написать письмо первая страница первая страница switch to english
Межрегиональное общественное движение 'За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей'
Первая страница
Движение "За правовую поддержку отечественных товаропроизводителей"
Направления работы
Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Журнал "Право и безопасность"
Об издании
Очередной номер
Подписка
Наши партнеры
Архив
Правовая поддержка предприятий
Информационный сайт по недвижимости "Диалит-Недвижимость"
Правовая поддержка НКО
Центр правовой поддержки некоммерческих организаций
Контакты
Адреса, телефоны, электронная почта
Правовая информация

Журнал "Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование"

Номер 4 (13) Декабрь 2002г

О темпах экономического роста в РФ

Дворкович А.В., заместитель Министра экономического развития и торговли РФ

Начну с такого тезиса: экономика действительно растет. И заявление о том, что экономика стагнирует или стабилизировалась, неверно по сравнению с фактическими данными, которые мы получаем из наших статистических органов. Все последнее полугодие после замедления и действительно некоторого спада в IV квартале прошлого года и первые 1-2 месяца этого года наблюдались достаточно высокие темпы роста от месяца к месяцу как ВВП, так и его основных компонентов, в частности, в промышленности.

И второе. Все инструменты, которые называют, есть в программе Правительства РФ, которая была принята недавно. И перед Правительством РФ, перед Президентом РФ не стоит задача разработки новой программы. И Президент РФ, и Правительство РФ работают в направлении реализации тех программ, тех программных документов, которые были уже приняты, опубликованы, на основе которых разработаны планы действий, о которых все хорошо знают.

Подробно опишу текущую ситуацию. По оценкам Минэкономразвития России, за 8 месяцев этого года ВВП вырос приблизительно на 4%. Это тот темп роста, который абсолютно укладывается в прогнозный интервал, представленный нами в конце прошлого года, и факторы роста, которые мы прогнозировали на этот год, также в большей части совпадают с фактическими. Прежде всего, это рост спроса со стороны населения, рост потребительского спроса. Доходы населения и розничный товарооборот, соответственно, выросли даже большими темпами, чем мы предполагали. Это произошло, в том числе, за счет опережающей индексации заработной платы работников бюджетной сферы, опережающего роста пенсий. И эти показатели уже в большинстве регионов России достигли предкризисного уровня, уровня весны 1998 г.

Относительно меньшими темпами росли инвестиции, хотя в целом за год мы прогнозируем, что рост инвестиций превысит рост ВВП, т. е. инвестиции будут оставаться существенным фактором экономического роста.

Отрицательную роль, как мы и прогнозировали, играет внешний компонент в структуре ВВП. Экспорт растет медленными темпами, при этом темп роста импорта немного быстрее, хотя необходимо заметить, что в прогнозе темпов роста импорта мы немного ошиблись, он растет в этом году меньшими темпами, чем мы прогнозировали. И произошло это главным образом по той причине, что темпы реального удорожания рубля оказались существенно меньшими. За 8 месяцев этого года рубль лишь немного подорожал по отношению к доллару США и не подорожал по отношению к евро, в результате ослабления доллара по отношению к евро. Рубль по отношению к евро ослабился, по отношению к корзине валют рубль стабилен. И, таким образом, со стороны этого фактора нет отрицательного давления на конкурентоспособность отечественных товаропроизводителей.

С другой стороны, есть достаточно серьезные стимулы занимать новые ниши на рынках. Это хорошо видно, особенно в пищевой промышленности. Среди всех секторов экономики пищевая промышленность растет максимально высокими темпами.

Если характеризовать рост экономики в целом, можно сказать следующее. Растет эффективная часть экономики, падает неэффективная часть экономики. В некоторые периоды, в некоторые кварталы, месяцы вторая часть перевешивает первую, наблюдается общее экономическое замедление. Но в большей части рассматриваемого периода эффективная экономика растет быстрее. И это касается прежде всего тех секторов, тех отраслей, где мы видим новые инвестиции. Это, повторяю, и пищевая промышленность, и сырьевой сектор, транспорт, телекоммуникации. Эти отрасли развиваются высокими темпами и дают возможность всей экономике расти за счет увеличения заказов по технологическим цепочкам.

Какой сектор остается самым неэффективным и не дает экономике развиваться быстрее? На основе проведенного анализа мы можем утверждать, что это государственный сектор - прежде всего государственные предприятия и бюджетная сфера.

С точки зрения чистой статистики, мы видим, что сектор услуг в России, сектор производственных услуг уже превысил производство товаров. Это то соотношение, которое наблюдается практически во всех развитых странах. С другой стороны, в секторе услуг у нас превалируют нерыночные услуги, и производство этих услуг является неэффективным. Издержки производства, отношение доли добавленной стоимости в общем объеме производства является минимальным. И именно это - наиболее существенное препятствие для повышения темпов экономического роста.

Вышеназванные факторы будут оставаться значимыми и в следующем году, поэтому мы не ожидаем какого-то рывка в экономике, не ожидаем резкого повышения темпов экономического роста. Мы прогнозируем, что в следующем году ВВП увеличится на 3,5-4,4% в целом за год. Бюджет построен на основании второго варианта прогноза, т. е. из расчета роста ВВП на 4,4% в год, и по нескольким причинам мы считаем, что этот вариант прогноза более вероятный, чем первый.

Первая причина заключается в нашем анализе текущей динамики. Несмотря на меньшие темпы роста в этом году, динамика от месяца к месяцу является положительной. У нас нет оснований считать, что картина в этом году будет повторением картины прошлого года, когда в IV квартале был спад экономики. Исходя из этого, база для следующего года будет достаточно высокой, и мы сможем выйти на большие темпы роста. Это, прежде всего, основано на динамике инвестиций. От месяца к месяцу рост инвестиций составляет от 0,5 до 1%, это очень высокие темпы роста. И есть все основания полагать, что в следующем году инвестиции будут расти существенно большими темпами. Наш прогноз - 7,5%.

Это инвестиции не только в сырьевой сектор, не только в инфраструктуру. Это инвестиции и в обрабатывающую промышленность, прежде всего, в различные виды химических производств, в машиностроение и металлообработку, в том числе в производство машин и оборудования для быстрорастущих секторов российской экономики.

В то же время мы не считаем, что машиностроение будет расти максимально высокими темпами, поскольку в значительной мере инвестиции обеспечиваются ростом импорта технологического оборудования. С одной стороны, мы можем говорить об отрицательном влиянии на российское машиностроение. Иногда у нас есть возможность производить те же товары, но покупается импортное оборудование.

С другой стороны, очевидно, что для обеспечения максимального эффекта в уже краткосрочной перспективе выгоднее и эффективнее закупать качественное импортное технологическое оборудование. Если мы видим, что у нас есть возможности быстро наладить то же самое, сравнимое производство в России, то мы должны стимулировать этот процесс и привлекать инвесторов в Россию.

Многие могут сказать, что мы ничего не делаем для этого. На самом деле процесс достаточно сложный и зависит от многих факторов. Что мы реально делаем?

Первое - это непосредственная, каждодневная работа с инвесторами по вовлечению их в российскую экономику. Это относится как к внешним, иностранным инвесторам, которые пока сомневаются: идти сюда или не идти с масштабными инвестициями, так и к внутренним инвесторам, которые выбирают между инвестициями здесь, в России, и инвестициями за рубежом.

Мы стараемся показывать, какие возможности есть в конкретных регионах, на конкретных площадках, показывать, что это будет дешевле, что мы можем создать все условия для реализации инвестиционных проектов. Это непросто. У нас далеко не все регионы готовы к такой постановке вопроса.

Есть регионы, которые, действительно, создают все благоприятные условия для прихода инвесторов: снижают ставки арендной платы на землю, сокращают сроки согласования проектов, способствуют созданию всей необходимой инфраструктуры, т. е. софинансируют строительство дорог, телекоммуникационной инфраструктуры и т. д.

Есть регионы, которые действуют наоборот. Раз вы пришли, вы мне приплатите сначала, а потом уже стройте. Инвесторы в такие регионы не идут. К сожалению, таких регионов пока большинство. Но работа - каждодневная, с каждым конкретным инвестором началась. И это делается не спонтанно, это делается через инвестиционную сеть, нашего министерства в том числе, и Министерства промышленности, науки и технологий РФ.

Мы используем как формальные, государственные формы, так и более частные формы работы, такие, например, как Государственное инвестиционное агентство. Это - формально государственные формы, действующие, фактически, в частном секторе, например, Российский банк развития.

Отчасти упреки к Российскому банку развития справедливы. Он, действительно, неоправданно долго "раскачивался". Но сейчас уже выделены десятки кредитов. Данную процедуру называют бюрократической, что неправда. Процедура - банковская. Российский банк развития должен быть самым надежным банком в стране, он должен исключить предоставление кредитов, которые потом не будут возвращены. Если такой банк, как Сбербанк, допустим, еще может себе иногда такое позволить, потому что у него масштабы гораздо больше и ошибки с таким количеством территориальных органов исключить невозможно, Российский Банк развития не может себе этого позволить. Его капитал полностью сформирован из бюджетных средств, и проекты, которые он отбирает, должны быть близкими к стопроцентной надежности. Сто процентов никогда не бывает, но они должны быть близкими к этому уровню. И Российский Банк развития установил такие процедуры, которые, действительно, не дают возможности осуществить быстро тот или иной инвестиционный проект, но процедуры, которые обеспечивают стопроцентную возвратность вложенных кредитных ресурсов.

Есть и другие инструменты. Мы уже больше года говорим о создании особых экономических зон. Это не универсальный инструмент, не рецепт всеобщего экономического роста. Это один из инструментов экономической политики, который, как мы считаем, может показать пример привлечения инвестиций -- как крупные инвестиционные проекты, крупные промышленные предприятия, так и пример развития малого бизнеса на отдельных территориях. Именно вот это сочетание является уникальным в части особых экономических зон.

Наши оппоненты говорят, что мы должны создавать такие условия по всей стране. Мы считаем, что реально на это уйдет не один год, а больше, чтобы такие условия существовали по всей стране и инвестиции шли везде.

Создание особых экономических зон может привлечь миллиарды долларов инвестиций уже в ближайшие 1-2 года и способствовать развитию бизнеса как в хорошо инфраструктурно, технологически, развитых территориях, так и в относительно отсталых территориях, где высокая доля безработицы, где существует значительный потенциал для развития малого и среднего предпринимательства. Дело осталось за малым: пройти все бюрократические процедуры по принятию этого закона и сделать так, чтобы этот закон мог эффективно реализовываться. Пока что так не получается, и это одно из тех упущений, которые мы признаем, и в исправлении которого нам нужна будет помощь.

Что касается установления инвестиционной льготы, действительно, год назад мы выступали за то, чтобы инвестиционная льгота на какое-то время была сохранена. Исходя из политического консенсуса, было принято решение, что мы должны сделать систему максимально прозрачной.

Любая льгота - это необходимость контроля за тем, как она реализуется, необходимость налогового контроля и возможность ухода от налогов. Да, возможно, для некоторых предприятий отмена льготы привела к уменьшению общих инвестиционных ресурсов. Но я могу утверждать, что это случилось для минимального количества предприятий, поскольку другие изменения в налоге на прибыль организаций привели к значительному увеличению инвестиционных ресурсов, и в целом по экономике, это видно из сборов налога на прибыль, объем инвестиционных ресурсов увеличился. Предприятия инвестируют больше. Если бы не были приняты перечисленные изменения в прошлом году, то сегодня не было бы и того роста инвестиций, который мы имеем.

В настоящее время возврат к инвестиционной льготе не является эффективным, нужно работать по пути дальнейшей либерализации амортизационной политики, нужно использовать другие механизмы: внешнее финансирование, внешнее не по отношению к стране, а внешнее по отношению к каждой конкретной организации; максимальное использование кредитных ресурсов (любой инвестиционный аналитик, любой аудитор и консультант скажет сейчас, что 25-я глава привела к повышению относительной привлекательности именно кредитования по сравнению с использованием собственных средств предприятий); использование эмиссии ценных бумаг, в том числе акций и облигаций для финансирования инвестиционных проектов.

Вы скажете, что предприятия сейчас не настолько хороши, чтобы инвесторы покупали их акции и облигации. Нет, предприятия, если они хотят осуществлять новые инвестиционные проекты, если они имеют реальные бизнес-планы, достаточно хороши. Проблема в том, что 90% наших организаций все еще не готовы открываться для внешних инвестиций, не готовы показывать всю свою отчетность, не готовы создавать условия для прихода новых инвесторов. Удобно сидеть на финансовом потоке, даже если он минимальный, и не выходить на рынок, вот эта психология должна постепенно меняться.

Недавно я был на выставке предприятий Краснодарского края, беседовал с руководителем одного из машиностроительных предприятий. Он говорил про те трудности, которые у них появились после кризиса, он говорил и об успехах, несмотря на эти трудности, о выпуске конкурентоспособной продукции, о необходимости увеличения инвестиций. Средства, которые у них есть, отбираются на погашение старых долгов. Я задал вопрос: "Какая у вас форма собственности?" Он говорит: "Разве это важно? Какая разница, какая у нас форма собственности. У нас ЗАО, все акции принадлежат членам трудового коллектива".

Ничего плохого в этом нет, но это значит, что можно рассчитывать только на свои силы, если предприятие хочет оставаться именно в таком положении. Это значит, что не нужно пытаться просить помощи извне, когда предприятие может использовать собственные средства, может использовать кредитные ресурсы, но надеяться на привлечение существенных капиталов в развитие оно не может.

Такой пример показателен. Кто-то говорит о проблемах, но выясняется, что предприятие хочет именно государственной поддержки и не готово к выходу на частный рынок капитала.

С финансовой точки зрения не нужна глобальная помощь из федерального бюджета. Нужна минимальная поддержка, которая стимулировала бы приход инвесторов и вложение кредитных ресурсов банками.

Но все это не может заработать быстро. Мы можем осуществить несколько проектов сейчас, в следующем году, и именно поэтому мы не прогнозируем глобально высокие темпы роста экономики. Но повторяю: самым неэффективным сектором продолжает оставаться государственный сектор и бюджетная сфера. Не случайно поэтому на первый план была выдвинута административная реформа. Именно отсталость механизмов административного регулирования, их неэффективность является основным тормозом экономического роста. Не недостаток бюджетных ресурсов (а их не будет никогда достаточно много, чтобы обеспечить высокий экономический рост) и не распыленность инвестиционных ресурсов по множеству проектов (хотя я абсолютно согласен с этим тезисом, что нужно концентрировать их на приоритетных, прежде всего, инфраструктурных проектах федерального значения) является препятствием, а именно в целом неготовность административной системы работать на экономический рост, работать на достижение основной цели. Вот если бы мы поставили основной целью повышение уровня жизни населения, ликвидацию бедности (хороший очень тезис на обложке журнала, который у нас здесь лежит, который раздавался), бедность - это все-таки порок государства. Действительно, бедность - это порок государства, и этот порок нужно ликвидировать. Но мы же не работаем на достижение только этой цели, мы каждый день ставим перед собой множество целей.

Политика, которая ведется на местном, региональном, федеральном уровнях не всегда честная. Мы повышаем на 30-40% заработную плату бюджетникам, в следующем году мы повысим еще, через 5 лет она будет в 2 раза больше. На эту зарплату можно будет жить через 5 лет?

Нет, не получится. С такой бюджетной сферой, какую мы имеем сейчас, жить нельзя. Нельзя продолжать ее развивать. Необходимо уже в ближайшие 1-2 года предпринять существенные и достаточно радикальные шаги по изменению характера функционирования всей бюджетной сферы, в области как образования, здравоохранения, так и культуры, спорта и др. В этих сферах используется значительный объем ресурсов, которые имеются в стране. И производительность этих ресурсов, как финансовых, так и человеческих, чрезвычайно низкая, что является одним из основных факторов минимизации добавленной стоимости во всей экономике.

Рецепты здесь не нужно придумывать. Они хорошо известны. Они были прописаны в программе Правительства РФ и в тех проектах законов, которые лежат сегодня в Правительстве РФ и в Министерстве финансов РФ. Это прежде всего переход на новые организационно-правовые формы в бюджетной сфере, на иные механизмы финансирования, основанные на оценке результатов, а не на просто сметном финансировании, которое продолжается из года в год.

Данные механизмы основаны на софинансировании выполнения услуг из государственного кармана, из частного сектора гражданами. И именно использование таких механизмов может резко повысить производительность в бюджетной сфере.

То же касается и сектора государственного управления. В стране минимальные производительные силы, силы, которые сидят в министерствах, в органах государственного управления регионов и в местном самоуправлении.

Количество работников местного самоуправления региональных администраций росло все эти годы. Я не думаю, что кто-то будет всерьез утверждать, что добавленная стоимость, которую они произвели, повысилась точно так же. Она наверняка не повысилась. И, с нашей точки зрения, выход на амбициозные темпы роста, на амбициозные прогнозы -- 6, 7, 8% в год -- возможен только при серьезном изменении административной системы и характера функционирования государственного сектора.

Не останавливаюсь подробно на государственных предприятиях, группах или предприятиях с высокой долей государственной собственности. Это предприятия, которым тоже очень удобно функционировать, которые тоже сидят на финансовом потоке и не имеют стимулов для того, чтобы развивать производство, менять продуктовый ряд и производить конкурентоспособную продукцию.

Только внедрение реальных механизмов в частной собственности, где собственник будет отвечать за результаты, которые предприятие дает, может изменить ситуацию.

По тем оценкам, которые существуют, получается, что государственный сектор в федеральном бюджете перераспределяет более 60% ресурсов.

Российская экономика остается чрезвычайной государственной экономикой. И то, что мы не признаем этого, считаем, что экономика абсолютно частная и государству нужно повышать свою долю в перераспределении ресурсов, является заблуждением, которое чрезвычайно опасно.

Я надеюсь, что мы будем принимать те меры, которые способствуют именно повышению производительности всех фактов производства и достижению основных целей, а не индивидуальных, которые каждый перед собой ставит.

И еще, экономический рост обеспечивается спросом. Существует внутренний и внешний спрос.

Потенциал внешнего спроса исчерпан не до конца. Во-первых, у нас есть потенциал роста даже в тех базовых товарных группах, которые сегодня превалируют в структуре экспорта. Очевидно, что у нас есть потенциал расширения экспорта нефти на новые рынки, которые мы не используем или недостаточно используем. Это американский рынок, рынки Китая, Индии, Юго-Восточной Азии. Здесь цифры измеряются десятками миллионов тонн.

То же касается и рынка газа. Есть потенциал увеличения экспорта в европейские страны. В частности, во Франции исчерпывается возможность импорта из Северной Африки. Они ждут нашего газа. Есть потенциал роста экспорта газа также на азиатские рынки. Что касается металлов, то при успешных усилиях по снятию имеющихся ограничений также возможен рост экспорта.

Что касается товаров, которые мы сегодня не экспортируем.

Отдельно о вооружении. Здесь мы будем всегда оставаться честным игроком, будем реализовывать программу вооружений, которая запланирована.

О внутреннем спросе. Например, компания "Electrolux" готова прийти сегодня в Россию и строить завод по производству холодильников, стиральных машин, другой своей продукции. Зачем? Преследуются две цели. Первая - сделать более эффективной продажу продукции на внутреннем рынке. Будет дешевле, цена будет ниже, чем на импортируемые товары той же фирмы. И, во-вторых, выйти с этими товарами на рынки тех стран, на которые они сегодня поставляют продукцию из Италии. У компании есть заводы в Италии, они из Италии поставляют в Северную Европу, Польшу и т. д. Если не будет производства в северо-западном регионе, они выйдут туда с экспортом.

То же касается автомобильного производства, производства электронного оборудования. Есть инвесторы, как внешние, так и внутренние, которые готовы инвестировать при создании определенных условий здесь, в России, чтобы выходить на внешний рынок, и ниша на внешнем рынке имеется. Нам нужно отказаться от политики глобальной экспансии, от попытки выйти на все рынки сразу.

Мы - не маленькая страна, у нас потенциал есть практически по любому товару, но если будем работать по всем направлениям сразу, то не займем ни одну нишу. Нужно выбрать для себя наиболее привлекательные и достижимые ориентиры, тогда мы сможем существенно увеличить экспорт продукции.

Спад на внутреннем рынке был неизбежен, потому что произошедшее в начале 90-х гг. было связано с двумя факторами. Первый - резкое сокращение продукции военного назначения. Второй - дезинтеграция со странами СЭВ и республиками бывшего Советского Союза. Две трети всего экономического спада было по этим двум причинам.

Чтобы существенно увеличить потенциал и расширить рынок нашей продукции, необходимо опять выходить на эти рынки и занимать их. К сожалению, внутренний спрос будет развиваться только при привлечении в Россию внешних ресурсов. Если мы будем рассчитывать только на собственные ресурсы, на собственные силы, у нас будут инерционные темпы роста на уровне 3-4% в год, не больше. Чтобы иметь темпы роста 7, 8, 9% в год, нужно привлечь внешние инвестиции, создать на этой основе новые рабочие места, повысить уровень оплаты труда и, соответственно, общей валовой добавленной стоимости.

* Материал подготовлен на основе выступлений в Государственной Думе РФ (Прим. ред.)

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Материал из журнала "Право и инвестиции". Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге "Пресса России" – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 - 2014 "Право и инвестиции".

 
Rambler's Top100Rambler's Top100