написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 1-2 (14-15) Июнь 2003г

Земельный вопрос в России (окончание)

Строев Е.С., глава администрации Орловской области, Волков С.Н., ректор Государственного университета по землеустройству

Что нужно сделать, чтобы поднять сельское хозяйство?

Неизбежность мирового продовольственного кризиса, который следует ожидать по расчетам ученых уже к 2010 г., требует неуклонного развития сельского хозяйства.

Если до 1950 г. в мире преобладал в основном экстенсивный путь развития сельского хозяйства, когда прирост продукции сопровождался ростом обрабатываемых площадей, то позже он шел на основе включения в производство факторов интенсификации. Это объяснялось тем, что резервы продуктивных земель, освоение которых не требует больших вложений трудовых и денежно-материальных затрат, исчерпались. Тем не менее за последние 20 лет в мире площадь сельскохозяйственных угодий возросла на 0,45 млрд га или на 22 млн га ежегодно. Несмотря на рост урожайности культур, это в 2 раза меньше, чем требуется для обеспечения продуктами питания растущего населения.

В этих условиях Россия со своим земельным потенциалом располагает реальными возможностями перенести на себя центр тяжести "продовольственной корзины" мира. Это наш верный шанс.

Для этого в основу экономической политики государства надо положить земельно-хозяйственное обустройство России.

При этом государственные приоритеты необходимо переключить на организацию рационального использования, охрану земель и развитие агропромышленного производства.

Для этого необходимо осуществить следующие действия.

1. Сделать продовольственную безопасность страны основой экономической политики государства, как это делали в свое время теперь уже развитые страны, находящиеся в сходных природных условиях и не имеющие проблем в этой области (Швеция, Финляндия, Канада и др.).

Для этого необходимо преодолеть укоренившееся за все годы советской власти и продолжающее иметь место сейчас мнение о сельском хозяйстве как о "черной дыре", съедающей все инвестиции, и перестать "паразитировать" другим отраслям за его счет.

Только свое развитое сельское хозяйство, использующее современные технологии производства, системы машин, последние достижения научно-технического прогресса, сможет вытянуть все отрасли России и не поставить наше государство в зависимость от куска хлеба, протянутого "из-за кордона". А для этого нужна целенаправленная политика поддержки сельского хозяйства, немедленная ликвидация диспаритета цен, система государственных мероприятий по регулированию агропромышленного комплекса.

Всему обществу следует постепенно отказываться от принципа "диктатуры пролетариата" и переходить на равноправное, социально справедливое развитие всех отраслей экономики.

Сейчас нельзя поддержать сельское хозяйство ростом только сдаточных, закупочных, договорных и других цен реализации. Это сразу же взвинтит цены на продовольствие и вызовет новый виток инфляции. Нужно компенсировать сельскохозяйственному производителю основную часть затрат, связанных, в первую очередь, с использованием земли (производством продукции полеводства, кормов, улучшением угодий и т.п.).

Зная о таких ежегодных компенсациях, большую часть прибыли предприятия будут направлять в расширение производства, применение новых технологий возделывания культур, покупку техники. Сначала понемногу. Затем все больше и больше. О том, как работает такой механизм, можно судить по всплеску эффективности сельскохозяйственного производства, происшедшему после августа 1998 г., когда рухнувший рубль фактически поддержал село на плаву.

Кроме того, необходимо сделать стабильными цены реализации, т.к. в ряде субъектов Федерации они в одно и то же время колеблются в интервале от 1 до 10. Вместе с этим должны быть установлены: минимальный гарантированный уровень закупочных цен, а также объемы государственных закупок отдельных видов продукции в случае ее перепроизводства во избежание спекулятивных сделок.

2. Необходимо смело отказаться от большого числа сельскохозяйственных налогов и ввести один нормальный стабильный в течение 5-летнего периода земельный налог, в основу которого положить рентный доход, учитывающий качество земель, местоположение участков, динамику интенсивности использования или создания почвенного плодородия и инженерного обустройства территории. То есть, следует уйти от налогов на труд и капитал и перейти, как это рекомендует Российская академия наук, к налогу на природные ресурсы. Землю надо взять на баланс предприятий, только тогда она включится в экономику.

3. Аграрную политику государства надо строить только на развитии крупного товарного производства, ориентируясь на крупные сельскохозяйственные предприятия различных форм собственности, доказавшие свою эффективность в российских условиях, а также на крупные формы землевладения и землепользования. Только в этих случаях возможно приостановить дальнейшее падение сельскохозяйственного производства и его полный крах и сохранить условия для восстановления эффективного хозяйства.

Следует иметь в виду, что становление земельно-хозяйственного комплекса страны будет осуществляться в условиях, характеризующихся нехваткой средств в бюджетах всех уровней, низкой платежеспособностью основной части населения, высокой учетной ставкой рефинансирования.

Поэтому резонно заметить, где взять деньги на проведение земельно-хозяйственных мероприятий? Необходимо максимально отказаться от импорта продовольствия и сельскохозяйственного сырья, а высвободившиеся средства направить на компенсацию сельским товаропроизводителям затрат, связанных с использованием земли. Следует также существенно ограничить экспорт минеральных удобрений и направить их на нужды села.

Для осуществления продовольственных программ нужно шире привлекать отечественный и иностранный капитал в виде осуществления крупных инвестиционных проектов, как это было сделано, например, в Орловской области ("Орловская нива"), в Белгородской области ("Слобода") и др.

Спасет ли дальнейшая приватизация земель Россию?

За 10 лет с 1991 по 2001 г. в стране ликвидировано исключительное право собственности (монополия) государства на землю. В настоящее время в России насчитывается 45 млн землевладельцев, распоряжающихся 8,5 млн га Теперь можно сказать, что почти каждая российская семья имеет в собственности земельный участок. И это действительно хорошо для личного подсобного хозяйства, индивидуального жилого дома и гаража, дачного, садоводческого и огородного товарищества или кооператива.

А хорошо ли это для народа? Всего в частную, общую совместную и общую долевую собственность граждан и юридических лиц к началу 2002 г. государством было передано 129 млн га или около 60% сельскохозяйственных угодий. По причине приватизации земель сельскохозяйственного назначения, приведшей к "реструктуризации" аграрного сектора, а фактически к разрушению землевладений и землепользований большей части крупных сельскохозяйственных предприятий и их развалу, наш народ потерял более 50% своего продовольствия и территориальный базис повышения эффективности специализированного, крупного и агропромышленно-интегрированного сельскохозяйственного производства.

А о создании такого базиса мечтают все высокоразвитые страны. За последние 25-30 лет во всем мире усиливается государственное (общественное) воздействие на земельный строй. Общественные интересы в условиях ограниченности земельных ресурсов постоянно вступают в противоречие с частнособственническим укладом. Государства вынуждены выкупать или изымать с компенсацией у частных собственников участки для решения общественных задач (строительства, охраны природы, разработки недр и т.п.), планировать и организовывать рациональное землепользование для настоящего и будущего обеспечения продовольственной безопасности, концентрировать земельную ренту для решения экономических и социальных задач, комплексного развития и обустройства территории в интересах всего общества и отдельных личностей, обеспечения социальной справедливости при перераспределении земель.

Даже в США, которые принято считать оплотом частного землевладения, доля хозяйств, работающих только на собственных землях в фермерском секторе, составляет менее 33%. С 1950 по 1995 г. число фермерских хозяйств в США сократилось в 2,7 раза. Постоянно увеличивающие производство продуктов питания и сельскохозяйственного сырья для промышленности Китай, Голландия, Израиль держат свои земли в государственной собственности. И тому немало других примеров.

Все уже поняли, и исторический опыт убедительно доказал, что нельзя насильственно разрушать или насаждать частную собственность. Свидетельство этому и 265 тыс. крестьянских хозяйств России, имеющие в среднем по 1-2 головы крупного рогатого скота и производящие 1-2% товарной продукции сельского хозяйства, занимая 6% сельскохозяйственных земель.

Ученые доказывают, что частная собственность на землю привлекает всех в первую очередь не как условие для ведения эффективного хозяйства, а из-за возможности получения нетрудовых доходов (земельной ренты), которая монополизируется собственником. Если государство будет изымать земельную ренту в пользу всего общества, оставляя собственнику только ту ее часть, которую он получил за счет интенсификации производства, то земля будет интересовать землевладельца как объект хозяйствования. Тогда частная собственность на землю вполне сравнима с долгосрочной арендой или пользованием и не оказывает решающего влияния на производство. Поэтому в обществе важно разумное сочетание всех форм землевладения и землепользования. А сельское хозяйство может вытянуть не частная собственность на землю, а эффективный экономический механизм поддержки сельского товаропроизводителя. Частная же собственность превращается лишь в фактор самоудовлетворения и самоуспокоения землевладельцев.

Сейчас в России в государственной и муниципальной собственности 92,4% земель, их надо только разделить и наладить управление. При этом не надо насильственно насаждать новую частную собственность и приватизировать земли, надо шире использовать права землепользования (аренды) и включить в работу интерес: если нужно - включать в оборот не земельные участки, а права на них. Тогда частный капитал и труд сами подберут приемлемую форму хозяйствования на земле и сохранят ее для последующих поколений. Эффективно работающие крестьянские хозяйства сохранятся, а слабые - распадутся. Сильные предприятия, основанные на частной собственности, подтвердят свой статус, а виртуальные - уступят свои земельные права.

Поэтому приватизацию сельскохозяйственных земель спокойно можно не форсировать, а интересы инвесторов удовлетворить за счет предоставления прав, в том числе и долгосрочной аренды.

Эффективна ли продажа земель сельскохозяйственного назначения?

Принципиального значения этот вопрос для повышения эффективности землепользования не имеет. Однако его нельзя правильно решить, если государство не готово к этому (не проведена оценка земель, нет системы контроля и инфраструктуры земельного оборота, отсутствует система поддержки сельских товаропроизводителей, имеет место нищета в сельском хозяйстве, когда люди за бесценок могут отдать последнее и т.п.).

Мировой опыт регулирования земельных отношений показывает, что земли сельскохозяйственного назначения можно продавать, но при обязательном выполнении следующих ограничений:

  • нельзя изменять целевое назначение землепользования, т.е. земли сельскохозяйственного назначения должны продаваться только для ведения сельскохозяйственного производства;
  • при продаже сельскохозяйственных земель следует законодательно оговаривать срок, в течение которого они должны быть запущены в эксплуатацию; при нарушении этого срока законодательство должно предусматривать механизм принудительного выкупа или изъятия этих земель для вовлечения в сельскохозяйственный оборот;
  • в целях регулирования размеров землевладений и землепользований, предотвращения образования крупных латифундий или мелких парцелл необходимо устанавливать ограничения на минимальные и предельные площади земель, находящихся в частной собственности;
  • продавать землю сельскохозяйственного назначения надо только на конкурсной основе, в первую очередь лицам, имеющим здоровье, сельскохозяйственное образование или опыт работы в сельском хозяйстве;
  • обязательным условием купли-продажи сельскохозяйственных земель должно являться наличие у покупателя бизнес-плана организации производства и территории на выкупаемый земельный участок;
  • неиспользуемые сельскохозяйственные земли (по причине невозможности их обработки рядом землевладельцев или переуступки прав наследникам) могут выкупаться государством на упрощенной основе;
  • должна регулироваться или запрещаться скупка земель банками, имеющими на это право от имени государства;
  • должно предусматриваться ограничение или полное запрещение продажи земель сельскохозяйственного назначения иностранным гражданам.

В любом случае начинать оборот земель сельскохозяйственного назначения следует только после проведения их государственной кадастровой оценки. Показатели оценки земли предотвращают умышленное занижение стоимости земельных участков при их продаже, служат для определения стартовых цен на конкурсах и аукционах; установления компенсационных выплат при отчуждении земли, ставок земельного налога, размера арендной платы; обоснования платежей при ипотечных операциях, наследовании, дарении и т. п.

Важно, чтобы оценка земли служила экономическим механизмом регулирования земельных отношений и отражала действительную стоимость земли. А сейчас она смехотворна. Например, по итогам 104 аукционов по продаже земли в Саратовской обл. средняя цена 1 га фактически проданных участков, предназначенных для сельскохозяйственного использования, составила всего 218 руб. Гектар земли в Германии стоит, например, в 1000 раз дороже саратовских черноземов.

Такая низкая, фактически рыночная цена земли никогда не даст развития ипотеке - залогу земель сельскохозяйственного назначения, в котором многие экономисты видят выход из аграрного кризиса, и не обеспечит привлечения инвестиций на развитие села.

Чтобы работала ипотека, она должна быть выгодна, как минимум, двум сторонам: залогодержателю (банку) и залогодателю (землевладельцу).

А что может купить фермер России, заложив свою землю, которой у него всего 42 га в среднем на хозяйство и получив от банка максимум 218х42 = 9 тыс. руб.?

В 1998 г. по крупным группам земель России средние ставки земельных платежей составляли: по землям городов и поселков - 2200 руб/га, землям вне черты населенных пунктов, включая садовые участки - 50 руб/га, землям сельскохозяйственного назначения - 5 руб/га. В 1999 г. ставки были проиндексированы с коэффициентом 2, а в 2000 г. - увеличены еще ненамного.

В Московской области в среднем владелец личного подсобного хозяйства заплатил за свой участок площадью 0,25 га примерно 120 руб/год, что соответствовало рыночной цене 2 кг клубники. Садовод - за 0,06 га - рыночную стоимость черной смородины, собранной с одного куста.

Многие считают, что для пенсионеров и других малообеспеченных слоев населения и этот земельный налог достаточно высок. Однако цена земли и ее стоимость должны быть реальными. Тогда только заработает экономика, тогда только будут высвечены действительные цены продаж земельных участков, которые иногда в 50 и более раз превышают декларируемые. А социальная справедливость должна заключаться не в снижении земельного налога, уплачиваемого за сельскохозяйственные угодья, и льготах по нему, а в увеличении реальных доходов сельского населения, росте зарплат и пенсий.

Нужно ли в стране развивать крестьянское хозяйство?

Известно, что сельскохозяйственное производство большинства западноевропейских государств, базирующееся на семейных (фермерских) хозяйствах, очень эффективное. Но оно и очень дорогое. С ростом цен на нефтепродукты, удобрения и ядохимикаты, технику, затраты на обработку гектара земли в условиях ограниченности территории будут постоянно расти. Не спасет здесь и нулевая или минимальная обработка почвы, т.к. в структуре себестоимости продукции полеводства, даже при минимальных затратах труда, этот труд должен оплачиваться все выше и выше, а стоимость энергоносителей, семян, воды при орошении будет увеличиваться.

В связи с этим государства берут на себя часть затрат фермеров, вынужденно поддерживая сельское хозяйство. А квоты на производство продукции стран общего рынка, приводящие к консервации отдельных площадей, вовсе не означают перепроизводства продукции. Они позволяют смягчить последствия роста себестоимости, по возможности справедливо разделить их на всех участников рынка и сбалансировать экспорт и импорт продукции, чтобы таким образом поддержать (сохранить) фермерский уклад. Сохранение фермерского уклада в западных странах - это политическая задача, которая приводит к вынужденной экономической поддержке фермеров. В странах Европейского Содружества, например, государственные субсидии в доходах фермеров составляют 49%, в Финляндии - 71%, в Норвегии - 77%, в Швеции - 59% и т.д. Размер дотаций фермерам в расчете на 1 га составил за последние годы в среднем: в США - 69 долл., Канаде - 83 долл., странах ЕС - 943 долл., Швейцарии - 4 214 долл., а в России - всего 6 долл.

Разрушение фермерства и переход к эффективным крупным сельхозпредприятиям грозило бы странам Западной Европы и Америки большими катаклизмами. Все хорошо помнят организованный приезд на улицы городов моторизированных бригад фермеров на тракторах, выгон скота или сброс помидоров и апельсинов, не принимаемых к реализации.

Тем не менее крупные фермерские хозяйства постепенно вытесняют мелкие, поглощая их. Активно идут процессы кооперации и агропромышленной интеграции, позволяющие поддержать сельских товаропроизводителей.

В этих условиях выход России или других постсоциалистических стран Восточной и Центральной Европы, имевших крупные сельскохозяйственные предприятия и не обремененных мелким частным хозяйством, на мировой рынок продовольствия с потенциально более дешевой продукцией означал бы для фермерского уклада западных стран полный крах.

Выход один - уравнять условия, т.е. направить сельское хозяйство России и восточно-европейских государств в одно русло - перехода к фермерскому хозяйству, становление которого задержится на многие годы и не составит конкуренции западному аграрному сектору.

Неслучайно ключевым вопросом всех земельных реформ, который рекомендовался практически всеми западными экономистами-консультантами, являлся вопрос возвращения стран бывшего социалистического лагеря, СНГ и Балтии к фермерскому укладу, который под видом приватизации земель, реституции пытались возвратить. И это частично удалось.

В Литве, например, бывшем мощнейшем сельскохозяйственном производителе европейской территории СССР, в 1992-98 гг. создано 160 тыс. крестьянских хозяйств, средний размер которых составил 8,7 га. Это меньше, чем в 1930 г., когда размер хозяйств равнялся 15 га. Только 22% фермеров Литвы в 1998 г. имели трактора, 22% - лошадей; 56% фермеров не имели практически никаких средств производства, кроме земли. В Албании, Болгарии, Румынии, Югославии, Польше бывшие территории крупных госхозов и кооперативов теперь "опутаны" паутиной мелких парцелл, от которых Германия, Франция, Швейцария, Испания, Италия с большим трудом избавились в первой трети XX в., начав с принятия законов о единонаследии земель еще в XIX в.

Все это привело к снижению производства продукции сельского хозяйства в этих странах на 40-50% и более.

По этой причине нельзя ориентировать сельское хозяйство России на развитие мелкого крестьянского хозяйства. Будущее сельскохозяйственное производство должно базироваться на крупных сельскохозяйственных предприятиях.

Что будет, если все земельные доли выделить в натуре?

Миной замедленного действия являются земельные доли, находящиеся в настоящее время в собственности сельских жителей. Хотя собственность эта является больше "виртуальной", чем реальной. Граждане имеют только "Свидетельства на право собственности на земельные доли". Эти земельные доли не обозначены в натуре ни межевыми знаками, ни бороздами; не имеют границ, координатной геодезической привязки; не отражены в данных земельного кадастра. То есть, эта собственность не является земельной, она существует только на бумаге, номинально, хотя каждый может потребовать выделения ее в натуре.

Между тем земельный оборот с использованием земельных долей идет. Так, по данным землеустроительной службы России, на 1.01.2000 г. насчитывалось 11,9 млн собственников земельных долей, на которых приходилось 117,6 млн га сельскохозяйственных угодий. То есть средний размер земельной доли в России составлял 9,9 га. Это даже больше чем размеры большинства вновь созданных частных крестьянских хозяйств в постсоциалистических странах Восточной Европы и Балтии (Албании, Румынии, Литве, Латвии, Эстонии, Югославии и др.)

К 2000 г. распорядилось земельными долями 7,67 млн человек, имеющих в собственности 75,7 млн га. Большая часть из них (70,8%) передали долю на условиях аренды, 25,5% передали долю или право пользования долями в уставной капитал сельскохозяйственных предприятий. Получили земельный участок в счет земельной доли, т.е. "огородились" для расширения личного подсобного и крестьянского (фермерского) хозяйства 290 тыс. человек на площади 3,6 млн га, что соответствует примерно сельскохозяйственной площади одной из прибалтийских республик.

Однако 4,2 млн человек так и не распорядились земельными долями, а из 41,9 млн га невостребованной площади, 8,3 млн га вообще остались бесхозными.

К 2000 г. почти половина земельных долей находилась в собственности пенсионеров, работников социальной и обслуживающей сферы села, горожан, унаследовавших право на эту собственность, т.е. лиц, не являющихся непосредственными производителями сельскохозяйственной продукции и отделенных от средств производства и земли.

По прогнозам ученых к 2005 г. число таких лиц в России достигнет 70%.

К данным потерям следует добавить ущерб, который будет возникать вследствие организационно-хозяйственных проблем в ходе разрушения структуры и материальной базы производства, сложившихся межхозяйственных и внутрихозяйственных связей, системы расселения, культурно-бытового обслуживания и т.п.

По нашим расчетам, такой передел землевладений и землепользований по уровню организации сельского хозяйства отнесет Россию во вторую половину XIX в. с парцеллярным землевладением, от которого многие страны Западной Европы не могут избавиться и сейчас, несмотря на осуществление в период всего XX в. мероприятий по комассации и консолидации земельных угодий. Такая "паутина" мелких землевладений России не нужна. Она оденет тяжелые путы на все аграрное производство страны.

Многие зарубежные ученые, "советники", усиленно рекомендуют России развивать крестьянское "фермерское" хозяйство, основанное на приватизации земельной собственности, выделении земельных долей в натуре, видя в этом перспективу выхода нашей страны из аграрного кризиса. В начале реформ они прогнозировали увеличение числа крестьянских хозяйств к 2010 г. (если пойти по этому пути) с 270 тыс. до 1,5 млн за счет дальнейшего разделения земель сельскохозяйственных предприятий, оборота земельных долей и т.п.

Данная ситуация смоделирована нами на примере одного массива совхоза "Громковский" Руднянского района Волгоградской области площадью 6678 га, включающего при коллективной организации производства 41 участок средней площадью 162,9 га с длиной полей 2300 м и шириной - 710 м. При разделении данного массива на 636 земельных долей и предоставлении их собственникам с выделением земель в натуре (на местности) размером 10,5 га, общая протяженность полевых дорог в хозяйстве возрастет на 685 км, неиспользуемая площадь под поворотными полосами и клиньями увеличится на 342,4 га, длина гона в продольном направлении уменьшится в 4,5 раза и составит всего 510 м, а в поперечном направлении сократится в 3,5 раза - до 206 м, что значительно уменьшит производительность сельскохозяйственной техники.

В результате только ухудшения землеустроительных условий на данном массиве хозяйство потеряет в пересчете на зерно 7 ц/га. С экономической точки зрения данные потери будут слагаться из следующих статей (табл. 1). (нажмите на ссылку, чтобы увидеть таблицу).

Как разрешить проблему земельных долей?

Собственники земельных долей уже привыкли быть землевладельцами, хотя большинство из них так и не видело своих земельных участков. Для многих из них (одиноких пенсионеров, инвалидов и др.) земельная доля - это последний источник существования. Сданная в аренду, она приносит некоторый доход в виде натуральной или стоимостной поддержки. Кроме того, работающая часть земельных дольщиков осознает, что потом всегда можно получить свою землю и не остаться у "разбитого корыта". Для некоторых людей присоединение земельной доли к приусадебному участку или крестьянскому хозяйству - это действительно возможность реализовать себя на сельскохозяйственной ниве.

Поэтому одномоментное изъятие земельных долей для государственных, общественных или коммерческих надобностей, как это было с ваучерами, может повлечь за собой социальный взрыв в среде и так уже истерзанного крестьянства. Тем не менее, чтобы избежать дробления земель, надо уйти от проблемы земельных долей.

Что же делать?

Во-первых, бесхозную площадь (8,3 млн га) надо сразу же вернуть в государственную или коллективную собственность, включив ее, например, в районный фонд перераспределения земель или неделимые фонды земель сельскохозяйственных предприятий.

Во-вторых, надо обязать людей, а это 4,2 млн человек, в течение года распорядиться земельными долями. Выделение земель для организации крестьянских хозяйств нужно предусматривать только из фонда перераспределения и разрешить только тем лицам, которые реально могут обрабатывать землю и создать эффективное хозяйство (имеют технику, автотранспорт, основные и оборотные фонды).

В-третьих, следует возвратить в государственную собственность землю садоводов, крестьянских хозяйств, других землевладельцев, которая не обрабатывается больше 2 лет, зарастает кустарником, мелколесьем и является источником засорения полей, появления вредителей и болезней.

В-четвертых, нужно осуществить на добровольной основе выкуп государством или предприятиями земельных долей у всех желающих, т.е. обеспечить их возврат крупному сельскохозяйственному производству.

В-пятых, следует по возможности избавиться от проблемы натурализации земельных долей, особенно арендованных у дольщиков. Для этого натуральную земельную долю надо сделать конвертируемой стоимостной, позволяющей пенсионерам и работникам социальной сферы получить за нее деньги или иметь пожизненное содержание (в виде арендной платы или других источников дохода), а их наследникам - получить стоимостной выкуп.

Таким образом, надо постараться создать такие условия, чтобы земельную долю работающего включить в неделимый фонд предприятия, сделав его сособственником, имеющим право на часть общего дохода, а земельную долю неработающего в сельскохозяйственном производстве - выкупить, также включив ее в неделимый фонд предприятия.

Нужно стремиться, чтобы оборот земельных долей осуществлялся только в пределах сельскохозяйственных предприятий (организаций).

При этом сохранятся условия развития экономически выгодного сельскохозяйственного производства в крупных по земельной площади сельскохозяйственных предприятиях.

* * *

Земельный вопрос - один из главнейших в России, но его никогда не решить в отрыве от всей системы общественного развития нашего государства, политической и социально-экономической ориентации страны, воли ее руководителей, народа и происходящих макро- и микроэкономических процессов.

Пока еще Россия не упустила свой шанс и может в XXI в. спокойно стать лидером мирового сообщества. Гарантом этого служит наша бесценная Российская Земля!

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100