и в большей степени - право на дивиденды и возможность свободно распорядиться своими ценными бумагами на организованном рынке. Фактически выстраивается такой баланс интересов, когда крупные акционеры, управляя предприятием, фактически откупаются от миноритарных акционеров дивидендами.

Усилия законодателя, предпринятые до настоящего времени и направленные на увеличение защиты прав миноритарного акционера, в конечном итоге все же не позволили рядовому акционеру добиться гарантий получения дивиденда - того, что составляет основной смысл осуществления инвестирования на фондовых рынках. Законодатель не решился ограничить право большинства акционеров самостоятельно решать вопрос о направлении прибыли. И это при том, что созданные механизмы защиты акционеров были взяты на вооружение заинтересованными группами лиц и использованы в полной мере в корпоративных войнах. Известны случаи, когда к акционерному обществу предъявлялся иск владельцем 1-2 акций, при этом принимались обеспечительные меры, приводившие к парализации деятельности крупнейшего предприятия отрасли.

По этой причине специалистами обсуждается возможность установления в Законе об АО императивного требования о направлении, например, не менее 10% чистой прибыли на выплату дивидендов.

Может показаться, что такие требования существенно и необоснованно ограничивают права мажоритарных акционеров. Однако, если рассматривать в качестве основного критерия соблюдение баланса интересов, то во избежание хронического неполучения дивидендов 5% акционеров только потому, что акционер-владелец 95% акций решил реинвестировать всю прибыль, такие меры представляются адекватными и справедливыми.

Конечно, при рассмотрении этой возможности должен быть учтен и зарубежный опыт. В США, например, судебная практика исходит из права акционеров требовать в судебном порядке выплаты дивидендов в случае, когда деятельность корпорации приносит прибыль. Однако истцам по таким делам приходится доказывать нередко практически недоказуемые факты: наличие у корпорации фондов, необходимых для выплаты дивидендов, неэффективность использования этих фондов в иных целях, в том числе и для расширения производства, факты допущенных директорами и держателями контрольного пакета акций злоупотреблений в связи с решением вопроса об объявлении дивидендов. Если суд придет к выводу, что директора злоупотребляли своими полномочиями, он может обязать корпорацию выплатить акционерам дивиденд в установленном размере. Однако суды неохотно вмешиваются в сферу управления внутренними делами корпораций4.

Поэтому, конечно, проблему дивидендов следует решать не только императивными методами, должны использоваться экономические стимулы, такие, например, как уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль организаций на часть сумму, направленной на выплату дивидендов.

Уже упомянутый опыт США также свидетельствует о возможности использования экономических рычагов. Так, в законодательстве США установлены санкции по отношению к тем корпорациям, которые проводят политику неумеренного аккумулирования прибыли. Обычно считается, что такое аккумулирование имеет место, когда удержания из прибыли значительно превышают инвестиционные потребности корпорации в настоящем и будущем. Если налоговая служба сумеет доказать факт неоправданно высоких накоплений, она может обложить отчисления корпорации в фонд накопления по штрафным налоговым ставкам. Такая мера частично стимулирует корпорации на выплату дивидендов при наличии у них прибыли.

В части права акционера на информацию. Как уже было отмечено, право на информацию обеспечивает основные права акционера - право на управление и право на дивиденд.

Представляется, что в современном мире новых информационных технологий и глобализации акционерному законодательству не следует отставать от всего общества в целом.

В этой связи представляется, что более широко и жестко должны быть определены требования к публичным корпорациям, заинтересованным в привлечении инвестиций со стороны, в части информирования акционеров и потенциальных инвесторов о себе. В настоящее время рассматривается перспектива внедрения международных стандартов финансовой отчетности, установления необходимого и достаточного объема информации об акционерном обществе, которое будет находиться в свободном доступе, например, в сети Интернет. Такой информации должно быть достаточно для принятия инвестором необходимых решений.

С другой стороны, при обеспечении информационной прозрачности право на истребование у общества документов и иной информации по отдельному запросу акционера может быть ограничено определенными случаями.

Если вновь обратиться к зарубежному опыту, то в акционерном законодательстве большинства государств установлены основания для отказа акционерам в предоставлении информации. К примеру, Акционерный закон ФРГ позволяет правлению общества отказать акционеру в предоставлении сведений в случае, если предоставление этих сведений способно нанести обществу значительный ущерб, если эти сведения касаются налоговой оценки или размеров отдельных налогов, а также в иных случаях. Такая точка зрения представляется приемлемой. В акционерном обществе отсутствуют доверительные отношения между акционерами, поэтому требуется установление специальных норм, предупреждающих возникновение у общества убытков вследствие утечки конфиденциальной информации1.

В заключение следует отметить, что при разработке норм в сфере акционерного законодательства не следует ограничиваться решением одной значимой проблемы, как это было, например, с миноритарными акционерами. Поскольку сфера деятельности, интересы крупных и мелких акционеров, менеджмента, персонала, государства могут пересекаться, задачей законодателя будет постоянный поиск определенного равновесия, баланса. Нахождение оптимального сочетания прав и обязанностей различных субъектов определит успех деятельности акционерного общества, а значит, деятельности законодателя, как части государственной политики.

Пепеляева Лиана Витальевна. Работала в юридической консультации Новосибирска, в 2003 г. стала председателем Коллегии адвокатов "Сибирская юридическая контора" Новосибирской обл. В 1996-2003 гг. - депутат Новосибирского городского Совета депутатов. С декабря 2003 г. - депутат Государственной Думы РФ, входит в состав Комитета по собственности и Комиссии по мандатным вопросам и вопросам депутатской этики. Автор около 30 печатных трудов по юриспруденции и экономике.

Примечания.

1. Белоусов О.В. Акция и права акционера // Законодательство. 1999. № 6.

2. Носов С.И. Вопросы совершенствования российского акционерного законодательства // Журнал российского права. 2001. № 1.

3. Ломакин Д.В. Право акционера на информацию // Хозяйство и право. 1997. № 11.

4. Метелева Ю. Право акционера на дивиденд // Там же. 1998. № 7.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100